Владислав Сурков
Фото с сайта echo.msk.ru/

Как часто в ответ на доброту мы наталкиваемся на грубость. Вот и в Живом Журнале писателя Захара Прилепина в комментариях к одной из записей некий небезызвестный российский журналист обращается к Захару: вы, мол, написали о Суркове (заместителе руководителя администрации президента) удивительно героический красивый очерк… А в ответ ему – от Прилепина:

вы или неумны или не умеете читать(!!!)
…очерк о Суркове был прозрачен — я писал о человеке, который пытается преодолеть собственное непобедимое декадентство, и преодолеть его не может…

Странно: ну не нашел тот самый небезызвестный журналист в Захаровом очерке что-то там о декадентстве. И зачем же так сердиться? Мне захотелось с тем очерком ознакомиться. Мое любопытство удовлетворил журнал «Коммерсантъ Власть» под номером 20 за 23.05.2011 г. Только вот то сочинение Прилепина о Суркове, что размещено на страницах «Власти», назвать очерком весьма затруднительно. Поясню. «Власть» предложила нескольким писателям написать за крупных фигур современной российской политики будущие этих фигур мемуары. Вот Прилепин и «смоделировал» воспоминания Суркова из тринадесятого года о том непростом времени, когда Сурков находился у власти. То есть о нашей действительности. Я данные «псевдомемуары» почитал. И что здесь декадентского? Наверное, подумал я, надо получше понять Суркова по Прилепину. А там и о декадентстве прояснится.

Сурков Прилепина видит себя оч-чень большим человеком. Вы скажете: да так оно и есть? Сурков и на самом деле обладает огромной властью? Насчет власти – да. Но это ведь взгляд из будущего. Согласитесь, что из будущего возможно и иное видение. К примеру: что – моё ничтожное кремлевское существование в сравнении со вселенскою нежностью бомжа к бомжихе в подземном переходе? Однако, Прилепин намеренно раздувает образ Суркова до некоей абсолютной самодостаточной властной величины:

…Я-то знаю, кем был я, пока вы были никем…

Величина Суркова Прилепиным не просто констатируется. Она укрепляется художественно. Всё ж известного писателя «псевдомемуарить» позвали. Для возвеличивания хороши умело подобранные вторые планы из съежившихся стихий, всяческих природных явлений, а также явлений рукотворных, например, милицейских управ или гидроэлектростанций. Пример желаете? Прилепин еще в начале «псевдомемуаров» Суркова вдохновенно создает образ виденной Сурковым-ребенком огромной чеченской горы, которая вдруг стала вросшей в землю перед настолько же выросшим за время пребывания в аппарате президента явившемся пред нею Сурковым – государственным деятелем:

…То я помню залитую солнцем огромную чеченскую гору, на которую я мечтал забраться полвека назад, в пять лет. Мне потом долго хотелось вернуться туда. Но когда я вернулся много лет спустя, горы почти уже не было, она словно вросла в землю. Остался скучный холм, который я мог бы перейти за семь минут. Посмотрев на него, я отвернулся и ушел прочь…

То же о милиции. …Милицейская управа казалась Суркову-ребенку огромной, и все люди, заходившие в это здание, зачаровывали его — от них веяло властью… Спустя же годы Сурков-государственный деятель якобы видит то самое здание похожим на детский сад с зарешеченными окнами… Данный образ «у милицейской управы» закрепляет и усиливает предыдущий образ «перед чеченской горой». Кстати, почему к нашей милиции (полиции) должны уважительно относиться только простые россияне? И почему для власть имущих наша милиция (полиция) вдруг оказывается детским садом? На этот вопрос я у Прилепина ответа не нашел. Зато обнаружил еще один применяемый Прилепиным выразительный прием: возвеличивание Суркова-кормильца в контрасте с находящимися рядом намеренно умаленными пожирающими из рук г. Суркова любую пищу кроликами-мыслителями:

….где эти разнокалиберные рыцари распила, которые опускали глаза при моем появлении, как тот самый стыдливый вор в известной книге?..

…как будто я не знал, что Б-с глуп, С-н глуп и злобен, а Я-ко просто мерзавец!

…где все эти губастые, с розовыми щеками мыслители, которые смотрели на меня, как кролики, и ели с моих рук любую пищу?..

А я вот со страниц этой статьи возьму, да и спрошу Владислава Суркова: ну, вот видели вы, как утверждаете, этих рыцарей распила насквозь. Знали, что они воры. Так зачем же вы этим ворам покровительствовали?

Впрочем, это наверняка вопрос без ответа. Той же цели возвеличивания служит набросанный Прилепиным образ Суркова – ястреба:

помните, как у Бродского ястреб вырывается в разреженную атмосферу?

Здесь Захарушка нас отсылает через тайные ассоциации к явным, а именно «Песне о Соколе» Горького. Хотя, может, к «Песне о Буревестнике»? Кстати, там где-то неподалеку бродит еще и глупый пингвин. Но это, наверняка, обо мне. Вернемся к Суркову. Смею сделать вывод: перечисленное ранее «раздувание» Суркова суммируется в образ человека с сильнейшей манией величия. Вы опять спросите: а какая тут мания, если величие уже есть? Величие от занимаемой человеком должности? А я отвечу, что мания величия – величина бесконечная. Чем выше должность, тем больше величия требуется. Это находящимся «на дне» величия и не надо. Доказательством же мании величия Суркова по Прилепину является категорическое Сурковым отрицание местоимения «он» и бесконечная любовь к местоимению «я»:

…Помню, как за три года до известных событий пламенный Э-д тогда еще с позиций трибуна (а не с позиций трибунала) утверждал, что в России два политика: он и я….

…Помню, как за два года до известных событий мой единокровник писатель Г-н говорил, что в России два мыслителя: он и я

…Помню, что таким же образом рассуждали еще один философ, еще один проповедник и еще один несостоявшийся Цезарь: они равняли себя и меня. Все они так хотели танцевать со мной в паре…

…Но право слово, я ни с кем себя никогда не сопоставлял, и то была не гордыня. В то время когда работал я, в стране было два политика, два мыслителя и два философа: я и я…

А я вот со страниц этой статьи возьму, да и спрошу Владислава Суркова: а чем вы, Владислав, занимались, находясь столько лет у власти? Захар Прилепин утверждает, что философствовали и танцевали. А еще, мол, в шахматы играли:

…это была сложнейшая игра, и я играл минимум на трех досках сразу. А какое количество политических персонажей было уверено, что тоже играет со мной или против меня, в то время как я даже не помнил об их существовании…

А как же, Владислав, Россия? Ведь надо было заниматься Россией. Надо было болеть. Душою. Если находишься наверху, ты обязан болеть за низ. А не искать себе пару для всяких сомнительных занятий. Прискорбно, но факт: все эти полит-игрульки, полит-танцульки и полит-философствования скармливающего любую пищу кроликам-мыслителям Владислава Суркова и есть первейшая причина того состояния глубочайшего упадка, в котором ныне пребывает Россия.

Захар Прилепин
Фото с сайта zaharprilepin.ru/

А что по поводу данного упадка думает оппозиционер Захар Прилепин (настоящее имя Евгений Лавлинский)? Да, я забыл оговориться: Захар Прилепин причисляет себя к оппозиционерам. Более того: является членом запрещенной Национал-Большевистской Партии. Гневно ли Захарушка клеймит своего идейного недруга, причастного и к таинственным перелетам энных долларовых потоков через Атлантический океан в карманы скромных российских парламентариев, и к зачатию (в роли зачинающего мужского начала) разлагающейся от рождения партии «Единая Россия»? Вовсе нет. Прилепин не упоминает о данных безобразиях ни слова, снова и снова склоняющий голову перед некоей абсолютной самодостаточной властной величиной уже непонятого пророка будущей веры:

…Но если они действительно пришли создать новую веру, то я был не Пилат ее, а непонятый пророк…

Конечно: украсить ветхозаветностью образ Суркова, получившийся слишком уж схематичным, не помешает. С той же целью придания образу Суркова уже глубины набросана та лирическая сцена, где Сурков-пенсионер, вдруг бедный простой россиянин, смиренно колет снег на крыльце своего домика:

…а пока я пойду колоть снег…

… неразумно преувеличенные слухи о моем богатстве остались слухами, у меня ничего нет, и мне достаточно того, что я на свободе…

Может, это юмор? Насчет бедности Суркова? Оказывается, Прилепин большой юморист:

…у меня есть небольшая музыкальная студия в подполе и скромная библиотека, вывезенная из Кремля,— больше мне брать оттуда было нечего…

Очень понравилось это: больше брать было нечего. Сказано со слезой. А куда, господин Сурков, простите, подевался упоминаемый молвой ваш свечной заводик в Самаре? Ой, неужели, Владислав, такою вот нищетой закончилась ваша многолетняя дружба с интереснейшей организацией «Альфа Банком»? А в ответ – тишина. Может, Захар Прилепин что-нибудь нам прояснит, к примеру, о собственности драгоценнейшей супруги Суркова в Геленджике? Не дождетесь. Оппозиционер Прилепин старательно обходит в своем сочинении скользкую тему собственности своего клиента. Зато снова и снова намекает на Суркова околомузыкальные и окололитературные пристрастия. И, не имея вкуса понять, что состряпанное им литературное блюдо получается приторным, все добавляет и добавляет в него сахарку славословия, рисуя Суркова благодетелем, сохранившим Россию для новых свершений, чуть ли не спасителем России:

…мы с таким человеческим материалом умудрились сберечь страну для новых свершений…

…Придуманное во многом именно мною государство справилось с нищетой, сепаратизмом, смогло остановить распад армии и госаппарата, вытеснить одиозную олигархию…

И в чем это сбережение Сурковым России выражается? Уж не в грабительском ли истощении ее недр в пользу некоторых частных лиц и в ущерб будущему наших детей? Какая ложь… Это, вырвавшееся у меня, слово: ложь… Оно лучше всего характеризует написанное Прилепиным. …- Для чего оппозиционер Прилепин написал такой лживый очерк? – думал я. — А настоящий ли оппозиционер Захар Прилепин?

Но давайте вернемся к декадентству:

…очерк о Суркове был прозрачен — я писал о человеке, который пытается преодолеть собственное непобедимое декадентство, и преодолеть его не может…

Нет в данном разбираемом литературном материале декадентства. Я так и не понял: зачем было Прилепину упоминать о декадентстве, которого нет? Не понял, и данную тему оставил.

А несколько дней спустя совершенно случайно нашел в сети еще одну статью Прилепина: «Преодоление декаданса», в которой Прилепиным как раз таки и доказывается декадентство Суркова. Но вначале о декадентстве вообще.

Что такое декадентство? Самый распространенный ответ: декадентство это упадничество. Этот ответ не может быть верным. В силу своей однозначно негативной окраски. Взгляд на декадентство как на упадничество и вырождение есть ложная линия пытающихся приладить философию к классовой борьбе советских идеологов:

…Декадентство (франц. decadence, от позднелат. decadentia — упадок), общее наименование кризисных явлений буржуазной культуры конца 19 — начале 20 вв., отмеченных настроениями безнадёжности, неприятия жизни, индивидуализмом…

Как же смотреть на декадентство? – спросите вы. Я вам отвечу: не как на упадок, а как на отход. Разница очевидна. Декадентство это декларируемый отход от основного пласта культуры, как загнивающего, мертвенного, ложного. Так вот русские декаденты начала двадцатого века совершенно справедливо считали загнивающим, мертвенным и ложным основной напитанный материализмом пласт культуры и искали пути отхода: назад, в идеализм, а на самом деле – вперед. Это о культуре. А что насчет экономики и политики? Может ли чиновник быть декадентом? Наверное, да. Если видит свою деятельность, деятельность иных чиновников, включая президента и премьер-министра, вредящей России, и ищет пути отхода в полезное и истинное. Ведь так? И вот теперь, помня об этой точке зрения, давайте ознакомимся с доказательствами декадентства Суркова по Прилепину из статьи «Преодоление декаданса». Оказывается…

Захар Прилепин
Фото с сайта zaharprilepin.ru/

Сурков – декадент – потому, чтоявно не из той оперы, вернее сказать, не из той литературы…

Сурков – декадент – потому, что…, к самому понятию «декаданс»… относится крайне негативно. И декларирует это…

Сурков – декадент – потому, чтоэтот тип людей: с одной стороны, они всегда презирают всевозможную богему, вялых поэтов со слабым рукопожатьем, томления их поэтические и рефлексии; с другой – их мучительно тянет в сообщество людей культуры, привлекает их терпкий вкус тления, сладостное, и столь точно формулируемое – хоть в музыке, хоть в поэзии — ощущение распада…

Сурков – декадент – потому, чточетвертый человек в Кремле, как известно, сотрудничает с братьями Самойловыми (группа «Агата Кристи») и даже записал с ними альбом своих песен. Владислав Юрьевич у нас поет и сочиняет, если кто не знал…

Сурков – декадент – потому, чтотексты Владислава Суркова – явное декадентство:

Светел ли твой свет,
Мрачен ли твой мрак?
Не вспоминай ответ,
Это я так.
Так ли твоя месть
Алчна, как в эти дни?
Не говори мне здесь,
Мы не одни…

Количество данных «доводов» никак не может перейти в качество, то есть в доказательство декадентства Суркова. И потом, напомню: речь о крупнейшем государственном деятеле. И каковы же они, те государственные нехорошести, с которыми Сурков категорически не согласен, и от которых намерен, как декадент, к хорошестям отойти? Это, конечно, ирония. Если б Сурков на самом деле хотел бы быть декадентом, ему пришлось бы провозгласить направленной на умаление России свою собственную многолетнюю деятельность. Впрочем, далее в той части очерка, что посвящена встрече Прилепина с Сурковым в Кремле говорится о каком-то там Суркова упадочничестве:

…Сурков говорил три часа, и вся речь его, по сути, была преодолением декаданса. В том смысле, естественно, в каком это слово упоминает Сурков: декаданса, как психологического и социального упадничества. Литература не при чем.

И в чём то упадничество выражается?

Упадничество Суркова основано на его ощущении поражения от того, что случилось с Советским Союзом. А так же на его ощущении поражения Советского Союза в холодной войне.

Ах, вот она, ты боль, которую Владислав Сурков носит в себе! Бедняга! Ежедневно переживает: да как же мы докатились до того, что Советский Союз развалился? Да как же мы эту беду преодолеем то? Впрочем, преодоление идет вполне успешно:

— Мы не проиграли, — сказал Сурков, — Мы вообще более свободны, чем когда бы то ни было за всю историю России.

И… никакого поражения в холодной войне Советский Союз не понес. Это версия Запада. Почему она так легко прижилась? Потому что были реальные социальные потрясения и реальная потеря территорий.

…Если извлечь cухой остаток из сказанного, то можно свести его к нескольким ключевым фразам.

Нас никто не побеждал.

Наши мега-компании идут конкурировать на мировой рынок.

Никаких догм у нас нет.

И не меряйте нашу демократию. Мы сами себе весы.

Все это, без сомнения, явные доказательства преодоленного упадничества. Кажется, что в словах звучит некий металл, быть может, для кого-то даже драгоценный.

Захар Прилепин
Фото с сайта novayagazeta.ru/

Фразу Прилепина насчет «драгоценного металла» голоса Суркова я приплюсую к начатому в «псевдомемуарах» возвеличиванию. Замечу, что «псевдомемуары» все же похудожественнее и поинтереснее. «Преодоление» же «декаданса» я вижу идущей на сцене театра разочарования фальшивой бездарной пьесой, в которой только два действующих лица. Подумаете, Сурков и Прилепин? Вовсе нет. Действующие лица этой пьесы: «плохо» и «хорошо». Вначале на сцену выходит «плохо» и мямлит что-то насчет упадничества по поводу распада Советского Союза. В данном случае это «плохо» облачено в одежды «декадентства». Пора появиться «хорошо», и оно, то «хорошо», выбежавшее на сцену в одеждах «преодоления декадентства», тут же сменяет «плохо». И, потому, что актеры «плохо» и «хорошо» играют, руководствуясь не с какими-то художественными задачами, а дешевой закулисной интригой, данная пьеса-очерк есть ложь. Чем же она заканчивается? После выхода «хорошо» Прилепин понимает, что образ «идейного противника» получился больно уж сладким. И – Прилепиным на сцену снова выводится «плохо». Оказывается, «декадентство» Сурковым преодолено, но мнимо. И это выясняется при возвращении Суркова домой (Рязанская область, Скопин, ноябрь, минус сорок).

…Но достаточно придти домой, включить пластинку с песней Суркова, чтобы это ощущение исчезло: «Время угрюмое, кончились праздники, Мир и покой. Ломятся в дверь, это черные всадники, Это за мной. Пусть меня гонят сквозь город простуженный И через мост. Прямо туда, где метелью разбуженный Старый погост. Буду бежать без оглядки, без отдыха, Только быстрей. Слыша в аккордах морозного воздуха Топот коней»…

Такое ощущение, что это скачет медный всадник. И величественный Петр по-прежнему различает в ледяном царедворце смятенного и слабого человека.

Человек бежит прямо к черному разлому в собственном сердце.

Не понимаю: как данная песня: «время угрюмое, кончились праздники», «величественный Петр» и «человек с разломом в сердце» связаны с поражением в холодной войне и распадом Советского Союза? Ведь декадентство, если оно преодолено мнимо, должно вернуться туда, откуда началось? Впрочем, в данной пьесе-очерке столько нелепостей и несогласованностей, что еще одна несогласованность никак не помешает.

Попытаюсь обобщить: о чем же эта статья? О Владиславе Суркове? Да. Думаю, Сурков на страницах этой статьи, Сурков по мне гораздо более правдив, чем Сурков по Прилепину. Эта статья о Захаре Прилепине? Да. Как мы выяснили, этот человек, строящий из себя оппозиционера, на самом деле «лепится» к власти. И это, в принципе, личное дело Прилепина, куда его шатает: вправо или влево. Главное и не личное: желание Прилепина угодить и вашим, и нашим приводит к тому, что созданные им литературные произведения мертвы. Эта статья о декадентстве Суркова по Прилепину? Да. Это декадентство вместе с его мнимым преодолением – ложь, нужная как Суркову, так и Прилепину. Для Суркова его мнимое декадентство что-то вроде очередных политигрулек, следующего хода в шахматной полит-партии с партнером по очередному полит-танцу. Для Прилепина мнимое декадентство Суркова – страховка на случай подозрений со стороны товарищей по партии. Если вдруг спросят: а чего это ты о властях пишешь такие светлые героические очерки? А вот тут придуманное декадентство и пригодится. Тем более, что данное хитрое словцо не слишком уж и ругательное. И власти сыты, и членство в партии цело. А то, что ложь? Да кого сейчас ложью удивишь? Вот только читатель прилепинских очерков должен верить в написанное Прилепиным как чистейшую «правду». И, когда некто умный, вчитавшийся в Прилепина, не увидит, к примеру, никакого декадентства, и поставит эту «правду» под сомнение, в ответ сразу же зазвучит испуганно и жестко:

…вы или неумны или не умеете читать…

Если писатель набирает популярность, он становится перед выбором: или подстраиваться под власть, или быть на стороне народа. Думаю, это неизбежно. И я дам тому молодому набирающему популярность писателю совет. Если хочешь подстраиваться под власть – подстраивайся. Это личный вопрос твоей совести. Если решился быть с народом – будь. Это правильное решение твоей совести. Но, главное, никогда не работай на «два фронта». Если ты решишься это сделать, все твои вещи сольются в посредственную лживую пьесу, всех твоих живых персонажей вытолкают со сцены театра разочарования появившихся два актера: «хорошо» и «плохо». И стоит ли всю жизнь страдать по декадентству, чтобы в конце концов оказаться Захаром Прилепиным?

Леонид Шимко, геосимволист


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати