ПСИХОИСТОРИЯ | Осьминог- Part 2


Обновления под рубрикой 'ПСИХОИСТОРИЯ':

Начало темы «Кислотные шататы Америки – здесь. Начало текста Ллойда де Моза – здесь. Предыдущее – здесь.

Из предыдущей части текста де Моза стало понятно, что такое «свобода» и «демократия». Когда говорят «Свобода» – это означает невротическое стремление вырваться из матки (которую каждый отдельный избиратель в реальности уже давно покинул), доэдиповское состояние психики. А когда говорят «Демократия» (выборная), имеют в виду (не отдавая, конечно, себе в этом отчета) периодическое убийство отца (нации), социальный эдипов комплекс. Я сейчас лишь немного утрирую мысли де Моза, для большей ясности. Чтобы стало понятно, что к рациональным технологиям управления и «свобода», и «демократия» имеют лишь очень косвенное отношение. К чему они имеют отношение, так это к социальным истериям, которые, впрочем, можно использовать в целях манипуляции обществом. И еще эти страсти по «свободе и демократии» можно экспортировать. На чужой почве они часто приобретают совсем уж карикатурных характер, что мы едва ли не каждый день видим по телевизору. (далее…)

Начало темы «Кислотные шататы Америки» — здесь, начало текста Ллойда де Мозаздесь.

По-прежнему следим за стадиями американской групповой фантазии в интерпретации Ллойда де Моза. Сегодня речь пойдет о циклах групповой фантазии в период от 1953 до 1977 годов. Напоминаю на всякий случай, что в этот период президентами были: Дуайт Эйзенхауэр (1953-60), Джон Фицджеральд Кеннеди, (1961-63), Линдон Джонсон (1963-68), Ричард Никсон (1969-74), Джеральд Форд, (1974-77), Джимми Картер, (1977-81). Эта статья написана де Мозом в мае 1977 года и называется «Джим Картер и американская фантазия».

Уровни американской групповой фантазии

(далее…)

Слева Мартин Лютер Кинг, говорит: I have dream... Справа американский пилотируемый аппарат на Луне

Продолжим тему, начатую подборкой «Кислотные штаты Америки». В конце этой подборки (которая будет продолжена) Степан Евстигнеев анонсировал текст Ллойда де Моза, из которого (текста) должно стать понятно, что происходило во время психоделической революции 60-х в коллективном бессознательном американского народа. Я сейчас только замечу, что, помимо чисто эмпирического описания процессов, происходивших в глубинах коллективного бессознательного, книга Ллойда де Моза «Психоистория» содержит некоторую теорию, без которой эти описания будут непонятны. Поэтому начнем с этой теории, а потом перейдем и к весьма забавному эмпирическому материалу. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

В заключение серии – основные выводы из «Протоколов сионских роботов».

Начнем с иерархии конспиративности. На низшей ступени стоят просто люди с их глупыми желаниями и проблемами. Айзек Азимов, как и положено белому человеку иудео-христианской культуры, относится к ним с благодушием, но – как простому скоту. Несет, так сказать, бремя белых. Разумеется, тут тоже есть свои градации: одно дело граждане Терминуса (Первого Фонда) и совсем другое какие-нибудь крестьяне с окраинных планет, которые даже общегалактический язык безбожно коверкают. Но в любом случае, все это профанный уровень, фантасту он не интересен. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Мужайтесь, други, виден берег! Остается прочесть лишь последний роман Айзека Азимова, имеющий прямое отношение к Фонду Селдона. Это роман о самом Селдоне, написанный уже после того, как появились пять предыдущих романов, незадолго до смерти фантаста. Называется «Прелюдией к Фонду». Начинается с того, как молодой математик пятьсот лет назад (по сравнения с временем действия романа «Фонд и Земля») прилетел на планету Трентор (столицу Галактической Империи), чтобы сделать доклад на каком-то научном симпозиуме. Тут-то парня и завербовали. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Для того, чтоб понять, правильно ли он определил судьбу человечества, Тревайзу почему-то надо найти Землю. Этим поискам целиком посвящен роман «Фонд и Земля». Вместе с Тревайзом в путь отправляются его верный друг пожилой историк Пелорат и молодая любовница последнего Блисс, представительница Геи. Через четыреста страниц текста, испытав множество приключений (в духе Синбада Морехода), обнаружив множество населенных всякими диковинными людьми миров, захватив по пути на планете Солярии симпатичного гермафродита по имени Фаллом, путешественники, наконец, находят Землю. Но Земля оказалась радиоактивной, там невозможна жизнь. Зато на Луне искатели обнаружили робота по имени Дэниел Оливо. И вот их разговор с ним (начинает Тревайз):

Кадр из фильма по роману Айзека Азимова Я робот. Конечно, этот человек не Тревайз, а робот - не Дэниел. Однако, какая разница?
(далее…)

Продолжение. Начало здесь.

А теперь перенесемся в далекий космос, где Голан Тревайз, единственный человек, который может спасти Галактику, таки и спасает ее. Совсем недавно Тревайз вместе с руководительницей Первого фонда Бранно строили планы геноцида мудрецов Второго Фонда. Причем Бранно оказалась вовсе не такой дурой, как считал Тревайз. Она решила ловить на живца. Отправила Тревайза на поиски Второго Фонда, но велела следить за каждым шагом искателя. Чтобы, значит, когда Второй Фонд начнет его уничтожать и таким образом обнаружит себя, немедленно накрыть Осьминогов всей мощью военно-космических сил Первого Фонда. И вот звездолет Второго Фонда сближается со звездолетом Тревайза, а мэр Бранно уже тут как тут – собственной персоной и со всем флотом (хочет жестокая баба войти в историю). Начинаются какие-то нелепые переговоры между представителями двух Фондов… (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Вернемся, однако к Тревайзу, отправленному на поиски Второго Фонда вместе с пожилым историком по имени Пелорат, специализирующимся на изучении всякого рода легенд о прародине человечества. Поскольку о Втором Фонде все равно ничего неизвестно, они решают искать прародину человечества, хотя никто толком не знает, где она, как называется, и вообще, существует ли?.. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Как же мыслят эти высшие мудрецы из Второго Фонда? Да очень просто, по-людски. Оно, конечно, Айзек Азимов утверждает, что они сверхъестественные гипнотизеры и владеют особой психоисторической математикой. Но это одни лишь слова, а на деле (судя по тексту) мыслят они довольно примитивно. Все отличие их мышления от обычного человеческого состоит в том, что к обыденной человеческой ментальности у мудрецов добавляется некий кунштюк, который, впрочем, очень часто встречается и у простых людей. А именно: эти высшие существа относятся к остальным людям примерно так, как люди относятся к животным. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Что же это за Второй Фонд, на поиски которого отправился Тревайз? Наверное, самое осьминожье логово, место, где окопались самые что ни наесть сионские мудрецы, тайные властелины Галактики? Ну, в общем, да, мудрецы, властелины. То есть – им так кажется. На страницах романов Азимова люди из этого Фонда изображаются сверхчеловеками. Хотя и – не без человеческих слабостей. Они, конечно, распустили свои щупальца по всему обитаемому миру (в целях максимально четкого выполнения Плана Селдона), но, знаете, грызутся между собой совершенно по-человечески, слишком по-человечески. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Так почему же Айзек Азимов готов согласиться со своим героем в том, что в некоторых случаях геноцид допустим? Некоторые читатели, взглянув на заголовок моего текста, могут подумать, что я собираюсь свести дело к тому, что фантаст, мол, проповедует нечто похожее на то, что проповедуют герои «Протоколов сионских мудрецов». Ничего подобного. Ни я не собираюсь сводить дело к такому примитиву, ни Айзек Азимов не имеет в виду никаких мудрецов. Он, правда, не совсем понимает, что пишет, но это беда почти любого писателя, которого подхватывает и несет сюжет. Особенно – сюжет, вдохновляемый Осьминогом. Айзек ничего не имеет в виду, он просто ставит мысленный эксперимент, движется в его логике и приходит (да еще и не сам, а его герой Голан Тревайз приходит) к выводу что в некоторых ситуациях иного выхода, кроме поголовного уничтожения некоторой группы людей, просто нет. (далее…)

Продолжение. Начало здесь.

Итак, Первый Фонд периодически сталкивался с кризисами, связанными, как можно понять, с накоплением статистических флуктуаций, что выражалось в борьбе различных политических и экономических тенденций. Но План Селдона допускал только одну линию развития. Все кризисы были заранее предусмотрены – господи, какая же это все-таки чушь! – и в момент, когда они наступали, как раз приходило время собрания официальных лиц Фонда в Склепе его основателя. Били атомные часы и появлялась заранее много лет назад записанная голограмма: Селдон как бы являлся из своего Склепа и говорил, что этот текущий кризис тоже им предусмотрен, все идет по плану. Мол, двигайтесь дальше в таком-то направлении, пред вами открываются новые горизонты. (далее…)

Деяния Осьминога описаны людьми во множестве текстов самых разнообразных жанров – от религиозных трактатов до фантастических романов. В наши дни это все-таки главным образом фантастика. Причем, под фантастикой следует понимать не только специфический жанр повествований о беспредельном научно-техническом прогрессе и вытекающих из его достижений диковинных формах общества, но и всякого рода конспирологические тексты. То есть произведения, трактующие о тайных структурах, действующих в обществе современном. Например, знаменитые «Протоколы сионских мудрецов» – типичная фантастика, где, правда, служители Осьминога названы какими-то сионскими мудрецами. На самом деле, конечно, это только маркетинговый ход. Вряд ли он принес большие доходы, но, несомненно, сделал книгу одним из самых громких бестселлеров прошлого века. Евреев не любят, это, увы, факт медицинский, и потому назначение их агентами Осьминога в фантастическом тексте о тайных властителях (на самом деле очень убогом) сделало этому тексту мировую славу. (далее…)

Предыдущий фрагмент текста Ллойда де Моза здесь

Когда я закончил заново анализировать свой исторический материал, мне уже было ясно, что убийство (впрочем, иногда и спасение) «невинных младенцев» во время войны было не просто побочным следствием войны, случайностью. Напротив, дети составляли сердцевину фантазии войны. Посмотрите, как часто войны начинались «потрошением беременных женщин» врага, турецкими ли штыками, деревянными ли кольями красных кхмеров. Посмотрите, как часто войны завершались миссиями по «спасению детей», было ли это «детским мостом» в Америку из Вьетнама или нацистскими Лебенсборн-проектами в Европе, когда дети из оккупированных стран подвергались измерению специальными инструментами типа акушерских и отбирались по признаку расовой чистоты — одних убивали, других признавали истинными арийцами и отправляли в Германию на воспитание.

Спасение детей. Слева памятник советскому солдату в Трептов-парке в Берлине. Для чего Ваня спас эту немецкую девочку? Справа итальянский плакат 1944 года. В роли осьминожистого паука здесь Великобритания
(далее…)

Предыдущий фрагмент текста Ллойда де Моза здесь

Чем больше я анализирую слова лидеров, тем больше прихожу к выводу, что все их понимание войны — это групповая фантазия рождения, и бороться против нее почти бесполезно. Во время Кубинского ракетного кризиса, например, война между США и СССР была предотвращена лишь после миротворческого письма Хрущева к Кеннеди, в котором содержался призыв не уподоблять нации «двум слепым кротам», дерущимся до смерти в туннеле. (далее…)

  • Страница 2 из 3
  • <
  • 1
  • 2
  • 3
  • >