Литература | Осьминог- Part 10


Обновления под рубрикой 'Литература':

Продолжение. Начало здесь.

Для того, чтоб понять, правильно ли он определил судьбу человечества, Тревайзу почему-то надо найти Землю. Этим поискам целиком посвящен роман «Фонд и Земля». Вместе с Тревайзом в путь отправляются его верный друг пожилой историк Пелорат и молодая любовница последнего Блисс, представительница Геи. Через четыреста страниц текста, испытав множество приключений (в духе Синбада Морехода), обнаружив множество населенных всякими диковинными людьми миров, захватив по пути на планете Солярии симпатичного гермафродита по имени Фаллом, путешественники, наконец, находят Землю. Но Земля оказалась радиоактивной, там невозможна жизнь. Зато на Луне искатели обнаружили робота по имени Дэниел Оливо. И вот их разговор с ним (начинает Тревайз):

Кадр из фильма по роману Айзека Азимова Я робот. Конечно, этот человек не Тревайз, а робот - не Дэниел. Однако, какая разница?
(далее…)

Продолжение. Начало здесь.

А теперь перенесемся в далекий космос, где Голан Тревайз, единственный человек, который может спасти Галактику, таки и спасает ее. Совсем недавно Тревайз вместе с руководительницей Первого фонда Бранно строили планы геноцида мудрецов Второго Фонда. Причем Бранно оказалась вовсе не такой дурой, как считал Тревайз. Она решила ловить на живца. Отправила Тревайза на поиски Второго Фонда, но велела следить за каждым шагом искателя. Чтобы, значит, когда Второй Фонд начнет его уничтожать и таким образом обнаружит себя, немедленно накрыть Осьминогов всей мощью военно-космических сил Первого Фонда. И вот звездолет Второго Фонда сближается со звездолетом Тревайза, а мэр Бранно уже тут как тут – собственной персоной и со всем флотом (хочет жестокая баба войти в историю). Начинаются какие-то нелепые переговоры между представителями двух Фондов… (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Вернемся, однако к Тревайзу, отправленному на поиски Второго Фонда вместе с пожилым историком по имени Пелорат, специализирующимся на изучении всякого рода легенд о прародине человечества. Поскольку о Втором Фонде все равно ничего неизвестно, они решают искать прародину человечества, хотя никто толком не знает, где она, как называется, и вообще, существует ли?.. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Как же мыслят эти высшие мудрецы из Второго Фонда? Да очень просто, по-людски. Оно, конечно, Айзек Азимов утверждает, что они сверхъестественные гипнотизеры и владеют особой психоисторической математикой. Но это одни лишь слова, а на деле (судя по тексту) мыслят они довольно примитивно. Все отличие их мышления от обычного человеческого состоит в том, что к обыденной человеческой ментальности у мудрецов добавляется некий кунштюк, который, впрочем, очень часто встречается и у простых людей. А именно: эти высшие существа относятся к остальным людям примерно так, как люди относятся к животным. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Что же это за Второй Фонд, на поиски которого отправился Тревайз? Наверное, самое осьминожье логово, место, где окопались самые что ни наесть сионские мудрецы, тайные властелины Галактики? Ну, в общем, да, мудрецы, властелины. То есть – им так кажется. На страницах романов Азимова люди из этого Фонда изображаются сверхчеловеками. Хотя и – не без человеческих слабостей. Они, конечно, распустили свои щупальца по всему обитаемому миру (в целях максимально четкого выполнения Плана Селдона), но, знаете, грызутся между собой совершенно по-человечески, слишком по-человечески. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Так почему же Айзек Азимов готов согласиться со своим героем в том, что в некоторых случаях геноцид допустим? Некоторые читатели, взглянув на заголовок моего текста, могут подумать, что я собираюсь свести дело к тому, что фантаст, мол, проповедует нечто похожее на то, что проповедуют герои «Протоколов сионских мудрецов». Ничего подобного. Ни я не собираюсь сводить дело к такому примитиву, ни Айзек Азимов не имеет в виду никаких мудрецов. Он, правда, не совсем понимает, что пишет, но это беда почти любого писателя, которого подхватывает и несет сюжет. Особенно – сюжет, вдохновляемый Осьминогом. Айзек ничего не имеет в виду, он просто ставит мысленный эксперимент, движется в его логике и приходит (да еще и не сам, а его герой Голан Тревайз приходит) к выводу что в некоторых ситуациях иного выхода, кроме поголовного уничтожения некоторой группы людей, просто нет. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Итак, Первый Фонд периодически сталкивался с кризисами, связанными, как можно понять, с накоплением статистических флуктуаций, что выражалось в борьбе различных политических и экономических тенденций. Но План Селдона допускал только одну линию развития. Все кризисы были заранее предусмотрены – господи, какая же это все-таки чушь! – и в момент, когда они наступали, как раз приходило время собрания официальных лиц Фонда в Склепе его основателя. Били атомные часы и появлялась заранее много лет назад записанная голограмма: Селдон как бы являлся из своего Склепа и говорил, что этот текущий кризис тоже им предусмотрен, все идет по плану. Мол, двигайтесь дальше в таком-то направлении, пред вами открываются новые горизонты. (далее…)

Деяния Осьминога описаны людьми во множестве текстов самых разнообразных жанров – от религиозных трактатов до фантастических романов. В наши дни это все-таки главным образом фантастика. Причем, под фантастикой следует понимать не только специфический жанр повествований о беспредельном научно-техническом прогрессе и вытекающих из его достижений диковинных формах общества, но и всякого рода конспирологические тексты. То есть произведения, трактующие о тайных структурах, действующих в обществе современном. Например, знаменитые «Протоколы сионских мудрецов» – типичная фантастика, где, правда, служители Осьминога названы какими-то сионскими мудрецами. На самом деле, конечно, это только маркетинговый ход. Вряд ли он принес большие доходы, но, несомненно, сделал книгу одним из самых громких бестселлеров прошлого века. Евреев не любят, это, увы, факт медицинский, и потому назначение их агентами Осьминога в фантастическом тексте о тайных властителях (на самом деле очень убогом) сделало этому тексту мировую славу. (далее…)

Продолжение. Начало — здесь.

Ловко, не правда ли, этот Штайн (у него, кстати, есть реальный прототип) припер папу к стенке. Не дает даже рта открыть Лолику (Лёлику?), четко объясняет: «Христианские народы вовсе не Новый Израиль, они — Расширенный Израиль. Все вместе мы, обрезанные и необрезанные, стали Новым Израилем, не в том смысле, что отвергли Старый, а в том, что Израиль расширился на весь мир». В ответ на эту декларацию всемирного экспансионизма Израиля папа только лепечет: «Не торопись, не торопись». Мол, ты правильно говоришь, мы исправимся, но постепенно. Да и что этот папа может противопоставить железной логике доводов Штайна, основанных на безупречных исторических фактах? Ничего, кроме ссылки на политические обстоятельства – арабы будут недовольны! Но и тут у Штайна готов аргумент: «Где политика, там позор».

Слева Кароль Йозеф Войтыла, папа Иоанн Павел II, в молодости. В центре Даниэль Руфайзен, прототип героя книги Людмилы Улицкой. Справа та самая книга
(далее…)

Людмила Улицкая получила премию «Большая книга», учрежденную Осьминогом в 2005 году. Премия дана за роман (назову это так) «Даниэль Штайн, переводчик». Ничего ужаснее этой книги мне еще не приходилось читать. Дело не в том, что текст плох, он, напротив, очень хорош. Потому что скрупулезно и точно описывает жизнь евреев. Но ведь ничего ужасней, чем жизнь евреев, на свете, пожалуй, нет. Хотя они сами этого, может быть, не замечают, считают, что это и есть настоящая жизнь. Так глубоководная рыба не замечает давления толщи воды. Но, как только попадет на поверхность, так ее сразу и раздувает. Глубоководная рыба (или, если угодно, бактерия, живущая в сероводородной среде) избрана для существования в этой среде, перенесение в другую среду ее уродует. Но если удастся приспособиться – ничего, можно жить. И даже считать эту жизнь не только нормальной, но и высокой (глубокой). (далее…)

Начало – здесь.

Что касается Галковского, то давайте немного вникнем в творчество этого одержимого Осьминогом писателя. На сайте Галковскоман оно (творчество) подразделяется на пять этапов.

1. Личные дневники, первые литературные опыты, а также студенческие работы, написанные во время учёбы в университете (это – до 1985 г.).
2. Первый самиздат. Распространение рукописей и публикации в самиздатской периодике (1986-1990 гг.).
3. Первый период официальных публикаций. Опубликование отрывков из «Бесконечного тупика» и статей в периодической печати (1991-1993 гг.).
4. Второй самиздат. Издание «Бесконечного тупика» и журнала «Разбитый компас»(1994-10.2001 гг.).
5. Второй период официальных публикаций (с 10.2001 г.)

К началу пятого этапа относится публикация в «Новом мире» сценария фильма «Друг Утят». Об этом тексте сам Галковский говорит так: (далее…)

Лично я считаю Дмитрия Галковского самым ярким писателем современной России. Но речь здесь не о писательстве и даже не о Галковском, речь об Осьминоге, в щупальца которого писатель попал.

В последние годы, после того, как он написал великолепный киносценарий «Друг утят» (а, может, и раньше, не знаю), Галковский развивал интересную теорию, суть которой в том, что Советский Союз (а теперь Россия) – криптоколония Англии. То есть – настоящая колония, но только тайная. И многих в этом убедил, дошло до того, что конспирологию Галковского стали излагать даже телевизионные попки. (далее…)

И слава Богу!

Многоразличные культурные явления у нас в «Осьминоге» будет отслеживать Иван Севастьянов (прошу любить и жаловать). Он человек большого жизненного опыта, поэтому иногда будет немного брутален. Это ничего, лишь бы было понятно, что он хочет сказать. Начнет Севастьянов с Сорокина.
Admin

(далее…)