ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО ЗДЕСЬ

Дом Криса в Океане Солярис. Кадр из фильма Андрея Тарковского Солярис

Когда человек говорит «Я», мы должны выяснить, что это за «Я»: призрак матери, которую он любит, дедушки, его представления о будущей власти… Кто он в жизни? В конечном счете, энергетически и психически каждый из нас является единым в самом себе. Но на уровне сознания каждый представляет собой то, что любит, то, к чему привязан и с чем связан. Таким образом, мы имеем дело с шизофренией, с постоянным разбрасыванием себя: человек превращается в «легион», сражаясь с внешними образами, образами общества, тогда как в реальности существуем лишь мы в самих себе.

Важны «да», которые мы говорим некоторым своим снам или внешней реальности. Неважно, является ли это частью нас или же это кто-то другой: когда субъект уступчив, он усиливает самовампиризм единства «Я». Если же, наоборот, он сможет быть синхронным и автономным, то усилит тем самым единство действия, а значит, и «Я».

Если человек сохраняет автономию единства действия и каждое мгновение развивает ее в историческом аутоктизе, поддерживая логическое «Я» в непосредственном контакте с онто Ин-се, то ни одна внешняя реальность не сможет ему навредить.

Если же субъект выступает против себя самого — пусть даже бессознательно, из добрых побуждений, оставаясь гиперкритичным с точки зрения культуры, — то сделать тут ничего нельзя. Психическая энергия, являясь постоянным самодвижением, неизбежно придает форму тому, что мы описываем как образ.

Наши комплексы, наши призраки, наши воспоминания живут исключительно благодаря нашей к ним любви. Жизнь — это выбор, поэтому можно выбрать любовь к собственному призраку, но эволюции не будет — только регресс. Ради того, чтобы подпитывать неопределенное прошлое, мы отказываемся от проекта, который мог бы произвести креативность и новизну. Многие люди теряют себя, чтобы дать жизнь своим призракам. При всей своей патологичности реальная психологическая ситуация именно такова.

Для бессознательного любить и ненавидеть — одно и то же. Главный герой, любящий свою Хари, его друг-коллега, который, напротив, испытывает ненависть, — оба, в ущерб себе, активизируют своих призрачных гостей. Неважно, любовь это или ненависть: и то, и другое подразумевает вложение психической энергии.

Иногда человек может «убивать» свою женщину, потому что на самом деле ему нужна мать, которая омывала бы его раны, ласкала его и с которой он проживал бы симбиоз тотального эротизма.

Финальная сцена, в которой мать моет ему руку, намного сильнее, чем «Маменькины сынки» («Телята») и «Восемь с половиной» Феллини. Феллини склоняется к эротизму крайне сенсуальному, внешнему, эпидермическому. Тарковский, напротив, на пределе допустимого, словно лезвием бритвы проводит по фибрам психики.

Но мать здесь абсолютно ни при чем. Мы видели только проекции главного героя — Криса. Практически, Солярис дает срез психологического нутра Криса и некоторых его друзей.

Если бы меня попросили снять фильм о бессознательном, у меня бы сразу возник вопрос: о каком бессознательном? Оно бывает разным: видя доминирующие комплексы человека, я могу сконструировать мир, который в точности отразит то, что человек собой представляет. Тарковский, например, снял себя и двух-трех своих друзей.

Сцена фильма, в которой мать моет руку главного героя, — сцена, пережитая Тарковским-ребенком с матерью. Собака, которая появляется как будто бы не к месту — образ, не поддающийся рациональному пониманию — классический элемент онтопсихологического анализа. (Собака указывает на «аффективное доминирование по отношению к более слабому и зависимому. Обычно этот образ говорит об отношениях с матерью, которые, как правило, негативны». Вода и собака — символы, встречающиеся на протяжении всего фильма Тарковского. Они появляются и в других его работах, среди которых «Иваново детство», «Зеркало», «Сталкер».)

… Будучи ребенком, Тарковский проживал близость с матерью в присутствии воды: например, когда мать с работы приходила домой мокрой, потому что на улице шел дождь, и раздевалась, чтобы высушиться. Вода была для него синонимом его пребывания наедине с матерью.

Тарковский умер из-за воды в легких, болезни, которую он психосоматически приобрел еще в детстве как психически прожитый половой акт с матерью. Поэтому, в то время как в медицинском смысле Тарковский чувствовал себя плохо, умирал, в своем воображении он по-мазохистски проживал заряд любви, направленный на вечный образ молодой матери из детства. Он был мистически, глубоко влюблен в мать.

Итак, мы видим призрак, а не реальную мать. Нельзя забывать о том, что любой из наших комплексов производит повторную идентификацию — как я уже говорил раньше — не той матери, которая существовала в реальности, а матери, воссозданной в соответствии с потребностью субъекта, конструирующего ее под влиянием собствен¬ных искажений. Мать, ищущая мужчину-ребенка, — это мать, созданная его уже извращенной, отклоненной, шизофренической фантазией, а не реальная историческая мать. Ее воображает и создает патология субъекта.

Маленький дом с озером и отцом, который появляется в одном из кадров, для Тарковского был реальной дачей, где он жил с матерью в детстве. В фильме режиссер показал проекцию эволюции комплекса в своей индивидуальной жизни. Он полагал, что представил научно-фантастическую выдумку, а на самом же деле, устроил экскурс в комплекс и болезнь детства, связанные с матерью. В фильме нет ничего привнесенного, все является чистой реальностью.

Иначе говоря, с помощью фильма вы можете понять, как комплекс пожирает человека. У каждого из нас есть бессознательное, Ин-се, которое, если мы не являемся достойными хозяевами, уничтожает нас, опираясь на наши собственные ошибки. Этот фильм помогает увидеть, как бессознательное на основе всевозможных зацепок разрабатывает свою патологическую историю.

В фильме показано осеменение, психосоматический процесс (который может длиться месяцы, годы или десятилетия) и неумолимость судьбы. В конце фильма главный герой умирает на самом деле, это не сон. Мы видим его и остров с домом в океане Солярис: это — всего лишь реальность бессознательного.

Подытоживая вышеизложенное, можно сказать, что фильм повествует о жизни великого человека, который в конце концов разрушается монокультурой приобретенных еще в детстве комплексов по отношению к матери. В дальнейшем они подпитываются отношениями с женщиной, выбранной этим мужчиной, которая — несмотря на то, что он ее теряет, — возрождается и воссоздается самим комплексом. Комплекс обусловливает вынужденное повторение аффективной реальности детства, вследствие чего сам субъект выстраивает среду, в которой умирает. Каждый человек самостоятельно создает культуру своего специфического несчастья и способствует его эволюции.

Океан Солярис — это жизнь, которая убивает, основываясь на воспроизводимых индивидуальных комплексах детства. Жизнь восстанавливает «островки» памяти, первые перенесенные в детстве кастрации, первичные сцены, комплексы и воплощает их, приумножая, в истории: на основе своего комплекса субъект влюбляется, женится, заводит детей, открывает бизнес, выстраивает отношения.

Комплексу присущ тематический отбор, то есть специфическая программа, основываясь на которой он приводит субъекта к определенной точке, после чего разрушает его. Начало этой ошибки кроется в аффективных отношениях «мать-ребенок». Бесполезно менять жен, мужей, детей: необходимо изменить себя.

В начале фильма мы видим лошадей. Лошадь символизирует женщину, женскую инстинктивность, но, поскольку фильм создан мужским умом, значение этого образа таково: тот, кто является хорошим наездником — находит мудрость, тот же, кто не умеет управлять своими отношениями с женщиной — сталкивается с Солярисом, мстителем. Режиссер, идя на поводу у своей любви, фактически разрушается диалектическими отношениями с женщиной. Нет необходимости отказываться от этой диалектики: она необязательно должна присутствовать в отношениях именно с этой женщиной, но в ней нельзя проигрывать, потому что это диалектика жизни.

Фильм не дает однозначного понимания, умирает ли главный герой, утонув в воде, и потом видит реальность из-подо льда или же погружается в окончательное наваждение своего же бессознательного, которое сначала создает людей, а впоследствии производит только «дом». В любом случае речь идет о последней стадии суицида или о состоянии глубочайшей истерии.

Бессознательное обладает искусством клонирования в отношении тех образов, на которых в наибольшей степени фиксирован субъект. Следовательно, в итоге все люди борются против части самих себя, допустившей ошибку.

Многие растут биологически и социально, но не проходят через внутреннюю психологическую эволюцию. Они обладают показной, внешней властью, но внутри не произвели эволюцию в искусстве любви и зарабатывании роста на равных с миром. По этой причине единственным образом аффективной гордости для них является образ матери. Они незрелы внутри, не способны зрело передать через искусство чистые психические взаимодействия.

Люди склонны к регрессу в направлении матери. Не реальной матери, а матери, созданной в соответствии с потребностью субъекта. Бессознательное программирует и клонирует образы согласно своей инфантильной потребности.

Необходимо быть внимательными к этому искусству самоклонирования, которым, очевидно в ущерб субъекту, обладает бессознательное. Но если человек достигнет «Я» прометеевского, формализаторского, то же протоплазмическое искусство в состоянии производить действительно креативные действия во всех возможных направлениях, продиктованных высшей потребностью.

Думаю, этот фильм был прекрасной возможностью для того, чтобы понять кое-что об огромной власти, но и ужасного искусства бессознательного.

Являясь хранителями великого капитала — жизни, психической активности, существования, — мы или становимся настоящими людьми, или порабощаемся и разрушаемся своей же силой. Жизнь дается нам как возможность самовозвышения, но, если она не формализуется согласно своему потенциалу, то превращается в чудовище, которое разрушает и сводит к нулю, чтобы дать возможность воплотиться другому. Она может породить все: опухоль, психосоматику, любое явление.

Мы являемся частью огромного мира, частью целого. Возможно, в сравнении с тем, что представляет собой Вселенная, мы всего лишь электроны или даже меньше. «Мы отправляемся на поиски Вселенных, но еще не познали самих себя» — это определяющая фраза. Мы, психологи, должны позаботиться, по крайней мере, о предугадывании своей реальности.

В онто Ин-се заключена определенная форма, но необходимо уметь отыскивать соответствующие пути и средства для ее утверждения в логико-историческом «Я». В этом заключается исторический аутоктиз. Мы — семена новых миров. Уже в силу факта своего существования мы соучаствуем в этом безграничном потенциале. Это — величайшая удача, но, если умело ею не распорядиться, она может обернуться величайшей катастрофой.


комментариев 7 на “О чем Андрей Тарковский снимал кино (окончание)”

  1. on 04 Сен 2017 at 11:58 дп Геннадий

    Лем: «Человечество должно научиться общаться с Космосом, с иным разумом. Людям необходимо научиться познавать Непознаваемое, потому что только это поможет им оторваться от матушки-Земли и выйти в Космос. Нельзя оставаться на Земле, нужно стремиться вдаль, к иным мирам. Нужно быть готовыми к Контактам. Нужно осознавать свою миссию…»
    Тарковский: «Человеку нужен только Человек. Ему не нужен Космос.»
    Так же,как и в фильме Аскольдова «Комиссар»:не нужны нам ваши революции-потрясения,нам милее наше тихое семейно-местечковое счастье;в грязи,да не в обиде…

    Админу
    ———
    А что Вы скажете об экранизации Б.Ниренбурга 1968 года,с Лановым и Этушем?

  2. on 04 Сен 2017 at 1:04 пп admin

    Геннадий, текст Менегетти это предлог заглянуть в себя, перевод, конечно, халтурный, но предлагаю все-таки просмотреть вторую часть. Мне из-за ваших разговоров давно хотелось поставить что-нибудь из Менегетти, выбирал кусок из «Женщины третьего тысячелетия», но синемалогия проще (технически проще). Поищу толкование «Зеркала», не уверен, что у меня есть.
    Мне нравится постановка с Лановым, но Тарковский мне ближе. Фильм Содерберга второй раз смотреть не буду.

  3. on 04 Сен 2017 at 2:48 пп Геннадий

    Непременно поставьте «Женщину третьего тысячелетия»,народ уже разогрет,давно рвётся подискутировать.

  4. on 05 Сен 2017 at 12:23 дп Ирина

    Как жить с травмой? Хороший вопрос. Ни Юнг, ни другие искатели не смогли на него ответить, оставили его следующим поколениям исследователей. То, что в просторечии называется травмой, в других случаях комплексом, оказывается неким внешним по отношению к нам, вторжением, абсолютной неизвестностью, неведомым, незнанием, небытием, понуждающей силой, но так или иначе, это иное задает импульс жизни, дает кувшину свою щербинку, и здесь, как ни странно, ближе всего к истине те, кто оставляют все как есть, не пытаются изжить свою травму, но как дети малые, учатся заново ходить, так и травматики научаются с травмой жить, не думая о ней. Это капля священного вселенского огня, она придала такую форму сосуду души, подарив человеку свободу постоянно творящей, пульсирующей, живой пустоты. Кувшин, в котором можно услышать, как плещутся морские волны, как воют песчаные бури, свистит сквозняк, «звенят» синие лесные колокольчики, неслышно в горячем зное лета возносятся вверх в небо выцветшей лазури эфемерные создания живописца-природы — легкие, желтокрылые бабочки. Научиться свободно нести свою отметину, свое проклятие, харизму и благословение в одном флаконе. Научиться с этим танцевать, петь, познавать мир, открывать гармонию. Не знаю, как еще это выразить. Думаю, достаточно. Просто о ней за-быть. Жить дальше. Жизнь, она ведь мудрее нас в сто крат.

  5. on 05 Сен 2017 at 12:35 дп Ирина

    И про любовь (ах, как много раз к этому слову прикасались люди, но слово-идея и слово-дея (действие, дія — по-украински), одно не хочется марать своим прикосновением, в другом же сопряжена борьба между зверем и богом). А в этом отрывке все противоположности примирены, устранены разрывы между действием и его причиной, потому что в Источнике исчезают все различия.
    https://www.youtube.com/watch?v=fdKsG2PINwk

  6. on 05 Сен 2017 at 4:59 пп Галина Петровна

    Тарковский как Прометей, прикованный цепью к родной скале на уровне моря и ветра. Поиск идентичности в своих как-то осознанных противоположностях, когда обе стихии губят, если не сделать выбор в пользу одной из них при помощи своей высшей сущности, которая выше тебя самого. Старший брат Ихтиандра, который уже почти свободен, но в еще почти недоступной для других стихии как в другой реальности.

  7. on 12 Сен 2017 at 2:52 пп VIСTOR

    К большому сожалению Тарковский так и не смог из сферы личного (аналогично сферам у Босха ) » выйти в открытый космос » , оставшись в Классической Механике жизни т.е. оставаясь в пределах земной сферы . Квантовая Механика жизни -это попытка человека найти свое место и предназначение, может быть осуществлена только выходом за пределы земной сферы.

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати