Это явление существовало всегда, но сегодня, на мой взгляд, оно стало носить всеобщий и всеобъемлющий характер. Речь идет о безудержном и каком-то патологическом стремлении вести себя в широком общественном пространстве, не признавая ни норм морали, ни элементарного приличия, отдаваясь логике, если можно сказать, абсолютного скандала – этакого сортира со стеклянными стенами: «Я вас разоблачаю любыми средствами и сам при этом полностью разоблачаюсь».

Начнем с такого примера. Митрополит Луцкий и Волынский раскольнической т.н. «украинской православной церкви» Михаил Зинкевич во время «проповеди» заявил прихожанам:

«Молитва на русском языке до Бога не доходит. Каждая поставленная вами свеча в русском православном храме – это патрон, которым будет убит ваш ребенок».

Владыка-раскольник был облачен в великолепные, вроде бы подобающие сану, одежды, но посмотрев в интернете ролик с этим пассажем, я увидел перед собой не священнослужителя в храме, а тупую харю узколобого националиста перед разъяренной толпой ему подобных особей. И все они одеты в какие-то драные звериные шкуры, подчеркивающие истинное лицо владельцев.

Почти подобное же чувство испытал, смотря в записи, сперва лекцию, а затем и нобелевскую речь лауреата нынешнего года по литературе Светланы Алексиевич. Начать надо с того, что она предстала перед публикой в нарочито скромном и невзрачном одеянии: на лекции в сереньком свитере, а на церемонии награждения, где все дамы блистали в прекрасных длинных платьях, в почти аляповатом, в коричневых тонах брючном костюме. К чему такая навязчивая скромность? Да к тому, что всем своим видом вновь испеченный лауреат подчеркивает – прибыла я к вам, господа свободного мира, прямо из полуголодного послевоенного времени, от которого мало чем отличается и теперь моя несчастная, властью задавленная Беларусь. Под стать форме было и содержание выступления.

В лекции, несмотря на отсыл к мыслям все человека Ф.М.Достоевского, дозированно разбавленными цитатами из трудов западных интеллектуалов, она уделила массу времени живописанию трупов, беспросветности бытия белорусского и русского народов, не воспользовавшихся дарами свободы начало 90-х годов и уныло бредущих своим привычным путем от войны к тюрьме и от тюрьмы к войне. При том ссылается на мнение этого якобы народа — для модернизации ему нужны ГУЛАГ и шарашки. Да и заботится он не о личном благе, а лишь о том, чтобы другим не жилось лучше, чем ему. И все это во имя сильного государства, которое тридцать лет тому назад тупо посылало своих сынов убивать во имя торжество социализма бедных афганцев, а сегодня уже совсем не ясно, с какой целью, бомбит Сирию. Попутно государство, ни в грош не ставя человеческие жизни, гнало людей безо всякой спецодежды гасить радиоактивный чернобыльский пожар. Не правда ли впечатляет?

Публика аплодировала, получая от лауреата порцию хорошо знакомых привычных штампов и стереотипов о Белоруссии, России и о русском человеке. Во время нобелевской речи она помянула, между прочим, о шахтах Магадана, не существующих в природе, где, тем не менее, тысячами гибли наши сограждане, сегодня вновь боготворящие Сталина-тирана.

Весь страдальческий и мазохистско-мизантропский пафос выступления Алексиевич для любого разумного зрителя обернется на деле не полным разоблачением Родины и ее народа, а самого автора, транслирующего уже десятилетиями заезженную либеральную пластинку. Она необходима для западных аплодисментов, да и не только их. Как когда-то в 70-х годах была выгодна Алексиевич тема огня и меча Революции – железного Феликса, о котором она писала в журнале «Неман» с кликушеским восторгом. Сменились времена и сменились убеждения.

Искать какие-то убеждения у героини третьего сюжета вообще бессмысленно. И, тем не менее, телеканал НТВ отдал ей целый час драгоценного субботнего времени в прайм-тайме. Речь, как догадался читатель, идет о ставшей вдруг знаменитой пустышке и свистульке Лесе Рябцевой и о ее якобы глубоких разоблачениях нравов «Эхо Москвы» и тусующихся на нём представителей оппозиции.

Слов действительно сказано было много, однако все разоблачения носили такой характер: недоумки, тупые ничтожества, политические импотенты и трупы. Разве что «великий» Ходорковский смотрелся на их фоне глыбой и матерым человечищем, как удав накинувшийся на саму Лесю. Да еще, конечно, и главред «Эха» Венедиктов, заметивший и возвысивший юное дарование до уровня помощницы и своего заместителя.

Кстати сказать, так называемые разоблачения Алексей Венедиктов практически режиссировал, находясь полностью в курсе всех деталей замысла. Ради чего? Ради скандала – спутника успеха и высокого рейтинга. Такие у них нравы и представления о достоинстве. Сама же Леся выливала на бывших коллег ушаты фекальных помоев и была готова разоблачиться на публике в буквальном смысле слова, оставаясь в одних татуировках, что она с превеликой радостью и демонстрировала перед миллионами зрителей.

Все это саморазоблачительное безумное действо свидетельствует, конечно, о глубоком нравственном кризисе, при котором патология становится нормой и отвоевывает все большее общественное пространство. Но ведь есть в жизни немало истинного, светлого и человеческого.

Мне, например, запомнился недавний вечер, посвященный памяти философа и мыслителя Григория Сковороды в рамках благотворительного духовно-просветительского цикла «Возвращение на Родину». Такие вечера проводит автор и ведущая, певица Лина Мкртчян. Писатели, ученые, журналисты и общественные деятели на этот раз обратились к биографии и творчеству ярчайшего мыслителя 18 века, Сократа с котомкой за плечами, блестяще образованного православного философа, который предпочел судьбу странника по просторам Украины и России. Он стал первым интеллектуалом нашего общего русского мира, а затем и евразийства. Всё-таки наша земля держится на праведниках!


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати