В преддверии Дня единения народов, который отмечается 2 апреля 2009 года в Белоруссии и России, 18 марта 2009 года в Москве в Русском стратегическом совете (РСС) состоялся «круглый стол» на тему: «Актуальные проблемы интеграции на постсоветском пространстве.

В работе «круглого стола» приняли участие:

Михаил Демурин, политический аналитик, Чрезвычайный и Полномочный посланник II класса;
Леонид Шершнев, президент Фонда содействия объединению русского народа «Русские», член Центрального совета «Союзной общественной палаты»;
Александр Самоваров, публицист;
Олег Залесов, политолог;
Сергей Небренчин, заместитель руководителя Международного союза общественных объединений «Славянские ключи»;
Михаил Большаков, секретарь Русско-Словянского ведического дома (РУСВЕД);
Федор Пашин, эксперт Фонда национальной и международной безопасности;
Александр Кашанский , эксперт.
Деньга Халидов, вице-президент Академии геополитических проблем, руководитель Центра стратегических и этнополитических исследований, доктор политологии.
Круглый стол провел Алексей Назаревский.

Участники «круглого стола» обсудили следующие вопросы:

1.Как можно оценить современное состояние интеграционных процессов на постсоветском пространстве?
2.Какую роль играет союзное строительство (Союзное государство Белоруссии и России) в интеграционных процессах?
3.Каковы пути консолидации современного постсоветского пространства?

1.Как можно оценить современное состояние интеграционных процессов на постсоветском пространстве?

Михаил Демурин:
Заявленная цель СНГ – сохранение тесных интеграционных связей между бывшими союзными республиками – не достигнута. Об отрицательном балансе приходится говорить даже в таких жизненно важных сферах, как экономика, культура, человеческие контакты, где исторический опыт совместной жизни имеет преимущественно знак плюс. Правовая основа деятельности Содружества изначально не позволяла ему стать реальной интеграционной структурой. Так и не было создано эффективной системы органов управления, четкой системы ответственности за невыполнение взятых обязательств и принятых решений. Ущербной оказалась идеологическая основа: идея интеграционного объединения со временем трансформировалась в концепцию «цивилизованного развода».
Основной причиной всего этого является политика самой России. Отсутствие собственной национальной идеи порождает слабость и конъюнктурность политики в отношении соседей. Чем больше проходит времени, тем дальше инертность Москвы заталкивает эти страны в орбиту чужого влияния.
Ни о какой роли лидера для страны, догоняющей других, речи идти не может. В «Обзоре внешней политики России» от марта 2007 года, например, залогом лидерства России в СНГ называется «создание привлекательной для партнеров реалистичной модели эволюционного перехода к полноценным рынку и демократии». Что же здесь такого, что наши соседи не могут найти у других?

Александр Самоваров:
Термин «интеграционные процессы» не подходит для взаимоотношений между бывшими республиками СССР. Интеграция есть между странами Старой Европы или даже между Китаем и США. Здесь же следует говорить о подчинении. Кому подчиняются бывшие республики СССР? Есть те, которые подчиняются США, есть те, которые играют на противоречиях США, России и Китая, выстраивая свою политику. Интеграции между Россией и прочими республиками быть не может, может быть только подчинение республик России, на тех или иных условиях.

Олег Залесов:
Давайте сравним.
60 лет назад СССР вышел победителем в мировой войне.
60 лет назад территория Китая была скреплена на «тонкую нитку» только традиционной письменностью, от которой решительно отказывались соседи – корейцы и вьетнамцы. Подавляющее большинство населения Юга, Севера и Центра не понимали устной речи друг друга. Гонконг, Макао и Тайвань имели собственную администрацию. Зато на западе территория страны только что приросла огромным по площади Синьцзяном. Прежняя китайская национальная элита была «демонтирована» и рассеяна. Таков был общий фон начала строительства нового Китая. Но была политическая воля.
Сейчас население КНР пользуется преимуществами общего языка и единства экономического комплекса. А «постсоветское пространство» существует лишь в памяти поколения «старше сорока». Само словосочетание «постсоветское пространство» внедрено и используется намеренно, оно само ущербно и заражает ущербностью, как гнилью, оно из лексикона «чужих».

Леонид Шершнев:
В наши дни ареной геополитического противоборства вокруг России стало практически все постсоветское пространство. Разновекторные интеграционные процессы здесь приняли характер жесткого интеграционного противоборства. С одной стороны, это бывшие советские республики, которые продолжают ориентироваться на Россию. Речь идет, прежде всего, об Армении, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Узбекистане, а также таких государственных образованиях как Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия.
В то же время в орбиту антироссийской стратегии оказались вовлеченными страны Балтии, Грузия, Украина, Азербайджан. Так, в частности, не без вмешательства извне происходит дальнейшее становление международной организации ГУАМ, в состав которой входят Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия. Участники этой организации намерены в обход России решать многие вопросы своего взаимодействия в военно-политической и энергетической сферах, сотрудничества со США и странами ЕС. Немалый интерес к этой организации проявляют Польша, страны Балтии. Существуют планы на основе участников ГУАМ создать Восточноевропейский союз. С этой инициативой уже выступил представитель Европарламента.
В геополитической борьбе против России ее оппоненты не исключают и провоцирования разного рода вооруженных и социальных конфликтов. Достаточно привести пример войны в Чечне и событий 2008 года, когда Грузия совершила военную агрессию против Южной Осетии. В целом, подрывные действия Запада, прежде всего, направлены на дальнейшее разжигание войн и конфликтов между республиками бывшего СССР, против восстановления геополитической роли России в регионах традиционного влияния на постсоветском пространстве. При этом особое место в планах атлантической геостратегии отводится целям подрыва территориальной целостности и изменения государственно-территориального устройства самой Российской Федерации.

Сергей Небренчин:
В эпицентре геополитического противоборства вокруг России оказывается «Большая физико-географическая зона», которая в географическом плане совпадает с территорией «Исторической России» (Белоруссия, западная часть России, Украина) и является «сердцевинной» землей («хартленд») материка Евразии. При этом особый стратегический интерес для наших геополитических оппонентов представляет Валдайская возвышенность, которая находится на территории России. Она оказывает главенствующее влияние на эволюцию всего живого в границах «хартленда».
Метафизическое значение Валдая состоит в том, что он представляет собой земли Великого Водораздела. Именно отсюда берут начало великие восточнославянские реки: Волга, Днепр, Западная Двина. В географическом плане русла рек выполняют функции регулирования биосферы. Здесь формируются гидрогеологические процессы, влияющие на климат европейской части континента Евразия. По данным ЮНЕСКО, это наиболее чистый район Евразии.
Наконец, немаловажно, что Валдай остается «колыбелью» восточнославянского рода. В дальнейшем «земли истоков» явились одним из центров развития православия. В прежние времена они имели статус патриарших и великокняжеских территорий Российской империи. «Земли истоков» характеризуются наличием мощной «благотворительной» энергетики. Валдайская возвышенность является одним из главных «плацдармов» геофизического влияния на развитие геополитических процессов во всей Евразии.
По замыслам атлантических стратегов, в результате усиления влияния на развитие событий в странах «Исторической России» уже в обозримом будущем можно добиться целей дезинтеграции территорий России, Украины и Белоруссии и взятия под контроль «сердцевинной» земли. В этих целях предпринимаются целенаправленные шаги для того, чтобы воспрепятствовать любым попыткам объединения Белоруссии, России и Украины в рамках единого государства.

Михаил Большаков:
В современной международной обстановке Россия переживает последствия первого этапа разрушения большого жизненного пространства страны, когда оказались утраченными территории Центральной Азии, Кавказа, Украины, Белоруссии и Прибалтики. Она в который раз в своей истории стоит перед выбором пути дальнейшего развития. Либо она найдет силы на сохранение и восстановление контроля над обширным пространственным наследием, либо утратит его окончательно, и на Русскую землю придут представители других цивилизаций со всеми вытекающими последствиями. Но это уже будет новая история освоения и развития большого жизненного пространства Евразии.
В наши дни ситуация усугубляется тем, что страна переживает глубокий демографический кризис. Поэтому все чаще в обществе возникает вопрос, что сегодня важнее для будущего страны и народа. Или обширная территория размером в 1/7 части света, для восстановления полного контроля над которой необходимо бросить последние остатки людских ресурсов и направить огромные материальные средства, или все-таки решение задачи сбережения коренного народа, обеспечение выживания уникальной российс¬кой цивилизации в эпоху глобальных вызовов и угроз. Ответ на этот животрепещущий вопрос не лежит на поверхности. Он требует глубокого анализа и всестороннего обсуждения, принятия стратегических решений на основе консенсуса, одобрения и поддержки в обществе.
При этом важно иметь в виду, что даже попытки кардинально переосмыслить историю страны могут быть крайне опасными и чреваты катастрофическими последствиями. Страна, в которой поощряются измышления о перспективах уменьшения своего жизненного пространства, просто обречена на то, чтобы оказаться втянутой в перекройку своих государственных границ, изменение конфигурации своей территории, подвергнуть смертельной опасности дальнейшую судьбу государства и его народов. И это всегда хорошо понимали в России.

Федор Пашин:
Несмотря на попытки более последовательно отстаивать свои национальные интересы, официальная Москва продолжает оставаться информационно-политическим и финансово-экономическим спонсором нарастания, мягко говоря, враждебности и нелояльности со стороны бывших советских республик и, прежде всего, Украины, Грузии, стран Балтии, Узбекистана и др. Никаких особых дивидендов не приносит России оказание финансово-экономической помощи и развитие выгодного делового сотрудничества с Молдавией, Киргизией, Казахстаном, Белоруссией, Узбекистаном, Таджикистаном и т.д.
В настоящее время, все постсоветское пространство, не без влияния извне, практически превратилось в арену жесткого интеграционного противоборства. В условиях глобального кризиса постсоветское окружение Москвы будет еще больше сжиматься во враждебное кольцо, нацеленное на сдавливание России, провоцирование дезинтеграционных процессов внутри самой страны.
Наряду с Москвой, на постсоветском пространстве сформировались и активно действуют несколько альтернативных геополитических центров, которые открыто претендуют на роль притягательного субъекта для республик бывшего СССР. Это Астана, Киев, а для российских регионов – Минск. В случае усиления дезинтеграционных процессов в самой России конкуренция между этими центрами только возрастет.
В условиях глобального кризиса, который сильными мира сего неизбежно будет использован и уже используется для решения геополитических задач, в частности, переформатирования всего географического пространства континента Евразии, кардинальные изменения могут произойти и на одной шестой части света. Более того, борьба за установление контроля над безлюдными и экологически чистыми территориями и ресурсами Дальнего Востока и Сибири выходит в эпицентр глобального противоборства вокруг Евразии.
В целом, сегодня, не без оснований, складывается впечатление, что борьба за постсоветское наследие для России оказалась проигранной. Поспешное развертывание ненужной структуры по делам СНГ лишнее тому подтверждение. Появление еще одной бюрократической структуры, в принципе, не может решить такую актуальную проблему. Это предмет деятельности всей государственной машины и общественных институтов страны.

Александр Кашанский:
Сегодня экономического, культурного и военного потенциала России явно недостаточно для формирования на постсоветском пространстве собственного глобального проекта, вокруг которого можно проводить интеграцию. Это главная причина того, что не идёт процесс консолидации современного постсоветского пространства. Правящая элита России до сих пор не может определиться: то ли примкнуть к Западному глобальному проекту, окончательно объявив себя частью Европы, то ли пытаться развивать свой собственный проект, явно позиционирующийся по отношению к западному. Этот проект должен иметь свои особенные ценности, идеологию, экономическую и военную базу и образ будущего. Неопределенность позиции прямым образом сказывается на интеграционных процессах стран СНГ.
Деньга Шахрутдинович Халидов:
Состояние интеграционных процессов можно оценить как абсолютно неудовлетворительное. «Пиара»(антизападного и проиинтеграционного) много, но для элиты Солнце, по прежнему, восходит на Западе. Мы являемся свидетелями имитации в «чисто» постмодернистском духе и рождении политического симулякра. От того и мечется хитрый Каримов, президент Узбекистана, из одной крайности в другую: то входит в ОДКБ и ЕвАЭС, то выходит из них. Аналогичная картина с Белоруссией. Все от неопределенности стратегических ориентиров и метаний самой Москвы в недавнем прошлом. Теперь же очевидно, по множеству (косвенных) признаков, что выбор сделан, но его не спешат обнародовать. Россия медленно, но верно погружается в сценарий глобальных структур («мировой закулисы») в качестве зависимого партнера; лишается полноценной международной субъектности. Такой выбор правящей элитой преподносится как безальтернативный и предопределенный всем «ходом вещей». В рамках такого выбора видимость(по форме, а не по сути) суверенитета России будет сохраняться до тех пор, пока:
а) Россия старательно переправляет свои нефтегазовые ресурсы в Европу и в США с Японией(проекты Сахалин-1 и 2), в ущерб своему «партнеру» по ШОС-6 – Китаю;
б) ясно обозначен негативный тренд в том, что касается госконтроля за ресурсами и Москва все в большей степени уступает давлению западных «хищников», зарящихся на наши ресурсы; как следствие – народное достояние – ресурсы страны «плавно» переходят в собственность мощных ТНК, где обильно представлен западный капитал;
в) Россия бездумно включается в пресловутую борьбу с «международным терроризмом» в Афганистане (а в перспективе и в Пакистане, а также, в Центральной Азии), втягиваясь, тем самим, в кровавую войну в исламском мире, выгодную лишь Глобамерике (США –как плацдарм фининтерна и мощных ТНК);
г) финансово-экономический блок продолжает действовать по рецептам Вашингтонского консенсуса(МВФ+ФРС+ВБ), обрекая страну на долговую зависимость и нищету, а в недалекой перспективе(1-3 года) – на уступку ключевых национальных активов, в счет уплаты корпоративных долгов выкупаемых нынче государством;
д) государственные и корпоративные масс- медиа, по ключевым пунктам «повесток дня», следуют рецептам глобальных хозяев дискурса(термин Исраиля Шамира), сея невежество и псевдокультуру, ложь и насилие; лишая Россию всяких перспектив возрождения.
Критическое отклонение от данного сценария по тем или иным пунктам (все они внутренне связанны и невозможно проводить независимую политику по одному пункту, оставаясь в рамках западного проекта по другим пунктам) немедленно будет встречено в штыки общим хором «протестов» и обструкции. «Наградой» России за следованию данному сценарию является (по умолчанию и судя по оговоркам ряда деятелей из Госдепа) статус «смотрящего» за осколками просторов постсоветского пространства, дабы тешить самолюбие и тщеславие певцов пресловутой «5-й империи». Уделом младшего (евразийского) партнера «Большого брата», т.о., остается ИМИТАЦИЯ ВЕЛИЧИЯ, фальш и ложь к которой настолько же не критично массовое сознание, насколько оно остается пленником всемогущего «ЯЩИКА». Этот сценарий продлиться ровно столько, сколько будет продолжаться переходный период до создания глобальных структур управления –мирового правительства(около 5-10 лет). «Сигнал» из Лондона ( с Саммита -20) не первая, и не последняя «ласточка» из этой серии.

2.Какую роль играет союзное строительство (Союзное государство Белоруссии и России) в интеграционных процессах?

Михаил Демурин:
Воссоздание единого государства с Белоруссией — ключевой момент в создании реального интеграционного импульса на пространстве СНГ. Нужен конкретный пример объединения. Причём в случае интеграции с Белоруссией недостаточное значение придаётся такому фактору, как демография. Уверен, что в современных условиях демографической катастрофы главный выигрыш для России от создания общего государства с Белоруссией заключался бы в приобретении дополнительно около 10 миллионов русского населения.

Александр Самоваров:
Отрицательную. Нет никакого строительства союзного государства и в принципе быть не может, что прекрасно понимает Лукашенко. Может быть, только поглощение Белоруссии со стороны России. Причем, в рамках «союзного государства» это будет поглощение без всяких гарантий для элиты и народа Белоруссии.

Олег Залесов:
Союзное государство Белоруссии и России суть есть лишь «Протокол о намерениях», но не сборочный цех, и не полноценное конструкторское бюро. Нет понимания того, что при отсутствии собственного проекта, над которым преданно работали бы все его участники, на постсоветском пространстве ежеминутно реализуется проект внешний. Реализуется дезинтеграция и втягивание наших стран в «атлантический» рацион именно в качестве корма.

Сергей Небренчин:
В нынешних условиях скорейшее становление и развитие Союзного государства Белоруссии и России рассматривается в качестве первого реального шага на пути возрождения ядра православной цивилизации. Имеющие место в последние годы случаи обострения белорусско-российских отношений не должны влиять на выбор стратегического курса двух стран, направленного на единение братских народов Белоруссии и России. Необходимо извлекать правильные уроки из всех кризисных ситуаций и находить пути активизации союзного строительства.
Лидеры наших стран просто не имеют морального права отступить от избранного пути. «Белорусский фактор» уже сегодня играет осо¬бую роль во внутриполитической жизни России. Белорусский опыт суверенного и независимого развития, обеспечения национальной безопас¬ности, консолидации общества имеет особую ценность для становления новой российской государственности. Более активное вовлечение белорусской элиты в государственные дела в рамках Союзного государства позволяет серьез¬но оздоровить обстановку в российском высшем истеблишменте, преодолеть отчуждение власти от общества, устранить коррупцию, сделать работу властных структур более эффективной.
В современной международной обстановке Белоруссия и Россия выступают естественными и долгосрочными союзниками. При этом офи¬циальный Минск продолжает оставаться сегодня своеобразным громоотводом для нынешних российских властей от нападок и вмешательства извне. В основу политической системы Союзного государства может быть положена парламентская форма правления. В связи с этим союзный Парламент целесообразно сформировать на базе верхних палат Федерального Собрания РФ и Национального собрания РБ. При этом нет необходимости формировать союзное правительство, оставив его функции в компетенции национальных органов. В дальнейшем союзный Парламент подготовит Конституцию, которая может быть принята на референдуме. Затем целесообразно провести выборы главы объединенного государства.

Леонид Шершнев:
В настоящее время наиболее жестко геополитическая борьба идет вокруг Союзного государства Белоруссии и России. Сегодня вновь оказались реанимированными планы воссоздания Балтийско-черноморского «санитарного кордона» вокруг Российской Федерации. Белоруссия остается практически единственным союзным государством России на западном направлении. Лишь Минск не входит в антироссийские союзы. В связи с этим Запад не оставляет планов дестабилизации обстановки в Белоруссии и смены власти в этой стране, обострения белорусско-российских отношений. В реализации проекта воссоздания «санитарного кордона» вокруг России важная роль отводится Украине, Грузии, странам Балтии, Польше и другим бывшим странам социалистического лагеря (Словакия, Словения, Хорватия, Чехия).

Михаил Большаков:
Значение «белорусского фактора» в еще большей степени может возрасти, если усилится угроза дезинтеграции России. В такой ситуации Минск, который уже сегодня является притягательным субъектом для русских территорий страны, может возглавить процесс возрождения историко-культурного российского региона. Поэтому в настоящее время немаловажную роль приобретает налаживание белорусско-украинского диалога. Объединение усилий двух братских стран может не только положительно повлиять на развитие событий в России, но и способствовать консолидации православных стран на пути восстановления геополитических позиций православной цивилизации на международной арене.
В данном контексте особую актуальность приобретает задача всячески противодействовать втягиванию Украины в состав блока НАТО, вовлечению в антироссийские планы. Одновременно целесообразно активизировать интеграционные процессы на постсоветском пространстве с участие Украины. При этом важно в принципиальном плане отказаться от политики заигрывания с официальным Киевом, всяческого потворствования ему в реализации односторонних инициатив, проведении антироссийской политики на международной арене.
Дело в том, что неоправданное заигрывание с представителями политических элит Украины, необдуманное подписание и продление действия межгосударственного договора, наконец, длительный период спонсорства становления украинской независимости в ущерб интересам России, в конечном счете, привели к полному банкротству внешней политики Москвы в отношении соседней братской страны. Более того, российская беззубая политика и политкорректность все эти годы недругами России воспринимались как слабость. Это провоцировало их на жесткое противодействие Москве, и, одновременно, были поводом для недовольства со стороны пророссийских сил на Украине.
Дальше с этим мириться нельзя. В России и на Украине, как впрочем, и в Беларуси должны, наконец, осознать необходимость взаимной и солидарной ответственности за судьбы наших братских народов. В противном случае последствия для государств народов могут быть пагубными.

Федор Пашин:
Даже в нынешнем состоянии, когда в Минске ключевые позиции во власти занимают представители «Варяжского политического дома» из числа литвино-католического и польско-католического меньшинств, Республика Беларусь является уникальным примером успешного развития русско-славянской государственности. Следует признать, что фактически впервые за тысячелетнюю историю российского государства, со времен прихода к власти в Русской земле Варяжскорго дома Рюриков, в лице РБ мы имеем прецедент существования геополитического феномена самостоятельного, по настоящему, суверенного бело-русского государства.
Именно в этом явлении кроется главная причина враждебных нападок на Белоруссию, ее народ и президента со стороны Запада. Официальный Минск фактически продолжает оставаться единственным громоотводом в деятельности российских властей по укреплению государственности, национальной безопасности и суверенитета страны. В условиях, когда в России, несмотря на усилия Русско-славянской партии во власти преодолеть последствия горбачевско-ельцинского правления, либерально-западная природа власти в России не изменилась. В этих условиях провоцировать процесс поглощения Белоруссии Россией является преступлением перед лицом русско-славянского населения двух братских стран. Вместе с тем, это не означает, что должно быть приостановлено союзное строительство. В условиях мирового кризиса оно приобретает особую актуальность.

Деньга Халидов:
Лукашенко от того и остерегается создания действенного Союза с нынешней Россией, что видит в нем не объединение народов и государств, а жгучий интерес отечественных олигархата к активам Белоруссии. Россия будучи симбиозом государства- «слуги» корпораций и элементов корпоративного государства внушает Минску опасение. Не все, что полезно Альфа- групп и Русалу, Газпрому и пр. выгодно народам и государствам. Минск не видит в исполнении Кремля подлинно национально ориентированной политики. Оттого и реверансы в сторону более предсказуемой Европы. Поэтому, какие либо советы правительству и АП РФ просто бесполезны. Кому советовать то? Нужен другой субъект и другой контекст. Актуален один рецепт: Лукашенко активно(но неявно) должен вмешиваться в внутриполитический процесс в России, поощряя приход к власти и укрепление позиций национально- ориентированных сил.

3.Каковы пути консолидации современного постсоветского пространства?

Михаил Демурин:
Россия должна выступить с созидательной альтернативой «собирания земель». В области практической политики необходимо:
— найти продуктивный баланс между движением к реинтеграции и преодолением иждивенческих настроений у руководства и населения соседних с нами стран;
— преодолеть «династическую дипломатию», при которой хорошие отношения между лидерами поставлены во главу угла в ущерб отношениям между обществами, политическими партиями, НПО, бизнесом;
— встать на позицию разумного изоляционизма (во всяком случае, отказаться от попыток заигрывания с откровенно русофобскими и враждебными нашей стране режимами) в сочетании с продуманной системой поощрения тех сил в бывших республиках СССР, которые заинтересованы в интеграции;
— ни в коем случае не допускать привлечения ЕС и США к решению вопросов, касающихся отношений России с той или иной страной постсоветского пространства;
— в целях реального упорядочения миграционных потоков заняться совместно с соседями, прежде всего южными, структурированием рынков труда, созданием дополнительных рабочих мест в тех странах, откуда идут в Россию основные потоки трудовых мигрантов.
Главное, чтобы наша идея интеграции была оригинальной и не повторяла современные глобалистские рецепты. Реализация нового проекта «собирания земель» станет возможной, только если:
— наши соседи увидят в единении с Россией действенную гарантию своего достойного, благополучного будущего во всех смыслах – политическом, военном, социально-экономическом, культурном и т.д.;
— неотъемлемым компонентом нового русского проекта будущего станет действенная концепция обеспечения справедливости в общественной, экономической, политической жизни и в международных отношениях;
— наша страна сама твердо решит, что ей нужна интеграция и она хочет быть мировым лидером.
И последнее: мы продолжаем использовать в политических и политологических дискуссиях термины «постсоветское пространство» и «пространство бывшего СССР». Они мне представляется функционально более или менее адекватными, но в смысловом плане ограниченными. Лучше, на мой взгляд, говорить о пространстве исторической России и о пространстве исторической Российской Империи. Само по себе использование этих терминов побуждает мыслить в более широких цивилизационных и исторических категориях.

Александр Самоваров:
Элиты республик – этнократии, они осознают свою связь со своими народами и строят свои национальные государства, но в мире очень мало народов, которые в состоянии быть действительно независимыми в политическом, экономическом и культурном отношениях. Бывшие республики СССР все, кроме России, не могут быть независимыми. Начиная с 1991 года этнократии (особенно после 1993 года) увидели, что Россия добровольно уступила часть своих «полномочий» в деле управления этими республиками США. Если
Россия станет реальным центром силы, если откажется «делить полномочия» на бывшем пространстве СССР с США, Китаем и Европой, то этнократии изменят свое отношение к России, и на определенных условиях легко станут вассалами России. Что касается конкретных аспектов успешности этого процесса, то тут много существенных «мелочей», например, необходимость искреннего уважения со стороны представителей России к этнократиям, к народам этих республик. Но, ни в коем случае, не жертвовать широко по-русски, интересами России, это приводит к обратным результатам, к неуважению к русским, к русской элите и народу.
В случае смены элиты в России, неизбежна смена элит в республиках.

Олег Залесов:
Содержанием, ядром, действующей силой и одновременно целью внешнего проекта является внешняя денежная эмиссия. Способы действий внешнего эмиссионного центра подробно изложены в Уголовных Кодексах и популярных «Энциклопедиях Обмана и мошенничества». Всё что не мешает внешнему эмиссионному центру, обязательно будет поддержано внешним эмиссионным центром, всё, что ему мешает – будет подвергаться преступным методам демонтажа. Не случайно, в «союзном государстве» до сих пор нет единой валюты – никакой, ни наличной, ни безналичной, ни условной, ни металлической. Премьер-министр России Владимир Путин делает вид, что не слышал ничего о предложениях Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в отношении механизма генерации и обращения мировой валюты. Атлантисты не скрывают, они ясно говорят: «Дайте Нам возможность печатать Ваши деньги и нам будет безразлично, кто в Вашей стране главнокомандующий» Дешёвый кредит, дорогой кредит, какая разница? Это внешний «атлантический» кредит.
Централизованный Китай не дал внедриться и угнездиться внешнему эмиссионному центру и, естественно, что Китай для последнего очень плох. Но с «плохим» Китаем очень хотят дружить. Китай извлёк максимальную пользу из иностранных инвестиций. Инвестиций, а не займов! Иностранные деньги пришли в Китай и поработали для Китая. Иностранным деньгам в Китае позволено было зарабатывать другие, ещё большие иностранные деньги. Им были созданы все условия, ведь Китай при этом тоже зарабатывал «внешние» деньги. «Внешним» деньгам, конечно, позволено в Китае зарабатывать китайские деньги, вот только заработать китайские юани очень и очень трудно. В Китае нужно много работать, а не создавать пустые электронные нули, политически втягивая в оборот за электронные нули всё новые сегменты китайской общенациональной собственности, одновременно ликвидируя базу национальной промышленности путем удовлетворения будущего спроса полуконтрабандным товаром, продаваемым населению за «дешёвый» иностранный кредит.
И еще. Консолидируются люди вокруг своих руководителей, а те, в свою очередь, сплачиваются общим пониманием цели развития и проекта развития. Цель должна быть одна, а элит и их проектов может быть несколько. Вот только простых людей соревнования элит и проектов не должны волновать.
Простые люди работают для себя и своих семей, мало думая о проектах, эмиссионных центрах и о власти. Когда простые люди знают, что деньги, хранящиеся в банке, помогут построить дом, вырастить ребенка и встретить старость, в обществе порядок и гармония.
Для меня валюта, в которой граждане хранят сбережения, и есть главный показатель того, чей проект осуществляется «на пространстве». Китайцы не хранят сбережения в долларах, потому что юань крепче. Возможно, юань недооценен намеренно. Возможно. Но так называемой «консолидации пространства», о которой мы собрались поговорить, крепкий «недооцененный» юань крепко помог.

Сергей Небренчин:
Нынешнее жизненное пространство России остается историческим наследием, своеобразным «географическим крестом», который приходится нести русско-славянскому населению страны до тех пор, пока они существуют и живут на одной седьмой части света как особая мировая цивилизация и субъект мировой политики. Уникальный опыт освоения жизненного пространства не дает России выбора, кроме как достойно ответить на современные вызовы и угрозы, выжить и сохраниться, приступить к возрождению государства и перейти к формированию новой исторической общности людей на основе коренных народов России.
Решить грандиозную задачу пространственного возрождения будет невозможно без преодоления системного демографического кризиса в стране. И здесь особая роль в который раз в истории будет принадлежать русско-славянскому населению. Согласно метафизическим оценкам, в процентном отношении доля однородного в этническом плане населения страны не должна быть меньше 66-67 %, иначе государство становится уязвимым перед внешними и внутренними вызовами. В данном контексте особое значение приобретают процессы пробуждения национального сознания, прежде всего, русского народа, который является стержнеобразующим этносом государства..
Немаловажным условием возрождения жизненного пространства страны является воссоздание единства территории «Исторической России», которое оказалось подорванным после 1991 года. Только объединенные людские ресурсы бело-, мало- и великороссов в рамках единой государственности позволят решить за¬дачу удержать под контролем большое жизнен¬ное пространство. По оценкам специалистов, его география может охватывать, кроме современной территории России, земли Белоруссии, Казахстана, Приднестровья и Украины. При этом нельзя исключать того, что утраченными окажутся территории Западной Украины и Западной Белоруссии. В контексте нового государственного строительства неизбежно встанет вопрос о столице. С высокой долей вероятности можно прогнозировать, что Москва, в своем нынешнем виде и состоянии, центром нового этапа консолидации жизненного пространства вокруг России уже больше не сумеет стать, так как ни Казахстан, ни Белоруссия, ни тем более Украина даже в формате конфедерации не примут нынешнюю российскую столицу.

Михаил Большаков:
На современном этапе достижение целей общенационального спасения, самосохранения и развития немыслимо без решения стратегической задачи — возрождения историко-культурного триединства народов Белоруссии, России и Украины. Без воссоздания православно-славянского ядра сложно добиться восстановления международной правосубъектности и прежних геополитических позиций восточно-христианской цивилизации в мире, ее участия на равных в глобальном Диалоге мировых цивилизаций.
В современной международной обстановке, в эпоху глобальных вызовов и угроз особую актуальность приобретает решение задачи объединения людских и всех других ресурсов братских народов. В данном контексте уместно привести известное историческое пророчество великого подвижника Русской земли Серафима Саровского: «И сольются земли и народы славянские, как реки, в одно Великое Море Русско-Славянское, пред которым в трепете будут все народы, и другого царства, более могущественного не будет на земле». Пророчество Серафима Саровского также указывает на появление третьей столицы, после Москвы и Санкт-Петербурга, объединенного русско-славянского государства на святом месте между Санкт-Петербургом и Москвой.
Придавая особое значение возрождению православно-славянского триединства, важно иметь в виду, что Россия остается крупнейшей в мире многонациональной и поликонфессиональной страной. Сегодня в российском обществе существует понимание того, что без достижения меж¬национального согласия в самой России трудно рассчитывать на успех на международной аре¬не. Равноправный и заинтересованный диалог представителей основных российских цивилизаций о судьбах единого государства, совместном обустройстве и развитии страны, сохранении самобытности наших народов будет непременно содействовать безопасности и стабильности, миру и сотрудничеству наций и конфессий.

Леонид Шершнев:
Реальное проектирование процессов консолидации постсоветского пространства вокруг России вне контекста существующих геологических прогнозов. По имеющимся оценкам, территорию России не обойдут мощные природно-климатические бедствия и катаклизмы, прогнозируется изменение характера и содержания этнокормящих ландшафтов отдельных территорий. В частности, предсказывается затопление огромных прибрежных территорий на Балтике, Черном и Каспийском морях. Существует даже предположение, что акватории Азовского, Черного и Каспийского морей могут соединиться и возникнет новая естественная водная преграда на Северном Кавказе. Имеются предсказания о затоплении обширных территорий в Сибири, в частности Восточно-Сибирской низменности и других.
В современных условиях возрожденное жизненное пространство уже не удержать только силовыми или финансово-информационными средствами. Государственное устройство в огромной многонациональной и поликонфессиональной стране должно основываться на гибком сочетании принципов демократического иерархического правления с развитием сетевых форм управления государством и обществом по горизонтали и вертикали. От центра к регионам и далее муниципалитетам важно передать зна¬чительную часть полномочий.
Важным консолидирующим фактором призваны стать традиционные религии страны. Внешние различия конфессий не мешают им сосредоточиться на объединяющих началах вероучений, в рамках которых исповедуются патрио¬тизм, идеалы справедливости, лучшие традиции семьи и общества, другие культурные ценности.

Федор Пашин:
В условиях, когда России угрожают последствия глобального кризиса, а агентура внешнего влияния сегодня вновь предпринимается активные попытки либерального реванша, которые в случае успеха неизбежно приведут к подрыву основ государственности, безопасности и территориальной целостности страны и, как следствие ее распаду по примеру СССР, новые интеграционные инициативы по возрождению русско-славянского триединства приобретают особую актуальность. В частности, речь должна идти, прежде всего, о создании полноценного Союзного государства в составе Белоруссии и России.
Однако, чтобы реализовать этот проект, необходимо дать возможность белорусской элите во главе с Александром Лукашенко занять ключевые позиции в руководстве союзного государства. Такой шаг резко усилит позиции «Русско-славянской партии» в борьбе за власть и оздоровить атмосферу в высшем политическом истеблишменте. Александр Лукашенко, наряду с Дмитрием Медведевым, может и должен иметь возможность претендовать и быть избранным главой всей исполнительной власти Союзного государства, без разделения ее на должности президента и премьера. Первым заместителем главы государства назначается проигравший на выборах кандидат.
Владимир Путин, как абсолютный лидер общественного мнения в Белоруссии и России, мог бы возглавить Союзный парламент, сформированный на основе Совета Федерации России и Совета Республики Национального Собрания РБ. Парламент должен иметь гибкую вертикально-горизонтально интегрированную представительскую власть в регионах Союзного государства. Его законы имеют верховенство перед региональным законодательством на всей территории союзного государства. В ведение Союзного государства переходят все основные функции суверенного самодостаточного государства. В экономической сфере берется курс на развитие мобилизационной экономики.
Приглашение в состав Союзного государства представителей Украины может осуществляться на основе автономизации отдельных территорий, которые проявляют интерес и готовы бороться за выход из состава страны и присоединение к Союзному государства. Лидеры таких автономий должны будут иметь гарантии на вхождение в руководство Союзного государства.

Александр Кашанский:
В мире определилась группа стран и народов, исторически находящаяся между Западом, Востоком и Югом и неспособная примкнуть ни к кому из них без утери своей цивилизационной идентичности. Странам Центральной Азии и Турции трудно идентифицировать себя с Западом, или Югом, даже если и очень хочется. Часть Украины и хотела бы примкнуть к ЕС, но её туда не берут. А сама Россия уже тысячу лет, как не может определиться, где она, в Европе, в Азии между ними, или сама по себе.
Для того чтобы задать правильный вектор интеграционных процессов, постсоветское пространство надо понимать не как геополитическое пространство, на котором был СССР, а как пространство между Западом, Востоком и Югом. А если точнее, не только геополитическое, но и духовное пространство между Западом, как наследником западно-христианской цивилизации, Востоком, как наследником религиозного небоцентризма Дао-Тенгри, и Югом, как наследником цивилизации библейско-коранического Завета Всевышнего.
Выход заключается в том, чтобы превратить недостаток в преимущество. Образно говоря, Запад – синий, Восток – красный, Юг – зелёный. Все три цвета вместе дают белый. России надо позиционировать себя как белое интегрирующее духовное пространство со своими основополагающими ценностями. Оно обязательно должно появиться на глобальной карте в эпоху глобализации. И появиться оно может именно в России.
Россия вместе со странами срединного духовного пространства (это в основном страны бывшего СССР) должна выступать демпфером-поглотителем всех мировых энергий, арбитром и посредником. В этом будет заключаться её новая глобальная роль. Стратегию, тактику и идеологическое обеспечение этой политики необходимо разрабатывать. Историческим символом этой стратегии является Александр Невский.

Деньга Халидов:
На мой взгляд, с этим правительством, саботирующем(неявно) интеграционные проекты, ничего уже не сделаешь. Надо зрить в корень и видеть, что дело интеграции поставлено исключительно на службу финансово-сырьевым «монстрам», интересы которых во многом не совпадают с интересами России, русского, белорусского и др. народов постсоветского пространства. От интеграции за которой маячат фигуры российских олигархов (а они никуда не делись) стонут в Армении и Таджикистане, а Лукашенко старательно оберегает свой народ от отечественных «хищников». Все те рецепты, которые приведены моими уважаемыми коллегами выше, имеют право на жизнь в той мере, в которой правительство страны действительно намерено проводить, и провидит, в стратегическом отношения, независимый и национально- ориентированный курс. К сожалению, об этом можно только мечтать.
Поэтому актуальна скорее задача консолидации здоровых сил в России. Надо объединиться всем, тем кто еще не вошел в «пул» манипулируемых; минимизировать пустопорожнюю интеллектуальную «игру»; разработать умную стратегию и тактику с тем чтобы активизировать раскол в правящей элите, сделать своими союзниками в коридорах власти значительный слой людей( в том числе из высшего звена), которые «тихо скулят» и душой за подлинную интеграцию и национальное возрождение, но не совсем разумеют куда ведут страну её поводыри; найти («вырвать зубами») деньги без чего невозможно «достучаться», скооперироваться, синхронизировать действия множества потенциальных и актуальных союзников по Общему делу; крепко вбить в себе голову , что без объединения левых и здоровых националистов внутри страны, а всех вместе — с альтерглобалистскими силами по всему миру ( с левыми в Европе и в Латинской Америке, с умеренными исламскими силами в мусульманском мире) не быть не только интеграции и Союзу постсоветских государств, но и России. Глобальному противнику с (добровольной или принудительной) «агентурой» которого мы имеем дело внутри страны, нам не справиться одним, без широких коалиций и союзов, в том числе и за рубежом. Иначе имитация интеграции и «5-й империи», в которой жизнь организована согласно антинормам глобального апартеида и технотронного «рабства», в рамках которого россиянам (или осколкам от нынешней России) будет уготовано одно из самых непочетных мест.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ОСЬМИНОГА>>

Ответить

введите свои данные, напишите коммент и отправьте его

Версия для печати