Jon Jacobsen

Многие из мастеров Тай Цзи были одновременно и целителями, помогать людям они считали своей обязанностью. Я никакой не мастер, но помогать, чем могу, никогда не отказывался. Так вот и случилось, что во временном промежутке между «Ниткой» и «Родами» у меня появился пациент – парень 27 лет, Андрей, сын Галины Сергеевны.

Полгода назад у него отказала поджелудочная железа; за это время он побывал в трёх разных клиниках и перенёс три или четыре операции. Медицина выставила диагноз и сказала, что шансов на выздоровление менее 10%. Может, набивала себе цену, может, правда.

Накачала антибиотиками, прочей гадостью, и с этими «менее 10%» развела руками и выписала домой. При хирургии, когда вводили катетер, пропороли кишку, и здесь развился абсцесс. Медики его задавили, но потом он снова открылся.

И анамнез, и диагноз – всё это со слов Г.С. Я очень хотел ей помочь, а когда посмотрел на Андрея, проснулась жалость – молодой, беспомощный, не очень симпатичный, но, пожалуй, скорее даже красивый. Запасов ци у меня было достаточно, и я решился; пришла уверенность, что я смогу помочь – оздоровить поджелудочную и убрать абсцесс.

Практики до этого у меня было немного, но практики успешной. У детей гнойные язвы и лишаи я убирал за 2-3 сеанса. Помог и Георгию Андреевичу, своему коллеге, близкому мне по духу человеку – прервал почти на год его едва ли не ежемесячные визиты в клинику с недельным там пребыванием под капельницей; у него развилась незаживающая трофическая язва на ноге. Может, излечил бы и совсем, но его сразила онкология в лёгких.

…Осунувшееся лицо, тусклые глаза, безвольно повисшие руки, безжизненные ноги, тихая плохая речь, так, бормотание; ходить парень не может, почти не может сидеть. Два катетера по обе стороны поясницы; справа – от поджелудочной, слева – от кишки (для испражнений). Таким я его застал, когда увидел в первый раз. И начал свои попытки…

Пять сеансов подряд через день. После третьего сеанса в катетере справа (от поджелудочной) прекратились выделения; я увидел её розовой. Это был хороший знак. Но слева гнойные выделения вперемешку с калом кажется, даже усилились. Я продолжал…

Андрей стал пободрее, появился блеск в глазах, начал заниматься посильными физическими упражнениями, разминая кисти и руки. Я пытался его разговорить; выяснилось, что он байкер, и мотоциклы его тема, но и автомобили тоже; так что, насколько он байкер, осталось неясным.

У Г.С. через знакомых есть контакт с буддистами–целителями в Элисте. По выписке из болезни и фотографиям они поставили Андрею диагноз и прислали снадобье. Два дня он его принимал, примерно в середине моих сеансов. Вспыхнула крапивница, он весь зачесался и тут же отказался от лекарства. Ясно, что это была аллергическая реакция. Только на что? Может, на тот мешок антибиотиков, который закачивали в его организм целых полгода? Я пытался его уговорить – тибетская медицина одна из сильнейших в мире.

Сказал, что ситуация критическая, что местная медицина от него уже попросту отказалась, что ему не из чего особенно выбирать и что я на его месте продолжил бы, доже если бы весь покрылся коростой и стал похож на прокажённого. Андрей пропустил это мимо ушей.

Как и прежде, он мне не верил. Он вообще никому и ничему не верил, этот урбанистический росток, однобокое дитя асфальта, дискотеки и пивной.

***

Пять сеансов, уложенные в 9 дней, закончились. Положительные сдвиги были налицо, и мы решили подождать и посмотреть, что будет дальше. Я тоже чувствовал усталость. Хотя свои практики в обычном режиме не прекращал, но расход энергии был большой и, видимо, не всегда восполнялся. Да и суеты было немало: это в 20 километрах от моего дома; за мной нужно приехать, а потом вернуть домой; там все работают, правда, транспорт для них не проблема, он у Г.С. собственный.

Прошло уже 15 дней, близился Новый год.

На мои расспросы мужественная неколебимая Г.С. отвечала: «Всё в порядке, занимается, разминает руки». В канун праздника я решил ещё подзарядить Андрея, и 30 декабря сеанс состоялся. Всё было вроде нормально, поджелудочная даже улыбалась, но гной слева всё же подтекал…

Мы увиделись с Г.С. 4 января. Лицо её хмурилось, и я сразу почувствовал неладное. Начал расспросы – оказалось, что вчера слева отошло почти пол-литра гнойных выделений, а температура поднялась до 39. Я всполошился, я даже испугался – это означало, что мои усилия не помогли, что в перспективе операционный стол и иссечение поражённого участка, как раз то, от чего я во вторую очередь (после поджелудочной) собирался избавить Андрея. Сказал об этом Г.С. Она кивнула, она прекрасно всё понимала.

Я сделал ещё одну попытку, и 6,9 и 10 января состоялись последние три сеанса. Сдвигов к лучшему они не дали. Гной продолжал выделяться, нормальная с утра температура в обед росла и к вечеру зашкаливала за 38. Я понял, что здесь я потерпел поражение…

Надо было всё это осмыслить. Понять – почему. Самое первое, что приходит в голову, – я полез не в своё дело, неверно в чём-то разобрался, отсюда и фиаско. С другой стороны, это ведь не скальпель, и я хорошо отдавал себе отчёт в том, что я не медик, и не собирался досконально в чём-то разбираться. Я просто хотел помочь, просил Всевышнего помочь мне, чтобы я помог Андрею. Это, по сути, молитва. Он меня не услышал? Он услышал, но не захотел помочь? Кому, мне или Андрею?

Мать тоже за него не раз молилась, вполне по-христиански, не то что я, – в церкви, ставила свечи… И тоже не помогло.

Вокруг Андрея хорошее окружение, все желают ему добра и выздоровления, включая старенькую, милую и искреннюю собачонку Каштанку. Первые три дня, как только Андрея привезли из клиники, она была с ним рядом. Потом он, когда набрал немного сил, её прогнал, и теперь Каштанка его боится. А ведь она забрала часть его болячек и несколько дней сама болела, отлёживалась, не могла двигаться. Об этом рассказала мне Г.С.

В предпоследнем сеансе я застал жену Андрея, она за сто вёрст приехала с ним повидаться – крупная, пышнотелая, цветущая и довольно красивая молодица массой раза в полтора больше теперешнего Андрея.

Все хотели ему помочь, и никто не смог этого сделать.

***

Я старался. Я закачивал в Андрея энергию – охапками во все щели или прицельно в область поджелудочной и предполагаемого абсцесса. Но энергия в нём не держалась, через какое-то время он снова был пустой или почти пустой. Я рассказал ему о нижнем дантяне, главном хранителе ци, просил держать внимание на нём, показал где. Однако вряд ли он меня услышал, ни в энергию, ни в мои пассы он не верил. Это было бы неважно, если бы он хоть иногда задерживал внимание на нижней части живота.

По-видимому, если такое и случалось, то редко, а его собственной энергии хватало только на то, чтобы дышать, капризничать, глазеть в огромный телевизор прямо перед ним и ёрзать в кровати, выполняя минимум движений. Скоро узнаем, чем всё кончится…

Мрачно получается. Но я не паникёр. Просто это взгляд вперёд, предвидение возможных худших вариантов и готовность к реакции на них. Профессия научила – в геологии (в полях) любой просчёт слишком дорого может обойтись.

***

Такая вот маленькая, однако вселенская трагедия. Плохо видим, плохо слышим и уж совсем худо можем…

***

Через несколько дней мы с Г.С. увиделись. Она была, как всегда, вся в заботах, но весёлая. «Я знаю, он выплывет», – сказала она про Андрея. Температуру задавили таблетками, слева подтекает, но немного. Через неделю предстоит убирать катетеры.

Я поражаюсь её мужеству, силе духа и оптимизму. Не это ли и есть секретное оружие русской женщины? Секретное? Она вся на виду. Нужно просто знать об этом и не уставать падать на коленки и подносить цветы.

Я говорю о русской женщине, а не о клонах. Вспоминается гламурный обезьянник в телевизоре, особенно на НТВ с «меладзами», тоже поразительный; я теперь иногда пару минут их наблюдаю. Они часто с русскими фамилиями, но нерусские. Это про одну из них в неожиданно хорошем и добром кино (не помню, там в названии есть «киндер») языкатая юная девчонка Лера, явно из обоймы Г.С., выстрелила – «Спрячь вымя, иномарка!». Ещё и душем из стакана угостила.

Что ж, я её понимаю, реакция на зоопарк вполне естественная. Одни беды от этой западной заразы.

15.01.2015. х. Покровский


комментария 4 на “Записки неофита о Тай Цзи. «Пациент»”

  1. on 28 Янв 2015 at 12:22 пп Никита

    Воспаление — естественный процесс, температура тоже.
    Накачивая больного энергией, вы только усиливаете этот процесс.
    Но и откачивать энергию тоже нельзя, её и так по минимуму.
    Вас нужно совместить с нормальным целителем, для которого вы будете батарейкой, что позволит ему усилить свои способности.

  2. on 31 Янв 2015 at 5:26 пп pecmopamop

    Селен прерывает процессы воспаления в поджелудочной.
    Быстро.Дозы от 200 мкг до 1000 мкг.

  3. on 31 Янв 2015 at 5:28 пп pecmopamop

    Дозы 200-1000 мкг. в день.

  4. on 08 Июл 2015 at 4:36 пп Юлия

    Об эмоциональной невовлеченности в процесс лечения этот неофит похоже и не слышал.

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: