ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "рассказы"



Авантюрно-визионерская повесть Михаила Глушецкого «Священная шутка» обречена (не) стать событием в литературном мире. Уже хотя бы по той причине, что в своей прекрасной безбашенности, легкости и свободе она слишком близка к жизни и слишком далека от того, что принято нынче считать литературой. Убедитесь сами.


se
Визионерский рассказ Вениамина Бога об инициатическом путешествии за пределы. «Решимость продолжать двигаться на мгновение придала мне сил, я почувствовал, что во мне теперь бьется уже нечеловеческое, новое сердце. Сердце из бронзы». Написан в 2011 г. Публикуется по случаю введения на Переменах рубрики «Визионерская проза».



Рассказ Анатолия Николина, в основе которого реальные события, имевшие место около века назад — знакомство легендарного террориста, эсера и писателя Бориса Савинкова и его спутницы Эммы Деренталь. «Скользя копытами по мокрому булыжнику, подъехал последний извозчик, и всё стало тихо и черно. Дождь, слепящий свет газового фонаря…»



«Перемены» продолжают публикацию визионерских рассказов, проводящих читателя в миры потайные и таинственные, но от того не менее реальные, чем мир будничных явлений. Миры, существующие там, куда доступ человеку возможен во сне или в состоянии транса. Рассказ Валентины Ханзиной «Академия» приоткрывает еще одну дверь в эту бездну.


torgestg
Визионерский рассказ Михаила Глушецкого о мистическом «Благословенном Хоре», устраивающим безумные оргии в архетипическом сумрачном лесу. «…и вот чья-то рука опускается на плечо юной девушки, сразу же ободрив ее – ко всеобщему облегчению, дыхание девушки выравнивается, та снова в блаженстве закрывает глаза и спокойно заканчивает начатое».



Охота пуще неволи – это о том, что человек пойман круче, чем в клетку. В двадцатом веке издано две-три книги по ловле птиц, в девятнадцатом одна-две. Лучшая книга по ловле «Наши певчие птицы» была выпущена в 1910 году и принадлежала малоизвестному русскому орнитологу. Текст Василия Крюкова.



Пока телеги, подмазанные лотарингским жиром, плывут в сказочную страну на востоке, Гёте – шестнадцать лет, Моцарту восемь, Шиллеру четыре, через два года умрёт Георг Филипп Телеманн… Первая немецкая аптека при Петре. Немецкая слобода в Москве. Екатерина, первая в России, сделала себе прививку от оспы и смотрит в окно… О пришествии русских немцев – постоянный автор Перемен Василий Крюков.


nav
Рассказ Андрея Бычкова о бытии, зажатом в узких рамках эго. Стареющий интеллигентный психотерапевт приезжает в деревню, насладиться природой, но ему мешает безумный и по-мамлеевски русский капитан разведки в отставке. Психотерапевт (с любовницей) летит в тур по Италии, где во время экскурсии обнаруживает свою окончательную несостоятельность.



Глава из романа Георгия Сомова о Пушкине «Венец певца». Роман публиковался в 1997 году в издательстве Лениздат. В электронном виде нигде и никогда не появлялся. Глава может быть прочитана как самостоятельное художественное произведение. Речь в ней идет о д’Антесе на русской охоте. Прислано вдовой писателя ко второй годовщине его смерти (18 ноября).



Тайные бодхисаттвы и архаты среди нас. Японист Александр Чанцев о тех, кто держит этот мир. «Как выходные, звонков по делам нет, но ты чувствуешь, что их нет, и не будет, ты этим спокоен и свободен. Свобода – это отсутствие. Пустота».


rat
Рассказ Валерия Осинского о любви, дружбе и мести. «Разжиревшие на складской муке, огромные, как кошки, серые крысы лениво валились из мешков в ноги грузчикам, на грудь, на голову. Спасал капюшон и фартук. Таня называла крыс «домашние ондатры»».



Новая глава «Мотобиографии» Димы Мишенина. В которой он подробно излагает историю своего непростого знакомства с культовой московской тусовщицей и моделью Машей Галактикой. Слабонервным, высокодуховным, а также людям с (не)обостренным чувством прекрасного читать не рекомендуется: много трэша, мата, порнографии и омерзительных подробностей из жизни российской арт-богемы.


pop
Рассказ Модесты Срибны о божественной и человеческой любви. «Влюбленные обезумели от восторга, купаясь в каплях божественной любви, перебрасывали их от одного к другому, пока все почти не растеряли. Осталась одна только капелька, которой они очень сильно дорожили, но никак не могли ее поделить».



Истории болезней… Обычные и необычные пристрастия… Чёрный юмор… Улья Нова рассказывает об острых злободневных перипетиях в одном врачебном отделении. О стремлении людей выжить во что бы то ни стало и… внезапной смерти. Которая не щадит никого. Даже «причастных».



Он помнил себя четырёхлетним, замёрзшим, продрогшим. Лежавшим в утрамбованном пацанами снегу на крыше старого сарая. Все уже разошлись – вечерело. Стемнело уж и вовсе давненько. Но небо… По чистому, звонкому ночному морозцу небо не отпускало паренька домой своими звёздами, туманностями, бескрайностью.



Очередная глава «Мотобиографии» Димы Мишенина о том, как юный Мишенин со своим приятелем сходили в начале 90-х в кино на фестиваль кинематографа сексуальных меньшинств. «Моя любовь к Киту Хэррингу и Энди Уорхолу никогда не останавливала меня, когда я посылал старых и молодых пидорасов, предлагавших мне свои услуги. И посылаю я их не потому, что гомофоб».



18 ноября 2012 года скончался от инфаркта писатель Георгий Сомов, чьи рассказы не раз появлялись на «Переменах». К годовщине смерти вдова писателя, Любовь Петровна, прислала нам для публикации еще два его рассказа. Один из них написан за три недели до смерти, о Блоке, называется «Аппассионато». Другой рассказ — о Лермонтове, «Два визита».



Физиологический очерк В.М.Зимина о егере, живущем на Кубани. «Очерк касается судьбы плавни — совсем худые у неё дела, — сообщает Зимин. — Лето было с хорошими дождями. Но они закончились, и пришла жара; любители кукурузы бондюэль и прочих растительных припасов (в их числе и местный губернатор) навалились на плавню с дождевальными установками. За 3 дня уровень упал на метр и продолжает падать».