Продолжение. Начало темы – здесь, начало текста Лиэтара — здесь, предыдущее – здесь.

Тамплиеры, банкиры от бога

Сегодня мы завершим чтение фрагмента книги Бернара Лиэтра «Душа денег», посвященного истории иньских денег в средневековой Европе. Далее автор будет прослеживать историю этих денег древнем Египте в котексте культа Изиды, но мы опустим этот фрагмент, чтобы не перепечатывать всю книгу. В дальнейшем мы еще вернемся к выкладкам Лиэтара, прочтем несколько отрывков, посвященных современному состоянию архетипа Великой Матери и перспективам иньских денег. А сегодня Лиэтар объяснит, почему все-таки на рубеже 13 – 14 веков наступил экономический упадок, и рухнула система демеранжа. Интересные объяснения, но симптоматично, что автор ни слова не говорит о том, что в этот период произошла очень и очень интересная для исследователей Осьминога вещь: был разгромлен орден Тамплиеров, «финанситстов от бога», как его называли. Читая текст Лиэтара будем иметь в виду две переломные даты: 1291 год — падение Акры, последнего оплота Тамплиеров в Святой Земле, и 1307 год — «тамплиерский погром» во Франции и начало процесса над Орденом. О том, какое отношение это имеет к истории денег мы еще поговорим, а пока советую почитать два текста, опубликованные на Осьминоге (этот и этот). А Лиэтар пишет:

Злоупотребление системой демереджа

Неудивительно, что некоторые сеньоры с жадностью накинулись на деньги от дохода, извлекаемого из перечеканки. Один из первых примеров такой чрезмерной жадности имел место в Англии, когда Гарольд I перечеканил монеты в 1038 году, всего через три года после того, как это сделал Кнут, а Гартакнут повторил это в 1040-м, двумя годами позже. И дворянство, и население в целом отреагировали на происходящее таким образом, что английские короли были вынуждены притормозить этот процесс и соблюдать более разумные интервалы для перечеканки.

Процедура перечеканки дольше сохранялась в Германии и Восточной Европе. Но даже там к XIV веку стали происходить злоупотребления на этой почве. Архиепископ Викманн из Магдебурга дважды в год отменял деньги в своем поместье. Вскоре начались крайности. Например, герцог Саксонский Иоганн II перечеканивал деньги 86 раз за период своего восемнадцатилетнего правления с 1350 по 1368 годы. Один из правителей Польши менял монеты четыре раза в год!


Централизованная власть

К концу XIII века Французское королевство так расширилось территориально, что стало непрактично отменять деньги. Отметим, что здесь обнаруживается механическая связь между укреплением централизованной власти Ян и исчезновением денежной системы Инь. Чем сильнее король, чем крупнее королевство, тем менее практичным становится сохранение системы демереджа. Одновременно возрастает политическая необходимость в подавлении женщин. Чем сильнее патриархальный импульс, тем более необходимо дать почувствовать мужчине, что он «король в собственном доме».

Заметим также, что королевская чеканка вошла в обиход задолго до этого, но она никогда не была монополией, а теперь это становилось обычным явлением. В период центрального Средневековья крестьяне редко видели «дальние деньги» (сарацинское или итальянское золото, королевские монеты, которые можно было обменивать на предметы роскоши на международных торговых ярмарках) или вообще никогда ими не пользовались. Денежная система, основанная на демередже, была предназначена для местного обмена на какие-либо товары, в то время как золотые или серебряные монеты высокой стоимости обычно использовали для сбережений или тратили на торговлю с дальними странами. Поэтому все средневековые клады сокровищ обычно содержали исключительно или преимущественно золотые и серебряные монеты высокой стоимости, которые не были связаны с демереджем.

Однако благополучный монетарный период завершился во Франции, когда король Филипп IV прибег к обесцениванию денег вместо демереджа с целью безотлагательного удовлетворения своих потребностей.

Понижение стоимости валюты — это отличный от демереджа способ делать деньги из их выпуска в обращение. Это, безусловно, был не новый способ; к нему ранее прибегали шумеры, китайцы и римляне. Поскольку снижение стоимости денег не так заметно, как взимание налогов, ему труднее сопротивляться. Но снижение стоимости денег предполагает инфляцию, то есть падение стоимости самих денег, а демередж — нет.

Филипп IV выбрал более легкий путь и произвел широкомасштабное снижение стоимости денег.

Филипп IV Французский

Обесценивание денег против демереджа

Обесценивание денег — это уменьшение содержания драгоценного металла в монете. Это позволяет тому, кто выпускает деньги в обращение, изготовить больше монет из драгоценного металла. Следовательно, можно заплатить дороже — в расчете на одну марку или один фунт — за драгоценный металл, принесенный на монетный двор, включая старые монеты, которые уже находятся в обращении. Вот почему подданным, имевшим драгоценные металлы или старые деньги, могло показаться выгодным принести их на монетный двор для перечеканки. Конечно, эта иллюзия была непродолжительной, и вскоре наступила инфляция. Подобное обесценивание денег — катастрофа для тех, кто живет на фиксированный доход, например для землевладельцев с их долгосрочной рентой. Но преимущество понижения стоимости денег состоит в том, что поначалу оно не заметно. Инфляция, являющаяся его следствием, — это на самом деле «скрытый налог», который вовсе и не кажется налогом. В отличие от обесценивающихся денег демередж — при правильном применении его — не меняет СТОИМОСТИ денежной единицы. Однако серьезный недостаток демереджа состоит в том, что его легко идентифицировать с налогом.

В конкретном случае с Филиппом IV Французским можно довольно точно реконструировать этот процесс. Годовой бюджет 1296 года, рухнувшийся в День всех святых, показал, что Филипп IV получил 101 000 парижских ливров от своего монетного двора при общем доходе 550 974 ливра. В 1298-1289 годах монетные дворы принесли 1 200 000 ливров, а все остальные источники 800 000 ливров. Прибыль монетного двора, полученная в результате понижения стоимости денег, резко увеличилась, составив большую часть доходов Филиппа.

Такова была монетарная составляющая в период первого Ренессанса в Европе.

Война и пороховая революция

Но почему же Филипп IV попал в столь затруднительное положение с деньгами? Короткий ответ — из-за войны: сначала против Англии (1295), а вслед за ней против Фландрии (1302 и 1311). После этого войны охватили всю Европу. В течение XIV века произошло несколько гражданских войн во Франции, Кастилии, Неаполе и Пруссии; войны между городами на суше и на море в Северной Италии; восстания крестьян в Англии и Франции и ремесленников в городах Фландрии и Северной Италии.

Хотя каждому конфликту сопутствовали особые, свойственные только ему обстоятельства, их основополагающей причиной было укрупнение королевств с централизованной властью — процесс, который провоцировал более частые и более крупные столкновения между ними. К несчастью, однажды выпущенную энергию архетипа Воина остановить трудно.

С начала XIV века новая военная технология с применением пороха постоянно бросала вызов средневековой географической и политической карте. О появлении пушки впервые упоминается в рукописи, датированной 1326 годом. Ее эффективность постепенно увеличивалась — настолько, что к концу XV века исход сражения решало только число пушек и огнестрельного оружия. В 1477 году Людовик XI Французский (1461—1483) применил пушки при взятии крепостей герцогов Бургундских и распространил королевскую власть на всю Францию впервые со времен Каролингов. Таким образом, он создал модель «централизованного правительства, поддерживаемого фискальной системой, при которой пушка была главным сборщиком налогов с непокорных вассалов». Еще более интригующее зрелище было продемонстрировано в 1494 году, когда Карл VIII применил новые осадные орудия и в течение восьми часов не оставил камня на камне от крепости Сан Джованни близ Неаполя. За несколько лет до этого «та же крепость прославилась тем, что отражала осаду в течение семи лет».

Войны не утихали все последующие века: «На европейском континенте не было ни единого мирного года в течение ста лет с 1551 до 1651 года».

Дамы

До XIV века преимущества в войне определяло качество средневековой обороны: крепкая стена вокруг города и добротные воинские доспехи могли долго и успешно сдерживать наступление. Появление пороха, напротив, создало мощное преимущество для наступающих, и с этого времени обычно побеждал тот, кто мог поставить под ружье больше солдат с большим количеством ружей.

Централизация власти происходила одновременно с ростом численности армии. Начиная с XIV века и до Второй мировой в каждой новой войне неизменно участвовали более многочисленные армии, чем в предыдущей. В результате крупные империи постоянно поглощали более мелкие государства, и это продолжалось до XX века. Одновременно уходило время мелкомасштабных монетарных систем вместе с господствовавшими в то время технологиями, допускавшими демередж.

История XIV—XVвеков оказала глубокое психологическое влияние на формирование эмоционального мировосприятия на Западе, и фактически это влияние сохраняется по сей день.


Как был создан дефицит денег

Исчезновение демереджа создало дефицит денег в совокупности двумя способами:

— оно уменьшило скорость обращения денег;
— оно сконцентрировало богатство в руках городской элиты (см. в рамке: «Создание денежного дефицита: город против села»).

С концентрацией богатства у верхушки общества — членов королевской семьи и дворянства — их образ жизни постепенно становился все более роскошным. Именно здесь, возможно, обнаруживаются экономические корни, обусловившие Ренессанс XV—XVI веков.

Для простых людей, напротив, исчезновение демереджа означало рост дефицита средств обмена, и это было надолго. Для них «золотой век» ушел навсегда. Процесс создания денежного дефицита, начавшийся в конце средневекового периода, продолжается и сегодня. На региональном уровне это превратилось в проблему противостояния гетто и предместий, а на глобальном уровне — противостояния развивающихся и развитых стран. Но в конечном счете это все тот же процесс, который Питер Спаффорд характеризует как противостояние города и села в конце средневекового периода (см. текст в рамке). Средства стали более изощренными, но механизм тот же.


Выводы из бессознательного монетарного эксперимента

Эпизод с деньгами, основанными на демередже, в период центрального Средневековья закончился, однако в то время никто не отдавал себе отчета в том, какую роль он сыграл в создании инвестиционной модели, породившей «золотой век».

Подобный эксперимент больше не повторится, по крайней мере в мире, где господствует мужчина. С архетипичес-кой монетарной точки зрения от непривлекательных денег Инь локального значения, облагаемых налогом демереджа, просто отказались, после чего надолго утвердилась монополия дефицитных денег Ян.

Французская монета времен Филиппа IV

Продолжение темы следует
См. также здесь.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати