Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ. Черная десятка, или История одного контрреволюционного звонка (2012)



В фильме Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих» есть такая сцена: герой Анатолия Солоницына смотрит на портрет В.И.Ленина, как на икону. Это гениальная иллюстрация человеческой веры. Абсолютно неважно, в кого верит человек – в Люцифера, Кришну или Уго Чавеса. Важно, насколько искренно он верит. А у Солоницына в роли чекиста глаза наполняются слезами от переизбытка веры в Ильича. Среди солнечных лучей на этих магических кадрах в Ленине на стене каждый верующий человек может узреть лик Иисуса. Дьявол не в Церкви Сатаны, а в отсутствии веры и в безверии. В конце концов, неважно, как вы относитесь к Богу. Хотите вы его убить или родить. Он вечен и бесконечен. Вы не можете нанести Ему урон. Важно лишь: в центре Он Вашего мира? думаете Вы о нем каждый день? Остальное не столь существенно. Вспоминая одну индийскую притчу, я очень ясно понимаю, почему для маленького Кришны дьяволица, которая кормила Его грудью, обмазанной ядом, была дорога также, как его мать. Ведь убить Бога нельзя. А ставя Его в центр ненависти, она все равно служила Ему. Он питался ее верой, а не ядом или молоком из груди демоницы. И поэтому настоящие враги у Бога только одни – те, кто не умеют любить и не умеют ненавидеть. Те, кто не верит. Те, кто пусты и бесчувственны. Атеисты, в центре которых пустая материя, а не высокие идеалы.

* * * *

Никогда в жизни не шел ни на какие сделки с властью. Но вот недавно раздается звонок:

- Алло. Это из администрации президента. Вы готовы поддержать власть в это сложное для страны время?

У меня настроение осеннее, пасмурное, решил взбодриться и отвечаю:

- Конечно. Почему бы и нет. Только у меня есть программа. Или так или никак.

Говорят:

- Мы готовы выслушать.

Я тогда рассказываю:

- Ну для начала мы создаем черную десятку. Черную сотню в наше время уже не собрать. Десять человек, с которыми мне не стыдно видеть свое имя в Одном списке.

- А кто это?

Отвечаю:

- Георгий Гурьянов, Алексей Беляев-Гинтовт, Олег Тепцов и другие деятели современной российской культуры. Список зачитываю. Не уверен, что они согласятся, но я бы с такими людьми поддержал даже Каддафи в последнем бою без шансов на победу. Еще бы заказал у Стойна, того молодого парня, который делает мороженое с головой Маяковского, нам всем черные мундиры и штаны с галифе плюс лаковые сапоги Ком де Гарсон. Спецодежду для работников дизайна и культуры, которую он смоделировал. Офицерскую униформу, в общем, бы ввел для нашей черной десятки.

С той стороны провода:

- А радикализм - обязательная составляющая вашей программы?

Чтобы устранить любое недопонимание с обеих сторон, вхожу в транс и начинаю генерировать одну провокацию за другой, будто на утренней рыбалке закидывая удочку с аппетитной наживкой...

- Далее устраиваем на Первом канале с Костей Эрнстом, которого я уважаю за былые заслуги перед арт-хаусом, за передачи про Фассбиндера и журнал Матадор – круглый стол с так называемой оппозицией. Приглашаем всех: Навальный, Собчак, Божена, Немцов, Рыжков, Касьянов, Тесак, всем даем эфир. От ельциновских недобитков, западных наймитов до откровенных фашистов. Главное собрать всех в одну студию. И вот время эфира. Ведущий объявляет начало. Тогда я встаю, нарушая регламент, и зачитываю, не дав никому сказать ни слова, быстро по бумажке следующее, торопясь, но не сбиваясь: «Именем Власти, данной мне Богом, и во имя будущего народа России приговариваю участников теледебатов к расстрелу без суда и следствия».

Смотрю при этом в непонимающие глаза гостей. Гостей удивленных, рассерженных и слегка охуевших, особенно в тот момент, когда мы (наша черная десятка) достаем маузеры. Они даже тогда до конца не понимают, что все по правде. Их пиаристые душки не осознают, что сейчас потеряют свои ухоженные тушки. Не давая им опомниться, стреляем, во время прямой трансляции, стреляем с двух рук, по-ковбойски. У каждого по два ствола. Шквал огня. Шум, крик, визг. Никто не успел скрыться. Валяются и стонут среди стульев. Все в кровищи. Ходим, добиваем, делая контрольные выстрелы. Все. С лидерами оппозиции покончено. Тут же и у всех на глазах. На глазах всех от чужбины до глубинки. Ведущий Константин Эрнст в шоке. Даже несмотря на то, что все знал...

А дальше?

Пусть власть отказывается от нас и говорит, что мы террористы, и она никакого отношения к нам не имеет. Пусть судит и казнит на Красной площади или в Петропавловской крепости. Как это было всегда с лучшими сынами Отечества. Мы и слова не скажем против. Все сказали наши пистолеты.

Никого не подставляем. Все честно. Подставляете ведь только вы всегда. Устройте эфир и помогите пронести в студию оружие – все, что от вас требуется. Остальное за вас сделаем мы.

Держу героическую паузу...

Улыбаюсь... Чувствую, что вся запредельная тоска этого дня рассеялась в моем пламенном монологе... Продолжаю с вдохновением:

- Вот если вас такая программа устраивает – я готов ее воплотить в жизнь, частично или полностью, целиком зависит от моих соратников. Возможно, они предложат другое решение проблемы. Я целиком и полностью доверяю своим старшим товарищам. И действовать мне интересно с ними заодно. А если вы хотите, чтобы я сказал в очередном интервью, что власть это хорошо, а оппозиция плохо, и чтобы я поставил свое имя рядом с непонятно кем в вашу поддержку – так это не ко мне.

Для меня это слишком мелко, ваши дрязги и выяснения отношений в столичной коммуналке мне скушны и неинтересны. С вашими продажными прихлебателями я не хочу иметь ничего общего.

Молчание в трубке.

Переспрашиваю, все ли понятно.

Отвечают, что им надо подумать.

Вешаю трубку.

Вот и проверка на вшивость.

После этого разговора больше не звонят.

Что это значит? Что еще не край для власти?

Что следующий звонок будет от оппозиции, и уж она-то сомневаться не будет, пригласив на расстрельные теледебаты тандем?

Или это значит, что власть еще слабее и трусливее и тупее оппозиции, которая на редкость глупа, бездарна и безвкусна?

Или то, что власть на самом деле гуманнее и демократичнее своего народа, включая меня, давая возможность ему фантазировать хоть таким диким образом, как я, хоть устраивая многотысячные флешмобы с оскорблением президента и требованиями вернуть кокаин в кока-колу?

А может быть просто вернулись 90-е с их хаосом и царством бессмыслицы?

Не знаю.

Но как бы там что не повернулось, я готов выступить лишь на стороне не более десяти человек.

Меньшинства, которое знаю лично и которому доверяю и которое не боится мнения большинства, вчера выступавшего за власть, а сегодня против власти. Я готов поставить свою подпись вместе с горсткой настоящих бойцов против любых воинствующих масс. Масса по определению всегда слепа и неправа. Я чувствую силы оставаться один и доверять только собственному инстинкту, не обращая внимания на массовую глупость. Мне не нужны голоса миллионов на выборах или выкрики из тысячной толпы на демонстрации, чтобы знать и быть уверенным в том, что я прав.

Я читал про то, как однажды всего "12" изменили весь мир на 2000 лет. Хочется верить, что и десяти это под силу. И по большому счету неважно, на чьей стороне они выступят – Великого Царя или Простого плотника. Важна только их вера, из которой и рождается дивный новый мир.

Дима Мишенин
Москва, зима 2012.

ДАЛЕЕ: Великий Исход, или Чао, политика!

Начало Мотобиографии Димы Мишенина - здесь.



ЧИТАЕТЕ? СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ >>



Ценность Махамудры
Кирилл Корнев рассказывает о Махамудре. И если вы не знаете, что это такое, но хотели бы знать, это для вас. Что такое Махамудра? Виды Махамудры. Стадии Махамудры. Роль учителя. Прогресс на пути в Махамудре. В чем сложность понимания традиционных текстов по Махамудре. И многое другое.
Указатели Истины: Рамана Махарши. 2

В этом выпуске «Указателей Истины» мы собрали в основном такие высказывания Раманы Махарши, в которых акцент приходится не только на простоту самоисследования, но и на необходимость проявить настойчивость и последовательность. «До тех пор, пока сознание не станет непоколебимым и недвижимым, убежденность в том, что ты был рожден, никуда не денется».

Долгая дорога внутрь. Лев Толстой и Рамана Махарши
Глеб Давыдов рассказывает о спонтанном открытии Львом Николаевичем Толстым в 1909 году практики самоисследования, которую примерно в те же годы дал миру Рамана Махарши. Но был ли Толстой просветленным (как сейчас многие его называют) или так и не достиг окончательной самореализации? На это могут пролить свет его дневники.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>