Продолжаем тему «Грядущая община». В дополнение к статье Андрея Девятова «Монастырь «Россия»», опубликованной Осьминогом на днях, полезно прочитать статью Олега Давыдова «Мировая шарашка. Серапионовы братья и сестры». Вот она.

Отец ключник. Алатырский монастырь. Фото Олега Давыдова

Общее житие

Когда мечтают о новых формах общинности, часто забывают, что всякое хорошее дело может легко обернуться своей противоположностью. Поговорим о светлых и темных сторонах общего жития.

До Сергия Радонежского монастыри на Руси были так называемые особные. То есть у каждого инока были своя келья, еда, одежда, свои средства к существованию. Таковым поначалу был и Сергиев монастырь. Что это значит? Вот пример. Сергий обычно все, что имел, раздавал, так что иногда ему просто нечего было есть. Как-то раз с голоду он нанялся к одному из иноков собственного монастыря. Весь день пристраивал к его келье крыльцо, а вечером получил за работу решето гнилых сухарей. Как-то не по-братски. Но после того как в 1354 году святитель Алексий был посвящен в Константинополе в митрополиты Московские, Сергий получил от Константинопольского патриарха Филофея письмо с предложением создать в Троицком монастыре общее житие (подробнее — здесь).

Первый общежительный устав был написан в IV в. Пахомием Великим. Он был римским солдатом, потом стал отшельником и наконец основал монастырь, в котором ввел казарменные порядки, общее единообразное питание, одел всех в одинаковую одежду, запретил иметь деньги, заставил монахов работать на общую пользу обители. Нарушителей строго карал. Успех был ошеломляющий. Трудовая армия центуриона Пахомия процвела. У него появились подражатели, основавшие свои общежительные монастыри (киновии, коммуны). Вот такой порядок и предложил ввести патриарх в Сергиевом монастыре. Провести, так сказать, эксперимент на русской почве в отдельно взятом Троицком монастыре. Этот эксперимент предполагал настоящий коммунистический переворот в мировоззрении. И даже – преображение самой природы русского человека.

Пахомий Великий

Эксперимент оказался очень успешным. У Сергия было множество учеников, основавших свои общежительные монастыри в разных частях Святой Руси(см. здесь). Конечно, сохранялись и особные монастыри, была еще скитская форма монашеской жизни, но все-таки общежитие стало основой существования русского монашества и остается таковой по сей день. Однако со временем формы монашеской жизни все же менялись. Давайте рассмотрим эти перемены на примере маленького монастыря, находящегося неподалеку от города Вязники Владимирской области. Называется эта обитель Серапионовой пустынью, ее пример – не то чтобы типичен, но показателен.

Вот предыстория этого монастыря, почерпнутая из брошюры «Историческое описание Серапионовой пустыни», изданной в 1914 году во Владимире. В ней сказано, что в начале XVII в. монастырь основал неизвестно откуда пришедший монах по имени Серапион (в миру Сергий). Автор называет его преподобным (святым из монашествующих), однако сам же и сетует, что ни жития, ни иконы, ни могилы от него не осталось. Только имя и монастырь, построенный на деньги новгородского посадника Щила. Этот человек разбогател «даяще серебро в лихву» и решил часть своего ростовщического барыша пожертвовать на монастырь.

И в общем все шло хорошо, даже буря церковного раскола не слишком потревожила тихую обитель. Но в 1749 г. на нее напали разбойники и так основательно разорили, что пять оставшихся в ней монахов перешли в суздальский Спасо-Евфимиевский монастырь. А тут еще подоспел учиненный императрицей Екатериной II разгром монастырей (1764 год). Серапионова пустынь была закрыта. Монастырская Троицкая церковь превращена в приходскую. А село, которое возникло в том месте, стало официально именоваться Упраздненная Серапионова пустынь.

Секуляризация

Митрополит Ростовский Арсений (Мациевич) воспротивился секуляризации и пострадал

О екатерининской монастырской реформе стоит сказать несколько слов, ибо как раз это событие повело через некоторое время к возникновению совершенно новых форм монастырской социальности. 26.02.1764 г. указом Екатерины о секуляризации из 953 монастырей, существовавших в то время в России, было уничтожено 568 единиц. У оставшихся обителей были отобраны средства к существованию, накопленные за столетия, и взамен предложено денежное содержание от государства. Причем содержание было предложено не всем монастырям, а только 225, названным штатными. Остальным незакрытым монастырям (они назывались заштатными) никаких субсидий взамен отобранных средств не полагалось. Крутись как хочешь.

Собственно, основные документы по реформе были подготовлены еще при Петре III (а с идеей секуляризации так или иначе играли уже при Петре I). Но решиться на тотальный погром Святой Руси смогла только Екатерина. Дело было доходным: в результате реформы в казну поступило 910 тысяч ревизских душ бывших монастырских крестьян. Один лишь оброк с национализированных вотчин составлял 1 366 229 рублей в год. А денежное содержание, положенное указом о секуляризации штатным монастырям вместе взятым, составляло всего 207 705 рублей 40 копеек на год. В 1762 г. в русских монастырях было зарегистрировано 12 444 монашествующих обоего пола. А по указу 1764 г. в штатных монастырях должно было остаться 3858, а в заштатных – 1247 человек. За пределами обителей оказались 7339 душ. Это была великая сакральная революция. Из церковных иерархов против нее посмел выступить только Ростовский митрополит Арсений (Мациевич). Но на стадии подготовки реформы (в 1763 году) он был арестован, предан суду, разоблачен (в смысле снятия сана и соответствующих ему облачений, детали здесь) и отправлен под стражей на север, умирать. В наше время Арсений причислен к лику святых.

Зосима Верховский, по его имени назван старец Зосима в романе Достоевского

Много говорено о том, что монашество в XVIII в. вконец разложилось, погрязло в пьянстве, лени и прочих грехах. Это, конечно, черный пиар, пущенный для поддержки секуляризации. Были разные случаи, готов привести примеры, когда настоятели разворовывали или пропивали монастырское имущество. Но одновременно ведь были настоящие подвижники. И такие люди показали себя после погрома, учиненного Екатериной. Появились старцы, уходившие из монастырей в леса. Регулярное государство, естественно, не отличало святых людей от бродяг. Старцев ловили, наказывали, держали в тюрьме. А их становилось все больше. Это было какое-то подспудное движение в народе. Некоторые помещики подкармливали отрекшихся от мира бродяг, строили им кельи.

Почему-то божьи люди особенно полюбили местность Смоленской губернии, где сегодня расположена Смоленская АЭС. Там в Рославльском уезде было несколько точек, где старцы проживали небольшими группами. Одно из таких мест до сих пор называется Монахов ров (мой рассказ о нем здесь). А в паре километров от него на берегу реки Болдачевки жила еще одна группа отшельников и среди них братья Путиловы, будущие преподобные Моисей и Антоний, основавшие в 1821 г. знаменитый Предтечевский скит в Оптиной пустыни (подробности здесь). В результате Оптина стала одним из крупнейших религиозных центров России. Подобного рода процессы происходили и во многих других местах. Например, еще один выходец из Монахова рва Зосима Верховский (по его имени назван старец Зосима в «Братьях Карамазовых») после долгих странствий по северу и Сибири основал в 1826 г. женскую общину под Наро-Фоминском. Еще один пример: великий старец Серафим Саровский много лет прожил в лесу, потом в монастырском затворе и наконец в 1825 г. увидал Богородицу, которая повелела ему создать знаменитую Дивеевскую женскую общину (см. здесь). ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Серафим Саровский и посетители


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати