Не так давно была опубликована статья А.Денисова «Сильные и слабые стороны российской аналитики в управлении конфликтом. Взгляд того, кто «работает против» аналитиков»1. Не смотря на свою знаковость – заложенную в нее симптоматику, намеки и заявления, она осталась без внимания широкой общественности. Настоящая рецензия призвана исправить это положение.

Мотивами к тому явилось несколько обстоятельств. Во-первых, А.Денисов на аналитическом поле страны стоит особняком — выделяется своими нестандартными работами, оценками и выводами, часто заставляющими задуматься и по-другому увидеть настоящее и будущее. Скажем так, его мысли чаще служат метками будущего и скрытой сути происходящего, чем у большинства аналитиков. Например, чего стоит его утверждение о «принципиально безинформационном характере постиндустриальной эпохи» — в том смысле, что соорганизация и управление в ней будут происходить на иной основе (ценностях, мемах, ролевом поведении, самоопределении, телепатически и т.д.). Во-вторых, А.Денисов специализируется на нетократических способах конкурентной борьбы в военной сфере и экономике, новых способах повышения капитализации (управления good will). Вследствие этой специализации возглавлял российско-британское Бюро по нетократии (теперь оно реорганизовано в общественный проект). В-третьих, является информированным человеком, и его статья несет задачу сигнала и публичного заявления «по заданию вышестоящей инстанции», как он сам это определил в одной электронной рассылке. Поэтому было бы глупо не присмотреться к такому заявлению и не попробовать понять, что за этим стоит? Кто может быть этой «вышестоящей инстанцией» — просто понятие власти тут недостаточно.

Наконец, в попытке расшифровать для себя некоторые тезисы статьи мы выйдем на некоторые параллели с другими авторами. В результате получим возможность сдвинуть эти пазлы и понять, частью какой более общей картины они являются. Нельзя сказать, что эти пазлы разрабатывались авторами с оглядкой друг на друга и, вообще, что они как-то соотносились между собой. Тут, скорее, возникла ситуация, когда снаряды, запущенные из разных орудий, легли близко друг к другу и уже этим вызвали наше внимание. Что за цель скрывается на участке общего поражения?

ЧАСТЬ 1. СТАТЬЯ А,ДЕНИСОВА И ЕЕ РЕФЛЕКСИЯ

Краткий контекст статьи

Основными мыслями статьи являются следующие утверждения:

1. Мир и Россия находятся в системном кризисе, выход из которого невозможен без уплаты матери-Истории своеобразного налога — громадных потерь и жертв. Уплатить его придется всем – рядовым гражданам, но в первую очередь и главным образом – элите, неправедно обогатившейся в последние 25-30 лет.

2. Относительно налога возникают два жестких императива. Первый: никому не удастся уклониться от его уплаты. Второй: «государства, которые не смогут максимально быстро и максимально полно собрать налоги со своих граждан, включая богатых и самых богатых, не смогут выжить. А с точки зрения «мировой закулисы» такие государства вообще не имеют права на существование… Раньше страны воевали друг с другом ради захвата территорий, населения, природных богатств, или просто для уничтожения противника. Сегодня – ради сбора налогов с граждан, корпораций и банков».

3. Сегодня «конфликт выстраивается вокруг центральной задачи выживания современного государства как такового – сбора налогов». Причем, с граждан своих и чужих государств (как это стараются делать США и ЕЭС). И проблема России не столько в коррупции, сколько в неспособности собрать налоги со всех – быстро и полно.

4. Тогда, принимая этот вызов выживаемости государства через решение (конкуренцию) задачи сбора налогов, следует сделать несколько шагов (постановка задачи):

a. Шаг первый: необходимо прямо поставить задачу выживания государства. Но российское руководство не может этого сделать по внутриполитическим причинам – наличия компрадорской элиты: она вся выстроена под управление крупной собственностью с ее выносом под западную юрисдикцию. Но уже необходимо открыто и декларативно поставить задачу «полного технического уничтожения всех отрядов российских элит». Роль публичного глашатая должны выполнить ученый или писатель.
b. Шаг второй: выстроить новую систему информационного обеспечения политического и военно-политического управления страной.

5. Решению этих задач препятствуют слабости российской аналитики:

a. Первая: ее раздробленность и ангажированность по конгломератам заказчиков – олигархических, «силовиков», госбюрократии. Как следствие, не способность и нежелание выйти за рамки разрешенного дискурса. Поэтому принадлежность к площадкам, «авторитетность» экспертов – верный признак для их зачистки путем игнорирования (опыт США, Японии, КНР).

b. Вторая: неспособность к политической аналитике – составлению управляющих документов в логике «сверху вниз» (основаны на краткой схеме ситуации без ее оценки, прогноза развития и указания источников информации) в отличие от документов в логике «снизу вверх» (основаны на факторном анализе и оценке достоверности источников данных). Неспособность вызвана ложным восприятием госбюрократии и олигархов в качестве заказчиков на нее – как якобы правящего класса: владельцев разрешенных моделей поведения в обществе и технологий смены правил игры. Но они зависимы от Запада и лишь исполняют роль контроллеров активов, поэтому правящим классом не являются.

c. Третья: отсутствие советского опыта создания и управления системой анализа политической и военно-политической ситуации в стране. Он был наработан только в ЦК КПСС – все остальные (КГБ, ГРУ) лишь поставляли туда факты без своей политической аналитики. И так как большинство российских аналитиков – выходцы из спецслужб, они не могут этот опыт воспроизвести.

d. Четвертая: проигрыш западной технологии управления конфликтами через управление поведением выбора в полисубъектнах средах (Лефевр, США), которая делает экспертное сообщество излишним и даже вредным и опасным.

e. Пятая: стремление аналитиков занимать каждый раз «позицию», выбрать чью-то «сторону». Но чем сильнее вовлеченность, тем хуже аналитика. «Идеал аналитического центра – полная социальная изоляция. Причем технология полной изоляции была отработана в России».

6. Вместе с тем у российского аналитического сообщества есть и сильные стороны, которые позволят произвести его перезагрузку и надеяться на конкурентный выигрыш:

a. Русский язык – многозначность слов, «позволяет сформулировать понимание, действуя практически вовне вербального смысла слов и фраз».
b. Отсутствие запрета на обсуждение любых тем и называть вещи и проблемы своими именами, чего нет в странах Запада. Это создает преимущество в поиске и формулировании нового мировоззрения в современной гонке за когнитивным управлением миром. Тот, кто сможет сделать это первым, выйдет победителем из кризиса.
c. Наличие контр-лефевровской технологии управления конфликтом (прошла апробацию в конфликте с Грузией в 2008 году и оказалось более эффективной). Основана на интеграции «живых» сознаний людей с компьютером.

В результате в России созрели предпосылки и возможности «для радикального технологического прорыва в области информационно-аналитического обеспечения управления конфликтом в условиях нынешнего кризиса». И есть сигналы того, что «руководство РФ осознает значимость проведенных приготовлений и само готово к изменениям».

Промежуточные рефлексии

Итак, в статье обозначено несколько ключевых и принципиальных тем. Первая: выход из мирового кризиса будет связан с решением двух ключевых задач – способностью быстро и полно собирать налоги, особенно с богатых и в том числе из-за рубежа; с опережением других в предложении миру нового мировоззрения и моделей управления и власти на его основе. Более коротко – с решением задачи налогов и когнитивной задачи власти. Вторая: нужна новая политическая и военно-политическая аналитика – не ангажированная по заказчикам и смысловым позициям, основанная на когнитивных преимуществах русского языка и его использовании в компьютерных технологиях. Третья: готовность к изменениям со стороны российского руководства, что переводит разговоры (статью) из сферы теоретической в практическую.

И для всего этого необходимо провести техническую «зачистку территории» — через игнорирование аналитического сервиса существующих конгломератов госбюрократии, силовиков, олигархов. Это необходимо сделать в силу их компрадорского характера, ограниченности функцией контроля крупных активов.

Тем самым автор (а его устами и некто из «верхов») публичит начало перестройки технологической и когнитивной основы российской власти. Причем, не в каком-то параллельном, обходном или надстроечном варианте, а в почти революционном – с разборки существующих конгломератов. Как минимум, это означает восстановление суверенитета власти, как максимум – заявку на участие в мировой борьбе за выработку новых моделей управления и конкуренции. В результате – заявку на выживание России в меняющемся мире.

Тогда у нас возникает ряд постановочных и проверочных вопрос к заявленному в статье. В частности:

1. Почему тема сбора налогов является критерием выхода стран из мирового кризиса и является театром геополитической борьбы (а не ресурсы и территория, как это было всегда)?

2. Что означает политическое и военно-политическое руководство и каковы его особенности его для аналитического обслуживания? Каковы признаки новой аналитики и аналитической системы (сети)?

3. Каким образом будет проводиться зачистка конгломератов – госбюрократии, силовиков, олигархов?

4. Кто заказчик на все эти изменения (назовем его «новая власть»)? Как он сейчас представлен в российской действительности – верхах, в бизнесе, армии или где еще либо?

5. Что лежит в основе способности «новой власти» формировать именно правильный заказ на аналитику и модели управления? Какие параметры выигрыша и проигрыша в поиске новых моделей управления (в чем состоит примерное техническое задание)?

После того, как мы сможем обсудить и получить ответы или подсказки на эти вопросы, будет полезным расширить заявленное в статье – посмотреть, кто и как освещает эти же темы и что тогда получается в месте пересечения? Каков общий контекст желаемых изменений и их цена?

Наконец, будет нелишним решить, насколько автор прав или, наоборот, уводит нас в сторону? Трудно быть уверенным на все 100% в абсолютной непорочности статьи, (а) памятуя руководство автором российско-британским Бюро по нетократии и (б) то, что британцы никогда не были замечены в платонических интересах к России. При тесном научном сотрудничестве с ними всегда остается риск быть разыгранным в темную (сетецентричным образом2).

В целом мы должны будем держаться основной смысловой рамки статьи, так как именно она (рамка) схематично нам объявляется (рис.1).

Рис. 1. Контекст перехода в XXI век для России

На рис.1 выживаемость является главным выходным функционалом всей проблематики статьи А.Денисова – входом России в XXI век. Коль скоро им объявлено наличие геополитической установки у «мировой закулисы» на установление режима для государств «существует/не имеет право на существование». Тогда именно это является важнейшим – все остальное вторично и суть факторы этой угрозы/задачи. При этом «выживание» нам нужно понимать однозначно и широко (полно) – как угрозу исчезновения в двух принципиальных случаях: геополитической борьбы и как неспособности соответствовать постиндустриальной ступени цивилизационного развития. Проиграть в современной войне или не вписаться в новое. Естественно, сейчас все это сцеплено воедино. Это же означает, что поиск модели вхождения в XXI век и ее предложение миру является той сверхцелью, которая и решает дважды задачу выживания – геополитическую и цивилизационную. А расчистка пространства через зачистку нынешней псевдоэлиты и когнитивное проектирование политического и военно-политического управления (власти) – ключевые задачи и инструменты под эту сверхцель.

ЧАСТЬ 2. НАЛОГИ КАК ПРОПУСК В XXI ВЕК

Нам необходимо предварительно и вкратце определиться по схеме на рис.1. Для этого пройтись по отдельным ее категориям, которые введены в схему как опорные в статье А.Денисова, но у него самого они никак не определены. Ни они сами, ни их соотношение между собой. В результате есть некоторая заявка на новые контуры власти, но в чем она проработана – пока не понятно. Названы точки перевода ситуации, но что обеспечит ее последующую устойчивость, не раскрыто.

Из-за недосказанности в статье нам придется самим сделать предположения и ответить на выше сформулированный вопрос: «Почему тема сбора налогов является критерием выхода стран из мирового кризиса и является театром геополитической борьбы (а не ресурсы и территория, как это было всегда)?»

И, очевидно, в итоге мы должны понять – какой должна быть новая модель налогов (НМН) и какими (старыми/новыми) должны быть способы их сбора3. Ведь ясно, что между моделью налогов и их собираемостью есть связь.

Ниже на рис.2-3 представлено смысловое поле для поиска ответов на этот вопрос.

Структурируя проблематику налогов на рис.2-3, мы одновременно должны признавать, что изобразили своего рода замкнутую систему, в которой нет подпитки финансов извне, кроме денежных поступлений от продажи товаров/услуг, с которой налоги и возникают. На самом деле это не так – есть еще новая, дополнительная эмиссия денег государством и банками (квазиэмиссия).

Но, тем не менее, рис.2-3 ставит важнейший вопрос – может ли на самом деле эта схема быть замкнутой? Возможно ли развитие только за счет прибыли и налогов (перераспределенной части прибыли или себестоимости)? По сути, именно в этом вопросе может лежать главная интрига указания А.Денисова на то, что в XXI веке геополитическая борьба теперь пойдет не за ресурсы и территорию, а за налоги. Тогда наше предположение о целесообразности и возможности замкнутой по налогам экономической системе становится правильным и актуальным.

Есть еще одно новое соображение в пользу особой критичности налогов. Так, мир столкнулся с новым феноменом и трендом (правда, который имеет уже довольно таки старые теоретические корни) – возникновением децентрализованных (а) электронных денег, криптовалюты и (б) расчетно-платежных систем. Их еще называют пиринговыми (сетевыми) валютами и системами. Это стало возможным благодаря Интернету и технологиям виртуализации сообществ по любым поводам (связанным с созданием товара, с его продажей, с решением какой-либо глобальной задачи, просто с приятным времяпрепровождением в коллективной виртуальной игре и т.д.). И так как деньги теперь потеряли свое металлическое обеспечение, то в их основе теперь может быть все что угодно. Весь вопрос теперь в организации и контроле этого «все что угодно», в его обмене через кросс-операции с другими криптовалютами на другие «все что угодно», их результаты.

Это означает возникновение еще одной фундаментальной основы для кардинального изменения привычных социально-политической структуры обществ, государств и финансовой структуры мира. Значит, нужно предположить, что будет изменение и привычной экономической структуры тоже. Транзитом это может переопределить задачу сбора налогов, а, возможно, расширить их смысл. Нагрузит налоги новыми смыслами, которые и станут критериально важными для выживания государства в новых условиях.

Какие это могут быть смыслы? Попробуем дать свою версию:

1. Инфляционная модель экономики должна быть прекращена – она неоправданно делает зависимыми реальный и потребительский сектора экономики от банковского капитала и длит до бесконечности нарушение библейского запрета на ростовщический процент. В новых условиях экономика переходит на новую парадигму и концептуальную модель. В частности: на значительные элементы централизованного планирования и перераспределения национального дохода; на отказ от ссудного процента; на отказ от конкуренции с переходом к модели «кооперативного выигрыша» (как это доказал нобелевский лауреат по экономике 1994 года Дж.Нэш ); на новые модели создания стоимости, основанные не на трансакциях купли-продажи, а на ресурсного трансакциях фондирования (складчины). В этих условиях планирование налогов становится следствием (а) государства способности государства централизованного проблемно-целевого планирования в масштабах народного хозяйства и (б) способности создать сеть национально независимых Big Data (больших центров обработки и хранения данных). Поэтому налоги начинают носить критерий уровня цивилизационного развития страны – достаточен он или нет для новой системы налогообложения.

Рис. 2. Содержание темы налогов как феномена. «1» — содержание феномена «налоги»; «2» — основная функциональность политики налогов; «3» — переход в постиндустриализм (новый контекст); «4» — новые модели (экономики, управления, власти и налогов).

Рис. 3. Укрупненное позиционирование (факторы) налогов в качестве права на существование государства в XXI веке

2. Переход на пиринговые (сетевые) основания общества, финансов и экономики в XXI веке обостряет и делает ключевыми темы: (а) причин стремления в пиринговые сети и присутствия в них, (б) фильтрации допуска в них, (в) модерирования коммуникаций и деятельности в них, (г) обеспечения суверенизации сетей, (д) выстраивания политической конфигурации из сетей (они инициаторы) и на основе их взаимодействия. В этих условиях дополнительной критериальной нагрузкой на налоги становится способность политического сетевого диалога. А это, очевидно, совершенно иной вид демократии.

3. Переход на модели создания стоимости на трансакциях ресурсного фондирования (складчины) выводит на первый план социальные техники, а не учетные и чисто финансовые. Возникает сложная задача построения консенсуса участников фонда по поводу учетной (согласительной) стоимости их вкладов, долей. Сложность возникает по чисто субъективным причинам – как людям согласовывать свои интересы в пространстве встречных личных оценок (тут возникает аналог системе «Р2Р», per-to-per, но только по отношению к взаимным оценкам, а не услугам и продажам), а также по поводу реинвестирования общего дохода. Возникают моменты экономики даров и синергии, со-резонансных отношений. При этом участники могут находиться в разных странах и обладать общей коллективной (долевой) собственностью на совместный результат, после чего возникает проблематика его реэкспорта. Возможно, проблема налогов тут тоже встанет по-особому: как элементы «внутреннего офф-шора» проектного фонда и как элемент реэкспорта прибыли (доли) из него.

4. К безденежному способу создания стоимости примыкает также всегда существующий, а в последнее время еще и развивающийся, безденежный способ торговли и выстраивания экономических отношений между странами и отдельными компаниями. Имеются в виду бартер и компенсационные сделки, в том числе инвестиционного характера4. Так, статистика показывает, что мировая доля таких сделок составляла порядка 40% в начале 2000-х годов. В Европе только в системе «Евробартер» участвуют более 17000 компаний малого и среднего бизнеса с единой базой данных. В каждой стране-участнице системы существует национальный центр бартера. В США 10% торговых операций – такие же, и также существуют бартерные агентства. Пользуются этими схемами и развивающиеся страны: Китай, Малайзия, Сингапур и другие, в т.ч. Россия. Преимущества безденежной торговли: отсутствие посредников, снижение затрат, рост доверия и сотрудничества между участниками, снижение потребности в денежных средствах и займах. Деньги остаются, но в своей учетной и стоимостной функциях. И можно предположить, что задачи распределительной экономики, информационные возможности выстраивания товарных и деловых (проектных) цепочек, роста доверия и сотрудничества кардинально изменит финансовую матрицу общества. Возможно, что сбор налогов также поменяет свою техническую основу – налоговые средства теперь должны будут возникать по-другому, как бы эмитироваться. Если сегодня эмитируются средства оборота, то далее – налоговые средства.

5. В новой экономике главными видами капитала станут два – знания и природные ресурсы. Знания становятся все более свободными в своем территориальном перемещении – как физически (человек все время перемещается), так и виртуально, благодаря Интернету. Это накладывает свои новые особенности на их налогообложение. И это есть задача по обобществлению частного, не отчуждая его. В части ресурсов несколько другая ситуация. Во многих странах ресурсы переданы в частную собственность – добывай, продавай и плати налоги. Очевидно, это не является правильным – правильным будет их оформлять и использовать как ресурсный вклад государства в различные программы с госучастием. Тем самым кроме природной ренты возникает еще один вид поступлений государству – от долевого дохода на ресурсы, который заведомо будет больше чем налог с этого дохода, который сейчас государство получает. И это задача по обобществлению с отчуждением (национализация).

6. Наконец, вытеснение роботизацией и автоматизацией физического труда из сферы производства сделает предприятия XXI века безлюдными 3D принтерами (платформами), просто отрабатывающими каждый раз приходящими через Интернет заказами и технологиями исполнения заказа. И в этом также будут просматриваться элементы распределительной экономики – но только на уровне распределения заказов. Заказ, например, подан на биржу распределения и исполнения, которая, исходя из свободных пиринговых мощностей по таким 3D предприятиям, формируют логистику исполнения и доставки заказа. Это все также переопределяет, как минимум, точки создания стоимости – они уже находятся не в месте исполнения заказа, а в месте его осуществления. С технической точки зрения тут нет ничего сложного и нового – вам и сегодня могут в один момент представить распечатку всех ваших оплат, в каких бы частях страны и мира вы их не сделали. Территориальный учет трансакций налажен. Над всем теперь есть свое виртуальное око тотальной учетной системы. Это значит, что техническая задача формирования модели налогов может перейти в облачный сервис.

Подводя итог теме налогов, нужно сказать следующее. Перечисление общеизвестного: налоги надо платить, они несут важную функцию стимулирования экономики, уход от налогов недопустим, офшоры нужно закрыть и т.п. является верным, но еще не выводит налоги на ключевую позицию в геополитической борьбе в XXI веке, как об этом пишет А.Денисов. Нужны дополнительные веские основания к тому. Очевидно, их нужно искать в новом формате (моделях) общества, финансовой системы и экономики, которые грядут, а также в развитии информационных технологий, роботизации. Все это переопределит во многом политэкономические, а значит, и финансово-налоговые отношения. Вторые должны будут стать адекватными первым. Поэтому разумно начинать ставить и обсуждать вопрос о будущей новой Модели налоговой системы России в XXI веке.

Относительно нее трудно пока сказать что-либо определенное – для этого необходим форсайт будущего России и только тогда выбор на его основе подходов к новой Модели налоговой системы. Очевидно, они должны будут сгруппироваться в две группы – под налоговую модель для переходного периода (возрождения России) и для целевой модели России в постиндустриальной эпохе.

Пока форсайта не произошло, стоит обратить внимание на наиболее интересные и кардинальные предложения в этой части. Например, на предложения В.Иноземцева (директора Центра исследований постиндустриального общества). В своей статье «Шутки кончились – или нефтяников с газовиками «раскулачим», или страну потеряем»5 он предлагает избавить на 15 лет население и бизнес от налогов вообще, но забирать в казну доходы «Газпрома» и «Ростнефти». Цель: перезапустить экономику России — создать точки несырьевого роста, облегчить жизнь бизнесу и оживить потребительский спрос, резко поднять доходы бюджета и эффективность трат из него (исключить увод средств в сторону). «Идея снижения налогов — это идея от противного. Не выкачивать из экономики, чтобы вкачать обратно с колоссальными потерями, а оставить деньги в экономике, не дергать их туда-сюда». Причины именно такого радикального предложения — стандартные методы стимулирования экономики России уже не сработают и необходимость исключить (обойти) российскую бюрократию из управления экономическими потоками, коль скоро бюрократию нельзя отменить (она единственный столп управления в стране, пресловутая «вертикаль власти»).

Доходы «Газпрома» и «Ростнефти» по мнению В.Иноземцева должны быть национализированы, т.к. эти компании по факту международные и если дать им налоговую поблажку, они тут же уведут излишки денег в офшоры. «Если просто изымать в казну всю прибыль сырьевых госкомпаний, можно покрыть потребности бюджета на три четверти. Это позволит сократить НДС и налог на прибыль вдвое, а налог на доходы физических лиц — 13% — просто убрать. А также освободить от налогов сельское хозяйство и малый бизнес. В итоге наши промышленники получат $170 млрд. в год — именно столько они платят налогов. Это — инвестиции за… 10 лет! То есть инвестиций станет больше вдесятеро. Так сформируется новая экономика, не зависящая от нефти с газом. Ну и нам, простым гражданам, попроще будет жить, все-таки зарплаты сразу на 13% вырастут, и не только у бюджетников».

По отношению к сельскому хозяйству – дополнительно к отмене с него налогов государству осуществлять выкуп с/х продукции по высоким ценам (вместо субсидий) с последующей перепродажи по дешевой цене (с убытками государству) ее переработчикам. В результате отпадет необходимость в лизинге, субсидирования кредитов и т.п. Пенсионный Фонд России должен получить права банковской деятельности: «инвестировать не просто в ценные бумаги, какие укажет государство, но напрямую в промышленные проекты, в землю, в недвижимость, строить доходные дома и офисные центры, приносящие постоянные арендные платежи».

Если к этому добавить предложения С.Глазьева6, В.Катасонова и других близких к ним по предложению авторов, то примерные основы финансово-налоговой системы на этапе возрождения России могут быть следующими. Схема раздвоения или «все по два»:

– ресурсные отрасли – весь остальной бизнес и самозанятое население (ИП)
– национализация дохода «Газпрома» и «Роснефти» — освобождение бизнеса и ИП от налогов (не менее чем на 15 лет)
– 2 контура обращения – инвестиционный (безналичный) и розничный (наличный)
– денежные трансакции – безденежный оборот (бартер, компенсационные сделки)
– денежное инвестирование – фондо-ресурсные, кооперативные, безденежные и по учетной цене инвестиции в Фонд проекта
– сочетание: мобилизационный режим – рыночный режим экономики
– рублевые внутренние расчеты – валютные международные расчеты через российские уполномоченные специализированные банки7.

ЧАСТЬ 3. РОССИЙСКАЯ ЭЛИТА: НЕОБХОДИМОСТЬ ЗАЧИСТКИ

В статье А.Денисова ставится задача «полного технического уничтожения всех отрядов российских элит» и необходимость ее открытой декларации (но не устами власти). И мы помним подсказку автора: его статья – не просто его мысли, но некая утечка информации для общественности «по заданию инстанций».

Именно последнее обстоятельство требует отнестись к такой задаче серьезно и оттестировать ее на осуществимость в сегодняшней России? Можно даже еще более обострить вопрос – возможна ли самоочистка российской власти или это произойдет только снизу, силой внешних обстоятельств, не в проектном режиме?

Для этого произведем разметку задачи – как она сформулирована у А.Денисова и как это видится нам.

Разметка задачи

Формулировка у А.Денисова. В ней важно каждое слово: «техническое уничтожение», «полное», «всех отрядов элит». Тем самым постулируется: уровень решения – уничтожение, масштаб решения – все отряды элит, способ, тип решения – техническое (не физическое) уничтожение. В результате мы понимаем, что предполагается: или полная замена элиты, или новой элиты не будет – будет замыкание на одного человека (Путина или иного), или сочетание этих вариантов. То есть возможны 4 варианта — 2 под старого лидера (с новой элитой или без нее) и 2 такие же под нового лидера.

При этом возникают ряд вопросов:

1. Что значит конкретно «техническое уничтожение»? Будет просто предложено старой элите самоликвидироваться или это будет сделано над ней насильно? Какова юридическая процедура и в какие сроки? Тотальность означает революционность – это не просто оптимизация. Революция может быть силовой, кровавой (в России других не знали) и может быть мирной, бархатной (например, как в Исландии когда народ в режиме в 2010 году он-лайн в Интернете собрал комитет и переписал себе конституцию, национализировал недра8)?

2. Куда отойдут активы у зачищенной элиты или они останутся при активах, но уже не в статусе элиты? Возможно ли существование при больших активах и не в статусе элиты? Какова совокупная доля и роль их активов в экономическом балансе России старой элиты и какова тогда будет роль у новой элиты, если ее собственный активы окажутся значительно меньше? Возможно ли быть новой элите без ресурса в виде активов и ограничение только идеологической и управляющей ролью или ролью младших бизнес-партнеров отстраненной элиты?

3. Активы старой элиты находятся в офф-шорах и разводнены иностранным участием. И тогда каков механизм демпфирования потенциального возмущения иностранных акционеров и исков от действий по нанесению им ущерба российским государством? Это будет перепродажа им долей российской элиты? Это будет, наоборот, выкуп иностранных долей? Каков бюджет всех таких операций и как тяжел он кажется для российских налогоплательщиков?

4. Почему зачистка именно всех отрядов и где кончается граница (список) этих отрядов – где прочерчена граница между народом и элитой, чтобы не зачистить не тех? Какие это отряды – какова их классификация и структура (соподчинение и взаимодействий) между ними, или они существуют, не пересекаясь?

5. Каковы наши, российские критерии отнесения к элите? Массовый, тотальный подход из чего вытекает – из критериев отнесения к нынешней элите, из ее результатов и нынешнего поведения, из неспособности или из нежелания перестроиться под новые задачи, из угрозы нынешней России (заговор, отработка иностранных интересов и т.д.)?

6. Кто и почему, и на каких критериях будет отобран в новую элиту и будет ли она вообще? У нас есть «линейка запасных», и они уже подтвердили свою элитное право – делами, успехами, знаниями, патриотизмом? А если нет, то это кто – просто «преданные делу партии и лично вождю»? Это личная гвардия?

7. Если не предполагается новая элита, то возможно ли быть без элиты и как долго и в каких условиях?

8. Что является задачами, которые предполагается решить в новом режиме – с новой элитой или без нее?

9. Какие риски видятся от успеха и неуспеха такой операции? Каков запас прочности к таким рискам у России?

10. Наконец, «судьи кто?» — кто заказчик и кто будет осуществлять «техническое уничтожение»?

А.Денисов не дает ни ответы на эти вопросы, ни основания для них. В этой части тезисы статьи также не раскрыты никак. Поэтому остается его поблагодарить за привлеченное внимание и продолжить свои рассуждения на эту тему.

Разметка задачи, как она видится мне.

Многим очевидно, что в российской власти не ладно с тремя классами – элитой, бюрократией и олигархами (при этом в элиту записывают и верхушку бюрократии и олигархов). У них есть общие и различительные признаки. Общие: работа на собственный корыстный интерес за счет государства («элита распила»9), стремление неправедно приватизировать активы и институты государства, вывоз капитала, офшорное владение активами10, клановость, непатриотизм и компрадорский характер, коллективная вина за упадок страны, часто двойное гражданство, двойная мораль, недвижимость и члены семьи за рубежом, дети обучаются за рубежом и не несут воинской повинности11, приверженность либерализму и общественным манипулятивным практикам, уход из-под суда или непривлечение к нему, нередкая связь с криминалом и теневой экономикой. Все они – объект разоблачений Фонда борьбы с коррупцией А.Навального12. Все они – неэффективные собственники и управленцы, поэтому при кризисах первыми бегут за госпомощью и первыми ее получают. И все они – великое зло для России и подвели ее к черте исчезновения, окончательной деградации.

Признаки отличительные. Олигархи сегодня «равноудалены» от власти и уже не участвую напрямую в политике, влияют опосредованно, в том числе через аналитику (участие в форумах, встречи с властью, спонсирование аналитических работ и т.п.). Бюрократия и элита, наоборот, интегрирована во власть, и ее приватизировали, сделав ее стартовой площадкой и прикрытием собственного бизнеса и рейдерства или вытеснения бизнеса чужого.

По отношению ко всей этой публике существуют устойчивые общественные оценки – «либерасты», «жулики и воры», «пятая колонна». Но системное понимание требует более точно публику квалифицировать – не только по внешним способам личного приобретения, но экзистенционально – по отношению к судьбе России. Причем, понятие судьбы в себя одновременно включает прошлое и приверженность ему («быть собой»), и будущее и ответственность за него («явить себя миру и тем спастись»). Выбор их таковым означает не отказаться от себя, т.к. начало всех начал – постулирование себя как «Аз есмь» (даже Бог представлялся: «Я есть тот, кто есть»). Поэтому отказ от своего прошлого и принятие комплекса вины за него – потеря себя. Отказ от своего видения будущего – потеря себя. Если потеря произойдет окончательно, у России будущего не будет и не будет никаких пассионарных энергий возродиться. Вот этим эта публика и опасна – лишением России экзистенциональных, жизненных сил. Как следствие, шансов на возвращение к себе и возрождение. Отбирается Слава и Путь России (обратите внимание: на майдане и националисты, «правый сектор» на Украине все время кричат «слава Украине!» — бессознательно понимают, что у них отобрано тоже).

Экзистенция также – это всегда выбор, в пределе – между добром и злом, Богом и Диаволом, Россией и не-Россией, во славу ее или уничтожение. На фоне такого выбора – поточное воровство и вывоз капитала вторичны, следствия и даже мелочи. Поэтому бороться с ними запретами, как со следствиями, бессмысленно. Причина глубже – есть боль за Россию или ее нет. Если есть, то капитал вывозить не будешь. Вывозишь, будучи элитой – ты временщик и враг.

С экзистенциональным (не на жизнь, а на смерть) подходом к оценке этой публики лучше всего коррелирует разделение ее на 5-ю и 6-ю колонны и описание угроз России от них, которое сделал А.Дугин13.

К ядру 5-й колонны он относит тех, «кто в 1990-е находился в центре политического истеблишмента: олигархи (Гусинский, Березовский, Ходорковский), высшие чиновники (экс-премьер Касьянов, экс-вице-премьер Б. Немцов, экс-депутат от партии власти В. Рыжков), деятели СМИ, культуры и искусства». К ней также примыкали «уходившие из политической элиты при Путине». С точки зрения геополитики «все они работают в интересах США, НАТО и Запада; … разделяют принципы торгового строя, либерализма, индивидуализма, глобализма и т.д.; … являются противниками русской самобытной идентичности, «особого пути» России, не считают ее суверенитет и цивилизационную уникальность ценностью (скорее, напротив, видят в них препятствие для прогресса и модернизации)». «Без покровителей в Кремле пятая колонна чрезвычайно уязвима и несостоятельна». Наконец, «для Путина одни – открытые враги и прямые противники России, выбравшие однозначно Запад; другие же – его соратники, сподвижники и коллеги, хотя их базовая установка есть установка на цивилизационное предательство и саботаж. Геополитически вся пятая колонна – и во власти, и в оппозиции – одно и то же. С точки зрения внутренней политики они – по разные стороны баррикад: первые – против Путина, вторые – за него».

Относительно 6-й колонны А.Дугин пишет: «Шестая колонна подразумевает тех, кого мы еще не можем точно квалифицировать в нашем политологическом словаре: ее представители за Путина и за Россию, но при этом за либеральную, прозападную, модернизированную и вестернизированную Россию, за глобализацию и интеграцию в западный мир, за европейские ценности и институты, за то, чтобы Россия стала процветающей корпорацией в мире, где правила и законы устанавливает глобальный Запад, частью которого России и суждено стать – на как можно более достойных и выгодных основаниях… Шестая колонна – не враги Путина, а его сторонники. Если они и предатели, то не в масштабах страны, а в масштабах цивилизации. Они не атакуют Путина в каждом его патриотическом шаге, они его сдерживают»… «Но у этого процесса духовного возвращения на Родину, к русской сути, к нашим истокам, к русской судьбе, есть фундаментальный враг. Им является шестая колонна. Она настолько укоренена в правящей элите, что блокирует любые оздоровительные инициативы президента».

Свежий пример: не успел В.Путин подписать закон о национальной платежной систем, как министр финансов А.Силуанов14 заявляется, что платежные системы Visa и MasterCard будут работать на территории России и дальше. «Мы не можем отказаться от этих систем, так как более 90% пользователей платежных систем работает с ними». Видимо, министр (а) не считает нужным подчиняться президенту, (б) собирается и дальше подыгрывать США в их тотальном контроле финансовых трансакций России и сохранять им возможность давления на Россию путем отключения банков от платежей, (в) не видит иного способа обеспечения 90% граждан платежной системой, если это только не американская система, (г) заявления экспертов и Г.Грефа о возможности продублировать Visa и MasterCard в течение 3-6 месяцев для него не аргумент.

В конечном итоге, А.Дугин дает завершающую оценку: «Шестая и пятая колонны представляют собой единое целое. Поэтому каждый выброшенный или просто отправленный в отставку Путиным представитель политико-экономической элиты 1990-х является естественным кандидатом из шестой колонны в пятую. Самое главное здесь то, что обе колонны есть одна и та же сеть, геополитически работающая против России как цивилизации и против Путина как ее исторического лидера…. Шестая колонна: экзистенциальный враг»… «Так как главные диспетчеры шестой колонны, ранее прикрывавшие пятую колонну изнутри Кремля, несколько отстранены от дела, сдержки и условности в отношении радикальной атлантистской оппозиции прекратили действовать. Путин открыто назвал их «национал-предателями» и оперативно принял ряд конкретных мер по их локализации; в том числе и в информационном, и в интернет-пространстве» (конец цитат).

Можно также согласиться с другим автором О.Анисимовым в том, что перерождение элиты «не было «естественным» процессом. Порча элиты готовилась сознательно из-за рубежа, опираясь на адептов «западничества», на растущую «пятую колонну», по всем правилам захвата «мыслей и чувств» манипулятивным корпусом профессионалов, отработанных еще во времена Древней Персии, Булгарии, Хазарии и т.п., утонченным в сообществе ордена иезуитов кругами масонов»15.

В результате ситуация практически безнадежная. Она дополнительно усугублена нулевым и грозящим стать отрицательным темпом роста экономики16, малой и уменьшающейся долей регионов-доноров17 и резким сокращением их бюджетов, в том числе в результате майских указов В.Путина18. При этом нельзя сказать, что дела в экономике плохи только из-за международного кризиса, ведь цена на энергоресурсы высокая и высокие объемы вывоза капитала – есть, что заработать и вывозить. Поэтому основная вина – отдельно на 5 и 6 колоннах и отдельно – на В.Путине19. При этом я не обсуждаю, вызвано бездействие со стороны В.Путина его первыми договоренностями с «семьей» и прочими отговорками – ущерб России от этого меньше не становится и остается ущербом.

Не менее страшным является отказ от идеологии и отсутствие внятных программ возрождения России, геополитического Русского Проекта.

Таким образом, сейчас в России нет явного потенциала для возрождения. При этом под потенциалом я понимаю не наличие человеческих и материальных ресурсов, но то, что делает эти ресурсы потенциалом. Пассионарность, дух, идеологию, проект возрождения и программы под него, мобилизационный режим и новую элиту. Пока этого нет, все телодвижения по «техническому уничтожению всех отрядов элиты» могут оказаться окончательным крахом России. Не потому что зачистку не надо делать, но потому что не ясно, что взамен. Разрушать мы всегда умеем — разрушим и в этот раз, но что взамен? Какая Слава нам будет предложена?

Более конкретно и полно эта мысль может быть выражена схематично в виде некоторого набора граничных условий решения задачи.

Граничные условия задачи «полного технического уничтожения всех отрядов российских элит»

На рис.4 изображены граничные условия поставленной задачи зачистки элит. Схема позволяет нам оконтурить проблематику в основном и тем самым оценить поставленную задачу на риски и осуществимость. При этом мы должно задать предельную цель и ее предельные условия. Таковыми должны быть:

1. вхождение России в постиндустриальную эпоху с конкурентной моделью общежития и управления;

2. для этого предельными условиями являются возрождение России, разработка своей модели для постиндустриального эпохи.

В противном случае на Россию будет «надета» тоже постиндустриальная модель, но только не своя и для статуса «сырьевого придатка».

Практически все пункты на рис.4 несут знак вопроса («?»). Значит, они никак не определены или по ним нет постановки вопроса, или открытой дискуссии. Звучат отдельные размытые формулировки и вбросы типа «приватизации элиты», «возврата капиталов», но они не несут необходимой конкретики. Единственная польза от них – постепенно формируется и уплотняется общественный заказ, на который уже можно опереться, но он все равно пока недостаточен. Во всем остальном – полная неопределенность.

Рис.4. Граничные условия задачи «технической зачистки российской элиты»

Недостаточность общественного заказа и неопределенность во всем создают риски перевода процессов зачистки элиты и последующего подъема страны в чисто бюрократический режим. Но история не знает примеров, когда бы бюрократия устраивала себе харакири – проходила процедуру самоочищения. А альтернативные кандидаты на роль зачищающего (спецслужбы) давно уже переродились в крупных коммерсантов. Поэтому все может свестись к очередному переделу собственности или простому закручиванию гаек, чему мы уже являемся свидетелями.

Смущает также тяга к неоправданному расходованию бюджета в условиях тяжелейшего экономического положения – олимпиада, футбольные и водные мундиале, универсиады, саммит во Владивостоке. А также отсутствие у российской власти и лично В.Путина положительного решения масштабных проектов (реформы пенсионная, административная, образования, академическая, военная, две попытки удвоения ВВП страны от 2003г. и от 2011г., проект «Сколково» и далее по списку). Связка «Путин – 5-6 колонны», начиная с 2000-х, демонстрировала вопиющую неэффективность и, в отличие от Запада, не находится под гражданским контролем. Правительство А.Медведева недавно (17.04.2014) получило оценку «хорошо» (?!).

На Петербургском экономическом форуме (23.05.2014) В.Путин обозначил задачу масштабного технического перевооружения России, в том числе под поставки нефти и газа в Китай, и обозначил шаги по ее решению20. Пока это ни чем не отличается от всех прочих программных заявлений, которые звучали на протяжении последних лет, как правило, перед выборами, созданиями Народных фронтов и прочая. Не отличается и от программного заявления Д.Медведева в бытность президентом «Россия вперед!»21 — о нем тоже уже никто не помнит и не скажет, что там исполнено. Никто сегодня не скажет, что исполнено по программе «Национальных проектов» и сколько их было? Или по 4-м «И» и 7 их направлениям22, которые тоже провозглашались. Словом, все это в очередной раз неконкретно и ни к чему не обязывает. Но средства будут освоены23.

Вывод по этой части Рецензии таков.

Задача зачистки российской элиты не может быть чисто технической – по декларируемым масштабам она сродни революции, значит, требует для гарантий своей успешности осмысленного обращения к экзистенциональным началам России, ее Образу и Славе, иметь идеологию, а не быть чисто полицейской или ФСБ-операцией. Операцией уничтожают врага, но не создают Будущее.

Социальная структура современного общества не может не иметь бюрократию и элиты. Бюрократия всегда замыкается на себя, настоящая элита – никогда. Именно поэтому, как ни странно, они могут быть противопоставлены друг другу (в противовес их сегодняшней сцепке). Если мы не можем разогнать бюрократию и принуждены ее оставить, то бессмысленно ее шлифовать на западный манер – ни строгостью законов, ни их количеством, ни общественным контролем мы бюрократию не цивилизуем. Она не поддается дрессировке. Бюрократию (по-западному, класс корпоратократии) можно только сокращать, поглощать и обходить стороной – пускать властные и экономические потоки в обход нее. Таким образом, формула полного отношению к ней 3-х частная.

В части сокращения и поглощения алгоритм по этой формуле может следующим: (а) сокращение численности бюрократии, в т.ч. за счет 100% зачистки 5-6 колонн в ней; (б) разделение оставшейся бюрократии на две части – бэк-офис бюрократию и проектную госбюрократию (в чем-то аналогично идеи административной реформы Д.Козака); (в) вовлечение проектной госбюрократии в элитные проекты России; (д) форма вовлечения – учетная оценка реального функционального вклада госбюрократии в проектах возрождения России, а не в виде ее «заседаний» в советах директоров (ей там делать нечего, но реальное участие позволит участвовать в доле общего дохода и тем самым не упражняться в коррупции). Проблема за малым – какова процедура безрисковой смены элит и где взять новую элиту? Тогда она и будет способна на Проект Россия – элитный заказ самой себе. Это не значит, что у гражданского общества тоже не может быть заказа, но элита без своего заказа – просто команда по разграблению.

В части последней составляющей формулы: вариантом обхода бюрократии как раз может быть ранее обсужденное предложение В.Иноземцева по резкой смене системы налогообложения. Все это со временем и естественным образом может потом укрепиться со стороны пиринговых платежных систем и валют, ресурсно-фондовых моделей создания стоимости – все они еще более снижает зависимость от финансовых средств, кредитов и неизбежное влияние через них бюрократии.

И последняя мысль в этой части Рецензии. Необходимость смены элит и бюрократии стоит не только широко – в терминах абстрактных элит, но и предельно конкретно – а какой сегодня лидер способен эту задачу осуществить, да еще сопрячь с задачей возрождения России и вхождения в XXI век на равных? Не знаю точно: то ли мы уже живем в союзном государстве с Белоруссией, то ли на пути к этому (не разберешься), но если бы сегодня были проведены выборы союзного президента, то, думаю, был бы выбран «батька» Лукашенко. Он единственный из ныне здравствующих политиков СНГ обладает для этого необходимыми и неоспоримыми качествами: жестко, неуклонно и эффективно заботится о своей стране, сохранил и не дал разорить экономику, растащить ее между «прихватизаторами» («залоговые аукционы» в Белоруссии немыслимы), не возглавляет 5 и 6 колонны, не связан с олигархическими кругами (у него нет своего кооператива «Озеро»), Белоруссия не бьет рекорды децельного разрыва между бедными и богатыми и не соревнуется с Западом по числу миллиардеров, капитал не вывозится, сельское хозяйство живо и страна ухожена, государство не сбрасывает с себя соцпакеты, члены правительства не держат своих детей за рубежом, да с двойным гражданством. Лукашенко способен на решительные и вменяемые действия, может общаться с народом напрямую, говорить с ним на языке правды. И, скорее всего, не имеет «скелетов в шкафу». Последнее важно, так как это дает право говорить правду и иметь миссию, что является фундаментом любой революции, в том числе организованной сверху. Про него и про Назарбаева можно сказать – они сделали многое и гораздо успешнее России, но Назарбаев имеет клановость и не подходит для России. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
________________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1. http://www.peremeny.ru/books/osminog/8597
2. См. Козырев ИА. Сетецентричная война — http://www.peremeny.ru/books/osminog/8396
3. Тут нужно отдать дань большого уважения А.Починку, большому специалисту темы налогов и человеку энциклопедических знаний, который недавно ушел из жизни. Только сейчас осознаешь, как было бы полезно с ним посоветоваться по этой теме.
4. В.Катасонов. Международная торговля без денег — http://communitarian.ru/publikacii/ekonomika/mezhdunarodnaya_torgovlya_bez_deneg_15052014/
5. В.Иноземцев. Шутки кончились – или нефтяников с газовиками «раскулачим», или страну потеряем — http://inozemtsev.net/2014/05/%d0%b8%d0%bd%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b2%d1%8c%d1%8e-%d1%88%d1%83%d1%82%d0%ba%d0%b8-%d0%ba%d0%be%d0%bd%d1%87%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%81%d1%8c-%d0%b8%d0%bb%d0%b8-%d0%bd%d0%b5%d1%84%d1%82%d1%8f%d0%bd/
6. С.Глазьев. План защиты российской экономики от санкций — http://www.odnako.org/blogs/sergey-glazev-predlozhil-plan-zashchiti-ekonomiki-rossii-ot-sankciy/
7. В.Катасонов. Как организовать международные расчеты? О государственной валютной монополии — http://communitarian.ru/publikacii/ekonomika/kak__rossii_organizovat_mezhdunarodnye_raschety_o_gosudarstvennoy_valyutnoy_monopolii_16052014/
8. Исландия нашла выход из кризиса — http://dobrovest.ru/islandiya-nashla-vyhod-iz-krizisa
9. А.Фурсов. Элита распила — http://svpressa.ru/society/article/66091/
10. С.Глазьев. Деофшоризация и ответственность — http://4pera.ru/news/analytics/deofshorizatsiya_i_otvetstvennost/
11. Где живут и учатся дети российской элиты — http://www.besttoday.ru/read/6604.html
12. См. разоблачения по главе РЖД В.Якунину — http://navalny.com/blog/2014/04/29/post_3564.html
13. А.Дугин. Шестая колонна — http://topwar.ru/46014-shestaya-kolonna.html
14. А.Силуанов. Россия не откажется от Visa и MasterCard — http://expert.ru/2014/05/20/siluanov-rossiya-ne-otkazhetsya-ot-visa-i-mastercard/
15. О.Анисимов. Парадигма управления. Вопросы безопасности. Индустрия — http://www.trinitas.ru/rus/doc/0009/001a/1096-ans.pdf
16. В.Жуковский. Валидольная экономика. Откровенно провальное начало 2014г открывает дорогу к кризису и деградации — http://communitarian.ru/publikacii/ekonomika/validolnaya_ekonomika_otkrovenno_provalnoe_nachalo_2014g_otkryvaet_dorogu_k_krizisu_i_degradacii_17022014/
17. НГ. Число регионов-доноров катастрофически уменьшается — http://www.ng.ru/economics/2014-04-28/1_budget.html
18. РБК. Путин нашел способ избавить регионы от банковских долгов — http://top.rbc.ru/economics/13/05/2014/923509.shtml
19. Конечно, полую оценку В.Путину мы получим, как водится, когда он оставит свой пост. Но уже сейчас есть адекватные отрицательные оценки – как в литературе (например, В.Н.Ильин «Манифест русской цивилизации» — М.,»Книжный дом «ЛИБРОКОМ»», 2013г – 144с.), так и сетевом пространстве (например, HTTP://WORLDCRISIS.RU/CRISIS/1502474?COMEFROM=SUBSCR , где, что примечательно, отсутствие критических оценок воспринимается как «вопиющая некомпетентность экспертного сообщества).
20. В.Путин. Однополярный мир не состоялся — http://www.business-gazeta.ru/article/105024/
21. Д.Медведев. Россия вперед! (10.09.2009) — http://www.kremlin.ru/news/5413
22. Медведев в Красноярске сформулировал четыре «И» и семь задач своей экономической программы (02.2008г) — http://www.newsru.com/russia/15feb2008/medved4i7z.html
23. Цитата: «Не очень понятно, за счет чего Владимир Путин хочет стимулировать экономику, импортозамещение и развитие российского бизнеса, — пока что обещанные ранее социальные расходы удается обеспечивать только с помощью девальвации. На плохой инвестклимат на форуме жаловались даже китайцы. Обещаний модернизации в том или ином виде мы слышали множество. В российских условиях поведение говорящих значит больше. Ажиотаж на китайском круглом столе показывает, что инвесторы восприняли новое направление российской политики. Уверенность и удовлетворенность Путина и сырьевиков заставляет предположить, что экономическая стратегия подвергается усушке до сырьевой» (конец цитаты) — г.Ведомости. От редакции: Настоящая экономическая стратегия России. http://www.vedomosti.ru/opinion/news/26997871/istina-v-trube


Один отзыв на “О смене аналитики. На статью Александра Денисова (1)”

  1. on 23 Июн 2014 at 9:48 пп Снежное Поле

    Эмиссия денег государством — это по сути скрытый налог на потребителя. Следовательно, можно в прямую обойтись без массовых конфискаций средств у нынешней квазиэлиты, за исключением уж совершенно экстремистских держателей активов. Достаточно проводить повышенную эмиссию денег (от этого налога ни один потребитель не скроется), а на суммы от доп.эмиссии в виде целевого использования дотировать общественный транспорт, общественные медицинские и образовательные услуги, школьные завтраки вообще бесплатными сделать, дотировать обеды тружеников (т.е. бизнес-ланчи должны для населения стоить очень дёшево), дотировать всему населению коммунальные платежи на жильё в рамках социальных норм, кроме этого скупать акции предприятий у буржуинов, ну и вкладывать в модернизацию этих предприятий, ну и выплачиваться в виде доплат к социальным выплатам. Т.е. с одной стороны повышенная инфляция будет съедать доходы потребителей, но взамен государство будет дотировать кластер услуг малобюджетного потребления, компенсируя выпадение доходов за счёт инфляции, причём рост тарифов обязан быть более низким, нежели инфляция, а не наоборот, как сейчас, параллельно развивая доходную базу для себя. И таким образом демократично сектор премиум потребления будет облагаться скрытым повышенным налогом. Ну и очень важно, чтобы налоговое давление на главную социальную базу государства было заметно ниже, чем в целом по экономике и ниже, чем в экономиках конкурирующих государств. А главная социальная база государства, позволяющая ему жить и развиваться в течение множества веков — это растущее население, готовое встать на защиту Родины, и развитая промышленность.
    В принципе такой подход позволяет мягко перераспределить собственность от нуворишей в пользу государства, не вызывая бурных социальных потрясений. Ну и обеспечивает неотвратимость налоговых сборов. Хочу подчеркнуть, что весь бюджетный дефицит, покрываемый эмиссией денег должен складываться из означенных целевых расходов, иначе это будет просто раскручивание инфляции в пользу буржуинов.

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати