ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО – ЗДЕСЬ. ПРЕДЫДУЩЕЕ – ЗДЕСЬ.

Josephine Wall, A Arvore do Milenio

По Грофу, в процессе психоделической активации первой перинатальной матрицы индивид воспроизводит свои внутриутробные ощущения. Пребывание в материнской утробе переживается через погруженность в океанические воды. Чувство бесконечного спокойствия, безмятежности и умиротворенности ассоциируется с прекрасными пейзажами и соответствующими мифологическими картинами. При этом часто человек видит божественный свет, заливающий все вокруг. И в этой связи, уподобившись этакому Панургу, хотелось бы спросить: откуда свет-то в пузе? Читать дальше »


ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО – ЗДЕСЬ

Magic_of_Illusions_by_TunaVisions

Вторая перинатальная матрица (БПМ-II), по мнению Грофа, хранит память о первой клинической стадии родов, когда плод периодически сжимается маточными спазмами, но шейка матки еще закрыта и выхода нет. Индивид, заново переживающий это состояние в ходе ЛСД-сеанса, начинает испытывать нарастающую тревогу и страх за свою жизнь. Появляется ощущение давления на голову и тело, затруднение с дыханием, приступы жара и холода, мучительные боли в различных частях тела. Читать дальше »


Часть I.

    Нужно наблюдать природу человека во всех ее видах.
    Я люблю тех, которым мерещится.

    Ф. М. Достоевский.

Художник: Алекс Грэй

В созданной в 1927 году работе «Исторический смысл психологического кризиса»
Л. С. Выготский отмечал, что в современной ему психологической науке нет собственно самой психологии. Все многообразие психологических школ и течений он разделил на два больших направления, по сути, отражавших два основных непсихологических подхода к психологии – физиологический и философский: «Существуют две психологии – естественнонаучная, материалистическая, и спиритуалистическая: этот тезис вернее выражает смысл кризиса, чем тезис о существовании многих психологий; именно психологий существует две, т. е. два разных, непримиримых типа науки, две принципиально разные конструкции системы знания; все остальное есть различие в воззрениях, школах, гипотезах; частные, столь сложные, запутанные и перемешанные, слепые, хаотические соединения, в которых бывает подчас очень сложно разобраться». [3, с. 381].

С тех пор мало что изменилось. Количество «психологий» резко возросло, но все они остаются в русле все тех же двух методологических течений. По справедливому замечанию Вяч. Вс. Иванова, «кризис науки о человеческой психике – и о человеке в целом, – о котором писал Выготский, не миновал. Больше того, он стал острее. Три четверти века, которые отделяют нас от времени написания работы Выготского, не ознаменовались выходом из этого кризиса». [8, с. 748].

Причастность соответствующему методу той или иной школы психологии ярче всего проявляется в исследовании самых сложных психологических вопросов. Одним из таких вопросов является психология измененных состояний сознания (ИСС). Сложность и даже неуловимость данного предмета создают благоприятную почву для самого разнообразного концептуирования и прежде всего философских спекуляций… Здесь в полной мере проверяется метод. Так, вся беспомощность классического психоанализа становится очевидной в той интерпретации гипнотических состояний, которую Фрейд предложил в работе «Психология масс и анализ человеческого Я»: «Гипнотическая связь есть неограниченная влюбленная самоотдача, исключающая сексуальное удовлетворение…» [18, с. 812]. Читать дальше »


Венера рядом с луной

Венера. Вторая планета солнечной системы, по порядку от Меркурия… По размерам близка к Земле. Астрономы прошлого допускали наличие жизни на Венере. Существуют ли в космосе другие обитаемые миры? Этот вопрос вообще беспокоил людей и, в частности, астрономов издревле… Есть ли в космосе еще что-то похожее на солнечную систему? Что такое экзопланеты? Об этом и о многом другом вы узнаете из последнего эфира цикла «Время чудес» Ирины Кленской и Алексея Пензенского. А среди прочего, они попытаются ответить на вопрос: есть ли спутники у Венеры? Если у планеты может быть спутник, то он сформируется… Если жизнь может возникнуть, то она возникнет… Посмотрим…

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.


НАЧАЛО ПРОЕКТА – ЗДЕСЬ. ОЧЕРК О ЖЕЛЕЗЕ – ЗДЕСЬ.

ВОСХОД НА ОЗЕРЕ БАЛХАШ... | Фото: Елена Федоткина / photodom.com
Фото: Елена Федоткина / photodom.com

Вспоминаю поездку из Тургая на Балхаш. Вечер на Тургае. Глубокие плёсы с тёмной, прозрачной водой среди густых камышей. Глухой ритмичный гул, долетающий из степи. Отрывистый свист утиных крыльев. Плюханье крупной рыбы под берегом. Перламутровое мерцание тяжёлых язей на дне лодки, а в небе, на западе, нестерпимое сияние Венеры и рядом — пронзительная светлая чёрточка только что народившегося месяца. Двое суток пыльной степной дороги — и перед нами Балхаш. Раннее утро. Балхаш глубоко вздыхает и с костяным постукиванием шевелит гальку прибоем. Светает, и вдруг показывается из-за морского горизонта огромное красное солнце, очень быстро, на глазах, подымающееся ввысь и становящееся на ходу всё меньше и ослепительнее. Вся поверхность воды покрывается яркими бликами. Весело шлёпает, рассыпаясь брызгами, тёплая волна о нежно-сиреневые скалы. Радостно пронзают хризопразовую толщу стремительные серебряные жерехи. Сияют и блещут на другом берегу залива причудливые, сказочные купола антенн космической связи.

Летят к нам из глубин Вселенной лучи. Сталкиваются с оболочкой планеты и мечутся, отражаясь от поверхностей и пронизывая среды. Вонзается в Землю солнечный посланец и начинают светиться лазурью и бирюзой воздух и вода, ослепительной белизной горят снега полярных шапок и высочайших вершин, расползаются по планете малахитовые пятна хлорофильных растений, сверкают кристаллы, сияют глаза живых существ, радугой переливаются оперение птиц, крылья насекомых, капли дождя и росы…, но попадает луч в пустыни и на пустыри, в нагромождения скал и терриконов, в барханы и на свалки — в тяжёлые безжизненные массивы косного вещества и, утомившись, рассеивается в них, окрашивая всё вокруг землистыми глухими тонами в цвета пыли, ржавчины, грязи.

Вспоминаю прозрачнейшую сибирскую речку, с быстрой водой. Ниже переката, под берегом — улово — тёмная яма с противотечением и кружащейся пеной на поверхности. Лёгонькая светлая блесна, задержавшись на клочке пены, играя, идёт в глубину и… вдруг пропадает — леска натянута и вздрагивает, спиннинг согнут, всё вокруг напряжено, и из глубины, из темноты туго поднимается сияющий, переливающийся, как фейерверк, огромный упругий хариус с изумрудным и сапфировым в вишнёвых пятнах парусом-плавником; и вот уже он стучит часто-часто, как сердце, по береговой гальке и, как сердце, даёт перебои, замедляет биение, затихает, а к гальке липнут мелкие жемчужинки зазубренных чешуек. Улово мертвеет, и вся река как будто затихает. И ещё помню — огромный чёрный таймень с алой пастью и такого же цвета плавниками пойман и привязан к лодке; сначала он плывёт за лодкой, потом всё чаще и чаще заваливается на бок, и вот, заглянув за борт, вижу загнутое окоченевшее, побелевшее, покрытое испариной-слизью мёртвое тело изумительного животного, и опять — странное ощущение умершей реки, потускневшего неба, и жжение в груди и шум в ушах.

Слева - вечер на Тургае, справа -	восход на Балхаше

Помню сон. Грандиозный палевый лещ с бронированной костяными щитками головой подплывает ко мне по воздуху. Рот его округляется, губы вытягиваются в хобот, как будто он что-то говорит.

Просыпаюсь. Выхожу из палатки. Меня знобит. Ещё темно, но звёзды уже поблекли. За рекой над отвалами брошенного карьера неярко светится «воловий глаз» — красный Альдебаран, правее и выше угадывается мутное пятнышко Стожар. Подхожу к реке. Завозившись в кувшинках, с воды срывается лысуха и с частым стуком крыльев скрывается за поворотом реки. С ивы бесшумно снимается цапля и, на лету «втягивая голову в плечи», тает в сумраке. Вода в плёсе чёрная, замершая. В её неподвижности — ожидание… или вопрос? Прислоняюсь к стволу и, вдруг, слышу шаги. Оборачиваюсь. Никого. Звук мерный, громкий, отчётливый. Сердце.

Ритмы Вселенной охватывают планету — она пульсирует и звучит: удары волн и ветра, крики гусиных и журавлиных стай, треск насекомых и шелест дождя — всё это возникает на Земле и пронизывает человека. Его пульс, его ритм колеблет сейчас планету. Странным непостижимым образом в этом ритме, в человеческом сердце сплелись жизнь и смерть, восторг и тусклое равнодушие.

Полыхнёт ли наше сердце доверчиво и благодарно навстречу несущемуся из космической дали призыву? Или жадно нальётся кровавой каплей всепожирающих страстей… Что суждено нам?..

Февральской ночью выхожу с собакой во двор. Ветви густо опушены морозными иглами. Огибаю угол дома, и надо мной нависает огромный — в полнеба — Орион, слева от него сияющим бриллиантом переливается Сириус. Внезапно меня охватывает беспричинное ощущение безграничного счастья. Собака настороженно поводит ушами в сторону леса. Прислушиваюсь. Тихий шорох — вероятно, осыпается иней. Идёт Весна.

Орион, зимняя ночь


НАЧАЛО ПРОЕКТА – ЗДЕСЬ. НАЧАЛО ОЧЕРКА О ЖЕЛЕЗЕ – ЗДЕСЬ.

Железо на поверхности планеты

ржавцы и болотные руды

Выплавленный к настоящему моменту металл уже многократно превышает всё самородное железо на поверхности планеты, которое проникло из глубины или образовалось в биосфере. Надо сказать, что самородное железо как раз для биосферы-то и не очень характерно. Оно, правда, падает на Землю в виде пыли и метеоритов; иногда его можно встретить в базальтах, пришельцах из самых глубинных зон земной коры; крайне редко оно образуется в некоторых болотах. Но, в целом, металлическое железо в биосфере неустойчиво и стремится соединиться с другими элементами, в первую очередь – с кислородом.

В лесных ручьях, у болот, в заводях озер можно увидеть рыхлый ржавый осадок, состоящий из тончайших нитей и по фактуре несколько напоминающий вату. Это результат деятельности железобактерий. Бактерии окисляют огромное количество закисного (двухвалентного) железа, приносимого подземными водами. Им удается иногда собрать и скопить изрядное богатство. Тысячи тонн оксидного железа с содержанием металла до 30%, а иногда даже и больше.

Это уже крупные массы, в некоторых случаях даже окупающие добычу. В настоящее время их практически не используют, но на заре чёрной металлургии руды болотные, луговые, озерные были одним из основных источников вырабатываемого металла. Как живое существо ведёт себя железо в средневековых эпических поэмах.

Сохранить себя сумело
Спряталось в трясине зыбкой
В чистом роднике бегущем
В глубине болотной жижи. 1

Такой подход, конечно, отражает, в первую очередь, мировосприятие этих людей, но ведь и руды той эпохи – это приповерхностные минеральные скопления, в образовании которых активно участвовали живые организмы. Так что ржа действительно ест железо. Читать дальше »


НАЧАЛО ПРОЕКТА “ВЕЩЕСТВО, ПРОНИЗАННОЕ ДУХОМ” – ЗДЕСЬ.

    Ужасный век, ужасные сердца!
    А.С.Пушкин

Железеный лев, установленный на одном из заводов Бирмингема. Фото: ahisgett / Flickr.com
Фотография: ahisgett / Flickr.com

Cуета городов и потоки машин…

Пожалуй, это самые выразительные приметы сегодняшней жизни.

Особенно потоки машин, потеснившие остальную суету в узкие пределы тротуаров, да и здесь норовящие прижать её к самым стенам домов. Сотни миллионов машин несутся по магистралям или судорожно дергаются в пробках. 70 миллионов их производится в мире ежегодно. Одного железа сколько нужно! Читать дальше »


Дело свинцовых масок. Извлечение странных тел из зарослей в местности Morro do Vintem, Бразилия

Свинцовые маски. Один из самых мрачных и пугающих эпизодов в истории человечества, связанных с потусторонними силами. В 1966 году в Бразилии, на закате лета подростки запускали воздушного змея, в одном из холмистых районов страны – Morro do Vintem. Змей улетел в заросли. Один из парней пошел искать змея и наткнулся в кустах на два человеческих тела. Для Бразилии 60-х годов трупы в кустах были, в принципе, не самым необычным делом. Но кое-что необычное в этих конкретно трупах было: два молодых человека лет тридцати, в плохом от жары состоянии, одетые в непромокаемые плащи, рядом с телами лежали полотенца и пустая бутылка из-под минералки, а на их лицах были свинцовые маски грубой работы – маски из листового свинца, своеобразные забрала, прикрывавшие глаза и нос. При обыске тел была обнаружена записная книжка со столбиками буквенно-цифровых кодов. А также две записки. На безграмотном португальском в этих записках были написаны инструкции: в такое-то время прибыть в указанное место, в такое-то время принять капсулы и в такое-то время подать условленный сигнал… Что это было? Рассказывает Алексей Пензенский:

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Жертвы Дела свинцовых масок

Собственно маски

zapiska

Следующая программа из цикла ВРЕМЯ ЧУДЕС – ЗДЕСЬ


Молодой Каспар Хаузер — рисунок Иоганна Георга Ламинита (1775—1848)

«Я хочу стать кавалеристом, как и мой отец», – повторял Каспар Хаузер, странный мальчик с особо гибкими суставами и почти не умевший говорить… Кем был Каспар Хаузер? Самозванцем и аферистом или потомком одной из европейских королевских династий? Был ли он слабоумным, но крайне тщеславным лгуном? Или недоразвитым и абсолютно невинным гением? Так или иначе, история этого невероятного найденыша до сих пор вызывает множество версий объяснений. Вплоть до того, что он был представителем тайной сверхцивилизации… В психиатрии есть даже особый термин «Синдром Каспара Хаузера»… А на памятнике ему написано «Дитя Европы».

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Следующая программа из цикла ВРЕМЯ ЧУДЕС – ЗДЕСЬ


Предыдущая программа (Перевал Дятлова) – ЗДЕСЬ

Путешествие на машине времени

Возможны ли путешествия во времени? Этим вопросом задавались многие, и не только писатели-фантасты. Одним из первых был Герберт Уэллс, написавший «Машину времени». Именно в XIX веке люди стали желать путешествовать во времени. А не просто пообщаться с умершими, жившими когда-то в прошлом… Путешествия до того были именно в пространстве, а не во времени. О том, почему именно тогда возник этот интерес и как мечта (или возможность) путешествовать во времени отражается в художественной литературе, в фольклоре и в повседневной жизни, говорят Ирина Кленская и Алексей Пензенский.

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Следующая программа из цикла ВРЕМЯ ЧУДЕС – ЗДЕСЬ


Версия для печати