Хижина на песке

С первыми красками утра парень с солнцесоломенными волосами расставлял на море удочки. Он был похож на заблудившегося в пустыне аристократа. Его кожа покрылась южной копотью, длинные тонкие пальцы обросли мозолями. Его лицо редко улыбалось. Холодные глаза смотрели кусочками льда. На пляже его называли Принцем.
Его Принцесса – малайзийская пиратка с повадками самой дикой кошки. Её губы всегда изогнуты особой улыбкой. Толстый извилистый шрам очертил на её теле дорогу от груди до бедра – по диагонали. У неё не хватало нескольких передних зубов, её кожа была темна как кора ядовитого карибского дерева. Всё ей было в наслаждение: солнце, море и пойманная для неё рыба.
Принц ни с кем не вёл бесед. Слова застревали у него в горле и редко просились наружу. Он был занят игрой в полубога, хотел знать всё наперёд. Ансамбль его лица застыл фразой-нравоучением: «Всё под контролем». На этом его послание миру заканчивалось.
Их дом стоял у кромки воды. Хижина, рядом забор из хвороста. У калитки болтался гамак, рядом – чайный столик. Пока удочки ждали клёва, принц обходил свои владения – проверял целомудренность территории.
Малайзийка появлялась, когда солнце достигало своего теплового предела. Она находила самое раскалённое место и грела кости. Сияла улыбкой.
Принц никогда не упускал её из виду. Он кое-чему научился у совы и хамелеона – ловил её взглядом в любой точке. Каждый день она дарила ему вязкий трепет оберегать что-то уязвимое, неподготовленное к жизни на этой планете. Он дул ей на плечи и подносил воду в кокосовой чаше. Она просто была и просто улыбалась.
Иногда на пляж заносило бури. Обычно, сердитые ветра не задерживались в этой лагуне – им здесь скучно, негде разгуляться.
Та буря началась как и её предшественницы: волны сбились в пену, скалы завыли эхом ветров, солнце раскалило песок, небо нанесло боевой раскрас. Удочки Принца заиграли тревожными струнами.
Местные жители заторопились подняться в горы. Принц никогда не следовал за ними.
Малайзийка и Принц стояли у самой воды. Волны врезались в камни и оставляли на их лицах солёные веснушки. Она не доставала ему до плеча. Он обнимал её плечи. Её голова покоилась у него на сердце. Она слушала его дыхание. Они молча смотрели на море.
Её глаза горели, кожа питалась ветром. Она наслаждалась бурей.
Он шёл ко дну. Все его радары вышли из строя. Его всеуверенность рассыпалась в пепел. Он не давал согласия – он велел ветру не задерживаться у его дома. Буря не могла ослушаться его воли. Теперь он костляво сжимал её спину. Он тонул.
Их хижина медленно уходила под воду.
Утро после шторма началось с тишины. Местные жители вглядывались в горизонт – бури там уже не было. Море вынесло на песок самые красивые ракушки.
Берег был пуст, хижина малайзийки и Принца исчезла. И до сих пор никто не знает, кто забрал всё с собой: Принц или море? В этой лагуне их больше не видели.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: