ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ЛЮДИ"



К 60-летию со дня смерти Алексея Ремизова представляем фрагмент книги Игоря Попова «Страсти по Ремизову». Сам Ремизов о своих художествах говорил с обычной для него самоиронией: «Как ни зайдёшь вечерком на огонёк, сидит Ремизов, пишет — и пишет с удовольствием: разводы пером разводит — дело увлекательное, только проку мало: товар на любителя — и кому это нужно, да и понять ничего нельзя».



19 ноября в возрасте 83 лет скончался Чарльз Мэнсон. Пожизненно заключенный за массовое убийство, которого он не совершал. Есть много разных вариантов того, кем был Мэнсон. Кто-то говорит, что он был злодей, маньяк и сатанист. А кто-то, что он был великим поп-артистом. И то, и другое — мифы. Одна из версий — в тексте Димы Мишенина.



Александр Чанцев углубляется в застойные 1970-е годы. Где балом правят творчески неприкаянные, но вполне признанные социумом гении. Каждый в своём амплуа. В отличие от героя текста — Владимира Казакова. Отмеченного… неутолимым молчанием. И скупым упоминанием в немногочисленных справочниках. Автора, полностью растворившегося в русской литературе и драматургии.



Впервые на русском языке — фрагменты сатсангов Рады Ма, легендарного мастера недвойственности из Тируваннамалая, которая закончила свой земной путь обрядом самосожжения в 2011 году. «Если у нас есть какие-либо иные мотивации, кроме свободы, то на пути нас подстерегает множество искушений. Мы застрянем и будем простаивать где-то на пути. Свобода должна быть единственной нашей целью».



«Работа Отца». Так говорил о своей деятельности великий индийский святой Йоги Рамсураткумар. О том, что именно он подразумевал под этим мистическим словосочетанием, рассказала нам его ближайшая ученица Ма Деваки в феврале 2017 года. Публикуем теперь стенограмму этой беседы.



Слова мудрости и советы для тех, кто хочет познать Истину, Бога и абсолютную свободу. На этот раз от великого святого Рамакришны Парамахамсы. «Нельзя познать Божество путём чтения книг. Есть огромная разница между книжным знанием и непосредственным познанием».



Александр Чанцев о жизнеописании Александра Трокки — одного из тех, кто напрямую отвечал за тектонические сдвиги контркультуры в прошлом веке. Без обиняков считавшегося Оруэллом или Джойсом послевоенного поколения. Как де Сад и Кроули рвавшего общественную мораль ради утверждения того, что можно обрести лишь за гранью. На моррисоновской — другой стороне.



Ирина Вишневская рассказывает об английской семье Дарреллов, талантливых, разносторонне одарённых людях, подаривших миру множество замечательных идей и книг. Дарреллы — блестящие мастера фабуляции, сказочники, в смысле виртуозных украшений своих рассказов и романов индийской вязью. Ведь Индия — их малая родина.



Ирина Вишневская знакомит читателей Перемен со статьёй постоянного автора журнала The New Yorker Адама Гопника из серии «Развенчание мифов». О новом взгляде на творчество Эрнеста Хемингуэя как явления американской и мировой литературы. О последних «открытиях». И не пора ли Папу Хэма переименовать в «Маму».



Представляем интервью с близким другом Пикассо сэром Джоном Ричардсоном. Газета The Sunday Times. Об открывшейся 28 апреля 2017 г. в центре Лондона выставке «Минотавры и Матадоры». Идея принадлежит Ричардсону, её куратору. Основная задумка вернисажа — добиться понимания самой существенной темы Пикассо, найденной в результате аналитических поисков.



23 апреля 2017 года на 65 году жизни ушел один из сооснователей и главных авторов интернет-журнала «Перемены» Олег Давыдов. Автор проектов «Места силы» и «Дни силы»; книг «Шаманские экскурсы», «Горбачев. Гений карьеры», «Демон сочинительства», «Кукушкины детки». А также многих текстов, опубликованных в российских и зарубежных изданиях.



Александр Чанцев о Генриетте Мораес и её мемуарах. Она не знаменита ничем конкретным, она просто была. Да, модель Фрэнсиса Бэкона и Люсьена Фрейда, роуди-попутчица Марианны Фэйтфулл. Тусовщица. Автор мемуаров. Рассказывающих о той эпохе примерно так же, как биография Джаггера или песни Боуи. Кастро, Фельтринелли, Битлз, их сонмы… тех, из 1950—60-х. Битовых.



16 апреля 1940 родился Константин Константинович Кузьминский — уникальная фигура пантеона современной русской словесности. Писать об умершем в нью-йоркской провинции 2 мая 2015 года ККК, — как гласит подпись на его письмах и книгах, — необычайно трудно. Ибо вся его жизнь — живой миф. Также невозможно отнести этого поэта-бунтаря к какому бы то ни было каноническому жанру.



8 апреля 2017 года в тихом немецком городе Хорб-ам-Неккар тихо умер Анри Волохонский, русский поэт, философ, переводчик. Знаковая фигура питерского андеграунда 1960—1970-х годов. По одной из версий, автор известной песни «Над небом голубым…» (некоторые утверждают, что автор не он). О его сочинениях и его дружбе с Хвостом (Алексеем Хвостенко) рассказывает Виктория Шохина.



Виктория Шохина — в память о большом русском поэте Евгении Евтушенко. Завещавшем похоронить себя в Переделкине, возле Бориса Пастернака. Это, может, и наивно, — но он вообще был наивен и простодушен. Хотя кому-то казался слишком искушенным. А ведь его стихи можно было услышать в самых неожиданных местах — на заводе, у костра, в заштатном кабаке…



Весёлые праведники — люди не очень крупные. Может, они кажутся некрупными потому, что с точки зрения здравого смысла их плохо видно на тёмном фоне жестоких социальных отношений… Игорь Фунт — об одном из таких людей — о путешественнике, очеркисте, фольклористе, инженере-путейце, невероятно разностороннем человеке Н.Г. Гарине-Михайловском.



22 февраля 1900 года родился знаменитый испано-мексиканский кинорежиссёр Луис Бунюэль. Его стремление к революционному преобразованию мира определялось подчас бессознательными переживаниями, не имеющими никакого отношения ни к социальному, ни к экономическому опыту. Бунюэль разочаровался в идеалах революции.



Перемены представляют фрагмент из второго переработанного русскоязычного издания Муджи «За пределами Сознания»: оригинальный заголовок — «Before I am». В новом издании книга в значительной степени отредактирована, а некоторые моменты фактически переведены заново. Что будет интересно даже тем, кто уже читал Муджи в первом издании: «За пределами Я».