Все мы ходим под Богом.
Интересно, какой Бог прессы?

Это лайт-версия более ранней статьи «Двуликий Янус прессы. Новые СМИ». Она отличается двумя моментами – упрощением и исключением некоторых «тяжелых» и фундаментальных частей в исходной статье и добавлением новых разделов более прикладного свойства о конкурентоспособности, операционных и бизнес моделях новых СМИ.

Современные СМИ и журналистика в кризисе – ситуативном, системном, цивилизационном. Привычно видеть внешними причинами глобальные изменения, что верно отчасти. Истинная причина – метафизическая и состоит в отказе СМИ от самих себя, своей самости («аз есмь»), предмета и большей части своих функций. По сути – в вырождении. И возврат к себе означает виток нового развития в форме совершенно иных СМИ. Форма новая – содержание то же, исходное. Первая требует изменения, второе – восстановления. Но этому фундаментально препятствуют стереотипы по отношению к СМИ, поэтому теория СМИ, если таковая существует, должна быть существенно пересмотрена. При этом нужно различать кризис журналистики – коллективного воззрения на мир и себя, и кризис СМИ – способ формирования и реализации этих воззрений. Нужно говорить о Полной Модели СМИ, которой сегодня нет. Обо всем этом подробнее ниже.

Введение

Есть четыре повода, которые делают тему поиска нового облика журналистики, СМИ актуальной и по-своему необходимой всему обществу. Их четыре, но сгруппированы они в две группы по вектору изменений:

1. «изменения-угрозы для СМИ»: (а) наступление Интернета на сферу СМИ и их взаимоотношения с властью; (б) периодические попытки приручить или разгромить независимые СМИ (если такие существуют в природе, но сам факт явного манипулирования через них коллективным сознанием всегда неприятен); (в) меняется цивилизационная среда существования СМИ — мир переходит в постиндустриальную эпоху, в которой будут иными человек, общество, государство, и СМИ им должны как-то по-новому соответствовать, если исходить из мысли, что СМИ должны остаться;

2. «потребность в СМИ»: назревающий фазовый переход к следующему типу цивилизации, риски вытеснения и замещения человека во многих сферах его жизни заставляют переосмыслить базовые концепты Бытия, саму онтологию человечества. И сфера СМИ, как феномен коллективного действия и самонастройки, являются в таком переосмыслении исследовательским «выходом в поле».

Если в первом случае нас интересует кризис СМИ и их спасение, то во втором – фазовый кризис и спасение общества через СМИ (СМИ тут являются индикатором и возможным средством излечения). Это вполне соответствует различению СМИ по И.Канту на «вещь-в-себе» и «вещь-для-других».

Общераспространенные подходы к осмыслению кризиса СМИ и их критике сегодня следующие:

• падение тиражей и читательской аудитории, ангажированность и зависимость от собственников, спонсоров, рекламы и политики1, слабая сопротивляемость рейдерским захватам или разгрому, потеря монополии на содержательность и скорость информирования, уход от злободневных тем и критики сильных мира сего, вовлеченность в шоу и потребу падению нравов, вовлеченность в гибридную войну и «войну картинок», тем самым оправдание имиджа «второй древнейшей профессии»;

• потеря информационных ориентиров и критериев — не ясно, что сегодня в клиповом сознании становится точкой новостной и смысловой сборки; в целом – в какую сторону меняется читатель и каковы тогда под него старые/новые функции СМИ;

• при всей очевидности, но не понятно точно, как между собой сопряжены кризис общества и кризис СМИ;

• и т.д. из того, что лежит на поверхности.

Перечень можно было бы продолжить, но это не является целью настоящей статьи. Целью является другое – указать на новый образ и новую линию развития СМИ. В какой-то степени – на их перерождение в нечто большее сообразно развитию цивилизации. Тем самым позиционировать СМИ в иное пространство их Бытия – с новыми ролями, ответственностью, функционалом.

Конечно, журналистское сообщество обсуждает эти проблемы и самостоятельно ищет пути выхода. При всей необходимости этого, тут есть свои минусы – (а) журналисты подвержены ментальным ограничениям и профессиональным штампам, (б) являются заложниками общественных клише по поводу СМИ, большую часть из которых породили сами, (в) действуют по принципу «спасение утопающих дело рук сами утопающих».

И тут ошибочно все. Кризис СМИ и их новые роли важны для общества больше, чем им самим: СМИ являются феноменом и инструментом, в первую очередь, общества и только во вторую – местом изложения журналисткой точки зрения, чьим-то бизнесом. Поэтому первым и важным «утопающим» является общество. Только оно может выступать заказчиком на новые СМИ, выступая при этом в двух противоположных качествах – потребителя СМИ и их конкурента в виде соцсетей в Интернете, что уже больше не делает отношения прямолинейными. Наконец, только общество является носителем и генератором смыслов, онтологий и Будущего, источником к саморефлексии и целостному восприятию мира, текущих проблем. Поэтому сами СМИ от своих якорей-клише и ментальных ограничений не избавятся – у них нет для этого своих собственных оснований.

Выводом из выше сказанного является недопустимость оставлять СМИ один на один со своими проблемами и Будущим. Первым утопающим тут является общество, а не СМИ. Кризис СМИ – это пробоина в лодке общества, цивилизации, а не СМИ.

Дальнейшее изложение будет построено в следующей логике.

1. Кризис и текущие риски СМИ. Проблематизация
2. Полная Модель СМИ
3. Новые: онтология СМИ, модель журналистики, модель журналиста, развития и коммуникации общества через СМИ
4. Операционная и бизнес модели новых СМИ

ЧАСТЬ 1. КРИЗИС СМИ

Причины кризиса СМИ

Часть признаков кризиса и рисков СМИ (потеря содержательного пространства, аудитории и независимости, зацикливание проблем на самих себе) выше мы уже обозначили. Сейчас важно это же самое увидеть с причинностных позиций. Если симптоматика налицо, то ее причины, в том числе предельные первопричины – нет.

Важна именно такая вложенность – причины и первопричины, сходимость к корням и основам Бытия. Так как СМИ – это средства «информации», а она — один из самых метафизичных, экзистенциональных феноменов Бытия. Как и «массовость» («все едино и все одно»).

Представляется, что основными причинами кризиса СМИ являются (симптоматика):

1. изменение субъекта – потребителя журналисткой информации в лице читателя и цивилизации в целом (коллективного бессознательного) на переходе в постиндустриальную эпоху

2. изначальный отказ от воплощения всей линии предметов (эйдоса) журналистики, как следствие – отказ от полного набора социальных ролей СМИ

3. потеря ими статуса «четвертой власти»

4. как следствие – потеря и/или отказ от полного набора объектов приложения своих усилий.

Это означает, что кризис СМИ, в основном, рукотворный, следствие собственной неосознанности и одновременно – некритичного отношения к СМИ со стороны общества (как бы ни хотелось все списать на внешние изменения). Но по-другому и быть не могло – СМИ и общество смотрят не через ту оптику. В результате происходит подмена картины: потерю востребованности связывают с внешними изменениями, тогда как они – лишь среда для воплощения неизменной предметности и функций СМИ. Формы воплощения могут меняться – бытийное содержание нет. Поэтому кризис может быть вызван только одним, извращением – частичным или полным отказом от своей предметности, функциональности, миссии. Современные СМИ сами повредили свой генный код, нарушив иммунную систему инфицированием неверным видением своих функций – от политиков, социологии, самих журналистов. Всех тех, кто претендует на управление нашим вниманием и умом в манипулятивных и государственных «интересах». Тем самым контекст и дискурс СМИ дезориентирован, а любая социальная дезориентация есть состояние ресурса, но не субъекта. Вот СМИ и перестали быть субъектами, а в бессубъектном качестве – неспособными к адаптации к изменениям или их порождению. К полноценной рефлексивной и проактивной позиции.

Но все толкователи кризиса именно в этом месте производят подмену и переворачивают с ног на голову – за причину выдаются изменения внешней среды, тогда как повреждено внутреннее, код журналистики, ее самость. В результате сосредотачиваются на чисто операционных аспектах снятия кризиса СМИ (оперативности, интерактивности, мультимедийности, вовлечении читателей, рекламе и т.п.) и общих фразах: «быть актуальными», «интересными» и т.д.

Из сказанного ясно, что логичным выходом из кризиса является устранение извращений, неполноты современной журналистики и нецелостности СМИ в целом. Восстановление ее генофонда и ролевых функций. Это же означает, что мы должны говорить о Полной Модели журналистики в современной цивилизации, ее когнитивно-социальном коде.

Выше названная причина кризиса СМИ – частичный отказ от своей миссии и предметности – она поведенческая («отказываемся от того, что имеем»). Но причина более глубокого залегания состоит в том, что то, что имеем, само повреждено. Поэтому Полная Модель журналистики не может быть восстановлена без метафизической перенастройки ее кода.

На рояле можно сыграть, только если он настроен. В противном случае будет просто бессмысленный перебор клавиш – бессмысленный перебор функций СМИ. Одни и те же клавиши, будучи настроенными или не настроенными, звучат по-разному. В одном случае музыкант, играя, будет признан гением, в другом – никогда. Должны быть клавиши (функции), и они должны быть настроены (код восстановлен). Клавиши (функции) – это съем кода, доносимое всем звучание. СМИ по-своему должны звучать и доносить звук своего кода. Пока же имеем расстроенный рояль, да еще с частично потерянными клавишами (функциями СМИ). Настройка – это всегда привязка к эталонному звучанию, камертону. Показательно, что для человека камертон задан единым и извне: нота «ля» — частота звука, с которым рождается человек, издавая свой первый крик. Тем самым он синхронизируется с миром, Космосом, в котором «все есть ля» («Вселённая»). У СМИ тоже есть свой камертон, и он должен быть найден/предъявлен.

Клише

Наличие клише и штампов по поводу СМИ являются еще одним признаком их кризиса. С ними необходимо разобраться – они дают неверные ориентиры для СМИ и общества, служат суррогатами кода СМИ (выдают себя за него) и тем самым блокируют их развитие. Они как ракушки на днище корабля – тормозят его ход. Или как паразиты, изъедающие плоть незаметно.

К типовым характеристикам СМИ и клише на них относятся: «4-я власть», «субъективность – объективность», «информирование – пропаганда», «просвещение – образование», «самостоятельность – со-весть/сервис». Сейчас нет возможности рассмотреть их подробно. Поэтому исключительно эскизно.

Так, современные СМИ сегодня не являются «4-й властью», но, скорее, продолжают оставаться «второй древнейшей профессией». Чтобы быть властью, они должны быть независимыми, иметь свою метафизическую точку зрения на общество и сдвигать общество к ней (управлять), иметь легитимность как власть. Такая легитимность может быть обеспечена только одним – способностью СМИ управлять социумом, переводя его из латентно-нейтрального состояния в состояние (или угрозу состояния) прямого общественно-политического действия, и в обратное. Поддерживать этакое маятниковое состояние гражданского общества. И чем выше скорость и больше поводов для такого маятника, тем выше легитимность СМИ и выше их власть. Пока СМИ такой способности не демонстрируют – им сегодня важна не правда, а собственная капитализация (поток рекламы). Сегодня они как бы «власть», но потому что от них пока нельзя отказаться совсем.

Другим клише является утверждение – Интернет отбирает аудиторию СМИ и готовит тем самым их смерть. На самом деле, Интернет и соцсети порождают более сложную ситуацию для взаимоотношений. С одной стороны, соцсети одновременно потребители, читательская аудитория СМИ, с другой стороны, их конкурент по контенту и скорости подачи информации. Но соцсети породили одновременно избыток информации – белый шум. В него разом уперлись все – соцсети и СМИ. И на фоне этого на первый план опять вышли профессионализм (качество информации), доверие и публичность, которые могут быть конвертированы в социальное действие – создание имиджа и его капитализацию, публичную защиту от несправедливости и т.д. Если соцсети создали распределенное знание, то СМИ способны поддерживать концентрированное знание с фокусом на него от более широкой аудитории, чем это удается сегодня соцсетям. Указанный на рис.1 субстрат «внимание» остается пока в руках СМИ и пока не просматривается, как соцсети его могут перехватить. Соцсети хорошо в создании локального внимания. Тогда как всеобщий фокус только и может создавать коллективного субъекта масштаба цивилизации.

Ментальным клише также является педалирование роли информирования СМИ – с различных точек зрения, позиций, получения «правды». Педалируют роль зеркала, равноудаленного и объективного. Спору нет (простите за пример): негоже сморкаться в рукав, сидя за столом, но это не есть смысл приема пищи. Так и здесь, информирование с различных точек зрения есть информационный этикет, но не сам смысл журналистики. Сплошь и рядом нарушение этого принципа не должно отвлекать от главного – что журналистика строит и как это резонирует с цивилизационными мейнстримами? То, что четвертая власть внутри себя этична – прекрасно, но не пора ли из младших классов переходить в старшие? Понемногу брать на себя ответственность за большее.

И тут возникает тонкий мировоззренческий, морально-психологический и инструментальный момент. Существует клише, что СМИ «должны быть объективными». Но более оправданное мнение состоит в том, что журналист, как и адвокат, не должен быть «объективным» — он всегда должен оставаться «субъективным», но честным и неподкупным. Объективность же есть достигнутый или недостигнутый результат коммуникативного, состязательного и социального взаимодействия. Поэтому информирование со всех сторон не есть действие, направленное на объективность прессы. Это – белый шум, первичка.

И важно, на чем основана «субъективность» журналиста, конкретного печатного органа? Ответ: на «пассионарности – видении Будущего/смыслов» самими СМИ. Если это у СМИ есть, то они субъект (а не управляемый объект) и тогда к ним приложимо понятие «субъективности». Сначала собственное «Азм есмь» в соотнесении с предельными смыслами жизни, трансценденцией, потом предъявление себя (печатного органа) в этом качестве общественности и только после этого ориентированное на трансценденцию информирование читателей (текучка).

Выход на собственную трансценденцию (служение ей и освещение ею) осуществляется двояко – личным выбором сотрудников прессы и профессиональной ролью платформы (коммуникатора, синхронизатора, организатора) как печатного органа. Профессионализм тут состоит не в журналистских компетенциях, а в психологических и управленческих – во владении социальным инжинирингом, психоинжинирингом, конфликтологией, умении работать с мнениями и коллективным творчеством (коллективным разумом) и т.д., в их специфическом применении – через прессу. Владеть матричными социальными и информационными технологиями, построенными на принципах ризомы (грибницы как особой структуры) и 3D текстов (проект, начатый Google и в виде открытой IT-платформы доступен всем). Если наша четвертая власть этим не владеет, то она и не власть, а информатор.

Еще раз: если у конкретной газеты нет мировоззренческой высокой цели и проектности, то она не может быть объективной, т.к. в этом случае нет ее мировоззренческой субъектности. Поэтому общественность, прежде всего, должна требовать от нее миссии. Четвертая власть без миссии и субъективного взгляда на ее основе (исходя из служения миссии) – не власть. «Объективность» возникнет автоматически из субъектности – как твердая линия следования своему. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
____________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Статья «The Collapse Of ‘Real’ Media Credibility (In 3 Simple Images» — http://www.zerohedge.com/news/2016-12-07/collapse-real-media-credibility-3-simple-images


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати