szaszwitkin

15 апреля 1920 года родился Томас Сас, основатель антипсихиатрии

Патриарх социальной мысли ХХ века не считает себя принадлежащим ни психиатрии, ни антипсихиатрии и отвергает, в их настоящем состоянии, обе. Тем не менее психиатрия – именно официальная, «институциональная», как он по сей день обзывает её, стоящую на службе у государства и на страже его интересов – очень высоко оценивает вклад Саса в своё развитие.

Не прошло и пяти десятилетий со времён выхода «Мифа душевной болезни» на языке оригинала (а случилось это в 1961 году), как вышло её первое русское издание, в 2010 году. Это ли не прогресс? Второй труд Томаса Саса, не менее знаковый и нашумевший, но написанный уже после «Мифа», «Фабрика безумия» (1970), тоже уже увидел русскоязычный свет2.

В отличие от едва ли не всех своих соратников по интеллектуальной революции 1960-х, уже отошедших в прошлое и занявших прочное место в ряду классиков, Сас, хотя тоже классик, — жив: ему девяносто (возраст, в котором воображение решительно отказывается представить себе, скажем, Мишеля Фуко или Ролана Барта). Он и теперь пишет в своих американских Сиракузах, штат Нью-Йорк, книгу за книгой – быстрее, чем иные его сторонники, по собственному их признанию, успевают это прочитывать3.

И самое интересное, что при этом о Сасе никак нельзя сказать, что он пережил свои идеи. Даже при том, что старик иной раз может выглядеть нелепым в своём упорстве. В самом деле, с 1961 года всё талдычит о том, что «душевная болезнь» (любая: и истерия, и шизофрения, и маниакально-депрессивный психоз) – социальный конструкт. И не обращает внимание на то, что давно уже существует громадный массив научных данных, подтверждающих, что та же шизофрения – заболевание мозга, и ставящих её «в ряд с болезнью Паркинсона и рассеянным склерозом» 4.

Патриарх социальной мысли ХХ века не считает себя принадлежащим ни психиатрии, ни антипсихиатрии и отвергает, в их настоящем состоянии, обе. (В этом смысле весьма красноречивы уже хотя бы названия двух его последних книг: одна из них, изданная в 2008 году, называется «Психиатрия: Наука лжи» 5, следующая, вышедшая в 2009-м – «Антипсихиатрия: Шарлатанство в квадрате» 6.) Тем не менее психиатрия – именно официальная, «институциональная», как он по сей день обзывает её, стоящую на службе у государства и на страже его интересов – очень высоко оценивает вклад Саса в своё развитие, удостоив его (а он и не отказывался!) звания почётного профессора психиатрии Государственного университета Нью-йоркского центра здравоохранения в Сиракузах и пожизненного члена Американской психиатрической ассоциации – той самой, самолюбие которой он не раз очень болезненно задевал своими высказываниями. Движение антипсихиатрии, в свою очередь, считает его одним из своих вдохновителей и, по сути, основателей. Поэтому, что бы ни говорил сам профессор Сас, и его, и антипсихиатрию надо рассматривать вместе – как явления родственные, «со-симптоматичные»: они, безусловно – симптомы одного и того же социального и культурного состояния.

Младший сын будапештского адвоката Шлезингера приехал в США перед Второй мировой, восемнадцатилетним. Получил медицинское образование, прошёл интернатуру по внутренним болезням в городской больнице Бостона и в Цинциннати, резидентуру в клиниках Чикагского университета и, наконец, психоаналитическую подготовку в чикагском Институте психоанализа. В 1956-м поселился в американском городке с греческим именем Сиракузы и занялся в тамошнем университете частной практикой и академической психиатрией.

Скандальная известность случилась с ним в 1960-х, сразу после того, как – в том же году, что и «История безумия в классическую эпоху» Фуко – вышла его первая, основополагающая книга о сути (как он её понимал) психиатрии: «Миф душевной болезни». Всё, что он писал в последующую половину столетия – было там, по сути, уже сказано.

А именно: что «психическая болезнь» — фикция. Этот ярлык психиатры, обслуживающие интересы государства, наклеивают на тех, кто социально не адаптирован, чьё поведение в каком бы то ни было отношении неудобно для общества. Так они оправдывают своё вмешательство в жизнь этих людей, своё право на то, чтобы изолировать их, как преступников, и насильственно лечить для их же, якобы, блага. Сама идея «душевного здоровья», во имя которого всё это делается – губительна: таким образом человеку наносится куда больший вред, чем он, предположительно, мог бы нанести обществу. Психиатрия – никакая не наука и даже не медицина. Это – форма социального контроля, властная практика, именем медицины и науки отделяющая «своих» от «чужих». То, что психиатры называют «болезнью» — всего лишь особенности поведения. Болезни бывают только у тела: это – клеточная патология, которую можно обнаружить при вскрытии. А у души болезней быть не может.

О психиатрии как властной практике Сас заговорил не единственным и даже не первым. В один год с книгами Фуко и Саса – случайно ли? – в Нью-Йорке социолог Эрвинг Гоффман издал свой труд «Asylums: Essays on the Social Situation of Mental Patients and Other Inmates»7. В 1969-м, когда Сас уже дописывал «Фабрику безумия», появилась книга немецкого психиатра Клауса Дёрнера «Гражданин и безумие»8.

Идеи этого рода носились в раскалённом и пьянящем воздухе времени. Условиями содержания больных в психиатрических лечебницах и их общественным статусом тогда многие в западных странах были недовольны (о нашем отечестве не говорю – особая тема). Но дело даже не в этом. Корень всех тогдашних интеллектуальных предприятий – выявление разных форм обусловленности и несвободы, техник и практик власти там, где людям прежних эпох и в голову бы не пришло их заметить. Это и осмысление Другого как культурной фигуры, ценности инаковости, её смыслов. В сущности – продолжение (и усугубление!) работы Просвещения. Сколько бы ни спорили люди 60-х с его наследием: сциентизмом, узко понятым рационализмом… — все они были его наследниками и верили в разум, свободу и ответственность человека.

В отличие от своих соратников по эпохе – того же Фуко или Сартра – Сас не претендовал на создание ни новой модели человека, ни новой этики. Он и был и остался практиком.

Вместе с Эрвингом Гоффманом и профессором юриспруденции Джорджем Александером Сас основал Американскую ассоциацию за отмену недобровольной психиатрической госпитализации. В 1969-м – стал одним из учредителей Гражданской комиссии по правам человека, призванной расследовать и предавать гласности нарушения прав человека в области психиатрии. Учредил он её вместе с Церковью сайентологии – к которой, говорят, не имел отношения. Это сайентологи, утверждает соратник Саса9, «присоединились» к нему. А Сас это принял, не разделяя их идей – ради борьбы за общее дело и против «терапевтического государства», где врачи-«фармакраты» правят людьми, формируя с помощью своих препаратов их поведение. Он вообще готов был принимать ради этих целей любую поддержку.

Книг он написал три с половиной десятка – не считая статей и прочих текстов. Он учредил даже премию собственного имени: каждый год её вручают людям и организациям, которые защищают личную автономию от подавления государством и добиваются улучшений в области гражданских свобод (в 2007 году эту премию дали нашему Владимиру Буковскому). В 1998-м неугомонный профессор с единомышленниками провёл «Трибунал Фуко о состоянии психиатрии». Трибунал осудил как нарушение прав человека все формы психиатрического принуждения, применяемого к людям на основании всего лишь оценки «опасности» их состояния для самих себя или окружающих. И постановил: пациенты, пережившие психиатрическое «лечение», должны иметь право на материальную компенсацию за причиненные им страдания. Требовали ещё и не того: например, чтобы из списка ВОЗ были исключены как виды заболеваний, вместе со всеми сопутствующими понятиями, — шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, пограничное состояние.

Антипсихиатрическое же движение, питавшееся теми же идеями сопротивления использованию психиатрии в интересах власти и насилию над пациентами, разрослось, вышло за рамки первоначального замысла, включило в себя и другие протесты против дискриминации «Иных» – прежде всего гей-движение. Сас, причисленный к лику основателей антипсихиатрии, в дальнейшем её развитии уже не участвовал. Он занимался своими делами.

Томас Сас

По основным ценностям Сас – классический либерал: его незыблемые ориентиры – самостоятельная, суверенная и ответственная личность; законный порядок защищающего такую личность государства; равноправный диалог и сотрудничество между всеми участниками социального процесса; равенство их всех перед законом. И при всём при этом в его взглядах на жизнь много, так и хочется сказать, марксистски-прямолинейного и марксистски же наивного: как язвит автор рецензии на русское издание «Фабрики безумия», «исправьте общество, и болезней не будет»10. То есть буквально: стоит перестать позиционировать определённые расстройства поведения как болезнь, перестать насильно лечить социально неудобных – как, действительно, не будет никаких болезней. Будут лишь затруднения некоторых людей в отношениях с собой и с миром. И эти затруднения вполне можно будет поправить. Надо только правильно организовать психиатрическую помощь – и, главное, социальное отношение к тем, кто в ней нуждается.

То, что психиатры зовут «душевной болезнью», на самом деле – неверная стратегия поведения, косный телесный язык, которым человек тщится объяснить своему окружению, как ему трудно. Его (раз уж задачу согласования его с обществом всё-таки никак не отменишь) надо не лечить, не изолировать, а скорее уж учить. Психиатра-врача должен заменить своего рода наставник. Тот, кто поможет человеку осознать, что избранная им стратегия – неэффективна, что игра по правилам, которые его угораздило предпочесть, ведёт к проигрышу. Поможет выработать новую стратегию, новые правила игры. А главное – чтобы всё это было добровольно, без насилия и ограничений. Чтобы человек мог от этой помощи в любой момент отказаться. При этом предполагается, что он всегда – что бы ни говорили «институциональные психиатры», изобретшие ярлык «недееспособности» – способен осознавать свои действия, отвечать за них и делать выбор.

Это предполагает и изменения в организации общества. «Мы можем стремиться, — пишет Сас, — к созданию общества, в котором государство, осуществляя общественный контроль, особенно связанный с применением уголовного законодательства, не будет признавать ни стигмы, ни статусных символов или категорий. Производство профессионалами с одобрения государства стигматизированных личностей и классов людей прекратится, и все будут равны перед государством.»11

Злонамеренную же «институциональную психиатрию» даже не стоит труда разрушать. Она, по сей день уверен пропагандист идей Саса Джеффри Шалер, «сама себя разрушит» — стоит лишь «перерезать незримую пуповину, связывающую ее с матерью-государством. Как только психиатрия станет доступна людям по свободному выбору, она отомрет естественной смертью. Немногие люди пожелают обращаться к психиатру, которого они не могут нанимать и увольнять самостоятельно. Психиатры знают об этом. Вот почему они так боятся Томаса Саса.»12

Вообще, во взглядах Саса много такого, что желание общества защищаться от него становится очень понятным. Он, с его прямо-таки просвещенческой верой в человека, поддерживает, например, отмену запрета на наркотики. «Поскольку у нас свободный продовольственный рынок, — пишет он, — мы можем покупать все сорта бекона, яиц и мороженого, которые желаем и в состоянии себе позволить. Если бы у нас был свободный рынок наркотиков, мы могли бы подобным образом покупать все сорта барбитуратов, хлоралгидрата и морфия, которые желаем и в состоянии себе позволить»13 . И ничего страшного, полагает Сас, не случилось бы. Употребление наркотиков признаётся в западных странах преступлением единственно потому, что запрещено законом, а наркомания – «болезнью» потому, что всё неудобное здесь называют болезнью автоматически (толстый – значит, больной; изменяешь жене – значит, больной; гомосексуалист – значит, больной…). А вообще-то употребление наркотических веществ – всего лишь социальный ритуал, один из множества; и сама «зависимость» — не более, чем социальное понятие. Западные общества клеймят употребляющих химические веществе как опасных и насильственно вытесняют их за свои пределы, тогда как есть множество культурно санкционированных способов их употреблять – на Востоке. Пищу и алкоголь мы ведь тоже употребляем не иначе как в рамках известных ритуалов.

Но так ли уж боятся экстравагантного профессора – ещё большой вопрос.

Ведь уже много десятилетий Сас и традиционные психиатры благополучно сосуществуют в одном культурном пространстве. Каждая из вроде бы противоборствующих сторон нашла и обжила там свою нишу. Более того, именно идеи Саса – казалось бы, провокативные и эпатирующие – легли, среди прочего, в основу реформ, существенно изменивших лицо западной психиатрии в 60-е и 70-е годы. Учреждённая им Комиссия по правам человека действует до сих пор и спасла от страданий и гибели тысячи пациентов. Не без влияния Саса, усилиями участников антипсихиатрического движения, гомосексуализм в 1974 году был исключен из принятого в США «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» и таким образом – из числа болезней. Не говоря уж о том, что Сас и сегодня беспрепятственно и официально издаёт и успешно распродаёт свои книги, а собственные идеи, пока были силы, преподавал с кафедры.

Всё это свидетельствует, на мой взгляд, по меньшей мере о двух вещах. О том, что явно утопичный и как бы даже архаичный характер идей профессора более-менее успокаивает всех, с ним не согласных, и – что ещё интереснее – о том, что Сас, именно такой, своей культуре «зачем-то» нужен.

А нужен он как противовес ко многим очевидным – и до сих пор не преодолённым – её тенденциям.

Девяностолетний Сас не пережил, как и было сказано, своих идей потому, что к вопросам и задачам, которые были поставлены – в том числе и им – в 1960-е годы, приходится возвращаться снова и снова, и не только американцам. Впрочем, что тут странного? Ведь они на самом деле не так уж решены, как может показаться. Они, я бы сказала, совсем даже не решены, независимо от того, в какой степени было успешным реформирование психиатрических учреждений в США и других западных странах в 60-70-х. Потому что по сути эти проблемы гораздо шире.

Я даже не говорю о том, в каком состоянии эта отрасль медицины (и в каком положении её пациенты) сейчас в нашей стране, читающей сасовские наивные, архаичные «общие места», сасовские преувеличения с полувековым опозданием. Да, он, как может показаться, сильно перегибает палку. Но это и понятно: чтобы эту явно кривую палку выпрямить, волей-неволей приходится гнуть её в противоположном направлении. И ведь не выпрямилась по сей день.

Дело в том, что вопросы стигматизации Другого и взваливания на него вины за собственные несчастья и неудачи и теперь, спустя полстолетия после выхода в свет «Мифа душевной болезни», актуальны куда более, чем хотелось бы; куда более, чем могли себе вообразить идеалистические умы 1960-х, затеявшие грандиозную интеллектуальную революцию. Какого-нибудь Другого культура всегда изобретёт для собственной консолидации. И то, что Сас так, на исторически определённом материале, заострил и даже огрубил это обстоятельство – могло бы, пожалуй, и сегодня способствовать отчётливости его видения. Если на место сасовских истериков и шизофреников поставить, ну скажем, чеченцев, мусульман, коммунистов, расистов… (каждый может выбрать на свой вкус) – согласитесь, дискурс очень оживился бы.

Отдельный вопрос – можно ли эти проблемы вообще решить раз и навсегда; не коренятся ли они, чего доброго, в человеческой природе как таковой? Но что бы мы на этот вопрос ни ответили, это не значит, что не стоит стараться. «Человеческая природа» — это ещё и то, что формируется благодаря постоянному спору с ней, даже – сопротивлению ей самого человека. Это очень пластичная вещь. С ней работать надо.

Так что – с днём рождения, профессор!

«Частный Корреспондент»
__________________________

1Сас Томас. Миф душевной болезни. М.: Академический проект: Альма Матер, 2010.
Рецензия Василия Костырко на это издание.
2Сас Томас. Фабрика безумия: сравнительное исследование инквизиции и движения за душевное здоровье. – Екатеринбург: Ультра.Культура, 2008.
3 В этом признавался Джеффри Шалер (Jeffrey A. Schaler) – психолог, преподаватель права и обществоведения в Американском университете в Вашингтоне, пропагандист идей Саса и владелец посвящённого ему сайта в интернете. Русский перевод его речи о значении и взглядах Саса: .
4«Szasz ignores, — пишет некогда его сторонник, а позже – оппонент, психиатр Э. Фуллер Торри, — a vast amount of evidence, much of which became available in the last decade, that schizophrenia is a disease of the brain in exactly the same sense that Parkinson’s and multiple sclerosis are diseases of the brain. By continuing to hold to his 1961 view that schizophrenia is a «myth,» Szasz is increasingly viewed as anachronistic.»
5Szasz Т.S. Psychiatry: The Science of Lies. — Syracuse, New York: Syracuse University Press, 2008.
6Szasz Т.S. Antipsychiatry: Quackery Squared. — Syracuse, New York: Syracuse University Press, 2009. — 208 p.
7Goffman Erving. Asylums: Essays n the Social Situation on Mental Patients and other Inmates. N.Y.: Doubleday, 1961. Русского перевода до сих пор, кажется, не существует. Рискну перевести название примерно как «Приюты: Очерки общественного положения душевнобольных и других заключённых».
8D?rner Klaus. B?rger und Irre. Zur Sozialgeschichte und Wissenschaftsgeschichte der Psychiatrie. Frankfurt: Europ?ische Verlagsanstalt, 1969. – Русский перевод: Дёрнер Клаус. Гражданин и безумие. К социальной истории и научной социологии психиатрии. — Пер. с нем. И. Я. Сапожниковой под ред. М. В. Уманской. М.: Алетейа, 2006.
9Джеффри Шалер. Цит. по: psychiatrick.livejournal.com.
10Анжелика Литвинова: Исправьте общество — и болезней не будет.
11Сас Томас. Фабрика безумия: сравнительное исследование инквизиции и движения за душевное здоровье. – Екатеринбург: Ультра.Культура, 2008. – С. 308.
12Цит. по: psychiatrick.livejournal.com.
13Цит. по: Томас Сас в Wikipedia.


комментариев 5 на “Разрушитель мифа душевной болезни”

  1. on 15 Апр 2012 at 10:36 пп Valerian

    «По основным ценностям Сас – классический либерал».
    Я бы немного только уточнил :классический либераст.

  2. on 17 Апр 2013 at 12:22 пп Георгий

    Классно! Изучим!

  3. on 15 Апр 2014 at 11:41 пп shomuto

    Если на место сасовских истериков и шизофреников поставить, ну скажем, чеченцев, мусульман, коммунистов, расистов… (каждый может выбрать на свой вкус) – согласитесь, дискурс очень оживился бы.

    тонко вкрутили, начали с чечецев и мусульман, а потом резкий скачёк на коммунистов, расистов… а почему не капиталистов, христиан, или либералистов буддистов например?

  4. on 16 Апр 2014 at 8:16 дп Alex

    Его теорию разрушить как два пальца… чушь, бред, и просто теория растления общества как самоорганизующийся системы

  5. on 07 мая 2014 at 8:45 пп Freak

    Alex, просто прирожденный разрушитель))На мой взгляд, Сас прав, душевные болезни это лишь адекватная реакция природы на искуственную стагнацию развития цивилизации, через навязанное государственностью, чисто внешнешнее, материальное развитие. И как следствие ограничение самоидентификации индивидуума.

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: