Президенту Медведеву нравится Америка. Президенту Обаме нравится президент Медведев, которому нравится Америка. Российско-американская дружба крепчает, подпитываемая позитивными импульсами с обеих сторон. Последняя встреча двух лидеров на американской территории это продемонстрировала достаточно ярко.

Визит Дмитрия Медведева в США

Медведев, по русскому обычаю, прибыл в гости не с пустыми руками: привез очередное разрешение на ввоз американской курятины и контракт на покупку сразу 50 американских «Боингов», на четыре миллиардов долларов – знай наших! Обама в долгу не остался – оплатил из собственного кармана гамбургер и полпорции картошки, съеденные гостем в любимой забегаловке американского президента. А также в очередной раз обещал решить вопрос с вступлением России в ВТО.

Впрочем, главное дело – не в ВТО, не в американских самолетах и русских долларах, и даже не в картошке, съеденной на двоих двумя президентами. Все это – малые привески к беспрецедентной по масштабам и последствиям сделке, заключенной между РФ и США.

Нашумевший договор о сокращении стратегических вооружений – лишь верхушечная часть сделки. Несравненно более значимы договоренности, суть которых сводятся к элементарному обмену: Америка выходит из игры на Украине, Россия дистанцируется от Ирана.

Это можно считать классическим соглашением о разграничении сфер интересов двух держав, сходным по идеологии со знаменитым некогда договором Горчакова-Гренвиля от 1873 года. Можно также признать, что имеет место циничный сговор двух империалистических хищников, вынашивающих экспансионистские планы, по типу пресловутого пакта Молотова-Риббентропа.

Взаимоувязанные договоренности по Ирану и Украине, конечно же, не отображены напрямую в официальных документах, но достаточно четко соблюдаются обеими сторонами.

Вашингтон отказался от поддержки собственного «оранжевого» проекта, без колебаний признал победу Януковича на президентских выборах и, не моргнув глазом, проглотил известие о продлении сроков пребывания Черноморского флота в Крыму.

Москва, со своей стороны, поддержав резолюцию Совета Безопасности ООН, вводящую новые антииранские санкции, включая полный запрет на поставки в эту страну ракетной техники. Тем самым, Россия фактически приняла на себя обязательство – не давать Тегерану современные средства ПВО. Ничто теперь не помешает Соединенным Штатам спасать мир от иранской ядерной угрозы, применяя стандартный набор средств ракетно-авиационной дипломатии.

Исполняя обязательства президента Медведева, российская оборонная промышленность понесет немалые убытки от срыва уже подписанных контрактов на продажу комплексов С-300. Но, как принято говорить в нашем Отечестве, договор (или, если угодно, сговор) с США – дороже иранских денег.

Договариваясь о главном, и Москва, и Вашингтон наступили на горло многим собственным песням прежних лет. Сейчас невозможно предсказать, кто, в перспективе, выиграет, а кто – проиграет от такой болезненной процедуры. Также невозможно рассчитать, насколько прочной и долгосрочной окажется российско-американское сердечное согласие, ныне озаренное улыбками двух президентов и закрепленное обрядом совместного поедания картошки.

Как вкусно!

Восток, который мы потеряли

Сворачивая, по настоянию США, военно-техническое сотрудничество с Ираном, Россия подает вполне определенный сигнал странам арабского Ближнего Востока, когда-то почти поголовно считавшимся друзьями Советского Союза: отныне мы вам не щит, отныне в бой (ради вас) не вступим сами.

Москва отрекается от последствий великой арабо-советской дружбы, скрепленной кровью советских воинов-интернационалистов, воплощенной в грандиозных гидрокомплексах на Ниле и Евфрате.

На самом деле, мы отказываемся от того, чего уже нет (а может быть, и не было никогда): от дружбы, многократно преданной и проданной дружественными нам народами, начиная с того момента, когда советское оружие, предоставленное Египту для защиты от израильских агрессоров, было передано афганским моджахедам, воевавшим против Советской Армии. И сделал это президент Мубаррак, достойный преемник великого друга нашей страны, героя Советского Союза Гамаля Абделя Насера.

Так же, как и Египет Мубаррака, революционный, антиамериканский Иран в период Афганской войны был одним из самых ярых противников СССР. А в смутные девяностые годы против российских интересов нередко оборачивалась иранская политическая активность на пространстве бывшего СССР (так происходило, например, в Таджикистане, где иранская агентура фактически поддерживала исламистскую вооруженную оппозицию).

Так, что нет у нашего Отечества реальных друзей-союзников во всем регионе Ближнего и Среднего Востока.

Участвуя в тамошних политических играх, Россия ничего серьезного не выигрывает для себя, хотя может создавать существенные затруднения для Америки, пытающейся накрыть весь указанный регион структурами своего военно-политического контроля.

Отказываясь от подобных игр, Москва, по существу, ничего не теряет в данный момент. Но не станет ли ближне-средневосточный мусульманский мир (арабский и неарабский), перестроенный по американским лекалам, источником новых угроз для России в будущем?

Продолжение


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати