ОБНОВЛЕНИЯ ПОД РУБРИКОЙ "ТЕКСТЫ О ЛИТЕРАТУРЕ"



Анатолий Рясов рассказывает о писательском стиле Антуана Володина на примере текстов, большинство из которых пока не переведены на русский язык. Все постэкзотические книги как бы указывают друг на друга, да и сам Антуан Володин говорит о неразрывно кровных узах этих произведений и называет их единым «романным сооружением»».



Эссе Александра Чанцева о книге Василисы Б. Шливар «Картины абсурдного мира в прозе Владимира Казакова». «Работа претендует на всеохватность… Почему же только претендует? Потому что Казаков, что в жизни, что в письме, старательно скрывается, таится, убегает от определений, формулировок, света обыденности. Он – в полной мере сокрытый автор (по сравнению с ним Сэлинджер и Саша Соколов, избравшие стратегию непубличности, просто публичные фигуры!)».



Александр Чанцев рассказывает о книге, необычной даже для Японии — мистическом детективе «Лето злых духов убумэ» Нацухико Кёгоку. Зачем читать про все эти ужасы и страсти? Ответ: узнать отдельный пласт современной японской литературы и получить представление о японском фольклоре, преданиях, шаманизме и демонологии, столь же сложных и эшелонированных, как и система японских религий. «Плюс: это – глубокое погружение в японские обыкновения».



К 350-летию последнего русского царя и первого русского императора (отмечается 9 июня) Виктория Шохина продолжает тему «Скифов». В этом тексте речь идет о том, как отразилась фигура Петра в произведениях участников группы. Как относились к Петру — Блок, Андрей Белый, Иванов-Разумник, Ремизов, Брюсов, Пильняк и другие? Кем он был для них и кем они считали его для России?



Иванов-Разумник, Белый, Блок, Брюсов, Замятин… Литературная группа «Скифы» была активна в 1916-18 гг., однако это не мешает материалу Виктории Шохиной об отношении ее участников к Европе, к Западу быть весьма актуальным. Азиаты или европейцы? Восток или загнивающий Запад? За что русские «скифы» не любили Европу? «Из всех «скифов» Андрей Белый — самый ярый антиевропеец, может быть, даже более ярый, чем Клюев. Задаваясь вопросом «Восток или Запад?», он в итоге отвечает: «Запад смердит разложением, а Восток не смердит только потому, что уже давным давно разложился!»»



Новая работа нашего постоянного автора Дмитрия Степанова посвящена визионерским отражениям творчества Достоевского в зеркале психологии Юнга. Достоевский и Юнг? Что общего? Совершенно различные судьбы, отразившиеся в абсолютно несхожих текстах. И все же кое-что их объединяет, а именно — их образ творчества, сновидческий и визионерский, резко отличающий их от основной массы современников. Достоевский — главный визионер XIX века, Юнг — главный сновидец века XX.



Лирическое эссе Анатолия Николина о многочисленных юношеских любовях Набокова, приведших к написанию «Лолиты». «Эти три ранние любови сплелись как бы в одну, ставшую огромной психологической опухолью в мозгу выдуманного им Гумберта Гумберта, доктора филологии, специалиста, подобно Набокову, по французской литературе. Он никогда не забывал свою юную возлюбленную Аннабел, как Набоков — своих мальчишеских пассий».



Издан отдельной книгой роман «Побег», который известен читателям «Перемен» по публикации под псевдонимом «Суламиф Мендельсон». Этот роман Олег Давыдов написал в начале 80-х и по разным причинам публиковал в самиздате под псевдонимом. Сейчас пришло время открыть имя настоящего автора и издать роман официально. На бумаге и в виде электронной книги. Публикуем предисловие, написанное Глебом Давыдовым.



В этом небольшом эссе о юности и зрелости великого Стендаля Анатолий Николин знакомит читателя с примечательными и не столь известными фактами его биографии, которые, вероятно, сыграли решающее значение в формировании его литературного дара и специфики его произведений.



Андрей Бычков об основаниях новой поэтики, о том, как писать в новые времена, когда нарратив уже слишком медлителен и на дворе давно уже время неопределенности. Когда философия опередила литературу минимум на сто лет. И почему пора использовать в деле письма новейшие философские категории, как, например, делезовская складка, и при этом не терять метафизических «придыханий». «Непросто в наши времена взять такой тон, и не показаться при этом смешным. Но я все равно говорю тебе: пиши без надежды».



Китаевед и переводчик, профессор Владимир Малявин написал развернутую рецензию на сборник рассказов Андрея Бычкова «Все ярче и ярче». И хотя «Перемены» в последнее время сторонятся современной российской прозы, для этой рецензии мы сделали исключение, ибо она, несомненно, о самом важном: о реальности. Взгляд на прозу Бычкова через даосизм и дзэн. «Глубинный импульс рассказов Андрея Бычкова нужно искать в том, что мгновение, замыкаясь на себя, создает собственный мир творчества со своими законами познания и письма».



Читать о Набокове почти так же интересно, как и самого Набокова. Та энергетика, которой заряжены его сочинения, таинственным образом передаётся его исследователям. Правда, тут возникает и проблема: не все исследователи способны справиться с её воздействием. Об одном таком случае рассказывает Виктория Шохина в статье, посвященной книге Андрея Бабикова «Прочтение Набокова. Изыскания и материалы». Увлекательный рассказ о книге, насыщенной интереснейшим материалом.



Владимир Косулин, опровергая сложившиеся стереотипы, пытается установить, кто же такая Мадонна у Пушкина. «Любовь к Мадонне не связывается ни с конкретной любовью к Наталье Николаевне, ни с любовью к женщинам вообще, ни с любовью к Богородице. Так кого же любит рыцарь и кто он сам? … Мадонна есть Муза. Разве не она Прекрасная Дама Рыцаря, сладострастная любовь к которой нераздельна с чистотой?»



Завершена публикация «очерка по вершинной психологии». О странностях судьбы и особенностях характера Михаила Лермонтова. Дмитрий Степанов показывает, как жизнь Лермонтова была предопределена его воспитанием и взрослением. И дает ясные иллюстрации того, каким образом страхи и выверты характера Лермонтова проявляются в героях его произведений. Теперь это монументальное исследование можно прочитать полностью.



Накануне вступления в новое десятилетие Виктория Шохина подводит литературные итоги десятилетия минувшего. «Новый реализм» Шаргунова и Прилепина и смешная антиутопия Сорокина, «грязный реализм» Анны Козловой и «монастырская проза» о. Тихона (Шевкунова), «украинский вопрос» С.Белякова и «путинский режим» А.Колобородова. А также роман «Земля» Михаила Елизарова. Как сказал главный редактор «Перемен» Глеб Давыдов: «Теперь все это можно со спокойной совестью не читать. Виктория Шохина проделала этот тяжкий труд за нас».



Беседа Александра Чанцева с Татьяной Горичевой — философом, богословом, защитником животных, диссидентом. Не так давно у нее вышло две книги — «Новый Град Китеж» (в соавторстве с Юрием Мамлеевым) и «Говорящие “Да”» (первый опыт православной экологии). Беседа разворачивается вокруг тем экологии, отношения РПЦ к животным, зеленого капитализма, феминизма, а также Даниила Андреева, Хайдеггера и изменений в сознании человечества.