Окончание. Начало здесь

Aut Catsar, aut nullus

Социологические опросы показывают, что граждане России сейчас, как и во все последние годы, скорее одобряют, чем осуждают политику премьера Путина. Но качество этого одобрения совсем не то, что было когда-то: оно чуть теплое, без всплесков искреннего энтузиазма.

Рулевой

Встречаясь недавно с магнитогорскими металлургами, премьер Путин, среди всякого-разного, не без ностальгии вспоминал о том, как он в 1999 году случайно (?) запустил в оборот некую неполиткорректную фразу, и о том, какой резонанс его пиар-импровизация вызвала в тогдашнем обществе.

Мочить в сортире! Так много в этих звуках для сердца русского слилось, так много в нем отозвалось… С этим боевым лозунгом Владимир Путин прошел победным маршем свою первую избирательную кампанию и стал не просто президентом, а настоящим лидером народных надежд в стране, уставшей от пораженческих настроений. Затем его популярность, приобретенная одномоментно, в течение ряда лет обеспечивала политическое благополучие всей российской верхушки.

Много воды утекло с тех пор в Москве-реке, и много пиара протекло сквозь головы политизированных обывателей.

Волшебная формула 1999 года утратила свои чары. Народ российский по инерции, голосует за действующую власть на выборах, но уже ощущает некую усталость от своего незаменимого лидера, и – в особенности – от его громоздко-безликой «Единой России».

В таких условиях прочность политических позиций премьера Путина обеспечивается, главным образом, когортой старых друзей-соратников, занимающих высшие государственные посты. Стабильность этой политической конструкции в немалой мере зависит от доверительных отношений, связывающих Владимира Путина и его выдвиженца на президентском посту – Дмитрия Медведева.

Долгосрочные, грандиозные планы Путина касательно обустройства России – планы, многократно озвученные и всецело одобренные миллионами сограждан – можно ли реализовать, опираясь на хрупкую систему личных отношений, сложившихся между несколькими функционерами верховной власти?

Цезарь, по свидетельству историков, всецело доверял Марку Юнию Бруту, которому покровительствовал ради его матери, считавшейся одной из подруг молодости любвеобильного Гая Юлия. Если бы dictator perpetuus прожил подольше, он, возможно, сделал бы Брута своим политическим наследником – чтобы не отдавать судьбу Римской державы в руки головореза Антония и расчетливого циника Октавиана. Но в 44 г. до Р.Х, Брут потупил принципиально…

Нормальные герои зачастую не ведают, что творят.

Создатели нынешней российской Конституции, как известно, ввели норму, не позволяющую одному лицу занимать пост главы государства более двух сроков. Изначально данный запрет трактовался достаточно строго: два срока и никаких возможностей для третьего. Именно так это понимали сознательные граждане, голосовавшие за Основной закон в 1993 году. Однако позднее мастера юридической эквилибристики стали доказывать, что президентом нельзя быть три сорока подряд, а с перерывом – можно. И Конституционный РФ суд с такой интерпретацией согласился.

Так, что формально Владимир Путин имеет право выставить свою кандидатуру на президентских выборах 2012 г. Избирайся президентом – и спи спокойно, управляя страной на законных основаниях целых шесть лет, а потом — еще шесть, если Господь здоровье сохранит! Много хорошего можно натворить за это время. И много – очень плохого, для России и для самого Путина.

Нелегитимная Россия?

Ведущая специалистка Московского центра Карнеги Лидия Шевцова недавно с чувством глубокого удовлетворения заявила, что «до признания европейским общественным мнением нелегитимности российской власти в результате нечестных выборов остался один шаг». Сказано это было в связи со скандальным неприсуждением Владимиру Путину престижной немецкой премии «Квадрига». Данное событие вызвало волну радостных эмоций в кругах свободолюбивой общественности, и такие же эмоции, надо полагать, побудили г-жу Шевцову забежать далеко вперед по сценарию, который соответствует ее сокровенным желаниям, хотя и не совпадает с логикой реального развития отношений России с ее западными партнерами. Тем не менее, следует отдать должное выдающейся исследовательнице отечественных непорядков: она достаточно четко указала своим работодателям то направление, по которому следует бить пропагандой.

Но даже если правозащитная европейская общественность, солидаризуясь с г-жой Шевцовой, объявит нелегитимной власть Путина, большой беды не произойдет, пока мы, в России живущие, сохраняем, en masse, доверие к своему национальному лидеру. Однако, все – до поры до времени.

Российская демократия – очень хорошо управляемая – так утроена, что у Владимира Путина нет реальных конкурентов на отечественной политической арене. И если он, задвинув Медведева, выставит свою кандидатуру на президентских выборах 2012 года, мы проголосуем за него приличным большинством. А кому еще можно доверить управление государством? Зюганову с Жириновским, кучерявому Боре Немцову или Мише Три Процента? А может – ёрнику Прохорову с его самодеятельным ё-мобилем и ё-моё-партией?

В то же время, наше массовое политическое сознание (сохраняющее память о достославных вождях СССР) устроено не столь комфортно для правителей, как избирательная система РФ. Избрав Путина президентом в третий (и не последний) раз, мы вполне можем ощутить не совсем приятные чувства собственной гражданской неполноценности и обиды за Отечество, которое никак не может стать вполне демократическим. А еще нам будет слегка стыдно за нашего национального – уникального в своем роде – лидера, если он встанет в общий строй постсоветских пожизненных диктаторов, которым нечего терять, кроме власти.

Нечто подобное произошло в духовно близкой нам Белоруссии, где братьям-славянам уже невмоготу терпеть власть батьки Лукашенко – а он так всегда заботился о благе своей страны и своего народа!

Владимира Путина вряд ли соблазняет такая перспектива. Поэтому на пост президента в 2012 году он, вероятнее всего, не станет выдвигаться, если не возникнут какие-либо крайние обстоятельства.

Тандем-2012

Путин и Медведев пока еще не раскрывают свои планы, но, судя по многим косвенным признакам, намерены сохранить свой тандем после 2012. Однако порядок взаимоотношений между президентом и премьером не может остаться таким, каким он был установлен в 2008 году, когда главным политическим ресурсом Медведева было доверие, оказанное ему Путиным. Теперь это две почти равновесные фигуры. Перераспределение властных полномочий между ними на период 2012 года – главная интрига начинающегося сезона больших политических игр. В ее контексте раскрывается подоплека некоторых примечательных событий последнего времени.

Медведеву необходимо, как минимум, обрести свободу рук в подборе кадров Администрации президента, включая право подбирать по своему усмотрению (без консультаций с кем-либо) главу АП. Первый пробный шаг в этом направлении – назначение, по личной президентской инициативе, специальных уполномоченных по инвестициям в федеральных округах.

Путин укрепляет свой контроль над обеими палатами парламента.

Следует ожидать, что в составе единороссовской фракции в Госдуме в ходе предстоящих выборов произойдут существенные перемены. При этом утратят мандаты некоторые чрезмерно свободолюбивые, элитарные депутаты, проявляющие склонность откликаться на либеральные позывы президентского окружения. Их заменят выходцами из региональной глубинки – выдвиженцами Народного фронта, затеянного национальным лидером в качестве механизма обновления застоявшихся рядов парламентского большинства.

Вполне обоснованным выглядит и решение о замене спикера Совет Федерации. В условиях, когда политические целеустремления двух первых лиц государства все еще нераздельны, но уже неслиянны, третий по значимости пост в государственной иерархии приобретает особе значение. Лицо, занимающее этот пост, может, при известных обстоятельствах, исполнять роль разводящего в конфликтных ситуациях самого высокого уровня, выражая солидарное мнение региональных начальников. Понятно, что на такую роль совершенно не подходит Сергей Миронов, с его неутоленными вождистскими комплексами, с его склонностью к опрометчивым заявлениям и экстравагантным поступкам. Иное дело – Валентина Матвиенко, дама приятная во всех отношениях, при том – отменно вышколенная в комсомоле, а затем в команде Евгения Примакова, из которой она плавно перешла в команду Путина.

Соответствующая кадровая рокировка осуществлена по всем правилам бюрократической этики и эстетики, четко и непринужденно – путинская политическая стилистика здесь вполне проглядывает. При этом интерес самого премьера остался в тени: Матвиенко выдвинута в СФ непосредственно Медведевым, с подачи неких губернаторов. А что еще могли предпринять президент и его советники-соратники? Если бы симпатичная г-жа Матвиенко осталась без высочайшей протекции, на посту спикера СФ вполне мог утвердиться временно его занявший Александр Торшин – жесткий патриот, прославленный в качестве борца со Страстбургским евросудилищем по правам человека. Или кто-то иной, ему подобный (соответствующих кадров в путинском резерве хватает).

Все эти, а также многие иные сюжеты, будоражащие отечественное информационное пространство, можно рассматривать, как предварительные запевки к песне о главном, которая непременно должна быть исполнена до выдвижения кандидата в президенты от партии власти.

Вопрос вопросов российской политики – порядок формирования правительства на шестилетний период после марта 2012 года. Если в кадровых вопросах последнее слово сохранится за премьером (как было до сих пор), президент останется, по существу, ритуальным главой государства. Это не устраивает Медведева и – в особенности – молодых и не очень молодых честолюбцев из его окружения, требующих для своего патрона всей полноты конституционных полномочий, а для себя – реального допуска к важнейшим рычагам государственного управления. Если же Медведев получит возможность по собственной прихотливой воле назначать и увольнять высших правительственных функционеров, Путин утратит важнейшую из своих нынешних властных прерогатив. Он уже будет не фактическим руководителем государства (как сейчас), а всего лишь исполнителем президентских повелений. Такая перспектива, очевидно, неприемлема для премьера – национального лидера.

Для сохранения нынешнего тандемного механизма верховной власти потребуется весьма сложная система компромиссных решений, гарантий и страховок. Создать такую систему – так, чтобы она продержалась в течение последующих шести лет – будет весьма непросто. И не только из-за чьих-то личных амбиций.

Пока народ-электорат безмолвствует, ожидая, когда его позовут к избирательным урнам, очень многие достойные, успешные по жизни люди стремятся к радикальным переменам в российской власти. Эти люди страстно жаждут свободы, демократии – для себя и себе подобных. И возлагают большие надежды на следующее президентство Дмитрия Медведева.


комментария 2 на “В России что-то происходит. Для сохранения нынешнего тандемного механизма потребуется сложная система компромиссных решений (2)”

  1. on 27 Авг 2011 at 9:15 дп Наблюдатель

    И что, зря конституционный суд суетился?

  2. on 28 Авг 2011 at 11:20 дп Юрий Носков

    Все говорит о том, что те, кто реально
    влияет на «выборы» Президента сделали ставку
    на Матвиенко. Отсюда и фраза европейцам — новый
    кандидат вам понравится. Это примитивная игра
    в Екатерину.

    Те кто на бугре деградировали до такой
    степени, что 2012 год становится неизбежным…
    причем с весьма широким диапазоном дальнейшего
    развития событий.

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати