Я поменял несколько структуру изложения своих мантических текстов – объединил их под этим общим названием и выделил этапы или важные эпизоды, отправные точки моего осознания Дао.
1.Начало (см. «Круг Земной и Небесный», гл.4)
2.Дети во Вселенной (там же)
3.Прикосновение (см. http://www.peremeny.ru/blog/14765)
4.Время (см. novlit.ru/zimin/2014/02/06/время-эссе/
5.Другое измерение
6.Чада и домочадцы (см. http://www.peremeny.ru/blog/15580 )

5. Другое измерение

dao

Мне давно не даёт покоя загадка смерти Сунь Лутана. Здоровый мужик на 72-м году жизни, прославленный по всему Юго-Востоку Азии боец, чья непобедимость обросла легендами… ничем не болея… вернулся из поездки, удалился в мансарду на втором этаже своего дома, заперся, отдав ключ дочери, приносившей ему воду… и в неделю уморил себя голодом. Не захотел жить… Ушёл… Бежал из нашего бесславного, лживого мира?

Я прочёл об этом в двух разных источниках, не помню каких, но один, более подробный, кажется, американский; веры им особой нет. В Китае, может, кто-то знает об этом глубже, и тем, кто знает, всё понятно. Тем не менее, тот же Китай (на обывательском уровне, конечно, в массе своей, резонируя) – тот же Китай в 1932 году, в год его добровольной смерти, терялся в догадках в поисках её причины.

Я много раз пытался спросить об этом самого Сунь Лутана, но он мне не отвечает. И я понимаю, почему, – мы не встречаемся, сы на разных уровнях, я слишком слаб, чтобы попасть туда, где он сейчас обитает. Так же и с Моцартом – мне является лишь его картинка – портрет работы Ланге. Почти так же и с Бахом – всплывает в сумраке долговязый худой парень лет 18-20, крестьянского вида и склада, в длиннополом кафтане почти до колен, и я не знаю, то ли это Бах на пороге молодости, то ли кто-то другой; в мрачноватом лице есть отдалённое сходство, но сравнить, в общем, не с чем – в столь раннем возрасте портреты Баха никому не приходило в голову писать, они появятся спустя лет тридцать.

Другое измерение…

* * *

Я становлюсь в У Цзи, расслабляюсь, гоню мысли, ищу-зову Наблюдателя, приветствую его, пытаюсь не терять контакт…

Я стою в У Цзи и слышу, как разъезжаются в стороны кости моего таза и лопатки; иногда слышен громкий хруст – там, в стопах и коленях, шее, редко в руках; деревенеют мышцы ног, рук, спины, потом плечевого пояса и шеи… Стопы уходят в землю, но недалеко; гнать их до колен и ниже приходится усилием; связь с верхом при этом теряется… Нутром ощущаются заставы в стопах и лодыжках, хотя косточки там тоже расправляются и похрустывают… Так каждый день, по нескольку раз на дню, стараюсь почаще, но не всегда удаётся.

Онемение в подошвах стоп почти прошло, но периодически появляется. Болят по-прежнему колени, хотя меньше; во время практики, где-то через полчаса колени перестают болеть и можно уходить в низкую стойку, но спина при этом всё равно непрямая. Сесть по всем правилам даже в полулотос я по-прежнему не могу.

Сильно похудели мышцы голеней и бёдер, в расслаблении они становятся как кисель. Так нужно? Судороги в мышцах ног случаются гораздо реже, почти пропали, правда уже год как нет парной в бане. Рецепт от судорог всё тот же – поскорее стать в У Цзи. Три внешних соответствия вполне работают, три главных – не очень, плохо осмысляются. Сы Шао, четыре Шао, четыре Навершия оказались весьма продуктивными как отдельная медитативная практика.

В движении по кругу ба гуа ци ощутима физически отчётливо: это она движет, она работает – начинаешь порхать. Но постоянства процесса нет, а ведь это как раз то самое другое измерение, некий латихан, только управляемый. Из-за того, что нужно управлять, из-за постоянных попыток это делать, внимание непрерывно скачет: от стоп к даньтяням – паху – позвоночнику – макушке головы по важным точкам, в общем-то по чакрам. Ноги при этом обычно теряются, и латихан тоже. Связать всё вместе удаётся только эпизодами и редко – понятно, что это, понятно, как должно это быть, но стабильность никакая. Ходить по улицам в таком состоянии я ещё не могу. Ходить, как ходят обычные люди. то есть двигать ноги мышечным усилием я уже не могу. Точнее, могу только урывками, с паузами то ли на отдых, то ли на достижение какого-то промежуточного баланса между двумя этими способами передвижения, некоего гибридного состояния, позволяющего двигаться дальше. В результате, двигаться без пауз я вообще почти не в состоянии – бунтуют ноги, им больно настолько, что идти они отказываются. При этом ци забрасывается в верх диафрагмы и сбивается дыхание…

Ещё одна напасть: в процессе практики, особенно при работе с нижним даньтянем, ци попадает, вероятно, в мочевой пузырь и давит его, отжимая жидкость в мочеточник. Никогда не знал, что такое недержание, теперь, когда чуть ли не постоянно требовался туалет, узнал. Но дело, кажется, налаживается, и ситуация почти выправилась, хотя временами даёт о себе знать.

Вот моё собственное объяснение всему этому сейчас, не знаю, правильное или нет. Я понимаю, что на физическом плане дело во многом в растяжке мышц, сухожилий и суставов. Только тут ещё одно – тело должно дышать всей своей поверхностью, должны открыться все 84 тысячи пор, уж не знаю, как китайцы это посчитали. Одной рабочей вертикали «шести парных и восьми непарных» мало. Должны открыться цзин ло, а они не откроются, если не отворятся поры. Пока закрыты поверхности спины, боков, поясницы, вообще всего тела целиком, внешняя среда не потеснится, чтобы принять новообразование, то есть меня по внешнему энергетическому контуру – должно быть взаимопроникновение. В конфликтных ситуациях тут появляется некоторое противоречие, но с этим пока неясно.

Ци бежит по сухожилиям, а там заторы и заставы, ци застревает, спотыкается, а потому структурной целостности достичь не удаётся. Кстати, из-за этого, то есть из-за бега ци в сухожилиях как в проводниках, — не теряя, а, напротив, приобретая в физической силе, атрофируются- худеют мышцы ног и вообще конечностей, и вообще всего тела; но в латихан-состоянии они твердеют, становятся, что называется, «стальными»

* * *

Главное – искренность, искренность в вере, прочёл я у кого-то из учителей, кажется, где-то у Маслова или Малявина. Это своего рода молитва. Когда удаётся быть искренним до конца в обращениях и к Земле, и к Небу, всё получается. Но из-за рассеянного, скачками, внимания, к моему несчастью, длится это недолго.

Где я сейчас? Ошо описывает Семь Небес и семь тел человека («Избранные беседы». Т.3. Агентство «Сагуна». Новочеркасск.1994. с.161). Видимо, я не добрался толком даже до вторых, но когда работаю за столом, с карандашом в руке, поднимаюсь, видимо, и выше.

Общие трудности усугубляются тем, что никак не удаётся остановить внутренний диалог – лишь ненадолго и урывками. Ум-обезьяна не сдаётся и подбрасывает вереницу пустых картинок-мыслей с обычной скоростью каждые 0.2 секунды. Пытаясь это преодолеть, набрели на чань-методики (японское дзен), суфии – на танец дервиша и латихан. Мне кажется, есть здесь какое-то противоречие с управлением потока ци в движении. И как тут быть?

* * *

Вот со всем этим я сегодня и сражаюсь. Учитель один – Всевышний, других нет. А к Всевышнему не сразу попадёшь. Он не всегда принимает, то есть, наверное, всегда, но не так-то просто добрести до его приёмной. Книги почти не помогают. Может, нет нужных? Нужных мне, именно мне, всё тут очень индивидуально. Какие-то подсказки я нашёл даже у Кастанеды, и стало ясно, почему специальные тексты-песни к боевым комплексам в китайских школах кунфу заставляли заучивать наизусть. Они сакральны, смысл их доходит не сразу, хотя они обычно просты до наивности. Ум понимает их – с его (!) точки зрения – примитивность и отбрасывает, тут же всё забывая. Тело не понимает, точнее, понимает по крохам, и по крохам же учится. Слить ум и тело, заставив ум работать только в рамках новой реальности, очерченных канвой этих песен – это и есть в кунфу задача номер один.

* * *

А что такое наша жизнь, как не кунфу?! Так что цель у нас у всех одна, а достижение её и есть наша основная задача – как человеков. Китай постиг это тысячелетия назад и обозначил главную триаду своей космогонии: Небо – Человек – Земля. Чтобы это поняло всё живущее, нам дали не только ум, но и Разум. Судя по историческому эху, знали об этом всём и мои предки – славяне, арии. Знали, если верить академику Чудинову, не тысячелетия, а десятки тысячелетий тому назад, ещё в палеолите. Эхо истории донесло это Знание и понимание в наскальных рисунках, в изваяниях «палеолитических Венер» и календарях, в смыслах древних афоризмов Праведы, которую мы почти потеряли; но жива Ригведа и три остальные Веды, Упанишады и Веданта, всплыло и расшифровано древнейшее на планете письмо – слоговая славянская руница… Обывателю покажется это чуть ли не дикостью, но и учёный западный мир за редким малым исключением недалеко ушёл:

«…о существовании глаголицы у славян (помимо кириллицы) знают только профессионалы, об умении славян писать германскими (вендчкими) рунами знают только немногие профессионалы, о том, что у славян существовала открытая мною слоговая письменность руница, не хотят знать даже славянские эпиграфисты, а о том, что славяне создали все виды италийского письма, включая и этрусское, западноевропейцы не хотели бы слышать даже в страшном сне». (В.А.Чудинов «Вернём этрусков Руси». М. изд. «Поколение», 2006. с.33; все выделения его).

И там же на с.25 В.А.Чудинов цитирует серба Мартина Жунковича: «Насколько древними являются старейшие памятники этого рода никто не может определить точно в пределах тысячелетия, поскольку, например, в Египте были найдены мумии с обёрткой из бинтов, на которых были начертаны этрусские руны».

Культура «винча», Стоунхендж, египетские и мезоамериканские пирамиды, Крит, Баальбек, Сунгирь, шумеры, ацтеки, майя, Аркаим… Немыслимые для седой древности совершенные технологии, иные по уровню превосходили современные…

Вот так из глубины веков всё отчётливее проступают и вырисовываются перед нами контуры совсем иного человечества. Другая ойкумена…

А что потом?

Вспыхивали и, достигнув пика, гасли в разных углах Земли цивилизации.
Чьим промыслом и для чего?

Только ли для того, чтобы созидать шедевры в архитектуре, живописи, музыке, поэзии? И, создав их, погибнуть?

Или чему-то научить?

Может, и для этого. Венцом каждой цивилизации было осмысление морального кодекса поведения человека в его каждодневной жизни – того самого, что известен ныне как «10 Заповедей» – еврейском переложении шумерских и, скорее всего, дошумерских мифов. Поднимите «Книги Мёртвых» Тибета или Египта, загляните в Авесту, Евангелие или Коран – заповеди одни и те же!

Только люди ничему такому не учатся. Воевать – да; насилуя слабых, насаждать личную волю – да; лгать, изворачиваться, убивать, изощряясь в садизме, – да… Это-то люди всегда умели и умеют, по сути, только здесь и совершенствуются.

Пять тысяч последних лет нас учили из параллельных миров совсем другому. И ничему не научили… Мы что –
тупиковая ветвь?

* * *

Любое боевое искусство в конечном счёте учит эффективно убивать. Формула убий в мире, где всё поделено на едоков и едомых, требовала жертвы для продолжения рода и самой жизни. Но ведь принцип не убий был рождён, скорее всего, даже раньше, чем его антипод убий. Он пришёл как наказ – всё живое имеет право на жизнь. И за примерами тут далеко ходить не надо – туземец на архаичной стадии развития и сегодня просит разрешения у медведя его убить, оправдываясь тем, что ему нужно мясо, чтобы кормить семью. Ещё при этом называя того хозяином, да, хозяином тайги, подвластных ему угодий, где тот живёт и где у него нет других врагов, кроме человека. Охотник понимает, что посягает на то, что ему не принадлежит. Он понимал это всегда, следуя завету не убий.

Из этой двойственности убий-не убий, из-за осознавания жестокой необходимости этого принципа, в боевых искусствах родились внутренние комплексы, они и стали уже по-настоящему искусством; в Китае это триада тай цзи- и синъи-цюань и ба гуа чжан. В них сохранялась неразрывная связь Земли и Неба, и Человека как связующего звена, следующего всем установлениям этого Пространства-Времени и являющегося его отдельной частью, песчинкой, неотличимой от других песчинок Бытия. Разумеется, заповедь не убий была одним из таких установлений. Другой причиной зарождения внутренних искусств, пришедшей, вероятно, несколько позже и по необходимости, была потребность защитить себя от произвола тех, кому недоступно понимание единства сущего, и кто в этой альтернативе признавал только убий – как право сильного.

… Нагруженный мускулами атлет, громила, играя бицепсами, глумится, оскорбляя стоящего перед ним небольшого человечка, молча глядящего ему прямо в глаза. Потом, войдя в раж, гоняет его по площадке, размахивая кулаками, пока тот, поняв, что другого выхода нет, не коснётся его одним молниеносным выбросом руки или ноги. Если пощадит – громила рухнет на землю и будет потом долго болеть, если нет – он умрёт. Вот так – одного прикосновения достаточно.

Смысл появления внутренних искусств и в этом – в отстаивании нашего права защищать себя; мы неуязвимы, когда на нашей стороне работает другое измерение, невидимая ци, стократ более сильная, чем любая грубая мускульная сила любого отморозка. Парадокс, что принцип не убий был органически принят самым совершенным из боевых искусств, созданных человеком, скорее даже вручённых ему, – вовсе и не парадокс, в пространстве другого измерения он тривиален.

И что об этом думает в массе своей обыватель, осчастливленный IPad?… Полагаете, у него есть чем думать? Это как обезьяне вручить планшетник и научить нажимать на кнопки в надежде, что тот вручит ей очередной банан…

* * *

«Нет мелочей, есть подробности» – не раз повторял Сунь Лутан. Наша жизнь вся состоит из этих мелочей-подробностей. Не разобравшись в них, не найдёшь главного и не увидишь правды. И все подсказки нам – там, в виртуальности, в другом измерении. Но задача туда добраться трудная и не для всех, видимо, выполнимая. Понятно теперь, почему для иных даже десятилетия упорных занятий давали нулевой эффект и одной жизни им не хватало. Нулевой – в смысле главных! достижений. К физическому здоровью для жизни в обычном нашем трёхмерном мире это не относится; в условиях регулярной практики цигун физически крепкое тело и отсутствие болячек, даже таких, как сердечно-сосудистые, рак или диабет, считающихся у людей смертельно-опасными, «чумой» очередного века – так вот, их отсутствие тут прилагается. По умолчанию, как само собой разумеющееся! А вот выйти в другой мир, узреть его воочию, слиться с ним, попробовать быть в нём – говорят, это тоже возможно, но трудно, ох как трудно.

«Повернуть назад и сжаться» – другая сокровенная загадка-истина от Сунь Лутана. Я начал понимать её только теперь, после полутора десятка лет занятий. Показательно, что в двух переводах одного и того же текста учителя, у одного весьма квалифицированного и уважаемого китаеведа эта максима отсутствует, он её не понял. Нет у него и важного абзаца о сугубой автономности работы «ног отдельно, туловища отдельно» в практике У Цзи – тоже, видимо, не дошёл. А вот у Н.В. Абаева всё это есть.

Да, всё непросто. Трудно, тяжело, одни проблемы, но – как там у Р. Киплинга:

«But I can’t drop it if I tried!»…
(For to admire…)

16.07.2014. х. Покровский


Один отзыв на “Записки неофита о Тай Цзи. Другое измерение”

  1. on 07 Окт 2014 at 9:07 дп Александра

    Простите, можно узнать, где вы практиковали цигун?

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: