ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЗДЕСЬ.

ЧАСТЬ 4. НОВАЯ РОССИЙСКАЯ АНАЛИТИКА

В статье А.Денисов указал плюсы и минусы российской аналитики. Мы их перечислили в Части 1 нашей рецензии. Денисов указал их эскизно и на уровне интриги. Поэтому попробуем интригу снять в меру своего понимания.

Для этого есть смысл расширить список плюсов/минусов, чтобы более взвешено их оценить и поставить во весь рост задачу об идеальной российской аналитике. При этом под идеальностью аналитики будем понимать: (а) ее высшую методологическую вооруженность, (б) способность отвечать фундаментальным вызовам времени, (в) конкурентоспособность по сравнению с западной и китайской аналитикой – как по способности информационной обработки действительности, так и по генерации концептуальных разверток Будущего, выработке лучших и опережающих сценариев решения проблем человека и всего мира, (г) способность обслужить новые способы создания стоимости и блага в XXI веке, (д) ее способность обеспечить аналитическую безопасность страны в мирное и военное время.

Очень важно определиться: «А что есть, собственно, российская аналитика? Если она связана с мировоззрением и ментальностью нации и есть способ восприятия и понимания ею мира, то что здесь может и должно присутствовать специфического российского? Вернее даже – славянского. Какие метафизические основания есть и должны быть развиты в российской, национальной аналитике?»

Определение специфичности российской аналитики должно также подвести нас к пониманию того, каким образом аналитика может проложить путь для формирования Русского Проекта, как еще одного условия выхода России из мирового цивилизационного кризиса и условия победы в борьбе за новые модели управления в XXI веке. Важно понимать, где и в чем Русский проект не сможет обойтись без своей аналитики, иначе будет слеп. Причем, тут надо говорить не об обычной, счетной аналитике, а о той, которая «освещает» мировоззренческим светом. Которая сродни мудрости (по Анни Безант — знаниям, соединенным с любовью24) и совокупности сакральных технологий высшей пробы.

И тогда по совокупности нашего понимания мы должны будем согласиться или не согласиться с названием статьи и решить – надо ли, как А.Денисов, начать работать против аналитиков? Надо ли выдергивать одну ножку из-под стула, на котором сидим?

Чтобы ответить на эти и другие вопросы, необходимо предварительно и вкратце определиться, что мы понимаем под аналитикой, каковы сегодня полные списки настоящих и потенциальных плюсов/минусов российской аналитики.

Плюсы и минусы российской аналитики

Перечислим основные недостатки российской аналитики. В скобках будем указывать авторов конкретных указаний:

1. Ангажированность аналитики – по конгломератам (госбюрократии, силовиков, олигархов) и тематическая (Денисов АА). Это ограничивает аналитику рамками заданного дискурса и введением конгломератом запретных тем, невозможностью острой критики самого конгломерата (заказчика и кормильца).

2. Неспособность обслужить политическое и военно-политическое управление страной (власть):

a. непонимание механизма порождения моделей поведения и выбора людей (Денисов АА). После распада СССР не осталось людей, способных генерировать такие модели (это было прерогативой ЦК КПСС);
b. отсутствие постановки задачи аналитической безопасности страны и ее решения (Козырев ИА);
c. отсутствие встройки аналитического видения в облик Русского Проекта, проекта ЕвраЗЭС.

3. Дезориентация российской аналитики со стороны государства — отсутствие (запрет) идеологии и апокалиптики (провозглашения) Будущего; подмена векторов развития скалярными величинами; уход от рефлексии прошлых задач и, как следствие, маниловщина в постановке новых; этический нигилизм, игнорирование тех ограничений, которые «записаны» на языке нравственных ценностей; наличие программ-вирусов (типа деиндустриализации ради постиндустриального будущего, «нефтяного проклятия»); превалирование аутистического подхода взамен реалистичного. «Цель реалистического мышления — создать правильные представления о действительности, цель аутистического мышления — создать приятные представления и вытеснить неприятные, преградить доступ всякой информации, связанной с неудовольствием» (Кара-Мурза СГ25). В результате мы имеем «неопределенность целей, средств, индикаторов и критериев во всех изменениях, которые власть пытается внести в жизнеустройство страны. Это движение «без компаса и карты» грозит России многими бедами».

4. Нанесение прямого и существенного вреда обществу от аналитики:

a. превращение аналитики в экспертократиию – разновидность управляющего паразитизма и искаженной социальной власти (Ашкеров АЮ ). Превращение поиска истины и ее самой в капитал (символический, социальный и реальный), манипулирование экспертными оценками в собственных целях и уход от ответственности за выводы – уход от конкретики, целостного видения, педалирование частностей и многовероятности, нагнетание неверифицируемой сложности. В результате экспертное заключение – не то, что верно, но то, что продано, удовлетворяет вкусам и ожиданиям заказчика. Неполное или искаженное экспертное мнение является видом социальной агрессии и угрозы (Щербинина ЮВ26).
b. экспертократия – скверна, тоже повинна в создании «рынка духовности», где, как на конвейере сортируются, упаковываются и продаются частные мнения, превращаются в «свежий товар» — и именно это процесс извлекает выгоду, а не обладание истиной. Эта скверна подобна сорнякам – через нее уже почти невозможно прорасти истинному;
c. формирование искаженных мысле-образов и введение их в культурный оборот. В результате «тотальное искажение общей языковой (на уровне массового сознания) и индивидуальной речевой (на уровне индивидуального сознания) картины мира»;
d. в результате экспертократия и весь массовый политико-экономический дискурс российской аналитики могут быть уравнены с сетецентричной войной, вражеской колонной в «интеллектуальном тылу и на передовой» России (Козырев ИА).

5. Низкий методологический и технологический уровень:

a. нахождение аналитики (как и общественных наук) в русле западного дискурса — взгляда на мир и его трактовку (Фурсов АИ);
b. ограниченность аналитики только двумя мыслительными операциями – анализом и синтезом и игнорирование других способов познания, в т.ч. оценки (схватывания в целом) и исследования предсказанного (Девятов АП);
c. несистемный подход – даже если при этом используются слова «система» и «синергия» (Анисимов ОС, Ворона ЮС). Это выражается в неспособности, незнании или нежелании осуществить полную цепочку методологического восхождения: «ситуационный – теоретический – философский – методологический подход». В результате аналитика ограничивается механизмами самокоррекции и мотивации и не доходит до механизмов интеллектуальных и оперирования объектно-онтологическими категориями бытия, а сам системный подход применяется с пробелами и ошибками;
d. отсутствие должной «культуры мышления» — слабость методологического и инструментального обеспечения процесса мышления и рефлексии языка в ходе аналитической работы (Анисимов ОС). В результате не используется та эффективность и концептуальная непротиворечивость мышления, которая возникает, если к мышлению подходить как специфическому и верифицируемом процессу последовательного вызревания конструктов мыслей и мысле-образов;
e. отрыв аналитики от метафизического мировоззрения (Анисимов ОС, Кизима ВВ, Козырев ИА);
f. отсутствие современной технологической базы для стратегической аналитики в стране – сети когнитивных центров на базе региональных Big Data (Малинецкий ГГ27, Ларина Е);
g. отсутствие отлаженных процедур использования сетевой экспертизы (Губанов ДА, Коргин НА, Новиков ДА, Райков АН28).

6. Отсутствие специализированного образования под аналитику и его имплантации в госуправление и корпоративный менеджмент; отсутствие заказа от аналитики к науке, в первую очередь, к когнитивным и информационным дисциплинам (Анисимов ОС, Курносов ЮН29). Поэтому и предлагается создание РАШ (Российской аналитической школы).

7. Проигрыш Западу в современных сетецентричных войнах – рефлексивное поведение (от обороны) и отсутствие постановки задачи на регулярный выигрыш в них (Козырев ИА30).

8. Разобщенность аналитического сообщества.

Если упаковать перечисленные недостатки совсем кратко, то российская аналитика на знает, что такое «абсолютное, чистое мышление» (по Ф.Гегелю), «мета-средства аналитики» (уровня сути Бытия, а не уровня событий), каков полный набор «культуры аналитического мышления». Неспособность полноценного аналитического мышления – первично, все остальное – отсюда. «В результате культура предвидения в России не выдержала удара постмодерна – скатилась в суждения, конструирующие любое множество реальностей. Россия стала обществом спектакля, а оно несовместимо с предвидением и проектированием будущего. Наша культура утратила инструменты и навыки для войны «образов будущего». Мы заражены чужими образами-вирусами и экзистенциональными ловушками. И поэтому мы потеряли коллективных субъектов предвидения и формирования образа будущего» (Кара-Мурза).

К достоинствам российской аналитики – потенциальным и существующим – относятся:

1. контр-лефевровские, когнитивные возможности русского языка, соединенные с аналитикой. Это создает возможность передачи одновременно нескольких контентов поверх одного и того же потока данных и затрудняет их осмысление вероятным противником (Денисов АА);

2. открытое (в отличие от Запада) пространство поискового дискурса в России – возможность ставить проблемы широко и по всем аспектам, не натыкаясь на политическое табу. Это становится конкурентным преимуществом в выработке новых моделей управления в XXI веке (Денисов АА);

3. теоретические и методологические наработки в теории творчества (ТРИЗ, Альтшуллер ГС), проектной мыследеятельности (Щедровицкий ГП), новой философии и проблематики Бытия (Дугин АГ, Кизима ВВ, Субетто АИ);

4. не до конца утерянные технологии СССР комплексного народно-хозяйственного планирования, которые являются более сильными, чем те манипулятивные наработки, за которые в последнее время дают нобелевские премии (Кара-Мурза СГ);

5. русская ментальность — троично-парадоксальное сознание, объединенное лево-стороннее и право-стороннее мировосприятие, наиболее способное к образному мышлению и работе обоими полушариями мозга, как следствие, к креативу и нестандартному решению сложных задач (Девятов АП, Бахтияров АР, Гагаев АА, Румянцев АА).

Как видим, все достоинства лежат в области иррациональной – ментальности, культуры, когнитивности и не сводятся к чисто вычислительным и алгоритмическим процедурам, чем силен Запад. В результате это дает иные шансы российской аналитике – иной путь решения: вычислять и обсуждать не столько то, что происходит, сколько оценивать перспективы происходящего в силу отклонения от идеального и истины. Так как закономерным является не только то, что происходит, но и то, что не происходит (отвергнуто как потенция или идеал). И зачастую именно в отвергнутом лежит потенциал успеха. И другое: всякое приближение к идеалу переводит ситуация в автоматизм и высокие степени согласия, гарантий. Факты согласуются не только управлением, но и переходят в режим самосогласования – активного проявления законов Бытия.

Что же нам показывает перечень минусов и плюсов? Несколько принципиальных выводов.

Первый: нынешняя элита, олигархи, бюрократия, корпоратократия не могут быть заказчиками на новую российскую аналитику. Что называется, они не в теме – ни по интересам, ни по зрелости (мировоззренчески). Очевидно, аналитическая братия, в своих здоровых и не ангажированных силах, сама должна предложить новым элитам новый дискурс. Это означает, что аналитики не должны ограничиваться только сервисной ролью. Они должны получить статус, как минимум, «серных кардиналов», придворных жрецов и мудрецов. Цель такого статуса – стать проектантами Будущего России, взять на себя за нее ответственность (в эпоху всеобщей безответственности) и сделать неизбежным следование проекту элитами. Указанный российскими аналитиками вектор движения должен быть воспринят как лучший и безальтернативный. Тогда политические партии и элита будут различаться лишь своей исполнительской ролью и собственным PR по отношению к нему. В таком приоритете аналитики будет выражена сила высших когнитивных знаний перед политическими силами.

Второй: главных аудиторий у аналитиков должно быть две – элита и политики, гражданское общество и интернет среда. Это замкнет круг движения аналитической информации и не позволит никому из него выскочить, в первую очередь, элите и политикам. Заодно этим будет пресечена порочная практика сокрытия высших гуманитарных знаний от общества, положенная древнеегипетским жречеством.

Третий: является важным и тонким моментом переход «профессионала» и «специалиста» в «эксперта» — процедура перевода частных знаний в «видение» и «понимание» — как самими специалистом, так и всеми другими, обществом. Именно тут зарыта «методологическая собака» — должна быть особая процедура выявления и обобществления правильного и цельного видения. Она должна: уметь выводить на полноту модельного видения (концептуальную картину заданной проблематики); выводить на прогноз и критерии истинности, примененные к данной ситуации (показать, «почему это так»); иметь встроенный механизм внутренней непротиворечивости; выводить на императивы Бытия (глубинные законы и механизмы ситуации).

Четвертый: высший аналитический дискурс может быть только производным от понимания Бытия и Русского Мира. Это две метафизические предельные реальности, сопряжение и гармонизацию между которыми и должна обеспечивать аналитика. В этом ее предельная задача. Все остальные задачи – операционные и выводимые из нее. Схематично эта мысль представлена на рис. 5.

Рис.5. Пространство новой российской аналитики

На рис.5 Русский мир есть ментальное и культурное отражение Бытия, стратегическое самопрограммирования нации. Именно это должно далее перейти в искомый Русский Проект, который, прежде всего, есть социальная практика. Если он ясен именно как социальная практика, то тогда под нее будет изменена и практика экономическая – в противном случае возникнет противоречие. Например, если окажутся принципиальными соборные правила, то частная собственность не сможет быть главенствующей. Русский Проект далее должен войти в гармоничное сосуществование (целостность) с Единой Моделью цивилизации в XXI веке – новым прочтением глобализации. Тогда главная задача аналитики — всегда и во всем поддерживать гармонию (со-резонанс) – непротиворечиво сочетать элементы борьбы (отбора) и кооперации.

Приняв выводимость идеальной аналитики из метафизики Бытия и Русского мира, нам далее необходимо определить, на каких основных технологиях она должна основываться. В чем должна выражаться ее методологическая сила? Самый общий ответ – в мировоззрении и соблюдении непротиворечивости (саморефлексии). Ниже прокомментируем это более подробно.

Идеальная аналитика – о чем она?

Важнейший методологический недостаток современной аналитики состоит в том, что она не идеальна – не оперирует Идеалом, мета-представлениями и исходит всегда из частных критериев. Поэтому – частична, вторична и во многом неверна.

Как это выглядит в экономике? Сегодня на объект анализа (цель, процесс, объект) «надевается» аналитическая модель, являющаяся калькой с общепринятой для этого объекта — модели экономики, компании, бизнес процесса и т.д. И вот именно их аналитика и «прогоняет» через себя, выдавая по ним свой результат. И тут даже нельзя однозначно сказать – что тут происходит: движение от общего к частному или, наоборот, от частного к общему? Здесь нет ни того, ни другого. Все современные модели в экономике есть результат их «вброса» очередными гуру, как правило, западного разлива (консалтинговой компании, ученого-математика, получившего нобелевскую премию, группы исследователей и т.п.). Все они – потоковые, операционные, без подхода по существу. Возгонка математики – игрового поведения в экономике, конкуренции или кооперации и т.п. уже не спасает и тоже ни к чему не приводит. Поэтому модели на практике не работают, что позволяет тем же нобелевским лауреатам заявлять, что мы экономику так и не знаем. Как следствие, не спасает и аналитика – настолько, что можно опять проспать начало очередного кризиса.

Когда потерял предмет, сущность, тогда множишь признаки. Так появились экономики: поведенческая, индивида, услуг, коррупции, виртуальная, спроса, предложения, конкурентная, консенсусная, даров, счастья, инновационная, зеленая и т.д. И так во всем другом…

Но вернемся к идеальной аналитике.

В самом начале Части 4 Рецензии мы указали ее признаки. Но сейчас их сузим до самого главного – ее высшую метафизическую вооруженность — и разберем его отдельно. Согласно ему, под идеальной аналитикой будем понимать ее способность идеально обслужить идеальные (предельные) задачи бытия человека, нации (рода) и человечества в духовной, социально-психической и материальной сферах.

Вывод аналитики на уровень Бытия означает:

1. кардинальную смену ее ключевых парадигм – они теперь не могут быть разрозненными и должны исходить из одной общей и универсальной (объединяющей) для них. В самом общем виде она звучит так: аналитика есть средство навигации на основе предельной аксиоматики Бытия. Если раньше аналитика – это операция разделения, расчленения единого для его понимания и изучения, то теперь она – операция поиска нарушений аксиоматики Бытия;

2. этому соответствует то, что мышление теперь должно стать «абсолютным» — теперь главной единицей мышления становится совмещение абстрактного и конкретного на каждом объекте анализа (по Аристотелю и Гегелю); оценка и «схватывание» в целом, перевод инкогнито в когнито (по А.Девятову);

3. ключевыми знаниями и мыслительными техниками становятся когнитивные и психоинжиниринг (А.Денисов, Е.Гильбо). Сам категорийный аппарат аналитики резко меняется и выстраивается вокруг решения центральной задачи – достижение гармонии и со-резонансных эффектов вокруг предельных задач жизни человека и человечества;

4. в своем построении аналитика становится принципиально и каждый раз 2-х уровней: верхний и стартовый уровень – уровень предельных, мета-смыслов и поиска Истины, обозначения опорного Идеала, нижний уровень – операционный, переводящий максимы Бытия и Идеал в конкретную практику;

5. на первый план выходят критерии качественные и бытийные, а не количественные. Само понятие оптимизации становится также 2-х составным: сначала достигается (оптимизируется) соответствие истинности и допустимая матрица решений («со-бытия»), затем достигается (оптимизируется) экономия в способе ее воспроизводства истинности на объекте анализа или при решении проблемы;

6. если раньше философия обслуживала науки и почти не смотрела в сторону аналитики, то теперь она (общее мировоззрение, философия мышления, коммуникаций, творчества, истинности, теория развития), языкознание и теология становятся базовыми поставщиками аналитических когнитивных техник;

7. возникает своя математика, описательная и счислительная – прежде всего, гармонии («золотого сечения, триалектика школы А.Стахова), перемен в циклах (смена чета и нечета в Коране, ритмо-каскады В.Буданова, цветодинамика А.Кашанского, кайрос А.Девятова), единого закона взаимодействия (милогия М.Беляева) и др.;

8. переход к работе с иррациональным и управлению совпадениями на его основе. Признание для этого бинерного характера Бытия (подобно тому, как это произошло в квантовой физике, признание одновременности противоположного). Отказ ради этого от этого вслед за Н.Васильевым31 от 3-го закона Аристотеля «исключенного третьего», который был хорош для «суждений о вещах», и его замену его на «исключенное 4-е», который хорош для «суждений о понятиях». По сути, переход к квантовой и бинерной логике в когнитивной аналитике: «В логике без закона (не)противоречия наряду с утвердительными и отрицательными суждениями становится возможным ввести ещё один вид суждения, названный Н.А.Васильевым индифферентным, выражающее наличие в предмете «противоречия» (А есть и не есть В). Для логики, оперирующей тремя видами суждений, нужен уже не закон исключённого третьего, а закон исключенного четвёртого; это будет логика трёх «измерений»… По мере «усложнения» устройства «воображаемых» миров, усложняется и логика, которая может быть не только двух «измерений» (как аристотелева), но, вообще говоря, любого количества «измерений»»32 .

Вариант таких когнитивных измерений представлен ниже на рис.6 в виде куба – разметки когнитивного пространства для аналитики. Оно образовано признаками развертки Истины, процессами их вскрытия и принятия решения/прогноза на их основе. И все это – для 3-х сфер бытия человека и человечества.

Рис.6. Разметка когнитивного пространства идеальной аналитики

Все это сильно сопрягается с соображениями о 2-й информационной революции П.Друкера и мейнстримами перехода в постиндустриальную эпоху.

П.Друкер указывал: наступает 2-я информационная революция (она же 4-я, если их считать все – появление письменности, рукописной книги, книгопечатания и литографии и, теперь, работа со знаниями. Обратите внимание: появление компьютеров для него не является информационной революцией, и он где-то прав)33. Если компьютеры помогли нам решить задачи счета и обсчета, операционные задачи производства, которые отвечали на вопрос «как и почему?», то теперь наступает время концептуальных вопросов «зачем?», «ради чего?». И настает время разработки мета-концепций и настройки по ним всех задач жизни и управления. Без ответов на вопрос «зачем?» не может начаться теперь никакая стратегия и аналитика, никакое проектирование деятельности. Именно этот вопрос является сутью новой информационной революции и должен точно также кардинально изменить цивилизацию.

Это становится так, если вдуматься в некоторые из мейнстримов наступающей новой эпохи:

1. Сейчас все разделы науки озабочены не столько своей специализацией, сколько выведением «теории всего», «общего знания», «точкой начала начал» и оперированием найденной точкой уже по всему фронту задач. Тем самым главной максимой для познания становится максима Г.Трисмегиста «все Едино и все Одно». По сути, обращение к тому, что было определено ключевым в теологии – концепция единства всего со всем и с Богом. ««Отче Святый! сохрани их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино! Я в них и Ты во Мне; да будут совершены во едино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня» (Иоан. 17,11.21.22.23). Или, еще более ранее указание в индийских Упанишадах – «tat twam asi» («ты есть то» или «ты – одно с тем»), иначе: все есть одно, многообразие есть единство.

2. Ключевыми становятся техники синергетики, сингулярности (получения взрывных эффектов), управления ситуациями – совпадениями, хаосом, со-резонанса. В духовно-социальных сферах, в сфере знаний и коммуникацией они уже не могут строиться исключительно на численных подходах и алгоритмах. Замещение этих алгоритмов чем-то иным становится условием преодоления возникшего застоя в развитии и IT-техники. Здесь я соглашаюсь с Е.Гильбо (из его сетевой подписки): «В любом случае неизбежен окончательный разрыв с алгоритмическим программированием и старыми аналитическими подходами. В рамках этих концепций достигнут предел сложности, после которой обозримость, разрешимость и устойчивость систем становятся недостижимы даже в рамках прикладных и имитационных подходов. Но еще раньше для этого должна сформироваться соответствующая операционная среда, появиться операционная система, поддерживающая не алгоритмическую концептуальность, а целенаправленный вывод (некое существенное развитие систем типа ПРОЛОГ 80-х)».

3. Вплотную стали разрабатываться, прежде всего, философами, теории познания и работы с целостностью, непротиворечивостью, гармонией как высшим функциональным состоянием, причинно-следственной связью и процессами обмена как условиями автоматизма, безрискового достижения нужного результата (работа с «непреодолимой силой»). Это все – метафизическая, когнитивная проблематика, на первый план в которой выходит умение оперировать переходом от абстрактного к конкретному, от общего основания (всеобщего) к частному, а не наоборот. Это требует совершенно новых компетенций и переопределяет образование.

4. В экономике начинает преобладать понимание о чрезмерной плате и макрорисках от конкуренции. Так, Дж.Нэш (нобелевская премия 1994г.) расчетно доказал: оптимальной стратегией является ситуация, когда все участники рынка принимают взаимно согласованные решения. Кооперационные стратегии должны теперь стать более старшими и по-новому допускать творчество, креатив, соревновательность, которые теперь перейдут из сферы производства (т.к. 3D технологии и робототизация вытеснят физический труд) в сферу знаний, когда сами претенденты на выигрыш могут каждый раз оформляться новым и случайным образом (как пиринговые сети), да еще в придачу со своей локальной финансовой системой (криптовалютой и биржами). Всякая кооперация – шаг во исполнение максимы «все едино», но на иной системной основе – концептуальной. Есть основание полагать, что кооперация — технология, наиболее приспособлена для кайроса и со-резонансному совпадению.
Максима «все Едино и все Одно» является бездонной по содержанию, а потому – схватывающей все. Будучи раскрытой через свои аксиомы и закономерности, позволяет на новой основе выстраивать отношения – экономику, управление и т.д., а также снимать риски, если достигнут эффект тождественности, со-резонанса. И это – качественные, а не количественные технологии и знания. Как у любых системных знаний, у них есть свой корпус аксиоматики – их развертка и схематическая разметка. Рассмотрим их.

Когнитивная аксиоматика и объект идеальной аналитики

Предлагаю свой вариант (подборку) исходного постулирования идеальной аналитики:

– все создано Богом (теология) или все имеет единое начало (наука);
– все Едино и есть Одно;
– мир гармоничен (подчинен правилу «золотого сечения» для форм и процессов) и таким обнаруживается (чувственно, эстетически, экспериментально);
– все процессы в Мире происходят путем обмена (взаимодействия), имеют причину и экономны;
– что вверху, то и внизу, и наоборот;
– часть принадлежит целому и сама является целым (состоит из частей);
– часть подчиняется целому и служит ее целям, живет по его законам (функционально встроена);
– все есть энергия и взаимоотношения. Их изменения есть движение и информация;
– ничто никуда не исчезает и все возвращается на круги своя (воспроизводится в цикле);
– мысль (дух) и материя одновременно первичны;
– все имеет свое отражение, двойника и противоположность, т.е. находится в состояние бинера (ложного противоречия) – одновременного сочетания противоположного;
– есть устойчивые и неустойчивые (переходные) состояния. Поэтому можно различать завершенность и незавершенность процесса, движения;
– мир одновременно рационален и иррационален. Иррациональность – условность, временная форма незнания чего-то человеком (неполного знания). Рост знания, в том числе движение в сторону иррациональности, ведет к росту духовных и физических возможностей человека на пути к со-резонансному Бытию с миром и Богом, к сотворению человеком нового.

Для новой аналитики этого вполне достаточно. Это — предельная аксиоматика, самого верхнего уровня. Далее уже раскрывается в постулаты и закономерности более низкого и прикладного уровня, через что и реализуется движение от общего основания (всеобщего) к частному.

Совокупность аксиоматики Бытия заставляет определить – а что есть «идеальный объект аналитики»? Дадим его определение.

Идеальный объект аналитики (ИОА) – это совокупность аксиоматических (всеобщих) свойств любого объекта анализа, принятых априори (заранее) для его аналитики. Это Бытие, средуцированное на конкретный объект анализа (объект, процесс, явление и событие) в терминах аксиоматики. Вся аксиоматика на ИОА функционально может быть прочтена как «правильное», «главное» и «оптимальное». Это – бытийные качества ИОА. Они далее могут быть выражены как «образ, ММ», «субстраты» и «система» (Z,Y,X соответственно). А также выражены по устойчивым состояниям – «стабильность», «матрица, модель» и «целостность». Схематично это представлено на рис.7 как схема троичности ИАО.

Рис.7. Троичность идеального объекта анализа

На рис.7 представлены 2 оси координат – внешняя и внутренняя (X,Y,Z). В центре всего объект – мировоззренческое понимание Бытия или любой иной аналитический объект в этом же месте схемы, подход будет тем же.

Внешняя система координат – это координатно-смысловое пространство познания Бытия человеком, а именно: Замысла Бога, способов познания Замысла человеком и способов исполнения Его Замысла. В число последних входят протоосновы сотворения мира: протодвижение (цикл, свитие и развитие), протоформы («платоновы тела»), протоструктуры (холоны, фракталы), протокачества (целое, эмерджентность, бинер), протоотношения (асимметричный обмен, со-резонанс и со-гласие) и т.д., а также события, понимаемые как «со-бытиё». Перечень этим не ограничен.

Важно, что это – МЕТА-ПРОСТРАНСТВО и, значит, оно задает закономерности и цели существования всем остальным вложенным в него пространствам – пространствам экономики, бизнеса, стратегий, любых воплощений и осуществлений. Задача всех иных пространств и процессов в них – быть в гармонии с МЕТА-ПРОСТРАНСТВОМ и усиливаться от него. Для этого – «не сходить с Пути истинного», следовать вдоль линии Замысла, быть в «со-гласии» (частотном резонансе) с энергиями и смыслами его развертки. В первую очередь, с его аксиоматикой.

Внутренняя система координат (X,Y,Z). Описывает основные технологии осознания и воплощения аксиом Бытия в человеческую практику. Они же – технологии идеальной, когнитивной аналитики.

Ось (Z) основная. Выражает мировоззрение человека и его нации: ментальные модели, образы, языковые конструкции, смысловые коды и символы – все то, что определяет специфичность мышления, восприятия человеком действительности, проблем и целей, определяет архетипические (национальные) способности к изменению мира и управлению. На этой оси формируется понимание об Истине и Идеале как эталонах для решения всех проблем и как матрицы для всех технологий. По этой оси мы осознаем, что есть «правильное».

Ось (Y) переводит мировоззренческое знание от оси Z в субстраты – ключевые сущности, в терминах которых и описывается далее любая аналитическая задача. Субстраты – философское понятие34, в прикладном смысле может быть также раскрыто как то «главное» (их всегда несколько), что зашито в ситуацию, проблему, объект, событие, поступок и т.д. Это скрытый смысловой, причинно-порождающий каркас – все тут конкретно выражено через него. По этой оси мы осознаем, что есть «главное».

Поиск субстратов – первый момент истины для аналитики и с этого момента она, по сути, начинается. В этом и состоит ее смысл и функция НАВИГАЦИИ – перекладки аксиоматики Бытия на конкретную проблему анализа. Это в чем-то сродни плаванию по звездам: имея звезды над головой и выверяясь по ним, прокладывать себе путь за горизонт. На этом этапе речь не идет об анализе в привычном смысле – как о каком-то расчленении целого. Тут иное – особые техники выявления сокрытого, сущностного, истины, техники оценки и схватывания в целом. Когда субстраты найдены, они сводятся в некую соподчиненность, взаимосвязи («все едино и все одно») – в когнитивную матрицу. Тогда возможно создание и метрики по ним (нечто системы BSC, KPI).

Ось (Х) – замыкающая. Собирает на себя то, что определено по осям (Z) и (Y) и приводит это в состояние целого, целостности, т.е. системы. На этом этапе аналитически понятое далее проектируется в решение, объект, сценарий – во что угодно, на что распространяются мысль и воздействие человека. В пределе — на освоение мейнстримов XXI века (изложены на рисунке). На этой оси мы осознанием, что есть «целое» и его создаем. Это – практическая ось, проектной деятельности.

Из схемы мы видим, что просто системный подход – это фикция и самообман. Таковым он может быть только, если предпослан сначала ментальным и субстратным подходами. Без этого это будет механическим системообразованием, что вполне подходит для физических и механических систем, но не проходит для социальных и открытых систем.

Между осями X,Y,Z образуются попарные плоскости. Плоскость (Z-Y) – когнитивная, именно в ней инкогнито переводится в когнито и оформляется в виду субстратов, особых смыслов ситуации. Плоскость (Z-X) – концептуального проектирования, форсайтов. Плоскость (Y-Z) – проектного подхода в созданию систем. Все это – свои особые техники, многие из них вполне разработаны, но чаще всего – в отрыве друг от друга и не в рамках целостного видения. Более того, современная практика и аналитика никак не работают по всему пространству на 360%. Царит узкий подход – на рисунке он обозначен узким заштрихованным сектором со словом «сейчас». Видя заштрихованный сектор небольшим, я могу согласиться с А.Денисовым о необходимости разгона всей старой аналитики – мы много не потеряем.

Ось «Х» дает переопределение тому, что есть «оптимум» и «критерий эффективности», которыми мы оперируем сегодня на каждом шагу. В высшем — метафизическом и философском – смысле оптимально и эффективно тогда, когда «тождественно». Когда не возникло различий между оптимальным, вытекающим из субстратов (конкретизации через них картины мира для проблемы) и реальным воплощением. И только тогда оправдана экономия средств, времени и т.п. для такого оптимума. Он получен на устойчивом, на идеальном, на гармоничном. Чисто экономическое понимание критерия эффективности уже сегодня перестает работать и не спасает от катаклизмов – человека, компании, страны, мирового сообщества.

Между 2-я пространствами и их осями также существуют свои связи (обозначены на схеме пунктирными эллипсами). И в этом тоже реализуется максима «все Едино и все Одно». В данном случае – единство пространств и тождество их смыслов. Так, связь осей «познание – Z» обозначает техники овладения инсайтом о Замысле через культуру, мемы и т.д. Связь осей «замысел – Y» — распаковку бытийных Идеала и Истины в субстраты. Связь осей «инструменты – Х» — применение сакральных техник аналитики и в системном проектировании в любой задаче. Пунктирные области-связи, на самом деле, представляют собой совокупности технологий-конверторов между осями, их знаниями.

После такого краткого и схематичного представления пространства идеальной аналитики – своеобразной «святой Троицы» аналитики (осей X,Y,Z) – можно еще раз уточнить, что есть новая – идеальная и когнитивная аналитика. Это аналитика, которая максиму и принцип «все Едино и все Одно» применяет к любому объекту анализа и проектирования через ментальную (культурную и мировоззренческую) и инструментальную вооруженность под нее и выстраивает на этой основе со-творчество с Богом. Будучи нечто сотворенным в такой парадигме, по определению не может нести на себе риски и не быть гармоничным (функционально ущербным).

Такая аналитика должна выводить на главное управленческой искусство в XXI веке – на создание ситуации автоматизма во всем, со-резонанса с закономерностями и аксиомами Бытия, а поэтому – и со всем остальным. Теперь менеджер – это не тот, кто руководит людьми, но тот, кто создает коммуникативные ситуации для со-резонанса и «отпускает ситуацию», потому что она далее пошла (покатилась) реализовываться автоматической, на самовоспроизводстве, самоподдержании и саморазвитии. Тут можно было бы перейти к теме развития (вития Раза) как непреодолимой силы в понимании Ю.Н.Забродоцкого, но это слишком отдельная тема, чтобы упоминать ее всуе.

Есть высшее искусство овладеть тайнами Бытия и быть с ними в со-резонансе (тождестве и единстве). Если человечество этого достигнет, то для него откроются совсем по-новому слова Иисуса: «Итак, не заботьтесь … потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Матф.6:31-34). Это сегодня противоречит нашим установкам – мы именно заботимся, строим стратегии развития и конкуренции, побеждаем в борьбе. И все это – не автоматично для нас и все есть риски. Тогда как поиск «правды Его» — ценностей, признаков и закономерностей правды должен выводить нас на иной механизм достижения – автоматический, со-резонансный, когда «и это все приложится вам». Это сродни русскому «авось», когда, приняв решение и действуя, уверен на автоматический отклик Провидения, которое тебя поддержит. Это особая ментальная форма со-гласия с внешним намерением (по В.Зеланту). «Авось» отнюдь не является «не продумал», но есть действие «на удачу». И оно абсолютно соответствует нашему архетипу духовной слиянности с Бытием (см. Н.Бердяева, В.Соловьева).

Новая российская аналитика (2:1)

Если согласиться с предложением А.Денисова о разгоне российской аналитики, то нужно понимать не только зло и недостатки ее сегодняшней, но то, какой она должна стать – что взамен? Есть два предложения – А.Денисова и мое. Все другие я здесь не обсуждаю, т.к. они локальны и не пытаются отвлечься от частностей и поставить вопрос ребром – что есть идеальная аналитика в XXI веке? Нет предельной постановки о высшем – методологическом уровне аналитики. По сути, не сформулирован ее предмет.

Есть приближения к постановке такого вопроса, иногда очень сильные. Например, О.С.Анисимов35.

Предложение А.Денисова, напомним, сводится к тому, чтобы аналитика перестала быть ангажированной в принципе и стала абсолютно независимой от любых заказчиков (этакая «вечная дева»), чтобы основывалась на преимуществах русского языка и знаниях техник психоинжиниринга в информационной войне.

Я не могу тут согласиться только с первым – с отказом от ангажированности – и предлагаю различать хорошую и плохую ангажированность. Плохая тогда, когда ты как аналитик подменил максимы Бытия на мировоззрение и цели Заказчика. Хорошая тогда, когда ты этого не сделал – когда ты как бы осветил его цели и мировоззрение высшими смыслами и механизмами Бытия, стал их проводником в задаче Заказчика. Перевел тем самым его узкую задачу в со-гласие с всеобщим и за счет этого добился наивысшего эффекта для Заказчика – привел его в область почти 100% гарантий и автоматизма, со-резонанса. В некоторой степени это является методологическим следованием указанию И.Христа: «Быть с миром, но не от мира сего».

В результате аналитик не просто решает задачу Заказчика – он ее использует в своих собственных целях, которые может и не афишировать. Схематично это показано на рис.8.

Рис.8. Идеальная ангажированность аналитика

Всегда ставится цель (0), почти всегда она не достигается и переходит в зону риска, своего фактического исполнения (-1). Но по отношению к цели есть еще одна область – Идеала (+1), другой вероятной версии достижения цели. Но эффекты будут больше и достигнуты почти автоматически, через техники со-резонанса. Современные менеджмент и аналитика не работают с областью Идеала и поэтому пытаются лишь минимизировать ущербы от отклонения от цели и попаданию в зону рисков.

Но истинный аналитик, если он вооружен мировоззрением и привержен технике идеальной аналитики, навигации, то он ВСЕГДА, ВЕЗДЕ, В КАЖДОЙ ЧУЖОЙ И СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ задаче переводит проблематику в ее ПЕРЕПРОЕКТИРОВАНИЕ на соответствие ИДЕАЛУ – совокупности выявленный субстратов по оси «Y». Именно поэтому является неважным – ангажирован или нет Заказчиком такой аналитик, он все равно служит Высокому. И тогда он заказ использует лишь как проектный повод для него в очередной раз перевести очередную ситуацию, проблему в достижение Идеала. Формулой такого приведения должна быть цепочка:

Тождество – Единство – Автоматизм – Эмерджентность

Эта формула вполне может и должна собой дополнять то понятие «кода рынка», которым оперирует Э.Вайно как сборки ведущих цивилизационных технологий на текущем этапе36.

Поэтому с тезисом ангажированности российской аналитики не все так просто. Нужен иной контекст для его окончательного обсуждения – не тот, который предложил А.Денисов. У него аргументация идет от двух основ – «ваши/наши» и технически ангажированность закрепощает мозги, и аналитики начинают предлагать ущербные решения. Тогда как это, на все самом деле, вторично и, конечно, ментальное подхалтуривание у Заказчика нужно искоренять. Но важно истинное основание – опора на метафизическую аксиоматику Бытия, что неизбежно выводить на вопрос – «чему ты служишь сам?». Это сродни тому вопросу, который П.Друкер обозначил в качестве ключевого в наступающей 2-й информационной революции – «зачем?».

Мое мнение об идеальной российской аналитике состоит в том, что (а) она должна быть – и быть особенной, отличной от любой западной или китайской аналитики; (б) других шансов быть конкурентноспобной у нее нет; (в) попытки воспроизводства иных оснований аналитики окончательно разрушат российскую аналитику; (г) характеристика (код) «российская» означает, что именно в этом качестве она никем не может быть перехвачена – ни в какой сетецентричной войне. Она когнитивно неприступна и защищена.

О сетецентричной войне я упоминул не зря, т.к. считают, что этот тип войны сегодня – магистральный путь развития цивилизации и перехода в XXI век (см. мою статью «Сетецентричная война»37). Способ выигрыша России в ней – во многом основан на ментальных, когнитивных и сакральных основаниях и операционных техниках, а не в счетных алгоритмах обработки информации и контроля информационного пространства. Выход их ситуации борьбы – это перейти в иное пространство, в котором у России заведомые цивилизационные преимущества, да еще такие, которые являются ведущими в XXI веке.

Частично А.Денисов их уже назвал. Добавим еще другие. Все они на рис.7 относятся к осям «Z» и «Y», которые образуют когнитивную плоскость аналитики и процессов проектирования (дизайна и инжиниринга в широком смысле):

a. Русский, космический и проектный, язык. Он не только позволяет поверх любых средств и способов передачи контента накладывать иные смыслы, прямо не считывающиеся счетными алгоритмами и «искусственным интеллектом», экспертными системами, но он может «вести за собой». Важно: установление причинно-следственных связей и главных факторов (акторов, «фи-акторов») возможно не только средствами науки (а она всегда локальна), но и языковыми средствами и алгоритмами непротиворечивости (Аристотель, Ф.Гегель, И.Кант, Н.Васильев, А.Гагаев, О.Анисимов, Ю.Забродоцкий и др.). Русский язык, его слова – сродни малым сценариям Бытия, достаточно целостным и самодостаточным (безрисковым), связь между которыми выстраивается по логике их «со-гласия» и «со-вести», иррациональной способности русского человека эту связь чувствовать в каждом конкретном случае. Это и называется «выводить сразу на решение», «схватывать». По сути – махом, иным способом преодолевать сложность, «говорить по сути». Русский язык изначально сутевой, чего не скажешь об англо-саксах.
Мы можем смело говорить о заложенной в русский язык лингво-когнитивной безопасности38, но которую мы до сих пор целенаправленно не используем, но пора.
b. Русская ментальность, которая еще тесно, в т.ч. генетически, взаимосвязана с тюркской. На выходе мы имеем еще два таких когнитивных преимущества: (1) способность мыслить образно и чувственно, использовать сразу оба полушария и (2) быть неразрывными с Бытием, считывать его истинные признаки во всем. О первом хорошо написал А.Бахтияров в 2-х частном цикле статей39, о втором – А.Дугин в цикле книг, посвященном западной философии, М.Хайдеггеру и новой русской философии40. В результате русские в союзе с тюрками способны к гармоничному, срединному мировосприятию и мироощущению.
c. Наработки фундаментального характера, часть из которых доведена до реальной практики и IT-реализации: теория тотальности Бытия (тоталогия, группа под руководством В.Кизима, Украина), теория и метод субстратной оптимизации систем любой сложности (А.Румянцев, Украина, А.Гагаев, Россия), проектирование семантического пространства («кубы Рубанова», А.Рубанов, Москва), милогия (М.Беляев, Подмосковье), метафизическая прогностика (цветодинамика А.Кашанского), теория мысле-деятельности (Г.Щедровицкий), теория решения изобретательских задач (Г.Альтшуллер) и др. Все это – заделы, которые должны быть интегрированы между собой и тем самым составить фундамент когнитивным технологиям управления и аналитики в XXI веке, действительно перехватить первенство у Запада в освоении буквы «С» в NBIC-техноценозе новой эпохи. Тем самым реализовать призыв А.Девятова о «обогнать, не догоняя» в цивилизационной гонке41.
d. Миссия России, которая большинством нашего населения, да и в мире, осознается как нечто, приносимое во славу и во спасения мира сего, поиск и предложение цивилизации новых и более справедливых путей развития. Это по-своему задает вектора поиска и аналитической зрелости, шансы на со-резонанс с Бытием и Промыслом. Если Запад практикует принцип «разделяй и властвуй», то Россия предлагает обратное – соборность. И мы помним, что кооперационные формы более устойчивы и гармоничны, более всего соответствуют аксиоме Бытия «все Едино и все Одно».

Таким образом, российская аналитика должны быть построена по схеме «два в одном» («2:1) – быть идеальной в смысле метафизической вооруженности и основанной на преимуществах русской ментальности и языка. И тогда можно с большей долей уверенности прогнозировать то, что Россия сможет предложить миру более справедливую модель общежития и тем самым защитить себя.

ВЫВОДЫ ПО РЕЦЕНЗИИ В ЦЕЛОМ

Мы начали рецензию с того, что статья А.Денисова оказалось во многом симптоматичной – зашифрованным указанием на необходимые (готовящиеся?) важнейшие изменения военно-политического управления страной (зачистку элиты и ее аналитиков) для выигрыша в цивилизационной гонке – обеспечения способности собирать налоги и первыми предложить глобальные модели общежития и управления.

Хотя статья во многом оказалась не постановочной (явилась как бы «сливом» информации к размышлению), не аргументированной, это сыграло свою положительную роль. Признав правомерность и своевременность ее тезисов, это позволило нам себя не ограничивать в их обсуждении и в итоге констатировать: (а) все мертвое – современные отряды российской «элиты» и ее аналитики – должно быть как можно быстрее удалено, (б) но при условии, что мы также немедленно начинаем создавать новую (идеальную и когнитивную) аналитику и проектировать на ее основе все необходимые форсайты, (в) нужно внимательно отнестись к тезису о смещении фокусов в геополитической борьбе в XXI веке – с борьбы за территорию и ресурсы на борьбу за сбор налогов.

По всем трем темам статьи А.Денисова есть и необходимы свои кардинальные решения. Для старой элиты, 5 и 6 колонн – их, словами автора, тотальное «техническое уничтожение». Для перехода на новую систему налогообложения – что-то вроде указанного в рецензии предложений В.Иноземцева. Для аналитики – риску предложить свою схема идеальной аналитики (рис.7). Возможно и нужно ставить задачу о создании:

a. новой Модели налоговой системы, которая уже не может сводиться к каким-то мелким играм с процентами в знаках после запятой – нужна кардинально новая система. Национализация доходов Газпрома и Ростнефти с одновременным освобождением от налогов прочего бизнеса вполне подходит под такую кардинальность;
b. идеальной модели аналитики (когнитивной) – она должна стать 2-х уровневой, прежде всего, метафизической и навигационной под аксиоматику Бытия в конкретной задаче. Должны возникнуть «абсолютное мышление» по Ф.Гегелю, мета-аналитика, техника оперирования «от общего основания (всеобщего) к частному». Максима «все Едино и все Одно» должны стать альфой и омегой всех аналитических моделей;
c. новой элиты – должны быть ликвидированы все условия паразитизма, предательства и неправедности нынешней элиты. В том числе изменены отношения собственности.

Открытым вопросом и самым узким местом во всем этом является то, что совершенно не ясно – кто может быть действительным Заказчиком на все эти изменения? На современном политическом горизонте России сегодня таковых нет. Это, я считаю, впрямую относится и к В.Путину — у него за весь срок нет успешно реализованных проектов развития России. Есть только с точностью наоборот. Поэтому я допускаю, что А.Денисов мог иметь кого-то другого в качестве «высшей инстанции». Тогда возникает вопрос – при каких условиях и почему его должен принять народ? Каков Проект России может должен быть предложен с его стороны?

Клод Леви-Стросс говорил: «XXI век будет веком гуманитарных наук – или его не будет вовсе»42. Идеальная, когнитивная аналитика – важнейшая их часть, интегратор комплексного применения аксиом и ценностей Бытия в любой задаче человека. Без нового аналитического обеспечения когнитивная эпоха в XXI веке Россией может быть проиграна, т.к. ее мировоззренческий ресурс не будет целостно аккумулирован.

Игорь Александрович Козырев, Школа здравого смысла (г.Москва)
___________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

24. Анни Безант. Не противоречит ли теософия христианству — http://www.theosophy.ru/lib/ab-th-h.htm
25. Кара-Мурза СГ. Управление развитием: предвидение и проектирование будущего — http://spkurdyumov.ru/future/upravlenie-razvitiem-predvidenie-i-proektirovanie-budushhego/
26. Ю.Щербинина. Экспертократия: ремесло и промысел — http://magazines.russ.ru/neva/2011/12/sh16.html
27. Малинецкий ГГ и др. Когнитивные центры как информационные системы для стратегического прогнозирования — http://www.keldysh.ru/papers/2010/source/prep2010_50.pdf
28. Д.А. Губанов, Н.А. Коргин, Д.А. Новиков, А.Н. Райков. Сетевая экспертиза — http://www.mtas.ru/upload/library/networkexpertise.pdf
29. Ю.Курносов. Информационно-аналитическое обеспечение законотворческой деятельности — http://russedina.org/frontend/heading?id=16802
30. И.Козырев. Сетецентричная война — http://www.peremeny.ru/books/osminog/8396
31. Википедия: Закон исключённого третьего (лат. tertium non datur, то есть «третьего не дано») — закон классической логики, состоящий в том, что из двух высказываний — «А» или «не А» — одно обязательно является истинным, то есть два суждения, одно из которых является отрицанием другого, не могут быть одновременно ложными. Закон исключённого третьего является одним из основополагающих принципов «классической математики». С «интуиционистской» (и, в частности, «конструктивистской») точки зрения, установление истинности высказывания вида «А или не А» означает либо (а) установление истинности A, либо (б) установление истинности его отрицания \neg A. Поскольку, вообще говоря, не существует общего метода, позволяющего для любого высказывания за конечное число шагов установить его истинность или истинность его отрицания, закон исключённого третьего не должен применяться в рамках интуиционистского и конструктивного направлений в математике как аксиома. http://ru.wikipedia.org/wiki/%C7%E0%EA%EE%ED_%E8%F1%EA%EB%FE%F7%B8%ED%ED%EE%E3%EE_%F2%F0%E5%F2%FC%E5%E3%EE
32. Н.А.Васильнев. О множественной логике — http://vikent.ru/author/1643/
33. П.Друкер. Следующая информационная революция — http://hr-portal.ru/article/sleduyushchaya-informacionnaya-revolyuciya
34. А.Гагаев. Здравый смысл в проблеме диалектики и диалектической логике — http://www.socionauki.ru/journal/articles/159699/
35. О.Анисимов. Россия должна и может стать великой аналитической державой — http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011317.htm . И другие его работы.
36. Э.Вайно , А.Кобяков, В.Сараев — http://www.inesnet.ru/magazine/mag_archive/free/2011_12/ES2011-12-vaino-kobiakov-sarajev.pdf
37. И.Козырев. Сетецентричная война — http://www.peremeny.ru/books/osminog/8396
38. См.О лингво-когнитивной безопасности — http://www.pandia.ru/text/77/375/17585.php
39. А.Бахтияров. «Человечество состоит из двух цивилизаций – «сердечной» и Востока» — http://www.business-gazeta.ru/article/100154/
40. А.Г.Дугин. Мартин Хайдеггер: возможности русской философии – М.: Академический проект, Гаудеамус, 2011 – 500с.
41. А.Девятов. Обогнать, не догоняя — http://www.peremeny.ru/books/osminog/1805


отзывов: 6 на “О смене аналитики. На статью Александра Денисова (2)”

  1. on 22 Июн 2014 at 9:48 пп Дух Николая

    «К достоинствам российской аналитики – потенциальным и существующим – относятся:

    1. контр-лефевровские, когнитивные возможности русского языка, соединенные с аналитикой. Это создает возможность передачи одновременно нескольких контентов поверх одного и того же потока данных и затрудняет их осмысление вероятным противником (Денисов АА);»

    Где можно почитать об этом подробнее?

  2. on 22 Июн 2014 at 11:07 пп Сергей Кен

    Ростовщики всеми силами лжи и насилия защищают ссудный процент и спекуляции, а в мире пока тихо, но зарождается протест против этой мерзости. Вот и вся экономика.

    Есть активы и есть пассивы — все просто и понятно, а остальное — ростовщический обман.

    И эта статья хотя и декларирует все хорошее против всего плохого на самом деле все усложняет и тем самым поддерживает обман.

  3. on 23 Июн 2014 at 12:43 дп Дух Николая

    «Активы» и «пассивы» и есть термины ростовщического принципа двойной записи, переименованного в принцип бухгалтерский.

  4. on 23 Июн 2014 at 9:51 пп Рино Младший

    https://vk.com/search?section=audio&c%5Bq%5D=Roxette&c%5Bperformer%5D=1

  5. on 30 Июн 2014 at 3:09 пп Konstantin

    Управление — царица всех наук!
    Вы прочтите В. А. Симоняна, автора КТУ. Очень к месту…

  6. on 18 Авг 2015 at 11:45 дп Редюхин

    Очень интересный обзор… Попытка объять необъятное… И это придется раньше или позже делать. Спасибо, Игорь Александрович!. Столько знакомых имен…. Но некоторые слышу впервые.

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати