ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "Тексты Олега Давыдова"



5 октября — день памяти преподобного Макария Жабынского и Собор Тульских святых. К этому дню предлагаем вашему вниманию текст Олега Давыдова из книги «Места силы», посвященный месту силы Жабынец и, в частности, Макарию Жабынскому. О переплетении язычества и православия и мистической силе Жабынца.



1 июня — 40 дней со дня смерти Олега Давыдова. К этой дате мы публикуем один из текстов, вошедших в его книгу «Демон сочинительства». Эссе о «Записках охотника» Ивана Тургенева. В этой книге вводится тезис о «Народе как божестве» — одно из фундаментальных открытий Олега Давыдова, которое было исследовано и в некоторых других его текстах.



23 апреля 2017 года на 65 году жизни ушел один из сооснователей и главных авторов интернет-журнала «Перемены» Олег Давыдов. Автор проектов «Места силы» и «Дни силы»; книг «Шаманские экскурсы», «Горбачев. Гений карьеры», «Демон сочинительства», «Кукушкины детки». А также многих текстов, опубликованных в российских и зарубежных изданиях.



2 марта 1931 года родился человек, изменивший историю нашей страны. Как смог этот человек сделать головокружительную карьеру, почему случилась антиалкогольная кампания, почему был неизбежен крах Советского Союза? К 85-летию Михаила Горбачева «Перемены» предлагают психоаналитическое исследование Олега Давыдова.



150 лет назад в журнале «Русский вестник» началась публикация романа «Война и мир», тогда еще под названием «1805 год». Сейчас мир широко отмечает этот юбилей. Ведь роман Толстого — одно из самых значимых произведений российского мифологического цикла. Он наполнен мифами, продолжающими действовать во всех сферах жизни еще и сегодня. Текст Олега Давыдова «Война и мiръ» — это уникальная игровая трактовка этих мифов.



23 февраля православная церковь отмечает память преподобного Лонгина Коряжемского. Имя этого святого не слишком известно даже в среде священнослужителей, однако история его интересна и поучительна. Практически всю жизнь он просидел на одном месте, но однажды под старость его поманила дорога… Об этом пути рассказывает Олег Давыдов в тексте «Коряжема».


sergi
16-18 июля 2014 года в России отмечают 700-летие со дня рождения преподобного Сергия Радонежского. Сергий был мистическим коммунистом, создателем Святой Руси, пророком русской Троицы, Рода, пульсирующего в поколениях. О его исторической и духовной роли в жизни нашей страны читайте в двух очерках Олега Давыдова из цикла «Места Силы».


fomenko
Олег Давыдов о рациональных ростках, которые были во взглядах математика Анатолия Фоменко до того, как он стал писать книги в соавторстве с Глебом Носовским. Какие рациональные ростки были затоптаны, когда он обратился от исследования древних текстов методами математической статистики к вольной интерпретации исторических сведений? И что из этого рационального может оказаться полезным?


jung
В этой главе книги Олега Давыдова о Карле Густаве Юнге рассказывается подробно о понятии «синхрония» и о том, как Юнг побывал на границе между жизнью и смертью, после чего его жизнь сильно изменилась. «В бессознательном, откуда исходят все творческие акты, вряд ли есть то, что мы называем пространством и временем».


merkuri
Юнг обнаруживает сходство алхимии и аналитической психологии: «Наконец-то я нашел исторический аналог своей психологии бессознательного и обрел твердую почву». Алхимический символизм и процесс индивидуации, внешняя и внутренняя алхимия и сны Юнга. Олег Давыдов продолжает свое исследование.


odhin
Продолжая разбирать труды и личность Карла Густава Юнга, Олег Давыдов на этот раз говорит о немецком нацизме и связанных с ним архетипах. Юнг, как и всякий немец, тоже был подвержен действию этой архетипической силы, которую сам он называл Вотаном, то есть одной из ипостасей верховного бога германцев.


veter
Что имеет в виду Юнг, говоря о психологической энергии (либидо)? Отнюдь не физическую энергию, хотя так можно подумать при поверхностном чтении. Чтобы понять, что он имеет в виду, надо разобраться в том, откуда вообще пошло представление об энергии. А пошло оно от Аристотеля, у которого энергия — не физическое понятие, а скорей смысловое.


Le-nin
22 апреля — день рождения Владимира Ильича Ленина. Неспроста совпавший с Днем Земли. «Ленин, конечно, великий махатма. Но одновременно и гений советской эпохи, и демон места силы в Горках. Он все. И он вечно живой». В книге Олега Давыдова «Места Силы» есть текст, посвященный Ленину. Стоит перечитать его в этот день.


tsvetok
«Постоянно рассуждая об архетипах, Юнг только в этом единственном месте указывает на архе как семя, из которого развертывается смысл». Олег Давыдов продолжает свое исследование жизни и психологии Карла Юнга. На этот раз речь идет об автономном комплексе. Что это такое? Как он действует? Какое отношение имеет к архетипу? Чем он опасен? Как его можно использовать? Как он нас использует?


1
В новой главе Шаманских экскурсов о Карле Юнге Олег Давыдов продолжает разбираться с тем, что такое «сознание», как оно соотносится с «бессознательным» и как смотрел на это Юнг, а также — Декарт, Хайдеггер и китайские алхимики. И какое место занимает в этих взглядах Cамость. «Мы всего острее выразим то, что призвано сказать «ergo», если опустим его».


jung
В новом тексте Олега Давыдова — о синхронии, самом таинственном понятии в психологии Юнга. Синхрония — это значимое совпадение, она связана с символом. Что такое символ? Чем он отличается от знака? Как выражает собой бессознательное? Что такое символьная ткань?



Новый шаманский экскурс Олега Давыдова посвящен странным обстоятельствам, которые привели Юнга к изучению даосского алхимического трактата «Тайна Золотого цветка». В результате доктор занялся алхимией. Вначале – китайской, а потом и западной. Китайцы различают внешнюю алхимию и внутреннюю, при помощи которой в человеке создается тело бессмертия. Как? Юнг знает.



В двухчастном экскурсе «Ливер» Олег Давыдов рассказывает о так называемом «ливерпульском сне» Юнга, в котором он увидел мандалу «Окно в вечность». Позже он ее зафиксирует, а потом начнется странная неразбериха, связанная с историей создания этой мандалы и ее толкованиями. «Прямо-таки «Расёмон» Курасавы: три пересказа одного сна, и все разные».