О романах Антона Уткина «Дорога в снегопад» и Мишеля Уэльбека «Элементарные частицы»

Нам неизвестно, знаком ли Антон Уткин с творчеством Мишеля Уэльбека, но роман «Дорога в снегопад» похож на роман «Элементарные частицы» приблизительно так же, как «Золотой ключик» Алексея Толстого на «Приключения Пиноккио» Карло Коллоди. То есть мотив один – нюансы разные.

В «Элементарных частицах» – четыре главных персонажа: учитель и публицист Брюно, его сводный брат – научный корифей Михаэль, одинокая стареющая женщина Кристиан и давняя несбыточная любовь Михаэля – Аннабель. Всем им в районе сорока лет. Действие романа происходит в конце 90-х. Научные интересы Михаэля – возможность «размножения живых организмов при отсутствии сексуальных» контактов». Иначе говоря, он занимается разработкой метода клонирования, исполняя излюбленный мотив Уэльбека о сверхэгоизме современного западного человека, о его стремление к максимальному телесному удовольствию без малейшей ответственности.

В арсенале научных интересов Михаэля есть еще одна дерзновенная идея: снабдить всю поверхность тела человека сверхчувствительными рецепторами, по разумению природы расположенными лишь на половых органах. Смысл этой задумки – сделать сексуальное наслаждение запредельным, то есть, перевоплотить человека в один большой клитор. «Человек – мера всех вещей» – изрек некогда Протагор. Удовольствие человека – есть мера всех вещей, – внесли поправки персонажи Уэльбека, – причем желательно — вечное удовольствие, ибо как может наслаждаться человек, осознавая, что он смертен?

Алексей, главный герой «Дороги в снегопад», как и Михаэль, – ученый фаустовского типа. Он пытается создать «эликсир молодости». Стоит отметить, что попытка гипотетического бегства от необратимого процесса старения и последующей смерти властвует мыслями и поступками большинства уэльбековских персонажей. Мечта о вечной молодости, здоровье, достатке, сексуальном изобилии находит свое разрешение в знаменитом романе «Возможность острова», изображающем земной рай вечно клонируемых «псевдолюдей», которые меняют телесные оболочки и заполняют их «оцифрованной» душой.

Интересно, что и Михаэль и Алексей, злые гении современной науки, залезшие в лабораторию Бога, занимаются своими поисками в тихой кельтской заводи, на периферии мира: Алексей в Шотландии, а Михаэль в Ирландии. Они уходят в максимально естественные условия, более-менее приближенные к первозданности мира, чтобы осуществить максимально неестественные проекты, ломающие природу об колено.

Вторая пара, объединяющая «Элементарные частицы» и «Дорогу в снегопад», – Брюно и Антон. У этих двух сильно пьющих, сексуально озабоченных интеллектуалов не меньше общего, чему у Михаэля и Алексея. Вообще, автор «Дороги в снегопад» балансирует на грани неумышленного плагиата, еле-еле удерживаясь на краю. Одно из явных различий работ этих авторов заключается в сдержанности повествования: например, Уткин, прямой наследник традиций русской классики, избегает вызывающих литературных пип-шоу Уэльбека.

Антон и Брюно – «инвалиды» детства. Оба были лишены родительского тепла. Первый воспитывался теткой, а второй – бабушкой. Семейная жизнь двух «братьев по несчастью» сложилась одинаково печально: развод, «воскресный» папа, одиночество. Кстати, «бабушка» является, по сути, символом – как поколения Уткина, так и поколения Уэльбека. Разница между этими генерациями приблизительно – 10 лет. Это касается и расхождения в возрасте авторов. Детство Мишеля Уэльбека (1958 г.р.), как и его персонажей пришлось на знаменитый 1968 год – время серьезной попытки мировой революции, эпицентром которой стал Париж. Детство героев Уткина (1967 г.р.) угодило в самый разгар Застоя – середину семидесятых. Зато их поздняя юность ознаменовалась Перестройкой, ставшей уже не попыткой, а настоящей мировой революцией. Она закончилась, как известно, падением Берлинской Стены, однополярной системой мироустройства и торжеством буржуазных ценностей. Так вот, пока отцы двух поколений строили баррикады и устраивали секс-хеппениги, их дети жили с бабушками, накапливая ненависть к родителям-нонконформистам, внутренне подготавливаясь стать яппи. Интересное все-таки получается совпадение – Алексей, Антон, Кира – дети поздних шестидесятников, Михаэль, Брюно, Аннабель – французских революционеров 1968 года. И те и другие остались у разбитого корыта.

Какие бы красивые лозунги не выкидывали революционные поколения, весь их кураж заканчивается семейными катастрофами и подскочившей страстью к сексуальному и материальному комфорту. Во Франции хиппи 68-го превратились в обрюзгших благопристойных пенсионеров, наслаждающихся комфортом «цивилизаии». Их дети стали мегапотребителями, чья страсть к материальным приобретениям не имеет аналога в истории.

В России «Поколение Перестройки», пережив контркультурный взрыв конца восьмидесятых -начала девяностых, обросло банковскими счетами, коттеджами, жиром уютных мыслей о росте благосостояния. А их дети, как Гоша, один из персонажей «Дороги в снегопад», снова идут на баррикады. Зато для тех, кто родился в России в середине-конце 90-х, важен только карьерный рост и выгодные кредиты. И в России, и в Европе «все идет по плану», как Егор Летов. С расхождением разве что в 10 лет.

Две невеселые истории, рассказанные Уткиным и Уэльбеком, напоминают параграф из учебника биологии о цикличности существования колоний каких-нибудь болотных мушек. Недаром, и у Уэльбека, и у Уткина – в текстах так много биологических отступлений.

В романе «Дорога в снегопад» содержится одна убийственная аллегория, которая, собственно, и является хромосомой всего произведения, и визитной карточкой творчества Мишеля Уэльбека:
«… в конце лета на реке Урал в окрестностях Оренбурга наблюдается уникальное природное явление. В последних числах июля из речного ила начинают вылетать бабочки ephemeraptera. С наступлением темноты бабочки взлетают над водой, спариваются и погибают. Столь краткое время их жизни породило одно из их названий – поденки, то есть «живущие один день». Местные жители ставят на берегу прожекторы, и бабочки сотнями тысяч устремляются к источнику света. Собранных таким образом бабочек жители сушат на степном солнце и получившейся биомассой кормят домашнюю птицу».

У каждого поколения – свой прожектор и свое место в корытце для корма.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В ЭТОМ ОБЗОРЕ:

Урок биологии. О романах Антона Уткина «Дорога в снегопад» и Мишеля Уэльбека «Элементарные частицы»
Пусть расцветает лебеда. О сборнике автобиографической прозы Дмитрия Горчева «Поиск предназначения»
Четвертая высота. О книге Захара Прилепина «Восьмерка. Маленькие повести»


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: