Франц Крюгер. Русская гвардия в Царском Селе в 1832 году

Вряд ли кто-нибудь будет спорить с тем, что именно ощущение надвигающейся революции сделало стихи Маяковского гениальными. Говоря напыщенно, разломы общества прошли сквозь сердце поэта. А что же Пушкин? Какие социальные напряжения заставляли звучать его «изнеженную лиру»? Отголоски Великой Французской революции? Или крестьянский вопрос? Или это одно и то же? Попробуем повнимательней приглядеться к эпохе.

1. Гвардейский род

Вот начало «Капитанской дочки»:

«Глава I. Сержант гвардии.

Отец мой Андрей Петрович Гринев в молодости своей служил при графе Минихе и вышел в отставку премьер-майором в 17.. году. С тех пор жил он в своей Симбирской деревне, где и женился на девице Авдотье Васильевне Ю., дочери бедного тамошнего дворянина… Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом, по милости майора гвардии князя Б., близкого нашего родственника. Если бы паче всякого чаяния матушка родила дочь, то батюшка объявил бы куда следовало о смерти неявившегося сержанта, и дело тем бы и кончилось. Я считался в отпуску до окончания наук…

Вдруг он обратился к матушке: «Авдотья Васильевна, а сколько лет Петруше?»

— Да вот пошел семнадцатый годок, — отвечала матушка….

«Добро, — прервал батюшка, — пора его в службу….

…трудно описать мое восхищение. Мысль о службе сливалась во мне с мыслями о свободе, об удовольствиях петербургской жизни. Я воображал себя офицером гвардии, что, по мнению моему, было верхом благополучия человеческого».

Да ведь это Пушкин пересказывает историю своего рода!

Прадед поэта «Александр Петрович Пушкин родился, вероятно, в 90-х годах XVII века… в 1718 — 1719 гг. был солдатом л.-гв. (лейб-гвардейского, выделение здесь и далее — мое – А.П.) Преображенского полка, где в 1722 году был каптенармусом. Около этого времени он женился на Евдокии Ивановне Головиной, дочери одного из любимых «деньциков» Петра Великого, впоследствии генерал-кригс-комиссара и адмирала — Ивана Михайловича Головина (ум. в 1738 г.)…

Лев Александрович, дед поэта, родился 17 февраля 1723 г. Будучи в детстве записан в л.-гв. Семеновский полк, он в 1739 г. определен был капралом в артиллерию, в которой и прослужил до выхода своего в отставку в сентябре 1763 года, подполковником…

Сергей Львович, отец поэта, родился 23 мая 1770 г. Получив, как и старший брат, светское, французское воспитание и записанный сперва в армию, он в 1775 г. был перечислен в гвардию, а с 1777 по 1791 г. числился сержантом Измайловского (гвардейского – А.П.) полка, потом произведен был в прапорщики и до 1797 г. служил в л.-гв. егерском полку, откуда вышел в отставку майором, — в 1798 г. После этого он состоял в Комиссариатском штате, сперва в Москве (в это время родился поэт), а затем в Варшаве (начальником Комиссариатской комиссии резервной армии)…» (Б.Л. Модзалевский, «Род Пушкина», I).

Разница разве в том, что в повести Андрей Петрович Гринев выбрал для сына более трудный путь, чем Лев Александрович Пушкин – в жизни.

Другой прадед Пушкина, знаменитый Абрам Петрович Ганнибал, начинал службу в том самом гвардейском Преображенском полку, что и «русский» прадед Александр Петрович.

«На другой день Петр по своему обещанию разбудил Ибрагима и поздравил его капитан-лейтенантом бомбардирской роты Преображенского полка, в коей он сам был капитаном» (А.С. Пушкин, «Арап Петра Великого»).

(Добавим еще, что бабушка поэта с материнской стороны Мария Алексеевна Ганнибал была внучкой любимца Петра Великого Юрия Ржевского, который тоже служил в Преображенском полку, а затем был вице-губернатором Нижнего Новгорода).

Абрам Петрович сделал неплохую карьеру, дослужившись до генерал-аншефа. За верную службу ему «всемилостивейше пожаловали во Псковском уезде пригорода Воронича Михайловскую губу… а во оной … по переписи генералитетской пятьсот шестьдесят девять душ со всеми к ней принадлежащими землями в вечное владение…» (Указ императрицы Елизаветы Петровны от 12 января 1742 года). При этом считается, что в переписи под душами понимались лишь взрослые мужчины, то есть общее число крестьян было минимум раз в пять больше. По ревизской же сказке 1744 года за А. П. Ганнибалом в Михайловской губе числилась 41 деревня, 806 крепостных душ, не считая находящихся на оброке. Два сына Абрама Петровича также дослужились до генеральских чинов. Третий – дед Пушкина Осип Абрамович – служил в морской артиллерии, вышел в отставку в чине капитана 2-го ранга.

Абрам Ганнибал в своем имении Петровском

За отцовской же ветвью предков А.С. Пушкина числилось село Болдино неподалеку от Нижнего Новгорода. В 1718 году его унаследовал прадед Александр Петрович. В 1798 году в Болдино было 1044 души.

Попробуем оценить масштабы богатства прямых предков Пушкина.

«Как пишет Джером Блан, «во время царствования Екатерины II и Павла удачливые придворные получили в общей сложности 385 700 крепостных»… В период с 1762 г. по 1801 г. семьдесят девять дворян, получив каждый от 1000 до 3000 крепостных, в общей сложности приобрели 120 400 душ. А восемнадцать дворян, каждый из которых в среднем получил от 5000 до 10 000 крепостных, — 43 000. Однако во главе этого списка стояли восемь человек, каждый из которых получил более 10 000, а все вместе — 154 200 крепостных, что от общего числа составляло почти 40 процентов» (Л. Доминик, «Аристократия в Европе. 1815—1914», Академический Проект, СП-б, 2000, гл.2).

Таким образом, размер пожалований предкам А.С.Пушкина, как с отцовской, так и с материнской стороны, примерно соответствовал ста крупнейшим пожалованиям за период с 1762-й по 1801-й год. Предположив, что примерно такие же по численности пожалования крепостных были сделаны в период от Петра I до Екатерины II (cм., например, Васильчиков А., князь, «Землевладение и земледелие в России и других европейских государствах» [В 2-х т.].-Т.I. — СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1876. — С. 443-454), мы можем заключить, что прямые предки А.С. Пушкина входили в две сотни богатейших родов России. Мы полагаем, что это было неразрывно связано с их принадлежностью к гвардейскому сословию. Петруша Гринев не так уж и ошибался, считая ее «верхом благополучия человеческого».

Что же это было за сословие? Складываться оно начало за сто лет до рождения А. С. Пушкина. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


комментария 2 на “Пушкин и гвардия”

  1. on 27 Ноя 2018 at 4:52 пп Константин Михайлов

    Суть не в гвардии, якобы очень давнишней, даже не в происхождении Пушкина от арапа. Кстати, на самом деле от Араб-шаха Музаффара. Разумофф = А.Разумовский
    http://chronologia.org/dc/dcboard.php?az=show_topic&forum=263&topic_id=58028&mode=full

  2. on 30 Ноя 2018 at 8:10 пп Константин Михайлов

    Известно, что раньше слово ДОН означало РЕКА вообще. Поэтому букву Р по большому счёту никак нельзя выбрасывать из слова-имени Гвидон. Поэтически-то он Гвидон, но по глубокому прозаическому смыслу — Гвардион.
    Страна Гвардиония (воображаемая, конечно) быстро схватывала (прям, на лету) все веяния светского общества. Например, идея Чудо-Белки (подсистема Пряника в Империи) без «комариного укуса» Гвардиона вообще была бы нежизнеспособной. Подсистема Пряника включала в себя «печатный денежный станок»: «… из скорлупок льют монету и пускают вдаль по свету…» (Пушкин, «Салтан»).
    В изобретении Подсистемы Кнута в Империи Гвардион принимал ещё большее участие: укус толстой мухи, а не тощего комара.
    Самое главное: Гвардиония, уже не воображаемая, а приземлившаяся на Острове Буяне быстро создала свои отдельные подсистемы Кнута и Пряника.
    Ещё шаг и уже Салтан, кланяясь, чапает к Гвардиону на межгосударственный саммит. Что же не наоборот? Подсистема Идей (тех, что выше Кнута и Пряника) даже после укуса Шмеля-Гвардиона в стране Салтании вышла «чегой-то не того».
    Впрочем, не стоит утрировать. Без упрощений, но легко (прям как в полёте) уже сам Пушкин всё сказал. Ему поклон.

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: