Путин и медведь. Автор скульптуры Сергей Чуркин, Подпорожье, Ленинградская область

В условиях жёсткой санкционной политики — России, в принципе, ничего не остаётся, как небезосновательно упрочивать давно и крепко смоделированные контакты с «младшим» — в своё время безотказно-безропотным «братом» по СССР: — Китаем. Чем Путин и занимается. Устраивая личный визит в КНР. То в ШОСе светится практически только с першим другом-Си: система «противовесов» Локка-Монтескьё работает, кто бы сомневался.

И тут я подумал: опа! — это ведь Гунь и Юй собственной персоной. Знаменитые герои — мифические персонажи китайской культуры. Боровшиеся с катастрофическим изменением общественно-социальной жизни древнего Китая. Будто бы до сих пор продолжающие биться, правда, уже на мировой арене: Си вместе с Пу — как Гунь тире Юй. Победители вселенского потопа как символа укрощённых глобалистских войн.

Два абсолютно разнохарактерных мифологических существа — добрый и злой — в историческом сознании они слились воедино.

С Гунем — Си Дзиньпином — связан ницшеанский мотив беспримерного богоборчества, возведший его на вершины народного эпоса. Перекликающийся с эсхиловским Прометеем, крадущим огонь для не ведающих огня людей. Гибнущим за «воровство ради блага» на скале — сиречь на кресте — задолго до Христа. Не смирившимся, не сдавшимся и не поддавшимся на уговоры свыше «духом пасть». И тут Эсхил ошибся…

Точнее, не отрицая чудесных сфер, не мог скрыть царившей тогда атмосферы цинизма и скепсиса по отношению к божьему промыслу — в ареоле кровавых нескончаемых сражений. Ведь только в согласии с богами и постижении, приятии их возможно процветание, везение и счастье. Но… Сократ ещё не родился. Хотя недолго осталось.

«Строй, коли хочешь!! — саркастически воскликнул небесный Повелитель Гуню. В ответ на просьбу последнего дать «небесной земли» — помочь людям одолеть всемирный потоп, наводнивший планету от края до края. — Строй из вашей земли, зачем тебе “небесная”?» — таким образом отказав в просьбе.

Гунь знал, что Владыка лукавит: из простой земли плотину не возвести — её сметёт волной. Поэтому, выбрав момент, он укрылся в грандиозных лабиринтах облачных хором, выжидая удобной минуты.

Сколько он пробыл в самовольном заточении, сколько претерпел мучений от голода и боязни быть обнаруженным, история умалчивает. Но времени прошло довольно много…

По ночам Гунь, крупицами, таскал из сада землю и наполнял ею мешок. Раз за разом, день за днём. Долгие месяцы, а может, и годы.

И вот однажды, когда все боги уснули, Гунь, тайком, прячась и опасливо озираясь, унёс огромный мешок вниз.

Люди возвели плотины — море отошло. На освободившихся от воды склонах густо закустились сады, появились хижины. С утра до вечера осчастливленный народ благодарил своего спасителя.

Владыка, увидев обман Гуня, приковал его к Северной горе, — где тот умер в жестоких мучениях-судорогах от нещадного мороза и засыпавших его снегов. Уверенный, что народ непременно сохранит память о нём в веках.

Но дух Гуня не погиб, не сгинул, — обратившись в… Юя!

Тут же добавим, что в «Книге песен» Ши-цзин Юй представлен повелителем оборотней и демонов. Напротив, в классической интерпретации историографа-астронома Сыма Цяня — Юй это великий мифический император, мистификатор, также бившийся со вселенским потопом. Интересно другое… Чем он кончил.

Чтобы обойти всю Землю, Юй ездил на невиданной доселе четырёхколёсной повозке, запряжённой дюжими конями.

Он взбирался на неприступные скалы в обуви с шипами, переплывал большие озёра, разрезая волны могучим торсом. Вызволял из беды животных — тигров, волков, стерхов, орлов…

Всюду вырубал дремучие чащи, рыл канавы, — создавая целые реки, прокладывал меж островами мосты. Соединяя земли «Четырёх варваров» и девяти областей.

Как-то раз вспомнил, что ему уже много лет, — а он всё ещё холост. По преданию, подсобила в том белая лисица с девятью хвостами. Но даже обвенчавшись, Юю было не до семьи: он неутомимо выдалбливал в горах тоннели, связывая Север с Югом и Запад с Востоком.

В один день к нему пришла супруга: «Когда ты закончишь?» — спросила она. Юй приказал ей идти домой: «Извещу о завершении барабаном», — сказал герой. Энергично прорубая очередной утёс.

Гора была на редкость неприступной, и даже такой сильный человек, как Юй, не мог с ней справиться.

Тогда Юй превратился в гигантского чёрного медведя и с утроенным рвением стал вгрызаться в каменные стены.

Внезапно сверху оторвался булыжник и упал на барабан! Девушка, услышав долгожданный звук, помчала к любимому.

Прибежав на место, она с ужасом увидела страшно рычащего зверя — и стремглав понеслась прочь оттуда! Прочь от ужаса!

Юй, забыв о том, что принял звериный облик, погнался за женой.

Когда силы покинули девушку, она упала, — тут же обернувшись камнем, приобретшим очертания супруги.

Ошарашенный Юй взревел так, что затрясся лес, вздрогнули горы: ведь он жаждал наследника. Как вдруг…

От оглушительного жуткого рёва «женский камень» треснул, разлетевшись вдребезги. Из его чрева выскочил… маленький мальчик: сын, пацан! Которого Юй нарёк Ци — «осколком».

В свою очередь, обрадованный Юй продолжил жизнь, полную опасности и преодолений, скитаний и неиссякаемой борьбы с препятствиями и врагами.

Кстати, о финале бытия Юя в легенде ничего не говорится. Ведь смерти нет, — если у тебя есть наследник.
____________________________

Литература

А.Немировский. Легенды древнего Востока


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати