Даня Шеповалов Версия для печати
Таба Циклон (24) - Лапка Рельеф

Начало см. здесь / 2 / 3 / 4 / 5 / 6 / 7 / 8 / 9 / 10 / 11 / 12 / 13 / 14 / 15 / 16 / 17 / 18 / 19 / 20 / 21 / 22 / 23

24

ЛАПКА РЕЛЬЕФ

Когда мне было двенадцать лет, я грустил о том времени, когда мне было одиннадцать. Когда мне исполнилось тринадцать, я стал грустить о том, что было в двенадцать. Мне все время кажется, что я куда-то опаздываю и делаю совсем не то, что нужно...

— Тим, твоя жизнь так коротка, что ты можешь никуда не торопиться, ни о чем не беспокоиться и ни о ком не жалеть, — говорит Рита, допивая свой коктейль.

Она всегда угадывает мои мысли.

«Ууххсфщщ», — всхлипывает дно картонного стакана.

— Кстати, ты хоть понимаешь, что за дерьмо ешь? — спрашивает Рита. — Вкус твоего гамбургера, скорее всего, синтезировала компания, занимающаяся шампунями и стиральными порошками. Ты это понимаешь?

— Понимаю, — отвечаю я, дожевывая биг-мак, — но ничего с собой поделать не могу!

Я поднимаю над головой пакет с едой и кричу: «Спасибо, Гамбургер!!! Спасибо, Большая Картошка!!! Большая Кола, спасибо тебе!!!»

Рита смеется и кидает в меня пустым стаканчиком из-под молочного коктейля. Мы сидим на асфальте около McDonald"s на окраине города, прислонившись спиной к прозрачной витрине и вытянув вперед ноги в старых кроссовках.

Граненый серый фонарь моргает освещением, неудачно притворяясь реакцией зрачка. Я сползаю чуть ниже, поднимая воротник куртки, чтобы защититься от ветра, пахнущего прелыми листьями и школой. Мы весь день были на улице, в моих волосах песок, а кожа на руках приятно погрубела.

— Тебе холодно? — спрашивает Рита.

— Ну... Так...

— Вот это «ну, так...» ты совсем как я произносишь, — говорит она, — а я, знаешь, что я у тебя подцепила? Когда тебе рассказывают что-нибудь, что тебе совсем не интересно, ты молча киваешь в ответ несколько раз, немного сжав губы. Я точно так же теперь делаю, я уже несколько раз за собой замечала.

«In Harlem... In Harlem...» — любуется собой танго, в сотый раз льющееся из мобильника Сиднея.

Рита пододвигается ближе и берет мою руку в свою. Длинные рукава свитера прикрывают ее, а теперь и мои пальцы. Весь мир вокруг летит куда-то мимо, разбиваясь ветром и светом о нас, как река о камень, и я начинаю заранее грустить о том, что все это больше никогда не повторится.

«Snowing...»

— Тим... — зовет Рита.

— Что?

— Ты так и не рассказал, что с тобой было...

«In Harlem... In Harlem...».

Рита недоверчиво улыбается моим словам, а когда я заканчиваю, поворачивается и смотрит мне в глаза.

— Это все очень любопытно, — говорит она, — жутковато, но любопытно. Кстати, а ведь я тебя обманула по поводу последней точки входа.

— Какая разница, — пожимаю плечами я, — его же все равно нельзя пройти.

— Конечно, нельзя, — соглашается Рита, — если не пытаться...

Картонный стаканчик кружит в ритме телефонного танго легкомысленные опавшие листья.

— Ту-ду-туту-ду-ду-ду... — подпевает Рита. — Тим, дай-ка мне свою руку! Да смелей же ты, вот сюда... Знаешь, что я думаю?

— Что?

— Что сегодня ночью тебе приснится что-нибудь поинтереснее...

Я слышу, как бьется ее сердце. Вдали видна оживленная трасса, по которой нескончаемым смазанным потоком несутся машины. Ночь. Ветер, сильные порывы которого уносят обрывки слов и пластиковый мусор...

Даня Шеповалов, 2006                             aprilkey (собака) gmail.com

Послесловие              |              Купить "Таба Циклон"



Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру