Продолжение. Начало здесь. Предыдущее здесь.

Пророк Исайя

Инсайт и инсайд

Итак, знание архе потоков позволяет предсказывать будущее того, кто в них движется. Это и есть теоретическая предпосылка любого предсказания. Она очевидна, когда мы имеем дело с конкретным физическим потоком, но она же в неявной форме лежит в основе любых методов пророчествования, поскольку все, что развертывается во времени, по сути – поток. Другой вопрос: как мы можем знать архе конкретных потоков и как этим знанием можно пользоваться. В конце концов история Одиссея – это только литература, а в реальности любой прорицатель и прогнозист имеют дело с реальностью, которой, впрочем, пока еще нет. Она только будет. Ее нельзя пощупать. А значит, скептик всегда может сказать: все это ерунда, будущее непредсказуемо, ибо в любой момент может случиться что-то такое, что перечеркнет все предсказания.

Философская предпосылка таких агностических взглядов прекрасно известна. Она сводится к тому, что некий Бог (обычно считают, что это Бог евреев Ягве, которому поклоняются также христиане и мусульмане) творит каждое мгновение заново. И вовсе не обязательно, что в следующем мгновении будет что-то от предыдущего. Впрочем, некоторые варианты атеистического учения буддистов тоже предполагают, что каждое мгновение уникально и никак не вытекает из предыдущего. Ясно, что исходя из таких концепций предсказывать будущее абсолютно невозможно. Можно разве что получить какую-то инсайдерскую информацию от божества, то есть откровение, вроде того, что получил пророк Исайя. В 60-й главе его книги сказано:

«Восстань, светись, [Иерусалим], ибо пришел свет твой, и слава Господня взошла над тобою. Ибо вот, тьма покроет землю, и мрак – народы; а над тобою воссияет Господь, и слава Его явится над тобою. И придут народы к свету твоему, и цари – к восходящему над тобою сиянию. Возведи очи твои и посмотри вокруг: все они собираются, идут к тебе; сыновья твои издалека идут и дочерей твоих на руках несут. Тогда увидишь, и возрадуешься, и затрепещет и расширится сердце твое, потому что богатство моря обратится к тебе, достояние народов придет к тебе. /…/ Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их – служить тебе; ибо во гневе Моем Я поражал тебя, но в благоволении Моем буду милостив к тебе. И будут всегда отверсты врата твои, не будут затворяться ни днем ни ночью, чтобы приносимо было к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народ и царства, которые не захотят служить тебе, – погибнут, и такие народы совершенно истребятся».

Впав в особое состояние (современные психологи называют это «инсайт»), пророк ясно видит перед собой прекрасную картину грядущего, в котором достояние народов доставляется в Иерусалим, иноземцы строят его стены, чужие цари служат ему, а те, кто не хочет служить, истребляют. Яркий образ будущего, причем образ именно желаемого будущего (почти как в случае недавнего доклада Гонтмахера и Юргенса). Если веками не покладая рук работать над созданием такого будущего, то пожелания могут осуществиться, как уже почти целиком осуществилось пожелание Исайи. Правда, в христианской традиции принято толковать его текст как предсказание о пришествии Иисуса Христа. Но если так, придется признать, что образ желаемого завтра, изображенный Исайей, стал реальностью в том числе и при помощи христианства.

Пророчество Исайи представляет собой откровение, картину будущего, внезапно явившуюся перед умственным взором, а вовсе не результат аналитических процедур. Трудно представить себе еврейского пророка, занятого выявлением архе потока истории своего народа и на основе этого анализа обнаруживающего тренд будущего развития. Это все-таки больше свойственно представителям иных эпох и культур. Но в принципе Исайя мог бы и проделать такой анализ. Ведь, зная архетипы истории еврейского народа, содержащиеся в Писании (например, Завет Бога со своим народом), совсем нетрудно предсказать его будущее – и великие достижения евреев, и чудовищные трагедии. Собственно, о последнем, о божьих карах, в тексте Исайи говорится без обиняков: «Во гневе Моем Я поражал тебя». Иначе говоря, периодические наказания, обычно осуществляемые руками представителей других народов, тоже являются частью божественного плана. И эти кары – необходимые вехи на пути движения к обрисованной в пророчестве цели, над осуществлением которой избранный своим Богом народ работал во времена Исайи и продолжает работать сегодня.

Памятник Анри Бергсону. Колледж де Франц

Время и длительность

Итак, перед нами два принципиально разных подхода к прогнозированию: получение информации из какого-то таинственного источника (откровение) и поиск в потоке времени структур, опираясь на которые можно определить направление потока. «Слив» информации свыше – это, конечно, хорошо, но на такой основе совершенно невозможно создать надежную методологию прогнозирования (хотя бы уже потому, что нам неизвестно, когда будет откровение, будет ли оно вообще и не будет ли оно ложным). Поэтому не стоит больше рассматривать здесь концепции, которые понимают время как последовательность зависящих только от воли Бога моментов. Вернемся к рассмотрению концепций, которые понимают время как поток, обладающий определенными параметрами, которые можно исследовать и таким образом извлекать информацию о будущем.

Будущее, конечно, абсолютно неизвестно, его еще нет, оно может и не наступить. Точнее, может наступить что-то такое, чего мы даже не можем представить. Но при том, что мы совершенно не знаем, что именно будет, мы точно знаем, что должно быть, если… Если случилось то-то и то-то, то есть – если мы знаем свойства и направление потока, его архе. Это знание и есть основание для предсказания будущего. В целом любой поток описывается определенными формулами, параметры которых конкретизируются в зависимости от свойств потока. Но надо иметь в виду, что живой смысл (а любой поток, даже если это просто течение воды, есть поток смысла) формулами не описывается. Формулами описываются идеальные модели процессов, то, что уже оцифровано, а значит – может быть посчитано, подведено под формулу (модель реальности). Реальность же, даже если она оцифрована, ускользает от наших формул, всегда остается реальностью, тем, что может повести себя абсолютно непредсказуемо, несмотря на наброшенную на нее идеальную сетку цифири.

Вышесказанное обусловлено, в частности, тем, что всякий реальный поток – это длительность, а в математических формулах используется опространствленное время науки, представляющее собой рядоположность точек в пространстве. Это различие четко сформулировал Анри Бергсон. Однако надо иметь в виду, что та длительность, о которой здесь идет речь, не совсем та длительность, которая фигурирует в большинстве бергсоновских текстов. Уж скорей это длительность, описанная в его раннем тексте («Опыте о непосредственных данных сознания»). Бергсон говорит: сознание «также не должно забывать предшествовавших состояний: достаточно, чтобы, вспоминая эти состояния, оно не помещало их рядом с наличным состоянием, наподобие точек в пространстве, но организовывало бы их, как бывает тогда, когда мы вспоминаем ноты какой-нибудь мелодии, как бы слившиеся вместе. Разве нельзя сказать, что, хотя эти ноты следуют друг за другом, мы все же воспринимаем их одни в других, и вместе они напоминают живое существо, различные части которого взаимопроникают в силу самой их общности?»

В этом пассаже то, что организует ноты в мелодию, и есть то, что я здесь называю архе потока. Впоследствии Бергсон отходит от такого понимания, и это можно понять, поскольку его философия – это философия творческой свободы, а архетипы – это те же формулы, хотя формализация в них не количественная, а качественная. Время архе – это сюжетная целостность процесса, то, что придает завершенность еще, может быть, незаконченному действию. В «Метафизике» Аристотель говорит: «Ибо дело – цель, а деятельность – дело, почему и «деятельность» (energeia) производно от «дела» (ergon) и нацелена на «осуществленность» (entelecheia)». В этом отрывке употребляются очень знакомые современному человеку слова: energeia, entelecheia. Но аристотелевскую энергейю невозможно выразить в цифрах в отличие от знакомой нам физической энергии. То, о чем говорит Аристотель, – алгоритм, а не числовое соотношение, сценарий развития архе, а не математическая формула. И время аристотелевской «деятельности» – длительность, а не рядоположность точек в пространстве.

64 гексаграммы Книги перемен

Лоция перемен

В принципе, конечно, для всего можно придумать способ оцифровки. Но есть вещи, которые бессмысленно считать, их надо понимать на качественном уровне. Глупо, например, исчислять время какой-нибудь пьесы, какого-нибудь душевного процесса или даже исторической эпохи, не понимая их смысла. То есть можно, конечно, попробовать, но прежде надо понять смысл, схватить архе разворачивающегося потока, а уж после этого станут ясней и числовые соотношения, и точные временные привязки. Тогда можно будет говорить и о точных предсказаниях. Иными словами, в основе науки прогнозирования должен лежать каталог возможных сюжетов, лоция смысловых потоков. Как это может выглядеть, показывает наука о переменах, издревле известная в Китае.

В китайской традиции лоцией движения в смысловых потоках является знаменитая «Книга перемен» («И цзин»). Она представляет собой описание 64 архетипов (это количество оптимально покрывает все многообразие возможных типов перемен). Существуют разные способы обращения с книгой, один из которых гадание. Сейчас не будем вникать в эти тонкости. Для наших целей достаточно зафиксировать факт: любой из 64 архетипов китайской «Книги перемен» представляет собой описание потока (перемен). Графически это движение представлено в виде гексаграммы, как бы лестницы из шести черт инь или ян (прерванных и сплошных линий). Все возможные сочетания этих линий по шесть и дают 64 варианта архетипов, каждый из которых оброс комментариями, на основании которых происходит интерпретация (см. здесь).

Практикуя ицзинистику вот уже 30 лет, могу засвидетельствовать, что результаты предсказаний по «Книге перемен» всегда абсолютно точны, надо только иметь опыт толкования результатов и понимание работы архетипов в нашей повседневности. Но дело тут даже не в предсказаниях, дело в том, что «Книга перемен» очень полезна для выявления архе конкретных потоков. Вместо того чтобы наобум искать архетипы в истории, литературе или текущей повседневности, можно использовать готовую матрицу архетипов, которая уже тысячелетия успешно работает в культуре народов восточной Азии. И на этой основе создать каталог формализованных описаний архетипов, применимых к любой сфере человеческой деятельности.

В рамках такой матрицы то, что, например, Андрей Фурсов говорит о приходе «новой опричнины», представлялось бы лишь частным случаем общего архетипического сценария, который может проявляться как в русской истории, так и во множестве других процессов – от личной судьбы человека до колоссальных геологических сдвигов. И то же самое можно сказать о других сценариях. Тиресий говорит о плавании Одиссея, а Исайя – о судьбе еврейского народа. В связи с катастрофой под Смоленском можно было задуматься об архетипах поляков. Все это конкретные архетипические сюжеты, общее описание которых можно найти в китайской лоции возможных перемен.

Осьминог еще вернется к этой теме, а посмотрите, как работает «Книга перемен» на русских сюжетах.


Один отзыв на “Все течет, но не все изменяется. Науки прорицаний в контексте деяний осьминога Пауля (3)”

  1. on 12 Авг 2010 at 10:18 пп Наблюдатель

    Чё-то про второзакониии Исаи с ростовщической доктриной ни гу-гу?

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати