Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ. Два дня из жизни пидоров и лесбиянок (1994)

рисунок про анальную мастурбацию юноши в футболке с принтом титульного листа незаконченного кино-сценария Райнера Вернера Фассбиндера "КОКАИН"


В 1994 году кино на тему однополой любви в Петербурге показывали в большом кинотеатре «Спартак», и посмотреть его мог каждый, кто захочет. А ведь тогда только год как отменили уголовную статью, наказывающую за гомосексуализм.
Из воспоминаний российского ученого-сексолога Игоря Кона

Игорь Кон прав только отчасти. Действительно гомосексуальное кино в том далеком 1994 году мог посмотреть в “Спартаке” каждый, но уже на показы лесбийского кино попасть парням было практически невозможно. Впрочем, я забегаю вперед. Ведь о том, как все было на самом деле, мой рассказ ниже.
Из воспоминаний автора


Вступление:


Кинотеатр “Госфильмофонда” "Спартак" куда переехал “Кинематограф” из ДК Кирова, настоящий оплот питерской культуры, привлекал мое внимание с детства. В советские времена там показывали “Золото Маккенны” и “Фантомаса” - ленты давно снятые с проката. А в 90-х кинотеатр, находившийся в здании Первой Лютеранской Церкви Святой Анны, привлек мое внимание тем, что там стали демонстрировать Райнера Вернера Фассбиндера. В рамках Фестиваля Розового и голубого кино пообещали показать его последний и самый разноцветный фильм “Керель”, экранизацию каторжника Жана Жене. Костя Эрнст начала 90-х годов с душой тогда сделал тв-выпуск передачи “МАТАДОР”, где рассказывал от лица немецкого кинорежиссера-кокаиниста, как его в 15 лет трахал мясник. Это было откровенно и смело. Костя был розовощекий, в кожаной куртке и выглядел сам как 100% гей. В нем, конечно, пропал смелый артист. Его одноименный журнал “Матадор” стал потом одним из первых изданий, показавших реальную красоту гей-культуры, публикуя фотографии Пьера и Джиля. На подхвате еще делили пальму квир-арта между собой доОМовский первенец Игоря Григорьева журнал “Империал” и культовым фанзин “Пиноллер”. Везде там был гениальный Роберт Мепплторп, и никого не смущал мэтр гомосексуализма во плоти на страницах этих журналов. Хотя он предстал на фоне пентаграммы, с плеткой в заду и автоматом наперевес. Пропагандой чего бы только его не сочли сегодня - и терроризма, и гомосексуализма, и сатанизма. “Птюч” и “Ом” тогда еще не родились, но их мамочки уже были на сносях. Все, что в них потом будет пидорского, было уже растиражировано вовсю и вышло из подполья в поисках своих каналов информации. Они только подхватили факел просвещения из рук коллег по цеху голубой ориентации.


Это было время, когда на большой экран в России вышли «Расплата за разврат» ака “Жидкое небо” Славы Цукермана, любимый фильм панков, наркоманов и секс-меньшинств и необрезанная порно-версия “Калигулы” Бобба Гучиони, которые могли посмотреть все желающие в обычных кинотеатрах в дневное время.

Я к тому времени уже был на ретроспективе Райнера Вернера Фассбиндера и видел "Кулачное право свободы". Мне оно понравилось. После кино сразу захотел себе джинсовую куртку с надписью “Фокс” из заклепок. Я даже сделал по этому поводу рисунок про анальную мастурбацию юноши в футболке с принтом титульного листа незаконченного кино-сценария Райнера Вернера Фассбиндера "КОКАИН" (см. выше).

И все это абсолютно не склоняло меня, поддавшись гей-пропаганде, вдруг из нормального гетеросексуального парня превратиться в пидора. Просто Райнер оказался крутым режиссером. Но я ему быстро изменил с Кеннетом Энгером. Кожаная байкерская куртка с надписью “Восход Скорпиона” выглядела гораздо брутальнее, чем мягкотелая джинса Фассбиндера.



А вообще меня всегда привлекали чисто эстетически ангелоподобные существа, как Тадзио в “Смерть в Венеции” Висконти или Исмаэль в “Фанни и Александер” Бергмана. Мне вообще дети нравились гораздо больше взрослых, такие как блондин Кристиан, сын Симона в детективе “Одиночка” или брюнет Атрейю из сказки “Бесконечная история”. Но это совершенно не значит, что я их хотел. Будучи сам еще ребенком я не мог одновременно быть педофилом. Это нормально, когда нравится красивое. Речь идет не о сексуальном влечении к своему полу, а о той вещи, которая идет от некоторых красивых людей, как раз независимо от их пола и которая по определению Германа Гессе, которое он дал своей героине Гермине в “Степном волке”, изливается на нас «как живое дыханье, эта волна мальчишества, двуполой магии». “Двуполая магия” из немецкого романа 1927 года и была именно тем волшебством, которое с раннего детства меня привлекало. Я мог ехать в автобусе и пропустить свою остановку, наблюдая нечто прекрасное, так никогда и не поняв — девочка это или мальчик. Это меня просто завораживало. Когда невозможно было понять с первого взгляда, кто перед тобой. Но в этом не было ни капли пошлости, а только наслаждение “ангельской красотой”. Как мои поцелуи ног античным статуям Богов и Богинь в Казанском соборе, когда там находился Музей религии и атеизма, или когда я с интересом гладил между ног Спящего Гермафродита в Эрмитаже.

Все это я рассматриваю как культ красоты и здоровое психическое и эмоциональное развитие молодого человека.

Недавно один юноша спросил меня как своего старшего товарища, нормально ли, что ему нравится, когда его девушка ставит его раком и трахает двумя пальцами рук в попу?

«Конечно, - ответил я. -

До 30 хочешь чтобы трахнули тебя, а после 30 ищешь, кого трахнуть самому и еще похожего на тебя.

Ненормально, когда на этом и останавливаешься.

Потому что когда в 70 лет ты не в монашеском смирении говоришь об истине, а просишь кого-то вставить себе в зад или хочешь вставить сам — неважно одному полу или другому полу, это плачевный финал. Старик и похоть выглядят неестественно. А вот старец и просветление умиляют взгляд, как радует взгляд экспериментирующая в сексе молодежь. Всему свое время и свой час. Время сосать и время молиться».

Так я ответил своему молодому другу. А теперь, после этого необходимого вступления, моя личная история о двух днях разврата и порока, произошедших на заре моей юности..

* * *

Итак, как вы поняли из вступления, мальчиков похожих на девочек и гермафродитов я в юности уважал и ценил. А вообще я всегда любил лесбиянок. В отличии от пидорасов, которые оставляли меня равнодушным. Я даже хотел бы, чтобы мир состоял только из лесбиянок, а я был бы один мужик и наблюдал за ними.

Это самое верное. Ну вот, поэтому, когда я узнал, что будет фест, где собираются лесбиянки смотреть свое розовое кино, то, конечно, быстро собрался и пошел на него. Взяв за компанию своего друга тех лет Кирилла Поляка, первого контрабасиста всем известной команды “THE MEANTRAITORS” и вокалиста никому не известной группы “Железный орел”.

Мы с Поляком были без копейки денег, как всегда. Оба без работы и с дичайшим желанием хорошо провести время. Я набрал его по телефону и предложил посетить Фест, обещающий просмотры радужного кино. Он тут же согласился и вскоре, пройдя по фальшивым жетонам в метро, мы были у кинотеатра «Спартак». Разумеется, купить билеты в кинотеатр мы не имели возможности, а проходок на мероприятие геев и лесби у нас тем более не было. Поляк попробовал уболтать бабушку-билетершу, но она не пропустила. Мы встали, понурив голову у входа. Разноцветные однополые парочки пробегали мимо нас. А мы ощутили себя чужими на этом празднике жизни. Пресс-конференция началась. Зрители перестали проходить мимо. Сеанс первого фильма дожен был начаться скоро. Поляк поднял голову и сказал, что надо ехать домой, на район, толку здесь стоять никакого, раз шансов попасть нет. Я попросил его подождать еще пару минут и решил сделать последнюю попытку пробить бабушку-контролера на жалость. Я подошел к ней и сверхвежливо сказал томным голосом, что мне оч надо попасть вовнутрь, мне и ... моему другу, при этом я многозначительно скосил глаза на Поляка, который с опущенной кудрявой головой смотрелся как печальный демон. Эта картина почему-то произвела впечатление, и бабушка посмотрела на меня вдруг как на человека. Кивнула на Поляка в бежевом плаще и с баками, как у рокабильщика и спросила:

Твой что ли?

Я кивнул в ответ:

Мой.

Любите друг друга? - спросила бабушка со смешанным чувством любопытства и сопереживания.

Очень, - почти не соврал я.

Ладно, мальчишки, - заговорщически сказала она, - давайте сюда оба, только быстро!

Я крикнул Поляка, и мы, взявшись за руки, прошмыгнули мимо бабули и направились к заветной двери.

Поляк с удивлением спросил, захер я взял его за руку, на что я, улыбаясь, ответил, что контролерша пропустила нас вовнутрь только потому, что подумала, будто мы пара голубых.

Поляк понимающе взглянул на меня.

Отличная тема. Значит геям у нас везде теперь открыта дорога. Дим, помню я также попал на гей-вечеринку в клуб. Как снял там рубашку и остался в одной майке и стал танцевать весь в поту, так они меня все приняли за своего и стали угощать коктейлями.

Я кивнул:

Не впервой значит притворяться. Играем дальше.

Мы вошли в зал, и показалось, что на нас тут же посмотрели все, кто там находился.

Мы выглядели довольно экстравагантно и модно даже на фоне этой публики.

Пресс-конференция была в самом разгаре.

Мы сели посередине зала, и я с интересом стал разглядывать публику и организаторов. Я никогда в жизни до этого не видел в одном помещении столько гомосексуалистов и лесбиянок.

Самая главная из организаторов баба была коротко стриженая брюнетка в косухе. Прям женский вариант Райнера Вернера Фассбиндера. И на ней сконцентрировалось все мое внимание. Она была немка.

Быстренько и невнимательно прослушав программу голубого кино, я весь превратился во внимание, когда начался рассказ о завтрашнем дне розовых фильмов. Уже на перечислении кино и видео лент и их краткого содержания у меня встал член. Это были дремучие досетевые времена дефицита порнографии и эротики, и я пришел в кинотеатр именно за ними. Шли последние годы без интернета и отсутствия лично у меня видеомагнитофона, так что была необходимость черпать информацию по старинке — в библиотеках и кинотеатрах. И когда мы с Поляком приходили, к примеру, в центр ленинградского конструктивизма - кинотеатр «Прогресс» (ныне уже второе десятилетие закрытый) на фильм «Калигула», разумеется, историческое кино было только предлогом, чтобы увидеть, как модели Пентхауса сосут мужские члены и высасывают из них сперму.

Недостаток с советских времен голого тела на экране был настолько велик и сексуальная озабоченность так сильно чувствовалась в 20 лет, что гетеросексуалы пользовались любой возможностью попасть туда, где могли показать нечто запретное. И если была перспектива увидеть секс между женщинами, можно было высидеть перед этим и секс между мужчинами. Однако Женский вариант Райнера Вернера Фассбиндера в конце своей речи на пресс-конференции дико нас раза чаровала. Она на полном серьезе сказала, что дни фестиваля будут разделены между голубым и розовым кино. И сегодня кино-демонстрация будет только для голубых. И вход для всех. А вот завтра будет показываться исключительно розовое кино, и вход будет почему-то только для девочек.

Мы переглянулись с Поляком. Ну нет. Такое в наши планы точно не входило.

Что за бред? - спросил я друга.

Он был тоже растерян. Но не знал, что мне ответить.

Ну ничего. Посмотрим голубое кино.- Попытался успокоить он меня

Я возмущенно скривил рожу.

Да нахуя мне их пидовскпидовское. Я хочу голых баб посмотреть. Вот суки. Ну ладно, я так этого не оставлю.

Поляк тревожно взглянул на меня и мою решимость.

Что ты хочешь сделать?

Пришло время вступить в диалог с секс-меньшинствами.

Сейчас увидишь.

Я поднял руку и громко на весь зал сказал:

Господа, господа, дайте мне слово.

Девушке в кожанке перевели мою реплику, и она, держа в руках микрофон, внимательно посмотрела в мою сторону.

Я встал и, оглядев зал, произнес своим звучным голосом совершенно импровизированный монолог, каждое слово в котором рождал мой пенис, разрывающий штаны от желания увидеть лесбийское кино и после этого опустошиться в ближайшем туалете.

Друзья, - начал я, как Христос раскрыв объятия публике. - Мы, гомосексуалисты и лесбиянки, собрались здесь ради того, чтобы разрушить барьеры в обществе. Мы устроили этот фестиваль розового и голубого кино не только для того, чтобы уничтожить табу на определенные темы в России. Но в первую очередь для того, чтобы эти темы нормально и естественно воспринимались окружающими людьми. Чтобы это не считалось чем-то аморальным или аномальным. Для этого мы сделали фестиваль, пригласили всех и попытались объединить тем, что всем понятно — искусством кино. Что же происходит сейчас? Мы вводим уже внутри фестиваля цензуру. Делим наше мини-общество на голубых и розовых. Устраиваем закрытые сеансы для одних и для других. Опять строим барьеры и воздвигаем стены, разобщающие нас. Так где же наша прогрессивность? Зачем эта дискриминация здесь? Нам что, мало ее вокруг? Где хваленная европейская свобода слова? Мы что, опять пытаемся устроить совковое мероприятие с указателями мальчикам налево и девочкам направо? Так чем тогда секс-меньшинства лучше всех этих закомплексованных так называемых обычных людей? Мы хотим им показать пример демократии, а вместо этого составляем новые протоколы и правила. Стыдно товарищи! - закончил я и сел, весь преисполненный возмущения и с сильнейшей эрекцией. Голова шла кругом — так я хотел любой порнухи. Просто увидеть голые сиськи и жопку на экране. Но бабскую, а не мужскую.

Все мое красноречие вдохновлялось лишь только этим животным желанием самца лицезреть и наслаждаться женским обнаженным телом.

И это желание гетеросексуального кобеля мне пришлось отстаивать в кодле пидоров, лесбиянок и феминисток.

Как только моя речь замолкла — зал взорвался овациями. Мне аплодировали пидоры и лесбиянки, пидоры принимая за своего, и лесбиянки, проникнувшиеся моей страстной речью. Им и в голову не приходило, что первых я бы всех послал, будь моя воля, на х, в жопу, в общем в сад, а вторых тут же раздел и поставил раком, вставив член во все их сучьи дырки.

За столом организаторов фестиваля в это время началось горячее обсуждение моего выступления. Никто уже не помнил, что еще полчаса назад мы с другом стояли неприкаянными и не могли попасть вовнутрь. В результате пары слов мы оказались в самом эпицентре внимания.

Посовещавшись, слово взяла наша Фассбиндерша с сиськами и снова через переводчика обратилась ко мне, указывая пальцем в мою сторону.

Мы обсудили ваше заявление и вот наше решение. На завтрашний показ специально для женской аудитории мы приглашаем лично вас, молодой человек, и вашего друга. У вас будет отдельное приглашение на все дни фестиваля, чтобы вы не думали, что мы что-то скрываем или пытаемся ограничить чью-то свободу. Вы довольны?

Я, мой член и мой друг были точно довольны.

Я встал и поблагодарил организаторов.

Они закончили свою речь и мы начали смотреть голубое кино.

Победа над секс-меньшинствами была достигнута. Я получил доступ на день розовых фильмов.

Я предложил Кире по-быстрому смыться с дня голубого кино, но мой друг попросил остаться, и мы посмотрели странные фильмы про гея в немецком селе и его сложные отношения со своими односельчанами и потом какой-то безумный гейский манифест с неким пидорасом в главной роли, похожим внешне на Алена Гинсберга, который сначала вслух читал свой явно воинственный текст, а потом снял трусы, вставил себе пистолет в анал и выстрелил. Потекли на экран кровь и дерьмо.

Я так понял, что полная свобода в кинематографе выглядит именно так.

Кто-то говорил, что это все еще по-настоящему. Реальный киносуицид.

Я не знал. Но меня это не возбудило. Даже эрекция пропала. Впечатлило, конечно, но обосранная волосатая жопа мужика во весь экран, наверное, нравится только бабам и пидорам. Я же ни тем, и ни другим не был.

Поэтому разочарование после первого дня голубого и розового кино скрашивало только предвкушение завтрашнего неистового дроча на голых лесбиянок.

С этой мыслью я и покинул кинотеатр "Спартак", попрощался с Поляком и уснул, помолившись перед сном в своей уютной кроватке дома на юго-западе.


На следующий день в час икс мы сидели с другом в самом злачном месте на балконе в кинотеатре “Спартак”.

Мы стали героями розового показа, потому что нас единственных мальчиков пустили на лесби-день.

Нам все подмигивали и приветствовали. Думая, что мы два голубых, нас обнимали и целовали девушки, пустив в свое логово, разрешили улечься, вытянув ноги на спинки соседних кресел и погрузиться в настоящую кино-оргию.

Каждый из увиденных мною фильмов тогда потрясал мое воображение и заставлял мой член стоять, как штык, разбухая и наполняясь мужеством.

Расскажу только о трех фильмах из всей программы, которые я никогда больше не видел и которые вошли в мое сознание навсегда.

Первый был самый легкий и приятный.

"Игры девушек супер 8" . Это было ровным счетом то, что я хотел и ожидал. То, что, в принципе, я сам жаждал снимать. Какие то 18-летние девчонки делали любительский стриптиз и их снимали на непрофессиональную 8 мм камеру. Они танцевали под музыку и обнимались. Особенно мне понравилось, как они снимали джинсы и показывали отпечатки ремня на голом теле. Сиськи с торчащими юными розовыми сосками выглядели на мелькающей кинопленке с оптическими артефактами чрезвычайно винтажно и аутентично. В конце ленты я огласил зал своими громкими аплодисментами. Когда-то я научился хлопать в ладоши громче всех, и теперь всегда, когда начинаю аплодировать, то мои овации перекрывают, как и голос, звуки любого зала и любой публики. Секретная техника повышенной громкости заключена в том, что по ладони нужно бить только краешком пальцев другой руки, а не всей ладонью. Именно от этого звук становится гораздо звонче.

Второе кино, которое я запомнил и которое отпечаталось у меня в памяти, требовало предварительного вступления нашей вчерашней знакомой. На сцене появилась та самая дама, которая пригласила нас на сегодняшнее мероприятие. Та самая короткостриженная брюнетка в кожанке а-ля Райнер Вернер Фассбиндер. Она-то и объявила в серебряный микрофон, что следующий видеофильм — ее авторства, и будет для многих, возможно, необычным и даже в чем-то шокирующим, потому что он о такой непростой и спорно воспринимаемой в обществе теме как зоофилия. Что мало того, что это фестиваль лесбийского кино, так еще и режиссер-лесбиянка показывает фильм о таком табу, как любовь к животным. Но она не могла пройти мимо такой красоты и сняла фильм о женщине, живущей с ...волком.

Зал внимал ее словам, оторопев от неожиданности.

Да уж... Такого мы не то что никогда не видели, но даже и не представляли.

Фрау Фассбиндер продолжила свой оправдательный месседж.

Это единственная женщина в Берлине, которая живет с волком. И мы были просто обязаны запечатлеть ее историю любви. А теперь этот видео-документ увидит русский зритель и оценит смелость исполнительницы главной роли.

На этом она закончила, свет в зале погас и начался просмотр.

Длинное вступление зря так сильно напрягло зал. Никакой зоофилии мы не увидели, как ни всматривались. Чистый видеоарт оказался весьма психоделичным и атмосферным. В нем демонстрировался коллаж из городских видов, запечатленный с ломографическими эффектами, и обнаженная женщина с живым волком в постели, снятые не в фокусе и фрагментарно, так что все действо выглядело весьма абстрактно...

Но все равно публика немножко была удивлена. Даже такая расслабленная и веселая, как на нашем балконе.

Однако перевести дыхание нам никто давать не собирался, следующий фильм представили как пособие для всех присутствующих в зале лесбиянок по безопасному сексу. В связи с тем, что в фильме снята реальная пара и она будет сейчас на наших глазах заниматься любовью, нас предупредили, что сцены могут шокировать некоторых зрителей своей натуралистичностью. Больше сказано ничего не было. Я пропустил эти слова мимо ушей, так как уже спокойно отсмотрел ленту про отношения женщины и волка и не увидел в ней никакой желанной порнографии. А еще одно предупреждение бы не помешало. Так как то, что нам стали показывать, был не просто порнофильм с участием двух непрофессиональных актрис-лесбиянок, но одна из них к тому же оказалась инвалидом без ноги. Вначале это было даже сложно понять, но когда они предстали, обе молодые 20-летние девушки абсолютно нагие, и начали заниматься сексом друг с другом, во всех подробностях демонстрируя гениталии, я действительно испытал самый большой шок на протяжении всего фестиваля. Мы были все-таки еще неподготовленными зрителями таких вещей. Пассивная блондинка без ноги и активная волосатая брюнетка демонстрировали всем, как надо заниматься оральным сексом через латексные прокладки, как необходимо надевать на дилдо презервативы перед тем, как вставлять во влагалище подруги, и как необходимы перчатки при анальном фистинге. Вся ярко-выраженная порнографичность фильма объяснялась тем, что это просветительское кино, помогающее лесбиянкам не заражаться СПИДом. При этом мы с другом глядели на раскачивающиеся дойки во время многократных оргазмов, влажные женские дыры крупным планом, и, если честно, меня переполнила смесь возбуждения и омерзения от увиденного. Еще долго я не мог забыть этот фильм и даже сейчас его образы до сих не выветрились окончательно из моей памяти. Хотя прошло почти 20 лет.

Этот фильм в очередной раз доказал мне, почему я люблю порно. Ведь я могу подрочить на баб, с которыми точно никогда не захочу встречаться в реале. Порно дает возможность удовлетворить свое сексуальное любопытство, не вступая в реальный контакт с множеством извращенцев. Почувствовать себя таким же, но при этом остаться чистеньким и пушистым.

После этого кино одна из главных устроительниц фестиваля “в кожанке от Фассбиндера” взглядом нашла нас в зале и с улыбкой спросила в микрофон, довольны ли мы всем.

Мы помахали ей с балкона ручками и сказали, что нам супер.

Нам действительно было супер лежать там в гареме из юных девчонок-лесбиянок. И фильмы нас вставили не по детски. Особенно порнуха. У меня были мокрые трусы после нее. Несмотря на все ее уродство. Как мы с вами уже поняли, чаще всего в порно чем уродливее, тем сильнее возбуждает. Так как это уникальный секс-опыт, который может быть получен только при просмотре жесткой порнографии и без всякого желания перенести его в реальную жизнь.

Потом началась вечеринка под музыку и плавно перетекла в настоящую оргию. Все начали целоваться взасос, обниматься и заниматься любовью прямо на балкончике. Мы с Поляком наблюдали все это уже без кино и переглядывались с одним выражением на лице: вот так подвезло!

Вышли мы из "Спартака" под большим впечатлением и убежденные на 100 %, что лесбиянки нам нравятся неимоверно сильнее любых педиков, пускай даже самых талантливых.

Кстати!

Скажу, что ни одна сука за все эти два дня не позволила себе ничего оскорбительного по отношению ко мне и моему другу. Никто к нам не приставал и не делал оскорбительных предложений. Не лез. Все в основном тусовались парочками и, наверное, нас также воспринимали как пару.

Таким образом мне фест понравился, как и все его участники.

Ребята провели тогда отличное и смелое мероприятие.

О чем я и вспомнил сейчас с большим удовольствием. Мне было очень комфортно с ними и интересно. А самое главное, я очень бурно кончил в тот вечер после показа розового кино, вспоминая секс-девушек на экране, который я наблюдал прямо из их лежбища на балконе. Ничего так не возбуждает мужчину, как баба, которая никогда не думала с ним трахаться и которая вдруг оказывается перед ним в результате все равно голой. В тот день все эти бабы, пустив меня в свой мир, оказались передо мной, как голые. А посмотрев фильмы, в некоторых из которых они снимались сами, я смог кончить на них и в реале. За что им благодарен до сих пор.

И какая мне разница что они лесбиянки или фемнистки, если я их поимел.

* * *

Отступление:

В 2001 году один мой рассказ “Блок Рая” был опубликован в книге известного социолога и философа профессора И.С.Кона, воспоминания которого послужили эпиграфом к этой истории. Книга была посвящена однополой любви и носила недвусмысленное название “Любовь небесного цвета”. Мой текст иллюстрировал научные исследования Кона наряду с фрагментами из произведений Томаса Манна,Оскара Уайльда, Ромена Роллана, Сомерсета Моэма, Федора Михайловича Достоевского, Михаила Пришвина, Джеймса Болдуина, Жана Жене, Венедикта Ерофеева и Мисимы. Мне понравилась эта компания. Как тогда, так и сейчас мне абсолютно неважно, какие сексуальные фетиши волновали классиков литературы. Мне нравится просто их читать. А фетиши меня волнуют только свои собственные. Но вот, когда я читал Жана Жене “Дневник вора”, то искренно смеялся над его образом, когда он проснулся и осознал себя единорогом. Помните? «Он занимал всю нашу кровать; его раскинутые ноги образовывали тупой угол, где оставалось немного места, чтобы я мог прикорнуть. Я спал под сенью его члена, который время от времени падал мне на глаза, так что иногда по утрам мой лоб был увенчан мощным диковинным бурым рогом». “Вопль” Аллена Гинсберга и “Голый завтрак” Уильяма Берроуза никак на мою сексуальную ориентацию не повлияли. Ну никак все эти замечательные книжки не заставляли меня трахаться в задницу. Мне просто нравилось, как парни сочиняют и пишут. Как мне нравились фильмы Пьера Паоло Пазолини. Сергея Эйзенштейна и Гас Ван Санта. Я никогда не считал их частью гей-культуры или ее пропагандой, и они для меня были лучшим в нашей современной культуре. Деление на геев и не геев в искусстве мне было непонятно. Впоследствии познакомившись с творчеством Ярослава Могутина, который акцентировал внимание на голубизне своей личной жизни и отражал это в своем творчестве, я только пожалел, что такой замечательный поэт загнал себя в пидорамки и выбрал столь ограниченное существование, став явлением гей-субкультуры, а не просто культуры.

В общем, моя любовь к Киту Хэррингу и Энди Уорхолу никогда не останавливала меня, когда я посылал куда подальше старых и молодых пидорасов, предлагавших мне свои услуги. И посылаю я их куда подальше не потому, что гомофоб. А просто потому что мне нравятся лесбиянки больше, чем пидоры. С чего я и начал свой рассказ.

Санкт-Петербург, 2013 год.

Об авторе и авторское предисловие к Мотобиографии - здесь

Начало "Мотобиографии" - здесь

ДАЛЕЕ: Два дня из жизни Маши Галактики



ЧИТАЕТЕ? БРОСЬТЕ МОНЕТУ! >>



Гоголь и Черная месса
4 марта 1852 года умер Гоголь. А первого апреля мир будет праздновать 210-летний юбилей великого русского писателя. Чья жизнь и судьба покрыта сонмами загадок, притч, небылиц и мистификаций. Андрей Пустогаров даёт расшифровку очередного гоголевского ребуса. Связанного с магией, демонизмом, единением с Богом. И — бесовскими обрядами-приворотами нечистой силы.
Указатели Истины: Ранджит Махарадж

Особенность учения Ранджита Махараджа в его радикальной позиции и прямоте: «Все есть иллюзия, «я» есть иллюзия, поэтому что бы «я» ни делало — это тоже иллюзия». Он не даёт никакого метода, чтобы улучшить иллюзию, а только вновь и вновь указывает на ее иллюзорную природу. Иногда его высказывания столь бескомпромиссны, что это может оттолкнуть неподготовленные умы. Предлагаем емкие цитаты из его сатсангов.

Долгая дорога внутрь. Лев Толстой и Рамана Махарши
Глеб Давыдов рассказывает о спонтанном открытии Львом Николаевичем Толстым в 1909 году практики самоисследования, которую примерно в те же годы дал миру Рамана Махарши. Но был ли Толстой просветленным (как сейчас многие его называют) или так и не достиг окончательной самореализации? На это могут пролить свет его дневники.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>