Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ. ТОМ 2. Предисловие от автора. Денискины раскраски. Пули в Пулково (1)



От автора
.
Предисловие ко Второму Тому Мотобиографии

Мотобиография - это почти правдивые автобиографические истории человека, выросшего и сформировавшегося вне определенных тусовок и существовавшего всегда параллельно социуму. Взгляд со стороны на события, происходившие в стране в период с 70-х и 80-х годов СССР до 90-х гг и Нулевых гг. Новой России. Записки обычного человека, начавшего их записывать ни для чего и просто так во времена бумажных тетрадок и шариковых авторучек, а публикующего их в эпоху точ-скрина и блогов.

Это своего рода хаотический дневник - не рейвера, не блоггера, не хиппи, не сектанта, не политического активиста, не художника-пост-модерниста, не бизнесмена, никого. Так называемого "просто парня", который жил в непростое время и смотрел по сторонам, ни к кому не примыкая и особо ничего не делая.

В этом, наверное, и есть документ эпохи, являющийся по своей сути не субкультурным, а литературным.

То есть, в принципе, я не был бандитом, не был ди-джеем, даже писателем или наркоманом, так сказать, не был.

Я был никем, как и вы, когда смотрите новый фильм и растворяете свое эго в свежей истории. Все пропуская через себя, примеряя на себя разные роли, бывая всем - и этим и тем, смотря и переживая все, как настоящую реальность. Только для меня это было не кино, а моя жизнь. Которую я и пересказываю, пока не забыл, лично вам, в перерыве между сеансами. Первая лента гриндхауса закончилась. Сейчас началась вторая. Надеюсь не все сиквелы хуже оригиналов. Особенно если вы смотрите ужасы и порно.

Дима Мишенин,
Санкт-Петербург, Юго-Запад, 14 июля 2011 года



ДЕНИСКИНЫ РАСКРАСКИ. ПУЛИ В ПУЛКОВО



Угроза жизни в 90-х, конечно, возникала постоянно. Даже если ты не принадлежал к криминальному миру. Просто от криминала уже не было прохода.

Заходим в пустой ресторан, а там – бандитская сходка, попятились назад, наступили на ногу кому-то. Начинаются разборки с оружием.

Идешь по Сенной, случайно задел кого-то, а он – бандит, и опять ножи и пистолеты.

Нужно было все время держать себя в тонусе и понимать, что за любой неверный свой жест или слово можно ответить по полной. Поэтому требовалось всегда иметь под рукой кого-то из своих знакомых бандитов или быть самому вооруженным до зубов (конечно, если ты умел обращаться со всем этим арсеналом).

Но все равно быть готовым ко всему невозможно. И даже с хорошо подвешенным языком не всегда реально было выдержать базар, особенно если с той стороны хотели не базарить, а драться. И такой переделки, как в жаркое лето 1994 года, на нашем веку еще не случалось. Об этом случае я и хочу рассказать. Наверное, впервые кому-либо.

Шли Летние Игры Доброй Воли, третьи по счету с того момента, когда, еще учась в школе, я увидел мальчика Бананана из «Ассы» в журнале «Америка». Африка устраивал в Штатах выставку на неких «Играх Доброй Воли», и благодаря этому фото я и обратил внимание на существование данного мероприятия, которое могло пройти и вовсе незамеченным для подростка из 80-х.

Впрочем, я и не помню, как прошли вторые игры. Я, наверное, был в глюках. А вот третьи выглядели никакущими. На удивление, город, как специально, вымер. Вместо того чтобы наполниться гостями.

Дворцовая площадь опустела. Все в мире были в курсе насчет разгула преступности в Северной Столице, и избегали посещения крупных мероприятий в таком городе. К примеру, я смотрю новости по телику сквозь сон и слышу, что произошел взрыв в многоэтажном доме в спальном районе. Бандитская группировка разобралась с очередным неугодным... Я засыпаю спокойно с маленьким телевизором «Шилялис» в кровати, так и не дослушав до конца тревожные слова диктора...

Просыпаюсь на следующее утро и, потягиваясь и зевая, лениво одеваюсь и выхожу на улицу за соком. Покупаю сок «Чекита»... Просыпаюсь окончательно, гляжу через дорогу вдаль... и – ба! Что я вижу! Не дальше, чем в остановке от меня, стоит дом-корабль с зияющей черной дырой в пару этажей посередине...

Взрыв, оказывается, произошел рядом со мной. И я вижу его последствия. Они чудовищные. Видеть в невоенное время в жилом доме дырку, будто туда пальнули из танка, - ужасно и неестественно.

Каково же было мое удивление, когда уже днем я узнал, что взорвали юриста крупной питерской компании, в которую пригласили моего друга детства, как раз на место того юриста. Разумеется, компания была бандитская, как и все тогда. Криминал не мог не касаться тебя в то время, и этот случай – яркое тому доказательство. Мой друг помялся-помялся, да и пошел работать на место взорванного товарища. По-другому тогда денег было не заработать.

Но вернемся к "Играм Доброй Воли", жаре и другому моему другу, мошеннику Денису.

С 23 июля по 7 августа была ежедневная демонстрация бездарности новой власти. На этот раз на культурно-спортивном фронте. Мэр Собчак снова светился с бокалом шампанского на ТВ, метеоартиллерия и метеоавиация разгоняли осадки, и в результате создали изнуряющее пекло в центре, находиться там было невозможно. Мэра и погоду ненавидели тогда буквально все горожане. Благодаря власти Питер в то лето превратился в пустынный провинциальный городок. А Денис решил вложить неправедно заработанный капитал в семейный бизнес и открыл магазин прямо на Невском проспекте. Продукты и оборудование для него закупались в Финляндии.

Это была его первая и последняя попытка стать честным бизнесменом. Он временно отказался от моего креативного консалтинга и примерил на себя роль барыги. Идея, что, как и во времена Олимпиады-80, которые он смутно и радужно помнил, на Играх Доброй Воли-94 город заполнят иностранные гости и наполнят его кассу валютой, полностью провалилась. Дорогие продукты нищему населению окружающих домов с коммуналками были не нужны. А наплыва иностранцев не произошло.

Магазин был сделан с нереальным понтом и совершенно непрофессионально. Один только кабинет директора был величиной практически с половину всей торговой площади. Кресло, стол, самый новомодный компьютер, самый дорогой сейф в стране, который так никогда и не был использован по назначению. Даже место для секретарши с рецепшеном было предусмотрено и отдельный гардероб для одежды гостей. Когда я пришел в гости, то был действительно поражен.

Денис все делал для себя и себе в кайф. Поэтому просрал буквально все свои деньги на эту причуду. Благо, было что просирать. Он скупил самые дорогие алкогольные напитки, еду, полуфабрикаты, даже чипсы и шоколадки выбирал самые лучшие – привезенное из Финки все получалось золотым в пересчете на рубли.

Народ боялся заходить в новый магазин, потому что в глазах бедных прохожих это была не продуктовая лавка, а скорее какой-то ювелирный бутик.

Брат Дениса, вставший за прилавок, проводил время за чтением детективных книжек в мягком переплете с поп-артовскими обложками. Денис вскоре понял, что сидеть в кабинете нет никакого смысла, потому что принимать некого, интернет тогда еще развит не был, а компьютерные игрушки он не любил. Излюбленным местом его стали ступеньки на входе, куда он садился покурить и своим приветливым голосом зазывал к себе в магазин проходивших раз в час по жаре бабушек, предлагая даже что-нибудь подарить...

Санкт-Петербург реально вымер, и только Солнце жарило пустынные улицы и шум вентиляторов раздавался среди окружающей тишины, уместной в деревне, но не мегаполисе. И именно тогда Денис и решил заняться торговлей. Момент был выбран, мягко говоря, неудачный.

И вот вдобавок ко всем этим неприятностям пришли бандиты. Трое. Диня сидел, как всегда, на входе, в тенечке под козырьком и ловил свежие дуновения ветра. Трое буквально перешагнули через него и сразу ломанулись в кабинет. Но не найдя там никого, в задумчивости остановились посередине пустого магазина. Не было даже продавца. Брат в этот день отпросился. Денис улыбнулся приветливо и спросил, что им надо. Узнав, что перед ними владелец и директор, те напустили на себя важный вид и сообщили, что они крыша и пришли его защищать.

Денис вежливо ответил, что ему крыша не нужна. Во-первых, потому что она у него уже есть. А во-вторых, потому что торговли нет вообще.

Пацаны, хрустя костяшками пальцев с золотыми кольцами, сказали, что они хотят забить стрелку с крышей Дениса. Денис зевнул устало и сказал, что это сделать легко. Встал, подошел к прилавку, покопался там и извлек наружу свой ствол.

Парни оцепенели.

Он спокойно объяснил им, что в руках у него – его крыша. И если они хотят с ней встретиться, то она перед ними. Парни стали пятиться и выходить на улицу. Денис, не опуская пистолета, проводил их. Они сели в восьмерку и рванули с места. Очередная бабушка, проходя мимо, сделала ему замечание, что не следует размахивать пистолетами среди бела дня в центре города. Денис извинился и предложил ей шоколадку «Тупла». Старушка благодарно взяла шоколад и сказала, что сейчас бредет в сберкассу с квартплатой, а на обратном пути зайдет с подругами и купит что-нибудь. Но на обратном пути, когда она пришла, ничего покупать уже было не нужно. Денис принял решение. Он предложил им выбирать все, что нравится, и старые петербурженки, попавшие в сказку, набрали полные сумки заморской еды. А на следующий день пришли снова, и снова получили все бесплатно, как и их знакомые. Раздача слонов и продуктов продолжались неделю. Никакие бандиты больше не появлялись. Слух о сумасшедшем бесплатном магазине пронесся по всему Невскому.

Через три месяца борьбы на ниве честного предпринимательства Денис обанкротился, закрыл магазин и раздал все его содержимое людям, живущим рядом. Позвонил мне и сказал, что ему нужна идея.

Их, как всегда, было полно у меня, лежащего на тахте летом в квартире с открытыми окнами и мечтающего под бристольский трип-хоп в наушниках CD плейера JVC – об островах и океанах. Денису срочно нужно было «быстро и жестоко обогатиться», как мы это называли. И я высказал идею... Продать помещение магазина, которое было взято в аренду на 50 лет, в собственность одной бандитской группировке. Речь шла не о субаренде, а о самой настоящей продаже с концами. Денис решил это провернуть, подделать все необходимые документы и, в принципе, даже особо никого не обмануть. Ведь пол века – это практически навсегда.  Суммы фигурировали немаленькие, и он решил собрать свою банду, для того чтобы они все время были рядом на случай проблем. Но из банды остался только самый тупой дебил во всем городе. По кличке Вжик, потому что практически никогда не говорил, и все время употреблял галлюциногенные наркотики, которые сделали его действительно во многом похожим на существо из диснеевского сериала про Чип и Дейла. Все остальные успели разбежаться по другим шайкам, пока Денис не занимался криминалом. Безработица бандитам не нравилась, как и всем остальным людям в то голодное время. Только Вжик оставался верным хозяину, потому что никто его брать в другие банды не хотел по причине его полной ебанутости и неадеквата.

Переговоры о продаже пошли легко и просто. Место и отремонтированное помещение были сладкими. Покупателями оказался филиал, как они представились, Казанской ОПГ. Денис настолько умело действовал, манипулировал, мутил, что вскоре оказался снова с чемоданом (точнее дипломатом) денег, который не закрывался на замки – до того был набит пачками. Поэтому его приходилось держать руками, чтобы он не раскрылся по дороге до автомобиля.

Денис попросил меня присутствовать при сделке, типа как партнера по бизнесу, вместе с Вжиком, который изображал нашего телохранителя. Сделка состоялась, и уже в машине, чтобы хоть как-то закрыть чемодан, Денис сгрузил часть пачек в карманы мне и Вжику. И именно в этот момент у меня возникло ощущение, что это еще не конец истории. Слишком уж все прошло легко и слишком много денег мы заработали. Представители криминального мира привыкли все отнимать, они не понимали, зачем им за что-то платить. То, что они так легко купили у незнакомых людей помещение, было результатом лишь моей примитивной идеи, самопальной магии уличных мошенников и кратковременного практического гипноза Дениса. Поэтому я сразу предложил на годик свалить со всеми деньгами из страны, пока их владельцы не отошли от наших любительских заговоров и завороженности. Денис согласился, и мы двинулись за авиабилетами в Амстердам, который оба давно мечтали увидеть и в котором нам, как и многим коренным петербуржцам, хотелось пожить. А самое главное – с голландским консульством у Дениса были установлены хорошие контакты, позволяющие быстро оформить визу и смотаться от греха подальше.

Но чары рассеялись быстрее.

Уже через пол недели Денис сообщил мне, что с ним связались казанцы и хотят увидеться по поводу их сделки. Было ясно, что начинается развод. И деньги будут требовать обратно. А помещение уйдет. Как именно это произойдет – было неясно. Впрочем, техника и не особо нас интересовала, главное, что было ясно – это началось. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ



ЧИТАЕТЕ? СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ >>



Места Силы. Энциклопедия русского духа
Несколько слов о сути и значении проекта Олега Давыдова «Места Силы», а также цитаты из разных глав книги «Места Силы Русской равнины». «Места силы – это такие места, в которых сны наяву легче заметить. Там завеса обыденной реальности как бы истончается, и появляется возможность видеть то, чего обычно не видишь».
Лабиринт в лабиринте

Эссе Галины Щербовой о феномене лабиринта в истории, культуре и сознании человечества. «Лабиринт – калейдоскоп маленьких безопасных пространств. Но всякий поворот за угол содержит в себе неопределённость – возможность недоброй встречи. Ситуация поворота за угол – психологическая ячейка любого лабиринта, как сформированного из прямолинейных, так и круговых форм».

Рамана Махарши: Освобождение вечно здесь и сейчас
Если бы вам потребовалось ознакомиться с квинтэссенцией наставлений Раманы Махарши, вы могли бы не читать ничего, кроме этого текста. Это глава из книги диалогов с Раманой Махарши «Будь тем, кто ты есть». Мы отредактировали существующий перевод, а некоторые моменты перевели заново с целью максимально упростить текст для восприятия читателем.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>