На открытии Ельцин-центра

В начале нынешней весны в календаре сошлись сразу несколько юбилеев, знаменательных дат и событий. Это шестидесятилетие доклада Хрущева на ХХ съезде КПСС по разоблачению культа личности Сталина, и почти одновременно 63 годовщина со дня смерти вождя. Добавим сюда 85-летие первого президента России и такую же дату единственного президента СССР Горбачева, а также 70-летие знаменитой речи Черлилля в Фултоне, обозначившей начало Холодной войны. И, наконец, 25-летие всенародного референдума о сохранении Советского союза.

То, как трактовались вышеперечисленные события, заставляет вспомнить фразу, сказанную в начале перестройки 30 лет назад одним из западных публицистов – в России история непредсказуема.

Начать хотелось бы с того, что юбилей Ельцина был отмечен открытием Центра, носящего его имя в Екатеринбурге. Величие этого монументального сооружения общей площадью 80 тысяч квадратных метров таково, что за всю 1150-летнюю историю Российского государства ничего подобного не было построено в честь ни одного какого-либо другого правителя нашей страны. А по своему пафосному и одновременно лживому содержанию этот центр во много раз переплюнул экспозицию дворца подарков в Москве в честь семидесятилетия со дня рождения Сталина. Но, в отличие от последнего, объект в Екатеринбурге по показной помпезности обратно пропорционален величию и авторитету в народе Ельцина.

О живом и, надеемся, здравствующем Горбачеве был снят на ТВ «Россия-1» полуторачасовой фильм, досмотреть до конца который можно было с великим трудом и немалыми муками. Однако кто-то счел нужным повторить его несколько раз, даже в прайм-тайм. Здесь тоже хватало притворного пафоса и густого слоя неприкрытой юбилейной лжи. Достаточно сказать, что на вопрос автора фильма и ведущего Сергея Брилева о том, почему в конце перестройки СССР столь явно сдал Западу свои позиции, Михаил Сергеевич без тени сомнения отреагировал:

— Никакой сдачи не было. Наоборот, мы впервые стали вести с нашими партнерами диалог на равных. Нас признали в качестве ведущей мировой силы.

Забыл он только добавить, что в США вскоре выпустили медаль в честь победы в Холодной войне над СССР. И сам Михаил Сергеевич был удостоен не только Нобелевской премии мира, но и этой «высокой» награды. По отношению к нему саму медаль вполне можно назвать знаком отличия Иуды. Но почему-то ничего критического по поводу двух юбиляров – Ельцина и Горбачева – ни в экспозиции монументального центра, ни в фильме не прозвучало. Видно, о политических покойниках либо хорошо, либо ничего.

Впечатление, что либеральная часть руководства страны и общественной элиты хочет вопреки всему и в угоду Западу переписать историю и заставить нас, современников, задним числом очень зауважать как Бориса Николаевича, так и Михаила Сергеевича, а, возможно, в еще большей степени их окружение, которое все еще пытается играть свою роль в политике России. Но ведь это напрасные труды и впустую потраченные огромные общественные деньги. Впрочем, впустую только для народа, а не для их освоивших.

Шестидесятилетие доклада Хрущева с разоблачением культа личности Сталина и очередная траурная дата его кончины вызвали гораздо более живую реакцию в обществе, чем юбилеи, о которых речь шла выше. Достаточно сказать, что впервые за последние десятилетия замеры общественного мнения показали, что в целом положительно итоги правления Сталина оценивает свыше 50 процентов опрошенных. Конечно, большое видится на расстоянии, и в народной памяти происходит вполне естественная в исторической перспективе оценка плюсов и минусов личности огромного масштаба. Перевешивает в конечном итоге победа в войне с фашизмом, индустриализация и оставленный будущим поколениям ракетно-ядерный щит Родины. И все же со временем в обществе полюсы оценок не только не сгладились, но еще больше усилились.

Так, на одном из телеканалов уже после состоявшихся памятных дат прошли дебаты о том, хотели бы наши современники жить в эпоху Сталина и, следовательно, насколько искренне звучит их оценка самой личности. Либеральная часть аудитории вновь заученно и безапелляционно произнесла, а, вернее, истерически прокричала:

— Место его в мировой истории среди знаменитых монстров, тиранов и серийных убийц. Это вечное черное пятно нашей истории и без того богатой на различные мерзости.

Другие пытались оперировать, что называется, категориями исторической справедливости и здравого смысла. Их, надо сказать, было большинство. Но вот другой край лево-патриотического сектора в студии устами одного из лидеров ведущей парламентской партии обрисовал совершенно иную картину:

— Не смейте чернить Сталина! При нем каждые 8-10 минут в стране появлялся новый завод, каждый год цены снижались на 15-20 процентов. Никаких репрессий не было: сажали и расстреливали только виновных – бандеровцев, предателей Родины, настоящих диверсантов и шпионов. И вообще при нем страна шла уверенно от победы к победе. Пора использовать этот опыт сегодня.

Говорят, истина лежит посередине. Но между чем – кровавым злодеем или безгрешным героем исключительно в белых одеждах? Между ужасом и благостной картиной сплошного светлого величия, всеобщего единения и счастья? Нет, конечно. Одинаково вредны и небезобидны попытки создать альтернативную подлинной историю и тем самым вешать на уши народу лапшу, как темную, так и розовую.

Уже давно разоблачены лживые цифры репрессированных «бухгалтера» Солженицина – не было никаких 60 миллионов невинных жертв. Но при всем при том незаслуженно пострадало очень много. Достаточно сказать, что за 16 месяцев 1937-38 годов репрессировали около полутора миллионов человек. Из них 600 тысяч расстреляно. Это примерно 80 процентов всех вынесенных смертных приговоров за 30 с лишним лет после окончания Гражданской войны по 1953 год.

Неверна и схема Сложеницина, усиленно повторяемая нынешними либералами и якобы правозащитниками, о том, что существовал тиран со своими палачами и безмолвный покорный народ. Исследователи, и в частности доктор исторических наук Юрий Жуков, с фактами в руках и архивными документами доказали, что за трагедией того времени стояло сразу несколько сил. То были пламенные революционеры, уже не вписывающиеся в эпоху, и потому кидавшие в топку репрессий тысячи и тысячи человеческих жизней. В конце концов, они и сами оказались в числе уничтоженных. Участвовал и сам народ, порой искренне верящий в борьбу с вредителями, шпионами и диверсантами. Наконец, репрессивные органы, установившие режим соревнования по уничтожению врагов народа.

А личность наркома НКВД Ежова? Этот генеральный комиссар госбезопасности (маршал) ростом в 151 сантиметр, бисексуал и человек с садистскими наклонностями. На карте родины тогда даже на короткое время появился город с названием Ежово-Черкесск. И при нем реактор репрессий пошел вразнос. Остановить его пришлось Сталину, как говорят, в ручном режиме, когда набранный кровавый темп стал угрожать уже национальной безопасности страны.

Сказанное выше означает лишь одно – пора прекратить спекуляции на тему жертв и палачей. Нам не нужна альтернативная история. Приведет она только к смуте. Ярчайший пример тому – Украина. Там альтернативная история с вечной экспансией России, сознательным уничтожением украинцев в конце концов обернулась альтернативной реальностью. Утверждается, будто нынешний спад экономики и все трудности вызваны тем, что Россия разбомбила весь Донбасс, вывезла оттуда оборудование десятков промышленных предприятий. В стратегии национальной безопасности, принятой недавно, Россия названа главной угрозой. Но при этом продолжает действовать не денонсированный вовсе договор между нашими странами о дружбе, сотрудничестве и партнерстве. Такая вот шизофрения в правящих головах нынешнего руководства незалежной.

Так что, не дай Бог, если у нас возобладает альтернативная реальной история, которая приведет и к искаженной реальности, что вызовет лишь смуту и торжество безумия.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати