ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ЛЮДИ"



Александр Чанцев рассказывает о книге Стюарта Хоума «Загубленная любовь». Это книга о матери Хоума, Джилли О,Салливан, с которой он никогда не был знаком лично, но, после ее смерти пытаясь найти какие-то сведения о ней, обнаружил ее дневники: жизнь Джилли оказалась полна невероятных встреч. «Потрясающе, как она умудрилась знать, общаться буквально со всеми и – оставить о них очень приметливые, точные, иногда даже весьма ехидные записи. И быть во всех стратах, приобщиться ко всем субкультурам». От Джона Леннона до Тимоти Лири.



Эссе Дмитрия Аникина о Георгии Иванове — поэте, писателе, человеке и «уже не человеке». До и после эмиграции. «Похоже, только Иванов и его извечный ненавистник Набоков остались трезвы… Набоков — потому что не пил, Иванов — потому что утерял способность пьянеть».



«Бунт красоты: Эстетика Юкио Мисимы и Эдуарда Лимонова». Второе, исправленное и дополненное издание книги постоянного автора «Перемен», япониста Александра Чанцева. Книга раскрывает загадочного японца со множества неожиданных сторон — в частности, в том, что и как повлияло на самого Мисиму, а также как и в чем он повлиял на других. Новое издание почти в два раза толще. Среди прочего в него вошло эссе, которое впервые было опубликовано на наших страницах в 2017 году: «Для определения генезиса эстетики Мисимы мы сравнили ее с эстетикой немецкого писателя Томаса Манна, автора, который, по признанию самого Мисимы, был не только его самым любимым писателем, но тем, кто более всего повлиял на формирования его стиля и эстетики в целом».



Эссе Натальи Рубановой об исследовании итальянца Амедео Ла Маттины «Я никогда не была спокойна», посвященном будоражащей воображение биографии революционерки, «социалистической святой» по имени Анжелика Балабанова, которая была наставницей Муссолини и соратницей Ленина, но разочаровавшись в них, стала их оппонентом. Будущий итальянский диктатор однажды саркастично заметил: «Если бы при социализме допускалась литургия и религиозные ритуалы, святая Анжелика социализма должна была бы занять значительное место в политическом эмпирее, имевшем Маркса как создателя неба и земли…»



В 1938 году Карл Густав Юнг побывал в Индии, но, несмотря на сильную тягу, так и не посетил своего великого современника, мудреца Раману Махарши, в чьих наставлениях, казалось бы, так много общего с научными выкладками Юнга. О том, как так получилось, писали и говорили многие, но до конца никто так ничего и не понял, несмотря даже на развернутое объяснение самого Юнга. Готовя к публикации книгу Олега Давыдова о Юнге «Жизнь Карла Юнга: шаманизм, алхимия, психоанализ», ее редактор Глеб Давыдов попутно разобрался в этой таинственной истории, проанализировав теории Юнга о «самости» (self), «отвязанном сознании» и «индивидуации» и сопоставив их с ведантическими и рамановскими понятиями об Атмане (Естестве, Self), само-исследовании и само-реализации. И ответил на вопрос: что общего между Юнгом и Раманой Махарши, а что разительно их друг от друга отличает?



Увидел свет Шестой (и последний) том проекта «Места Силы/Шаманские Экскурсы». Этот фолиант (566 стр.) продолжает линию, заданную в предыдущих томах, а именно: действие богов (нуминозов) в коллективном бессознательном и их влияние на исторические реалии. Однако эту книгу можно читать и как самостоятельную работу – жизнеописание швейцарского аналитика Карла Густава Юнга, где в виде несущей конструкции выступают не только факты биографии, но и практические научные изыскания и открытия Юнга, вытекшие непосредственно из его видений, шаманских практик и занятий алхимией. Олег Давыдов анализирует процесс индивидуации самого Юнга, используя юнговские же выкладки. Поскольку книга имеет очень мистический, сокровенный характер, мы рекомендуем заказывать ее сейчас, не откладывая на потом. Потому что ожидать от этого издания можно чего угодно, вплоть до полного исчезновения.


О книге «Апология Мэнсона. Об убийствах, конце света, сексе и жизни без совести», которую вполне можно назвать автобиографией Чарльза Мэнсона (он даже и упомянут на обложке в качестве соавтора), пишет Александр Чанцев. А поскольку Александр кратко пересказывает содержимое книги, выходит вполне портретная статья о самом неоднозначном и легендарном убийце прошлого столетия. «Общество давно и безнадежно больно, если дети убегают из дома и, повзрослев, готовы пойти на преступления, лишь бы не становиться несчастными винтиками этой системы».



Рецензия Александра Чанцева на книгу Грега Прато «Гранж мертв: история сиэтлской рок-музыки в рассказах очевидцев». «Грег Прато, постоянный автор таких музыкальных изданий, как Classic Rock Magazine, Billbord и Record Collector Magazine, и автор нескольких музыкальных книг, хорошо работает с этим феноменом. Во-первых, его-то самого в книге и нет вовсе. Вся книга — это даже не интервью, а реплики непосредственных участников действия, великого рок-действа». А во-вторых? Подробности в тексте.



Андрей Бычков о романе Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» как о «практике себя». Феномен «непроизвольной памяти». Роман как оптический инструмент, через который мы заглядываем в себя. Анализ Делеза прустовской иерархии знаков. Лекция для тех, кто хочет стать настоящим писателем.



Текст Светланы Храмовой о Баден-Бадене, живописном городке в Германии, хорошо известном почти каждому русскому. Здесь долгое время жил Тургенев – по соседству с семьей Полины Виардо. Некогда летняя столица Европы, куда съезжались аристократы, персоны высшего света – развлекались шумно, сорили деньгами направо-налево, жили беспечно и весело. Впрочем, насколько беспечно, судить трудно, публика здесь – и сейчас, и раньше – собирается особенная. Сложная.



Фрагмент сатсанга Экхарта Толле, в котором он рассказывает о том, как трансформировать неудачи и внезапные препятствия и использовать их для духовного роста и освобождения. «Все, что идет «неправильно» в вашей жизни, любая форма, которая появляется и вы позволяете ей быть, становится открытым проходом в бесформенное внутри вас. <...> Архетипический символ этого, который есть у человечества, это крест».



Книга писателя, политика и поэтессы Алины Витухновской «Цивилизация хаоса» вышла в издательстве «Издательские решения, Литературное Бюро Натальи Рубановой» в 2021 году, была номинирована на премии «Национальный бестселлер» и «Либеральная миссия». Но лишь сейчас мы удосуживаемся опубликовать рецензию на нее (поскольку никогда никуда не торопимся). Итак, перед вами занимательный текст историка и переводчика Ивана Сахарчука об этом увлекательном собрании эссе и не только.



Об одном из самых необычных поэтов прошлого века, вызывавшим восхищение, а чаще отвращение, пишет Александр Чанцев, рецензируя книгу Вардвана Варжапетяна «Кое-что про Тинякова». «Это все было такой стратегией, удачно наложившейся на личные устремления и склонности? Путь проклятых поэтов, умноженный на русский разгул, русское унижение паче гордости? Юродство несостоявшегося поэта? Та самая смердяковщина? Следствие дичайшего бытийного одиночества?»



Андрей Бычков о «Записках из подполья» Ф.М. Достоевского. «Идиотизм» как сопротивление реальности. Концепты «тела без органов» Арто и «складки» Делеза как инструменты антропологической настройки. Лекция для тех, кто хочет стать настоящим писателем: «С Фёдором Михайловичем в русской литературе расширяется эпоха безумия, начатая ещё Гоголем. Давайте попробуем примерить это безумие на себя», — говорит автор.


Культовый шведский художник и анархист, принявший ислам и превратившийся в суфия. Метафизик, востоковед, теософ, полиглот, мистик, традиционалист, борец за права животных и женщин… Всем этим был (и в то же время не был) Иван Агуэли за свою недолгую жизнь (1869–1917), ведь у него несколько биографий. В виде развернутого отклика на англоязычное издание о нем Александр Чанцев рассказывает об этом уникальном Человеке Перемен.



Александр Чанцев рассказывает о только что вышедшей на русском легендарной книге Эрнста Юнгера «Приближения. Метафизика опьянения». «Мастерством изучать неочевидные связи, их трансцендентные истоки Юнгер владеет — и, разумеется, без каких-либо ходулей в виде наркотиков любой природы и силы — настолько, что он и излагает все эти находки на ином языке. Языке неконвенциональной мысли, другой очевидности».