Продолжение. Начало — здесь. Предыдущее — здесь.

Кадр из фотосессии, подготовленной французским фотографом Кристофером Хюетом для французской антиспидовой (проспидовой) организации AIDES

ФАЗА ПЕРВАЯ

На самом деле Фредди Меркьюри действительно умирает от СПИДа – Синдрома Приобретенного Иммунодефицита. Создатели эпидемии выходят на медицинскую арену с этим понятием еще в 1980-м – и его невозможно отрицать практикам здравоохранения, наблюдающим протекание болезни в гей-кварталах, а после – в Африке. СПИД и есть та болезнь, которая вводится в тела обреченных через вакцины – сначала тем несчастным геям, согласившимся волонтерствовать в медицинских опытах, а с 1985-го – африканским детям (Уганда, Танзания, Южная Африка и др.), а также звездам – пока что я отвечаю только за Фредди Меркьюри.

Они и называют эту болезнь в точности как она и есть — Синдром Приобретенного Иммунодефицита – и на сей раз они точны в терминологии, вплоть до слова «Приобретенного».

Но это только лишь часть товара.

Интересно, что почти во всех мемуарах о Фредди, пусть и написанных позднее, все еще фигурирует «вирус СПИДа», «смертельный вирус СПИДа» – именно так он и был закреплен в сознании на самой первой стадии развития СПИДПРОМа и его пропаганды. ВИЧ пока что еще очень далеко в сознании народа, и Фредди еще не «носитель ВИЧ-инфекции», Фредди — «болен СПИДом». ВИЧ-теория уже запущена, вирус вроде бы изолирован, и тест-аппарат худо-бедно сколочен, но народ еще не сильно врубается в ВИЧ. Все говорят о СПИДе.

Согласитесь: сегодня, на Третьей стадии развития СПИДПРОМа, это совсем не звучит. «Смертельность» вируса СПИДа» в сегодняшней проспидовой пропаганде замещена гуманным «вич-инфицированный с нами, обнимите его, он вас не заразит» (плакат висит прямо надо мной, в одном из индонезийских общежитий). ВИЧ – это инфекция, с которой можно жить, и не надо обижать ВИЧ-инфицированных. От какого же смертельного вируса так скоропостижно скончался Фредди Меркьюри?

Но противоречия – как и вся наука – никогда не интересовали СПИДПРОМ. Командованию не пристало даже суваться в эти темы. Есть специально обученные люди, которым платят.

Ах, да, никакого противоречия тут нет. Придуманы же самые инновационные антиспидовые препараты самого последнего поколения. Большой Фармо же о нас постоянно заботится. У бедного Фредди их еще не было.

На первой стадии эпидемия носит строго гомосексуальный характер. Кстати, Жмунессу предлагался широкий выбор: эскимосы, черные, проститутки. Высокоморальный гомофоб Жмунесс выбрал только геев.

Журналист Джон Раппопорт передает интервью 1998 года с вирусологом и известным журналистом по вопросам здоровья Стефан Ланкой, который упоминает некоего Хейнрика Кремера, бывшего директора Германских Федеральных Клиник По Лечению Наркоманов.

Ланка говорит: «Кремер знал, что ВИЧ-тест дает положительную реакцию у всех, кто болен хроническим гепатитом или кто вакцинировался от гепатита В. Он проинформировал медиа и не получил никакой реакции и следовательно догадывался, что с самого начала СПИД-подлог был намеренным. Им нужна была эпидемия… Он был близок с самыми высокими политическими кругами, и ему сказали, что об этом все известно, они знают о подлоге, но им это безразлично, потому что дело идет о проблеме наркотиков и гомосексуалистов».

Кремер, будучи крупной птицей, был им очень опасен, его пытались взорвать в автомобиле, после – упрятать в психушку.

СПИД начинается с гомофобии, он и задуман как оружие против геев, но опять МП просчиталось. Им бы фильмы про любовь что ли крутить, типа французских лент «Мужчина и Женщина», разубеждать геев…

ВАЖНОЕ ПРИМЕЧАНИЕ: судя по всему, та смертельная долгоиграющая вакцина от гепатита В разрабатывалась еще в нацистской Германии. Возможно, ее жертв и показывают нам кадры Мертвого Сезона. Американской военщине она просто досталась в наследство. Главное, что по закону мы с вами лишены возможности знать компоненты какой-либо вакцины – и это означает, что она может быть любой. Скорее всего, вакцин от гепатита В много, и все они разные. Сегодня, если вы захотите привиться от гепатита В перед поездкой в Гоа, вы не получите вакцину Жмунесса. Но мне видится более вероятным, что даже в своих опытах Жмунесс использовал сразу несколько вакцин. На тех, кто умирал от смертельной вакцины, должны были приходиться те, кто не умирал от «вакцины от гепатита В». Статистику нужно было максимально запутать. СПИДПРОМ просто обязан был таким способом заметать следы.

ФАЗА ВТОРАЯ

Африканские женщины против СПИДа. Nairobi, Kenya

С изобретением собственно «вируса ВИЧ, передающегося половым путем» и введением ВИЧ-теста эпидемия становится гетеросексуальной.

Стратегия развития корпорации такова: теперь нужен вирус, на который можно повесить новую эпидемию. Но реальный вирус не подходит, с ним быстро разберутся, вирус нужен такой замороченный, чтобы все ученые об него все мозги свои переломали. Однако он должен иметь некое наукообразие.

Взор стратегов СПИДПРОМа падает на самую туманную область раковой науки – ретровирусологию.

Самый признанный ее авторитет – ученый Питер Дуйсберг. Но он уже чует, чем все это пахнет и отказывается идти на поводу у высшего начальства. Сегодня он и возглавляет движение СПИД-диссидентов, ибо он стоял у самых истоков заразы.

Но с Дуйсбергом направляют работать двоих: Люка Монтагью и Роберта Галло.

Им дается задание: найти, назвать и объявить причиною СПИДа Нечто Из Непознанного и Загадочного Мира Ретровирусов. Этот ретровирус нужно найти, но если даже не найти, то по крайней мере – назвать его и объявить причиною СПИДа.

По настоящую пору трактовки ВИЧ расходятся даже у СПИД-диссидентов (так называются ученые, принимавшие участие в СПИД-программах и объявившие о своем несогласии с ними – тысячи людей, включая некоторых нобелевских лауреатов, чьи высказывания я еще приведу в следующих публикациях). Одни говорят, что он все-таки есть, но он не опасен, другие говорят, что это здоровая реакция организма, третьи утверждают, что конкретно его нет, но есть тысячи подобных ему ретровирусов (которые и регистрирует тест на ВИЧ, хотя другие считают, что он вообще ничего не регистрирует), а четвертые считают, что ВИЧ вызывает СПИД. Люк Монтагью получил Нобелевку за его «открытие» — СПИДПРОМ присудил Премию ему, а не Галло, который вирус «украл». Возможно, Галло проделал слишком много черновой работы.

В ту пору перехода на Вторую Фазу Галло получает другое задание: объявить источником СПИДа вирус африканской обезьяны, который каким-то образом перешел на человека, создать красивую научную фантастику. Ты что, блядь, не писатель?

Галло (подотчетный Ватикану, кстати) штудирует африканскую биологию и зоологию и выдумывает такую ересь, что ученые просто смеются – и некоторые разгромные статьи появляются сразу же.

Но массмедиа разносит эту утку во все самые отдаленные уголки земли.

Родители, помню, приехали ко мне в армию в конце 1986-го и сразу же сказали новости: пидор, говорят, потрахался с обезьяной, и, говорят, пол Америки уже заражено СПИДом – новая болезнь такая.

Итак, вторая фаза – это фаза победоносного шествия ВИЧ-теории. Создание СПИД-институтов и СПИД-агитаторов, СПИД-фармагентов и СПИД-торговцев и, конечно, самих ВИЧ-инфицированных, которых должно быть как можно больше. Вот почему полем своей деятельности СПИДПРОМ избирает самую темную в научном отношении Африку – и согласно директивам ВОЗ для диагноза ВИЧ-СПИД в Африке не нужен даже тест. Нездоровая бледность на черном лице – конечно, СПИД! Под диагнозом СПИД объединяют все возможные болезни, такие как туберкулез, малярия, грипп, а также пьянство и наркоманию.

Но на самых первых порах Второй Фазы СПИДПРОМ активен и в Первом Мире, особенно в США и Ю-Кей – и многие попадаются на удочку: запуганные доктором, они начинают принимать печально известный АЗТ и падают жертвами эпидемии. Другие кончают с собой, получив ВИЧ-диагноз и не в силах выбраться из шокового состояния.

Однако долго и это не может продолжаться: слишком много протестов, слишком много обратных свидетельств, слишком много СПИД-диссидентов, включая лауреатов Нобелевки (я приведу несколько высказываний позднее). И никак ВИЧ не передается половым путем: муж болеет, а жена не болеет. Вот так петрушка!

И СПИДПРОМ попадает в затянувшийся эндшпиль Третьей Фазы.

Нужно сказать, что все «астрономические» доходы корпорация получает на Второй Фазе развития – это выручка от продажи самих «лекарств», это благотворительные пожертвования от частных лиц и организаций (таких, как Фредди Меркьюри и Квин Продашнз), но в первую очередь это – бюджетные деньги.

Игра такая: президент убедил президента увеличить спидовый бюджет. Игру начинают Рональд Рейган и Маргарет Тетчер.

ФАЗА ТРЕТЬЯ

Антиспидовый биллборд в Судане. Wau, southern Sudan

СПИДПРОМ разгромлен научно не сто, а все тысячу раз, он угнетен морально, но он совершает последнюю кавалеристскую атаку: СПИД-ученые доказывают, что ВИЧ-инфекция передается с молоком матери, и партийные работники заставляют и мать и ребенка принимать свои отравы. Однако ропот протеста раздается везде: как в перенаселенной Индии, так и в России. В России СПИД-диссиденты проникают даже на телевидение – полностью подконтрольный ящик МП. СПИДПРОМу очень не по себе. Но фактически им уже сделано столько, что он может спать себе спокойно практически во всем мире.

СПИДПРОМ понастроил столько институтов, задурил столько мозгов, настолько перестроил сами принципы здравоохранения во всем мире, что, наверное, корпорацию можно назвать подлинным творцом нового – новых школ и новых понятий, научных диссертаций и конференций.

Сегодня эта эпидемия носит широчайший общественный характер и всегда является хорошим поводом для новых инвестиций в здравоохранение каждой конкретной страны.

Поскольку СПИДПРОМ сам печатает деньги, ему важно дать, а не взять. Так Билл Гейтс приезжает в Индию и сует министру, кажется, 300 000 000 ю-эс-ди. Министр говорит: мы подумаем. Но вместе с инвестицией приходит директива ВОЗ – в Индии живет 30 млн ВИЧ-инфицированных. И тогда вся индийская пресса разражается ругательствами в адрес СПИДа себе в любое отверстие. И деньги министр не берет.

Но Билл Гейтс снова приезжает с суммой. И жена с ним приезжает. И новый министр здравоохранения деньги – берет.

И растут по земле Бхарат новые СПИД-институты, как грибы каменные, и посылают доктора по деревням считать СПИД и ВИЧ. И едет-едет доктор в знойные леса и раскаленные пустыни и жаркие полупустыни – считать СПИД.

Так что сегодня это – эпидемия сознания, отныне навеки в него впечатанная и размножающаяся.

И вряд ли Первый Мир сможет проснуться от этой эпидемии – ее может смести только тот хаос и разорение, который за ней последует.

Какая же идеология у сегодняшнего СПИДПРОМа? Гондоны. Гондоны. Больше гондонов. Другой идеологии нет. Но должна же быть хоть какая-то идеология у мирового движения. И она есть. Гондоны. СПИДПРОМ понастроил СПИД-центры, нанял тысячи ученых, промыл мозги миллионам и миллиардам (см. комментарии к публикации на Часкоре), завел такие счета, о которых мы и говорить не будем, Буша послал в Африку, Клинтона заново научил играть на саксофоне, но больше он не способен на злые зловещие дела. Все превратилось в фарс и в гондоны. СПИДПРОМ, конечно, народ подтравливает, но даже бабла уже не поднимает на своих лекарствах, и просто представляет из себя глобальное научное и медицинское болото. И нам скучно, и им скучно: всем скучно.

Прогресс, ребята! Гуманизация самой зловещей корпорации, когда-либо создававшейся на земле. СПИДПРОМ больше не может ничего. Двинуться бы ему на Ислам – да не тот орешек. Кавказ бы с Чечней притравить, да как же ты их возьмешь! Зыркнет злой чечен на такого докторишку – и сам он свои лекарства от СПИДа проглотит. В Индонезию, в Индонезию, там послушные ребята! Но и там ребята начеку — СПИД говорите? Давайте им концерты музыки гамелана устроим, карандаши цветные раздадим – пусть рисуют, за кофе и табак мы заплатим – пусть у них будет оно бесплатное. Больные они – пусть им повеселее будет. И СПИДдоктор говорит: эх, насколько же в Африке все проще было!

Посмотрим на лекарства от СПИДа: поначалу это были очень злые яды. Народ мер, как мухи, от первых версий АЗТ, вписываясь в нужную СПИДПРОМу статистику. Вскоре, однако, корпорация умерила пыл, и яды поразбавила, приправив их клубничным и земляничным вкусом – для детей. Их стали называть коктейлями нового поколения.

Но вскоре СПИДПРОМ решился на гениальный, поистине гениальный ход. Михаил Таль (вспомните его шахматные комментарии по ТВ) выпучивает глаза и с размаху влепляет в магнитное поле коронованного ферзя – партия снова почти что выиграна! Таль еще больше выпучивает глаза.

Многие СПИД-диссиденты задавали один и тот же вопрос: что же заставляет народ принимать токсичные разрушительные для здоровья антиретровиры?

Чтобы ответить на этот вопрос понадобился полицейский из Лос-Анджелеса, занявшийся расследованием деятельности СПИДПРОМа по своему почину и призванию. Вот что пишет Кларк Бейкер:

«Я нашел свидетельства, что в Африке малолетние наркоманы крошат в муку препараты от СПИДа и курят их. У них появляются галлюцинации и общий эффект релаксации. Говорит медсестра мисс Нхлапо: «Когда я спросила их, зачем они это делают, они говорят, что это их успокаивает и помогает забыть о проблемах. Когда я однажды увидела их, сразу после того, как они покурили, они были как будто в другом мире» — добавляет она. Дети не могли понять, где они находятся и перестали ощущать реальность. Дети, о которых говорит мисс Нхлапо, получили доступ к ретровирам через знакомых ВИЧ-пациентов и работников медслужб. Они знали время, когда ВИЧ-пациентам выдавались лекарства и покупали их, а когда не было денег, то просто воровали. ABC News называет этот препарат Efavirenz, другое его название – Sustiva».

Изучая историю болезни Керри Строукли, которая пережила настоящую ломку после прекращения приема лекарств от СПИДа, Бейкер делает вывод:

«Токсичные препараты никогда не делают человека больным, если он перестает их принимать – это могут делать только наркотические вещества, к которым возникает привычка».

Преднамеренно или нет, торгуя такими классами препаратов как MAOI и SSRI в качестве «средства от СПИДа», фармацевтическая индустрия создает в своих ВИЧ-коктейлях механизм, который заставляет пациентов снова принимать эти препараты, после того как они прекращают их прием. Коктейль Керри содержал в себе два препарата – СМЕРТЕЛЬНЫЙ ЯД (AZT), КОТОРЫЙ УБИВАЕТ, и – ВЫЗЫВАЮЩИЙ ПРИВЫКАНИЕ НАРКОТИК, который сообщал пациенту чувство веселости, оптимизма, и придавал ему физическую активность.

Если такой пациент соглашается снова принимать препарат, его «симптомы СПИДа» могут исчезнуть, но точно так же как они исчезают у наркомана, который, наконец, получает долгожданную дозу героина.

Керри принимала его около 6 лет. Поначалу я отмел от себя идею, что препарат может быть наркотическим – пока не наткнулся на Iproniazid. В 1952, когда Iproniazid изучали как возможное лекарство от туберкулеза, были обнаружены его психоактивные свойства. «Терминальные пациенты, которым давали препарат, становились более веселыми, оптимистичными, и даже более активными в физическом смысле”. Iproniazid и другие составы замедляли распад серотонина, norepinephrine и dopamine “путем поглощения митохондриального фермента оксида моноамина”. Эти нейростимуляторы воздействуют на те же рецепторы, что и кокаин, героин, амфетамин, каннабис и другие наркотики. Эти антибактериальные агенты с тех пор стали известны как monoamine oxidase inhibitors (MAOIs), и сейчас они используются как антидепрессанты (SSRIs) под названиями Prozac, Paxil, Lexapro, Zoloft, и Effexor». (полностью выкладки мента читайте в моем ЖЖ).

Но как бы там ни было, снова все довольны: довольно правительство, которое вместе нелегального героина имеет правительственную программу перевоспитания наркоманов, довольны наркоманы, которым не надо мучиться и рисковать, выруливая опаснейшее сегодня говно, надо просто вписаться в СПИД-центр и получить эйфорию и ломку впридачу.

Продолжение


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати