Из библиотеки Президента Д. А. Медведева. ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЗДЕСЬ

Dan Markovich

ПОЯСНЕНИЕ:

Подзаголовок у главы 3 «Технологии…» – «Из библиотеки Президента Д. А. Медведева». На самом деле, на книжных полках Президента этих текстов нет. Я послал ему только «Разговор России с Западом» и хотел послать ещё «Пасынков», но потом передумал. «Разговор…» дошёл лишь до г-на(г-жи) А. Ицкович. Он(она) переслал(а) это в министерство культуры, на том всё и кончилось. Министерству не до текстов никому не ведомых авторов, а может, и не до литературы.

Причина, почему я потревожил Президента, – его призыв россиян к патриотизму и сетования по поводу отсутствия современных произведений на патриотическую тематику. Озабоченность Президента понятна и напрямую связана с другой его головной болью – тонкими технологиями, правда, связь между ними виртуальная, невидимая, хотя очень тесная. В том и сложность, что все главные причины запрятаны в виртуальности; на поверхности, обычным зрением их не увидеть. Как мог, я старался прояснить проблему с разных её концов: в «Монологе…» с позиции лингвистики, в «Разговоре…» с платформы истории, в «Пасынках…» с точки зрения жертв и жертвенности.

Но вообще-то, разговор об этом начинается в главе 1 и заканчивается в главе 5. Такая наша жизнь: всё сплетено в клубок, стоит потянуть за ниточку, и от проблем впору закружиться голове. Правды не увидеть, пока не размотаешь весь клубок. Специально для Президента я добавил в главу 3 «Станичников…», чтобы он знал, как живёт его провинция, и «Ещё не поздно» – главным образом, из-за забытой и на удивление изящной эскапады в адрес демократии от Сэмюеля Адамса из XVIII века. Подобного изящества я никак не ожидал услышать от американца. Впрочем, тогда это был скорее англичанин.

Я услышал по радио, что Президент Медведев Д. А. в интернете открыл свой блог и, по наивности своей, вознамерился было отправить текст «Разговора…» туда, но мне сказали, что годятся только короткие записки вроде первой строчки письма Татьяны к Онегину. Такие записки слать мне не с руки, но всё же я попросил дочь уведомить Президента на его блоге об отправке текста «Разговора…».

В своё время с похожим призывом к патриотичности россиян обращался и Президент В. В. Путин.

Я и ему откликнулся, послал несколько программных текстов из своей книги «Благословенная Земля». Его секретарь переправил их в Министерство Печати, откуда г-н(г-жа) Пуля Е. С., вооружившись «Законом от 27.12.91 (ст. 42)», с высот своего министерства, сделал(а) мне строгое внушение.

Такое обилие иностранных фамилий в службах Президентов меня несколько удивило, но, вероятно, мне просто не повезло. Книга в 2010 году, – спасибо моему спонсору Бредихину В. Р., – вышла. И с ней можно познакомиться.

История моих обращений к нашим Президентам подарила мне сюжет, и я его использовал, чтобы вас позабавить, господа читатели.

МОНОЛОГ ПРОХОЖЕГО

            «Вместо брака – гвозди … вместо знаний – деревья.
            Вместо истины – молчание».
            Н.Н. Вашкевич, «Симия»

            «…и пусть живут человеки в согласии с птицами
            морскими и зверями полевыми и всей землёй».
            Библия. Транскрипция Н.Н. Вашкевича

            Поистине Аллах не стихает проговаривать
            одну и ту же мысль: «Будите их, чтобы проснулись».
            Коран. Транскрипция Н.Н.Вашкевича

            «Истина горька желающим казаться, а не быть».
            Св. Ефрем Сирин, «Творения»

Теплый бледно-жёлтый весенний вечер. Тишина. Забытый полустанок вдали от суеты и от толпы. Скромное, как маленькая норка, кафе. Негромкая музыка. Я сижу в углу за столиком у окна. Напротив – корявый кряжистый мужик в сером костюме с иголочки, при галстуке, всё в тон, всё продумано, подобрано и отлично скроено. Мужика что-то грызёт, воспитание не позволяет ему дёргаться, но он рвётся из костюма, распахивает пиджак и верхнюю пуговицу рубахи под галстуком. Свободных мест полно, но он попросился ко мне, ему нужен слушатель… В который раз предложив мне коньяк, он подзывает официантку, заказывает бутылку и, выпив залпом свой бокал, тихим хрипловатым голосом медленно распаляясь, начинает…

* * *

«Всем плохо. Худо. Будто конец света настаёт. Может, и правда конец света? Без остановки, без передышки одна напасть сменяет другую. Ураганы, торнадо, смерчи, землетрясения, песчаные бури. То снегом завалит, то потоп, то пекло. И земля от засухи кукожится и трескается, следом пожары… Чем не геенна огненная?

Вроде не пророчил им сто лет назад эти прелести Вернадский. А сколько после него к разуму взывали?! Сейчас только очнулись-опомнились, закудахтали, запричитали: «экология, экология», «глобальное потепление», «льды тают», «мировой океан разбухает», «Венеция с Голландией под воду уходят»… Начали квоты разные, запреты вводить. Табак, к примеру, запретили. Табака им теперь мало, наркоту подавай.

Мрут от СПИДа и птичьего гриппа. Задыхаются в смоге, отравили озёра и реки, теперь опасаются воин за воду и воздух.

А заводы еще пуще дымят, число растёт. Индия с Китаем, Бразилия с Анголой догонять развитых–передовых пустились. Самим жрать нечего, а они этанол из сахарного тростника, риса и кукурузы гонят, чтобы мерседесы на экологически чистом горючем по Европе-Америке катались.

В Африке, Азии, по всей остальной Земле ездить разрешают на чем угодно, бензине, соляре, мазуте. У цивилизаторов – нельзя. Вроде это на разных планетах. Идиотия…

Снуют, суетятся – ищут выход. Как слепые – щупают стены, стучат тростью по тротуару. Куда идти? Налево? Направо? Вверх? Вниз?

Незрячее заблудившееся человечество…

Скандинавы и прибалты натащили баб в парламенты. Думают, может, они помогут. Америка президента себе выбирает между бабой и негром.

Чванная, раздутая от мускулов, беспомощная Америка. Она знает, что время ее ушло, бесится и лопается от бессилья. Там войну развяжет, здесь напакостит и смоется – расхлёбывайте сами. Надеется на мускулы, куражится. При параде, как в Югославии, Кувейте или Ираке, похоже, не всегда уже можно, так подползает, подбирается, не мытьём так катаньем. Всё грезит – мечтает: ещё немножко, ещё чуть-чуть – ракет, радаров, спутников, авианосцев… окружим, опутаем, замкнём в кольцо и уж тогда–то…

А ничего тогда-то. Ни-че-го! Все вокруг ощетинилось. Америка как террорист–смертник. Другого нет для нее выхода кроме как взорвать себя и Землю. Только тогда других, каких Америке не надо, рядом с ней не будет. Не будет их, этих гладких, сытых, упитанных, безмозглых.

Глобализация… Всё нынче глобально, вот и политика стала глобальной геополитикой. На мелочи не размениваются, нужна планета. И в самом деле, никогда ещё в истории человечества не затевалась такая крупная игра; цель её – передел мира, ставка в ней – власть над миром.

Ради этого они бомбят, стреляют, рвут мины – насаждают демократию. Это их ноу–хау. Они говорят, что так они с терроризмом борются, который сами же и вырастили.

Мол, когда вокруг будут одни демократы, все тут же начнут быть счастливыми. Убогое лицемерие, от которого все давно устали и которому давно никто не верит. Если сорвать маски, обнаружится одна и та же страшная личина – рожа, – нисколько не постаревшая ни за столетия, ни за тысячелетия. Те же пороки, те же заповеди, которые никто не соблюдает, те же методы. И цели те же, они это называют «отвоевать место под солнцем», то есть урвать кусок пожирнее, чтобы с рабами, нефтью и прочим золотом.

И властвовать, владеть, жиреть и разлагаться. И задушить в конце концов своих счастливых подданных в петле этой, с позволения сказать, цивилизации.

Такова извечная программа и участь двуногих вершителей судеб, сейчас демократов. У этих последних судьба совсем фатальная, апокалиптическая, она озвучена в пророчествах Иоанна еще два тысячелетия назад. Им остается лишь самим удавиться. А что еще им делать? – дышать нечем, пить нечего, лакать придется только кислоту, закусывать деликатесами генной инженерии, почти тем же, из чего они будут стряпать роботов. Додемократились…

А как же народы? Демос там, или охлос, как же они? Те самые, кому для счастья в жизни «хлеба и зрелищ» во все времена хватало с избытком? А что им? Им недосуг. Хлеб у них еще не кончился, а зрелищами продажные, насквозь таблоидные СМИ при нынешних технологиях будут закармливать их, извините, до блевотины, пока и сами не околеют».

* * *

Он умолкает. Хлебнув коньяк, задумчиво ковыряет вилкой, сдвигая–раздвигая снедь по тарелке. Вскинув голову, продолжает.

* * *

«Идея всеобщего равенства – химера. Мы все равны только в одном – в праве жить. Все, от былинки с букашкой до двуногого гения. Это – от Бога. Во всем остальном мы не равны, и это тоже от Бога. Как понять Божий промысел: одарив всех равным правом, Он тут же разделил всех по жребию? А очень просто: Всевышний знает, что в пределе Жизнь это всего лишь едоки и те, кого едят. Но не бывает что–то из ничего. Хочешь есть – лелей, расти, заботься о своих едомых. Инстинктов здесь мало, нужен Разум. И Он выстраивает иерархию, поселяя на Земле человека, наделяя его разумом и отводя ему главенство в этой иерархии. Он как бы берет человека в помощники. Главная его (человека) функция – продолжать на Земле Жизнь, длить ее так, чтобы она никогда не кончалась, эта красивая жизнь, где есть не только волки и овцы, но и мудрые пастыри. Жизнь – высшая ценность. Не будет жизни, останется только кладбище, царство энтропии, хаос и безмолвие.

Есть ли средство, как примирить два противоположных начала в этой странной на первый взгляд парадигме всеобщего равенства-неравенства?

Всевышний распорядился так, принцип здесь один: каждое сообщество организовано в собственных нишах, системных образованиях, подчиненных единому вектору развития, обеспечивающему самовоспроизводство, то есть нормальную жизнь внутри ниши. Не трогайте ниши! Нишей можно разумно править – как пашней, хутором или усадьбой. Если она благополучна, значит, все там в порядке, все живут в согласии, и никто ни на что лишнее или чужое не зарится. Такая ниша будет давать вам все, чего вы от нее ждете, до бесконечности. Так всегда жил русский крестьянин, да и любой крестьянин. В отличие от фермера. Этот ради прибыли, ради урожая сегодня готов отравить землю ядохимикатами на столетие вперед.

Заставить тучнеть скот гормонами. Производить на свет мутантов, рекордных по темпам прибавки в весе и по конечной массе, но стерильных, к размножению непригодных и потому нежизнеспособных. И слава Богу. Они скрыто и необратимо опасны, поскольку в структуре их ДНК заложены возможности спонтанной прогрессирующей мутации. Сами мутанты нередко рождаются уродами. К примеру, телята о двух головах или четырехглазые карпы. Так что и те, кто их потребляет, должны быть готовы к тому, что станут производить на свет монстров – сиамских близнецов или что еще похуже».

* * *

Он закурил сигарету, долго и пристально смотрел на меня, словно только что заметил. Тихо улыбнулся («извинился», – понял я про себя), взглядом предложил мне наполнить мой бокал, нервно коротко рассмеялся, погасил смех. И продолжил. Хрипотца в его голосе пропала, звук стал чистым и глубоким.

* * *

«Считается, что более двух тысяч лет назад демократия зародилась в греческих полисах. В Греции, потом в Риме она всегда заканчивалась необузданной и кровавой тиранией, может, поэтому тогда эти опыты оставили. 350-200 лет назад, оттяпав головы своим монархам, Европа вернулась в прошлое и снова завела у себя демократию. Все бы ничего, но еще в Древнем Риме говаривали: «Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку». На этом демократия где началась, там и закончилась. Постоянно на слуху разговоры в прессе о двойных, тройных… стандартах в политике и прочем, Россия все удивляется. Нечему удивляться – работает принцип Юпитера, один из самых востребованных постулатов западной демократии.

В XVIII – XIX вв. постаралась наука, стала возможной техническая революция, потом техногенная эволюция, и начался прорыв. Цивилизация сделала выбор в пользу демократии и технологического пути развития. Мы в XXI веке пожинаем плоды. В эйфории от своих компьютерных, космических и прочих нано–достижений, мозг человека отделился и обособился от Вселенского Разума. Человек в своем близоруком нахальстве стал параллельным Богу. Он не помнит, кому обязан своим рождением, сам мнит себя Богом и все туже затягивает петлю на собственной шее. Нужен новый прорыв, чтобы ликвидировать то, что натворили, и как–то жить дальше. И еще неизвестно, простит ли нас Всевышний и на этот раз – или заехали слишком далеко. И распад, который сами запустили, уже необратим.

Между тем, современная фундаментальная наука в тупике, да и ориентирована она в основном на старую идеологию – жесткий прагматизм, грубо говоря, хапать дальше. Так что научный прогресс, о котором столько везде трубят, это прогресс кажущийся. Прогресс ремесленника, ювелира, доводящего до совершенства свои ювелирные изделия новыми средствами, ставшими ему доступными. Работают руки, мозги не работают. Тот мозг, который должен предвидеть и просчитать следствия, молчит. Мозг – стратег, способный познать фундаментальные законы Бытия, приобщиться и им следовать, безмолвствует. Мы катимся в пропасть…

Где нет Бога, правит чистоган, прибыль, рынок. У торгаша цель одна – извлечь выгоду любыми путями и средствами, его девиз «не обманешь – не проживешь». Все меньше работников, все больше торгующих. Все продается и все покупается. Перед этим человечество бессильно и беззащитно. Это уже в генах, в крови. Таков конечный продукт хитроумных изысков одного полушария мозга, забывшего про другое, главное, где есть запись Бога о том, что и как нужно делать, чтобы жить.

Такой вот путь выбрала нам демократия.

Где тот Нюрнберг, который с высот своего Трибунала отправит на виселицу виновных? Уже не только перед грешным человечеством, но и самим Создателем, передоверившим нам на какое–то время свои функции. Где их искать теперь, тех виновных, если они самые, кто втянул нас в эту почти катастрофу, оборотились нынче благодетелями и родили в муках «новые инициативы», добавив кое-что, что им кажется чуть ли не революцией, к Киотскому Протоколу, который Америка – напомню – до сих пор не подписала.

Так что это, если пользоваться их причудливым языком, лишь «декларация о намерениях» с главным тезисом: как спасаться и куда бежать в случае чего. Но планета одна, бежать некуда. Некуда! Это меньше, чем полумеры. Сейчас «косметикой» не обойтись, как и все остальное, меры, то есть спасательные акции, тоже должны быть во всех смыслах глобальными. Между тем, инициаторы, не успев обнародовать свои «инициативы», уже затеяли торговлю – нельзя ли подешевле…

А что же Россия?

Пробуждается от спячки Россия. Россия заговорила. Она еще пользуется этим расхожим словцом «демократия» – может, по инерции, не совсем до конца понимая, может, чтобы подыграть и «не дразнить гусей», пока сама еще недостаточно сильна. Но свое «нет» той демократии, которая без проволочек доставила нас к гибельной черте, она уже сказала».

* * *

Он вскинул голову. «Может, за Россию?» Я киваю, пододвигая, рюмку. Мы залпом выпиваем коньяк. Он улыбается, широко и облегченно. Помолчав, поднимает глаза и медленно, сомневаясь, спрашивает: «Вы такого не знаете: Николай Николаевич Вашкевич? Он ученый, писатель, я думаю, гений, если судить по его открытиям».

Я киваю, головой: «Знаю».

«Господи, – вырывается у него, – тогда Вы понимаете, о чем я говорю. В 2006 году ко мне впервые попала его «Симия». Вы знаете, это семантический аналог Химии, там речь о кибернетической составляющей Универсального Закона, открытие которого с «Периодической системы элементов» начал наш соотечественник Дмитрий Иванович Менделеев в 1869 году. У меня тогда словно пелена с глаз упала».

«У меня тоже, – говорю я. – Недавно вышла ещё одна его книга – «Между Богом и Дьяволом». Знаете?»

«Да, да. Да, конечно. Я теперь за этим слежу».

Он крутнул головой, набирая воздух в легкие, с силой оперся руками о стол и почти безостановочно начал чеканить слово к слову – у него наболело.

* * *

«Я медик. Хирург. Хороший хирург. Дорогой. Очередь ко мне на полгода вперед расписана. Сколько раз за последние несколько лет я благодарил Бога за то, что я хирург, а не какой–нибудь там психолог или терапевт.

Меня спасают руки, и голова, конечно, но руки – главное. Западная медицина не понимает, что делает, она в карцере, в плену у себя самой. У вас, к примеру, внезапно, ни с того, ни с сего нарывает палец на ноге.

Китаец, я имею в виду врача, приглядится, порасспросит – и начнет вдруг лечить печень. После курса иглотерапии нарыв исчезнет сам собой. Этот же, западный, заколет антибиотиками, будет лечить нарыв до посинения, пока тот не превратится в трофическую язву, за которой ампутация или заражение крови, сепсис. Китайский враг лечил причину, западный – симптом.

Сейчас палец. Но если вас донимают головные боли, кричите сразу «караул», я не знаю, как вы будете спасаться. Диагнозы они штампуют, как в телефонный справочник заглядывают на нужную букву. Разные лекари будут ставить вам разные диагнозы, кормить разными таблетками и уколами. Кто–то может и угадать, и ваша голова придет в норму, но ведь до этого надо еще дожить.

И это при том, что работают самые современные методы сбора данных для диагностики: УЗИ, анализ ДНК, ядерная диагностика, точные экспресс-анализы тканей, крови, лимфы, мочи и т. д… Добрались до хромосом, а что толку? Процветают узкие специалисты, такие как я, ремесленники. У кого руки из нужного места растут, тот хирург. Кто в сантехнике разбирается, тот в кровеносной или там мочеполовой системе мастер. Может и в нейрохирургию отойти. А в целом с медициной беда.

Закончили обследование, собрали данные, сбросили в компьютер, ждут: что он выдаст, то вам и предъявят. Врач становится оператором при машине, собственные мозги, даже если они у него есть, теперь вроде бы и не к чему. В простых случаях машина редко ошибается, это и спасает. Но лишь при условии, что в нее заложили верную программу, не только технари, но и медики.

Думать не хотят. И раньше-то не очень, а сейчас и вовсе. Думать дело хлопотное, рутина, по сути. Сиди и ковыряйся, перебирай одно и то же, листай анамнез, вороши анализы, отслеживай реакции на назначения. Пациент, хочешь – не хочешь, стоит перед глазами, мешает жить – рутина, одним словом. Однако рутина это пища мозга. Мозг тем временем вживается, врастает в материал, что-то он там видит, пока неясно что. Что-то ищет, копается, тасует, мусолит одно и то же. Вот зацепился, заставил лезть в исходное, опять ворошить, перебирать…, – нет, не то. Снова жужжит, брюзжит, чертыхается, ругается… пока не всплывает, наконец, главное, откуда тянется, выстраивается цепочка логических связей. Где одно вытекает из другого, и всё становится объясненным, в целом и в деталях. Время кричать эту знаменитую Архимедову формулу. Радость, облегчение и… пустота.

Тебя выпотрошили. Пора расслабиться. (Вот, как сейчас.) После чего приходит удовлетворение и чувство уверенности, и благодарности Создателю за то, что ты сумел…

Но, Бог мой, это совсем не тот диагноз! Машина выдала другой! Диагнозы несовместимы! На весах жизнь пациента. Прав ты, он будет жить, распоряжения машины для него смертельны. Права машина, от твоего лечения он умрет. Выбор за тобой. Машину судить не будут, тебя – будут. Недавно я побывал в похожей ситуации. «Всевышний!» – сказал я, выбрал себя и выиграл. Мои враги меня поняли сразу… и ждали. Догадайтесь сами, что было бы со мной, если бы оказалась права машина…

Одно время я был связан с клиникой, где практиковало на удивление много психологов, прямо рассадник какой-то. Тогда они вошли в моду, и ни одна контора, частная или государственная, не могла себе теперь представить, как это раньше она обходилась без психологов. Скромными их не назовешь, себя они считают важными птицами, всюду суют свой нос и все поголовно таинственно улыбаются. Не знаю, чем конкретно они занимаются в собственных кабинетах, но на консилиумах, где я присутствовал, проку от них было мало.

Бог у психологов и психиатров, разумеется, Фройд или Фрейд, как у нас говорят. Freude в переводе с немецкого «радость». Но каким-то образом, по «закону бутерброда», что ли, он и все его учение трансформировались в свою противоположность, открыв прямую дорогу к мизантропии. А как иначе, если вся фрейдистская философия замешана на сексопатологии чуть ли не с младенческого возраста. Отсюда они начинают, все их посылы отсюда, это едва ли не единственное, во всяком случае, главное по их разумению, что они обнаружили в подсознании. Я так понимаю: место психолога в желтом доме. Там клиника, психические отклонения и нарушения, там ему и карты в руки. А идти в народ, на заработки, так сказать, загадочно улыбаясь, как того требует профессия – это от алчности. И маргинальности. Истинного знания у маргиналов нет, дать им нечего. Остается раздаривать непонятные улыбки и седативные таблетки. Стыдно ковыряться в человеческой душе, паразитируя на человеческих бедах и несчастьях. Не зря нынче столько развелось гадалок и знахарей, от них, возможно, больше толку.

Такие вот дела, кругом одни целители и доброхоты – психотерапевты, наркологи, психологи, сексологи и прочие искусствоведы. Последние тоже ведь ничего сами не умеют, только сомнительные диагнозы ставить, чем всю жизнь и пробавляются. И нехудо живут, по-моему».

Один из бичей современного человечества – онкология. Понятно почему: за здоровой жизнью стояла чистая и здоровая экология, то что нам было даровано Богом. Если дышать отравой, есть и пить отраву, то к этому коктейлю можно и не добавлять наркотики и алкоголь, от чего двуногих удерживать все равно бесполезно. Коктейля достаточно, чтобы стронуть иммунную систему, развивается иммунодефицит, и часто это приговор. У Николая Николаевича (буду дальше называть Н.Н., чтобы покороче) я прочел строки, которые врезались мне в память, я часто цитирую их нашим онкологам. Русское «рак» в арабском читается ракй (или рукий), что значит прогресс. Цитата: «Болезнь трудно излечима. Врачи жалуются, что неизвестно, где находится энергетический центр рака. Искать надо не энергетический центр, а информационный. Он в голове, а не там, где обнаруживаются симптомы недуга . То, что называется канцерогенами, – это объективные датчики набирающего силу технологического прогресса. Чтобы понять, в чем дело, мозг моделирует прогресс на своем организме и смотрит, что получится. Клетки получают свободу и бессмертие, как об этом мечтает человечество. «Демократия» на клеточном уровне приводит к гибели организма, а вместе с ним гибнут и «бессмертные» клетки» ( «Симия», с. 361).

Опять эта демократия. И здесь вылезла. И с тем же финалом. Кстати, Н.Н. в кодах РА расшифровывает слово «демократия» как «народоугнетение».

* * *
Он отхлебнул коньяк, подозвал официантку и заказал кофе. Постучал по столу пальцами. Улыбнулся. Помрачнел…

* * *

«Был недавно на Кубани. Моя Родина, любовь, вырос там. Нет больше Кубани. Кавказ стоит, горы, их не сдвинешь. Плавня умирает.

Повстречался в телевизоре с мужиком, напористый такой, настырный, языкатый. Агитировал рыбу разводить. «Увидишь лужу, – говорит, – бросай мальков, через год-два вынимай полупудовых толстолобиков». Алчность мужика разобрала, потому плохо соображает. В луже и лягушка-то не всякая выживет.

Плавни при лиманах живут и по рекам; в дельтах и вообще в нижнем течении рек они обширные, мощные. Питаются они отчасти сверху, дождями и снегами, отчасти подземными водами. В межлиманном пространстве есть свое небольшое подземное питание, но основной питающий поток и лиманов, и плавней – реки.

Нет больше рек на Кубани!

Кубань всегда славилась рыбой, царский стол осетровых заказывал только с Кубани, они были нежнее астраханских. На рыбе Кубань и достали, рынок, частник достал, теперь добивает. Перегородил реки дамбами, поделил на пруды, большие и малые, оборудовал дамбы шлюзами и воду в плавни не пускает. Мало того, обводными каналами ухитряется из плавен воду забирать в самые низинные свои частные угодья.

В прудах разводят рыбу и охранников мордоворотов, эти бесчинствуют, выметая из владений всех поголовно, включая отдыхающих, тем более рыбаков с удочками. В больших прудах, если их чистят, рыба есть; река в промежутках между ними и малые пруды мелеют, заиливаются и деградируют в болота. Та же участь и у плавни. Типичный ландшафт с плавней исчезает, на смену ему идет, и уже почти пришел, ландшафт с болотом. Плавня активна, там есть движение, вода хотя и слабо, но проточна, в болоте жизнь замирает, стока нет, режим анаэробный, все гниет и пропадает. Финал болота торфяники – это мумия, мумифицированная когда-то жизнь. Живность в болоте такая; лягушки, пиявки, жуки-плавунцы, черепахи, змеи и смертоносная без вариантов микроамеба неглерия; из рыб – линь с карасем, красноперка, щука и окунь, прогрессивно мельчающие и вырождающиеся параллельно с прогрессом болот. Все! Сом, сазан, судак, тарань, лещ остались жить только в воспоминаниях старожилов. Плавня давно записала их в Черную, в лучшем случае Красную книгу.

Понаехали невдруг и зарубежные помощнички, назвались инвеститорами – фирмы французские, что «бондюэль» выращивают, сладкую кукурузу. Им в их водоемах столб воды нужен трехметровый, дождевальные установки фонтанируют сутками, воруя у плавни воду и распыляя ее по кукурузе, чтоб слаще была. Где ж тот карп-карась, что клюнул на сладкую французскую кукурузу, как его зовут? Кто этот христопродавец, что пустил в торги плавню – наше национальное достояние, – променяв ее на кукурузу? И это еще не все. Вас травят, станичники! Не вздумайте польститься на французский бондюэль, на перец или помидоры. Французам лень выдергивать с корнем амброзию, бич наших полей, подарок от американцев; они знают, что если не с корнем, то от нее не избавиться, и придумали выход – истребляют ее гербицидами, а заодно и колорадских жуков, еще один презент от все тех же американских доброхотов. То гербицидное, что не усвоило амброзия, достается нашим детям, хватает всем.

Дети человеческие… Плавня и ее дети…

Каким же тупым, слепым и черным надо быть, чтобы все жизнь работать на морг и крематорий. А, француз? Тебе не стыдно?

Маются в муках плавни, стонут, отдают Богу душу. Защитить некому. Балом правят могильщики. Пузырями мыльными тешатся, все разбогатеть хотят. Ударила блажь в голову – риса им захотелось – изуродовали землю каналами, чеками и удобрениями, нарыли водохранилищ, кроме как для риса в остальном почти бесполезных. Зато еще одну головную боль себе сочинили: за водохранилищами смотреть надо, углублять, чистить, без этого и они норовят стать болотами. И все ради худшего в мире кубанского риса, взамен лучшей в мире кубанской пшеницы. Теперь очередная блажь – не нужны им стали реки, то ли дело личный пруд, почитай садок, расти рыбу, как поросят, и знай черпай. Продавай и богатей.

Остается одна надежда – на Бога. «Господи, спаси плавню! Пошли нам потоп! – просит все живое в окрестностях. – Смети их дамбы. Утопи их вместе с их прудами. Оставь нам реки. Сделай все, как было. Пусть все живое живет».

Мздоимцы должны знать: пространство вокруг них звенит от проклятий в их адрес тысячами уст – от всех, кто стали жертвами их неуемной тяги к стяжательству. От никнущей травы и усыхающих деревьев, от задыхающейся рыбы, от лишенных гнездовий неприкаянно мечущихся караваек, лебедей и уток, от людей, чьи сердца исходят кровью, глядя на эту маяту и агонию…

Преступный рвач дышит этими проклятиями, они проникают в его кожу, всасываются в кровь, сверлят мозг. В физическом мире он может защититься от всех мыслимых опасностей тугим кошельком. В виртуальном мире он бессилен. Проклятие висит в воздухе. Увидеть его невозможно, скрыться от него некуда. Рано или поздно оно настигает, и преступник платит.

Всевышний в наши дела прямо не вмешивается. Он спокоен, потому что знает, Он оставил нам достаточно возможностей и средств, чтобы мы сами нашли выход, иначе мы ничему не научимся…

Кубани непосредственно касается еще одна проблема – Азов.

Кубанские реки принадлежат восточной питающей ветви бассейна Азовского моря, где главная артерия река Кубань собирает питание со всех северных отрогов Кавказского хребта. Так вот, в засуху 2007 года в районе Краснодара ее, говорят, переходили вброд где ни попадя. А ведь еще на моей памяти, лет 30-40 назад, в этих местах добывали 100-килограммовых сомов.

Сделав изгоями реки, власть тем самым объявила войну Азовскому морю, как когда-то Аральскому. С Азовом воюют в паре с Украиной, дружно воюют, соревнуются, по браконьерству, ходят слухи, Украина вырвалась вперед. Может те, кто забивает в гроб эти гвозди, еще не знают, что Арала больше нет? Пора бы знать, Арал исчез в прошлом веке. Аральского моря – моря! – больше нет, испарилось, высохло, пропало на глазах изумленных людей. В центре осталось жалкая лужа с рассолом, а вокруг развалы каменной соли на всем пространстве дна бывшей акватории».

* * *

Он замолчал, глядя прям перед собой, словно вглядывался в Аральскую катастрофу: белую, желтую, охристую, всех оттенков безжизненную ядовитую россыпь до горизонта, слитую с серо-желтыми песками. По гребням барханов змеится белесая кайма, ее движет, шевелит ветер, она живая. Другой жизни здесь нет, ни змей, ни даже ящериц. Ни кустика, ни травинки под раскаленным белым солнцем.

Он медленно приподнял и опустил руки. Посмотрел на меня, вздохнул:

«Я вижу смерть едва ли не каждый день, почти привык. Жалко бывает, иной раз очень жалко, и все же с людьми это как-то естественно. Жил человек и вот – умер. Все смертно. Но к этому я привыкнуть не могу. Когда умирает земля – это страшно. Умирает то, что порождает жизнь, что дает нам возможность жить. Можно ли нам, таким, какие мы есть, на что-то надеяться? Больше того, имеем ли мы право на надежду? Мы – самые тотальные и безжалостные истребители всего живого? Оголтелое, горланящее, обезумевшее человечество? Я думаю – нет, не имеем. Таким, какие мы есть, жить нельзя. Мы несем в себе только разрушение и смерть, мы стали олицетворением смерти. Рядом с нами не выживает никто и ничто. Так что все наши невзгоды, страдания и болезни, как новые, так и все более свежие штаммы старых, мы заслужили. И «природные катаклизмы», то, что стало расхожей формулой у СМИ, мы тоже заслужили. Это естественная природная реакция отторжения, никому мы такие не нужны, планета Земля нас отрицает, она не согласна, она не хочет и не станет с нами жить. Нам надо опомниться. Может уже и поздно, но надо! Тогда умирать будет не так страшно. Тогда у нас будет хоть какое-то моральное право надеяться, что ростки нового – воистину гуманного – сознания прорастут в вечности и нам на смену грядет действительно гуманоид. Он извлек наши уроки, он понял и усвоил все то, чем нас осенило только на пороге смерти, почти уже в небытии. Такого Земля примет, она его ждет».

Он медленно потягивал коньяк и рассеянно курил. По залу прошло оживление, подходил поезд. Он вопросительно посмотрел на меня. Я, отрицая, покачал головой («Не мой»).

«И все же надежда есть. Приободрил меня Н.Н. А то и не знал, что делать, впору было счеты с жизнью сводить. Дети выросли, у них собственная суматоха. С женой давно чужие, видимся редко, при встречах сказать друг другу нечего. Прав Диоген, я думаю: «Чтобы жить как подобает, надо иметь или разум или петлю»».

Он виновато улыбнулся за свою откровенность.

* * *

«Так вот. Надежда все же остается. Всевышний об этом позаботился, спасибо Ему. Сподобил одного из нас, открыл ему глаза, а тот зовет нас сподобиться и прозреть. Это Н.Н. Вашкевич, спасибо уже ему. Я так ему благодарен. Жизнь вновь обрела смысл. Никак в голове у меня не укладывалось, что я на земле только затем, чтобы нарожать детей и целую жизнь наблюдать эту бессмысленную круговерть от рождения к смерти, разглядывать ублюдков всех мастей, погрязших кто в вине, кто в похоти, кто в стяжательстве, жадности, зависти и прочая. Или похожих на меня унылых интеллектуалов, замкнутых в своем тошном одиночестве и постоянно бегущих от него – в работу, в телевизор, в Интернет, в толпу, в треклятые мобильники, которые тарахтят без отдыха и перерыва в любое время суток.

Dan Markovich

1.

Я никогда не был религиозным, но, сколько себя помню, был верующим. Правда, верил я только в то, что есть Высший Разум. Вообще-то это банальность, во мне давно живет уверенность, что признаться себе в этом вынужден каждый, будь то отъявленный преступник или махровый коммунист. Не было в моей практике случая, чтобы перед смертью, в коме ли, в полусознании или ясном и чистом сознании человек не позвал Бога. В глубине души, может на самом дне, эта вера затаилась в каждом из нас.

Религия, однако, это нечто другое. Примеряя на себя, я вникал в православие, буддизм, даосизм, веды. Меня не убедили, воцерковиться не получалось. Что-то мешало. Отправляясь от величайших поэтов арабского мира – Руми, Рудаки, Хайяма, Абу-ль-Атахия, Аль-Маарри…, взялся было за ислам. Остановил Хафиз: «Уйди, аскет! Не обольщай меня, аскет! Ах, что мне святости твои и твой скелет!»

Религий много, хотя все они об одном и том же, а применительно к человеку если говорить о морали, по сути, сводятся к «Десяти заповедям». Людей, приверженных той или иной религии, тоже много, истово верующих мало. Почему, спрашивается? Что-то тут не так, не от Бога…

Наверно, Н.Н. тоже задавал себе эти вопросы. В чем суть его рассуждений, выводов и открытий, изложенных лаконично и предельно ясно, но трудных для усвоения, поскольку, как правило, это совсем не то, чему нас учили в школе, институтах, аспирантурах и т. п.?

Сомнительная база приводит к тому, что наш мозг часто не понимает смысла того, от чего и куда он отправляется. Кроме того, из-за ложных посылов мозг привык к провалам в логических цепях (построениях) и лакунам в знаниях, которые он обычно определяет как «еще непознанное», мол, наука не дошла, а то и вообще «непознаваемое», «недоступное разуму человека». Справедливым может оказаться и то, и другое, но сегодня мы застряли и топчемся на одном месте совсем по другим причинам. Симия их объясняет.

2.

Начинает Н.Н. с самых основ. Мироздание устроено Творцом в рамках общего Закона, по которому Вселенные существуют благодаря взаимодействию информации и энергии. Есть мир материи явленной (телесной) и сокрытой (атомы), последняя описана Периодической таблицей элементов Менделеева. Миру материи противополагается мир Духа, невидимый мир, органам чувств недоступный и доступный только разуму – информационное поле. С людьми оно общается на их языке в мире семантики, то есть через значения и смыслы слов. Как и в мире материи, здесь есть знания явленные и сокрытые; сокрытые знания – этимоны – предмет Симии.

Язык служит средством коммуникации, но у него есть и другие функции, из которых главная – кибернетическая. Люди об этом не подозревают и пребывают в уверенности, что основное назначение языка коммуникативное. Это заблуждение стало их бедой и завело в тупик: перестали поступать знания. Вместо того, чтобы думать, люди продолжают чесать языками, чем они тысячелетиями занимались и раньше. На деле самая важная часть языка – кибернетическая, управляющая, программная. Программа составлена Творцом в первый день Творения, вспомните библию: «Вначале было слово…». И именно она через язык, точнее через смыслы, управляет всем, что случается в Мироздании. Этот программный код Н.Н. назвал Универсальный Семантический Код (УСК).

3.

Все, что есть во Вселенной – это Бытие. Оно имеет семь уровней организации. Чем выше уровень, тем сложней его устройство. Мы, земляне, на уровне телесности существуем в единой системе Солнце-Земля, где солнце – источник энергии и света, Земля – информационный центр. Эта система уникальна: на десятки тысяч световых лет другой жизни вокруг нас нет. В материальном мире вещество Солнца и звезд это раскаленная плазма, на 99.6 % состоящая из водорода и гелия, открывающих Периодическую таблицу Менделеева, их атомные массы 1 и 4. В мире значений и смыслов аналогом солнечной плазмы, солнца физического, является солнце семантическое, семантическая плазма. Как при свете солнца все вокруг становится видимым в мире физическом, так в свете семантическом обретают видимость предметы мира духовного.

Вероятно, Периодическая таблица химических элементов это общая матрица для всего сущего, почему этносы и их языки легко поддаются представлению в той же форме. Они нумеруются в соответствии с цветами солнечного спектра, их, как известно семь, синтетический цвет белый. У каждого этноса есть свой сакральный цвет, этим цветом они заявляют о себе миру. У арабов сакральный цвет зеленый, цвет ислама, центральный в спектре, четвертый. У русских – красный, первый в спектре. Это не только цвет крови, знаковой жизненной субстанции, но и выразитель всего «украсного», то есть украшенного, принаряженного: «красная строка»; всего особого, снова знакового, выдающегося, первостепенной – духовной – важности: «красный угол» в избе, «Красная Площадь»; всего, что по сердцу, ласковое: «красная девица», «красное солнышко»…

В арабском языке «арбаа» значит четверка, это и есть мотивация эпонима араб. В русском «раз» значит один; арабское «рас» (множественное число «руус») значит голова, глава, начальник. Глагол от этого корня «раса» или «тарааса» значит идти первым, впереди, во главе. Русские значит «первые». Эти два языка и есть семантическая плазма, плазма РА: русский + арабский. Слово угадали еще древние египтяне, но ошиблись адресом, закрепив его за своим богом солнца РА.

В плазме РА те же цифры, что и в солнечной: 1+4=5. Это «формула прояснения смысла» говорит Н.Н. Цвет пятерки в солнечном спектре голубой, цвет синтетической пятерки черный, полученный от смешения красного (1) и зеленого (4). Это цвет чернил. Черным по белому записал Всевышний истинное Знание и опустил в наш мозг, в подсознание. Там есть все, что нам нужно для жизни. Правильной жизни. Праведной жизни. Ошибки исключены, потому что это установки Творца, а Он не ошибается.

Мы же только и делаем, что говорим, но реальный смысл того, что стоит за словом или понятием, видим редко. Оттого нас и бросает по сторонам, что никак не вяжется с нашей претензией именовать себя не иначе как «венец творения». А ведь нас действительно задумали как венец. Теперь Всевышний в недоумении, наблюдая нашу стремительную эволюцию к обезьянам, прямо по Дарвину, только с обратным знаком, что в научном сленге означает инволюцию, то есть вырождение. Это прямой результат «дисфункции головного мозга» ставит диагноз Н.Н.

Выбор нам остается единственный – пора включать мозги и начинать думать, разбираясь в смыслах понятий и команд, сформулированных Создателем в компьютерных программах на языке РА. Других языков нет и никогда не было. Истоки всех их в плазме РА. Мотивация любого слова любого языка, если она отсутствует в родном языке, что случается часто, находится здесь. Выходит, испокон веку все черпали из одного источника.

Отсюда следует еще один сюрприз: люди не изобретали язык – от мычания к членораздельным воплям, далее через пиктограммы к алфавиту, как принято думать, – напротив, это язык создал людей. Таким вот способом нас вылепил Всевышний.

Любые древние тексты, включая сакральные, если это оригинал, а не компиляция, представляют собой «информационные вытяжки с системных файлов мозга», говорит Н.Н. Так мы учились языку: через бормотание юродивых, пророков, схимников, выуживавших из бессознательного в своих трансах звук за звуком. Постепенно прозревая, мы получили цифры, алфавит из 28 букв и алфавитную матрицу в виде периодической таблицы на 28 посадочных мест с числами брахми (целые единицы, десятки и сотни), где буквы и цифры от единицы до тысячи находятся в строгом соответствии. До наших дней она в первозданном виде сохранилась только в арабском языке. Так мы приближались ко все более точным считкам с файлов подсознания. «Мертвые» языки вымирали только потому, что были слишком далеки от оригинальных прописей команд Всевышнего, оставленных в плазме РА.

Русский и арабский языки лишь внешне выглядят различными, в подсознании они слиты в неделимую пару – семантическую плазму. Капли чистой плазмы высвечиваются в билингвах, словах или фразах, сочетающих двуязычное русско-арабское определение одного и того же смысла. Таких, как «истина», по-русски как бы «естина», то, что есть. В арабском остаток «инна» это утверждение, переводимое как «истинно (так)». Благовест, водород, стрекоза, сорока-воровка, третий лишний, стоит как вкопанный – это все билингвы, их много…

4.

Доказательная база Н.Н. огромна, примерам нет числа. Раскрывая работу Универсального Семантического Кода, он вторгается в любые мыслимые области. И то правда: закодирована Вселенная, код един для всего сущего, для общего и частностей; предписывая цели, морфологию и функции, он структурирует материю на всех семи ее уровнях, неживую и живую, от небесных тел до этносов, от амебы до человека. Весь этот диапазон Н.Н. иллюстрирует примерами, везде «оставаясь в приделах фактов», как он сам говорит. Со словарем и справочником это может всегда проверить даже не очень искушенный читатель.

Так и идет, от факта к факту, выкладывая нам значения и смыслы. Для него нет разницы, чего и где, в космосе или на земле, для флоры, фауны ли или человеческих социумов, там есть все: научные термины от генетики до физики, от математики до медицины, биологии, техники, этнографии или философии… Рядом с ними бытовизмы, идиомы, имена, мифы и сказки, сакральные тексты Библии, Корана, Вед… По контрасту с грудами научных трудов при почти нулевом результате поразительны убийственно-краткие решения филологических загадок, от которых официальная филология давно отказалась – таких, как происхождение и этимология личных местоимений или числительных. Полтора столетия назад она объявила их не поддающимися объяснению, мол, за седой древностью следы потеряны.

Информативная емкость терминов при расшифровках в кодах РА на первых порах кажется невероятной, к чему трудно сразу привыкнуть.

В русском (рс.) слове «белок», с учетом арабских (ар.) параллелей заложено следующая информация: (рс.) клубок, (ар.) упаковка – синоним (ар.) кисат, (рс.) кислота (по созвучию с кисат), 20, преобразование. В международном обиходе вместо слова «белок» используется его синоним «протеины», что в арабском значит «опознание» – важная функция белка, отвечающая за избирательность действий, примерно как в системе ключ – замок. В итоге получается белок: «20 (амино)кислот упакованы в клубок, функция которого преобразование и опознание», что вполне отвечает современным научным представлениям о белке. Для сравнения: протеин назван так от греческого «протос», первый. Это ни о чем не говорит, но и то ладно, мы к этому приучены. А вот «компас» со значением «мерять шагами» говорит, однозначно говорит о слабоумии того, кто притянул за уши эту карикатурную этимологию, а заодно и тех, кто продолжает попытки затолкать ее в головы наших детей. Она там никогда не поместится, потому что противоречит здравому смыслу. В кодах РА «компас» значит «определитель», что от него и ожидается как от прибора, определяющего направление.

5.

Не могу не коснуться поэзии. Непросто понять, почему из двух текстов на одну и ту же тему, один – поэзия, другой – так, безделушка, хотя он может выглядеть безукоризненным по поэтическим канонам и куда более красивым, чем первый, грубоватый, корявый, несовершенный. Чем поэзия отличается от непоэзии, убогой, заставленной рифмами прозы? В ощущениях ответ приходит сразу, отозвалось сердце: это – поэзия, а это – нет. Но почему? Теперь я понял, почему, понял, чем поэты отличаются от рифмоплетов, коих во все времена хватало, а сейчас и вовсе только о них и спотыкаешься.

В Универсальном Семантическом Коде ответ такой. В общении люди используют лишь коммуникативную функцию языка. Слово цепляется к слову, выстраивая в ряд (синтагматический), смысловую горизонталь. Но кроме синтагматических отношений язык знает и другие отношения – парадигматические. От любого слова обычного текста возможно выстраивание перпендикулярных к строке цепочек слов, сгруппированных уже по другому принципу – по звучанию. Перебирая-выбирая русско–арабские созвучия, эти цепочки удаляются от исходного слова, уходят все дальше и дальше – в другой мир, мир программ, мир причинных связей и глубинных смыслов. Отсюда и достает поэт то, что называется поэзией. Понятно, что гениальный поэт там и живет, рядом с Богом. Если поэт плохо слышит голос Бога, это плохой поэт, а если совсем не слышит, то впору задавать вопрос: «А человек ли это?»

Сейчас развелось полно двуногих, внешне на людей похожих, но по интеллекту и уровню морали это скорее гомункулусы, чем Божьи создания. Особенно они обильны среди непомерно размножившейся и обнаглевшей гомосексуальной шатни.

            Мне много ль надо?
            Коврига хлеба
            И капля молока.
            Да это небо,
            Да эти облака.
            (В. Хлебников, «Каменная баба»)

Как типичный пример перпендикулярного текста, Н.Н. приводит этот стих Хлебникова. В представлениях индуистов «знание – это молоко, стекающее с небесной коровы»: «хлеб» по арабски значит «молоко»; «коврига» – созвучие с «корова» и смысловой перехлест с фамилией поэта; «баба» (ар.) – «хлеб в зерне» (рс.). Велимир – повелитель мира; «камень» – самман «приблизительно догадываться», отсюда в русском «шаман». Хлебников шаманит, это магия. Много ли надо Хлебникову? Много. Все.

6.

Надо вернуться к религии, вопросу для многих мучительному. Причины, почему религии терпят фиаско, в общем, понятны. На поверхности лежит то, что разум предназначен для оценки ситуаций и для решения проблемы выбора в контурах общей проблемы выживания, что напрямую связано со скепсисом и сомнениями. Человечество всегда сомневалось, и в вопросах религии тоже, как в этом стоне из древней еврейской молитвы: «Верую, Господи! Помоги мне в моем неверии». Сомневались и наши наивные открытые предки тысячелетней давности, гораздо более неискушенные и доверчивые, чем мы сейчас. Как им было не сомневаться, если в подсознании у них, как и у нас, встроен компьютер с мега – или гигабайтами информации, содержащей прямые инструкции от Всевышнего, и иногда оттуда слышен делающий подсказки голос, или шепот, то протестующий, то одобряющий…

Церковная традиция, основанная на ранних, а то и первых считках с файлов мозга апостолов и святых, возвела их в канон и табуизировала, чего делать не следовало.

Н.Н. приводит такой пример.

В Библии, в главе «Семь дней творения», записано: «…и пусть владычествуют человеки над птицами морскими и зверями полевыми и над всей землей», чем до сих пор «человеки» радостно и пользуются, так сказать, на законном основании, с позволения Господня. На деле, за еврейским глаголом «йарду» стоит арабский «йарду», тогда тот же текст объявляет действительное повеление Всевышнего: «…и пусть живут в согласии человеки с птицами морскими, зверями полевыми и всей землей». Ясно, что настаивая на каноническом еврейском варианте текста Библии, церковь сама впадает в ересь, противореча воле Творца. Не лучше и другое откровение из «Бытия», постулирующее, что такое насквозь грешное создание как человек «создан по образу и подобию Бога». Еврейское «берешит» (бытие) в арабском будет «бе-расих», что означает буквально «головой своей», то есть по мысли, как задумал, промыслом своим Бог создал человека. Из этой и других несуразиц Н.Н. заключает: «Бог не говорит глупостей», мы его просто плохо слышим. Наверно, многие костры, на которых сжигали еретиков, пылали и по такому невинному поводу как невольный протест человека, чье сознание было более чистым, чем церковное, и воспринимало реальные команды Создателя.

7.

Н.Н. реалист. «Путь к Богу возможен только через познание, через науку. Наука – это причинное объяснение мира, все остальное от лукавого, – говорит он, – и хотя наука сейчас на боку, в глубоком системном кризисе, это состояние депрессии в ближайшее время закончится». Завершающие аккорды его последней книги оптимистичны. Мы на перепутье. Подспудно движение в России уже началось и набирает темпы, но придется запастись терпением и ждать, когда истлеют пережитки закостеневшего академического сознания, к прогрессу неспособного. УСК позволяет науке выйти, наконец, из затяжного кризиса путем обращения к реальным причинным связям. Предстоит системная перестройка всего здания науки. Задача кажется огромной, но облегчает ее то, что подача знаний в системно–мотивированном виде резко, в разы, увеличивает их усвояемость, поскольку каждый новый фрагмент знаний вписывается в готовую сетку причинных отношений и тем самым еще более укрепляет эту сетку.

Что ж, будем ждать. Сонные академики это еще не вся Россия. Будем в Россию верить. Будем на нее работать. Всевышний отдал нам половину Своего языка. Кому, как не нам, осознав родную половину, отправиться от нее в духовный поиск, чтобы познать Целое».

* * *

«Господи»… – он замолчал. Глаза его смешно по-детски округлились. «Вы же все это знаете», – тихо, с легким вопросом сказал он.

«Я рад. Вы очень хорошо изложили то, под чем и я подпишусь безоговорочно. Мы единомышленники».

Вдали загудел поезд. Он глянул на часы: «Мой. Нужно идти». Достал из кармана и протянул мне свою визитную карточку: «Позвоните мне, пожалуйста».

Мы заглянули друг другу в глаза и обменялись крепким рукопожатием.

3.06.08, хутор Редант

ЕЩЁ НЕ ПОЗДНО

Где–то в начале нашего ХХI века мне довелось увидеть в телевизоре, как какой-то крупный чин НАСА рассуждал о катастрофической перенаселённости планеты и всерьёз планировал переселение части жителей Земли на Марс. Я принял его тогда за сумасшедшего (см. В. М. Зимин «Благословенная Земля»).

Вопрос о том, повредился он в рассудке или нет, так и остался открытым. То был американский представитель новой мировой элиты, VIP-персона, в своей среде считавшийся вполне нормальным. А сумасшедшие, как выясняется, – мы – чуть ли не все 100 % оставшегося неэлитным человечества. Боже, какие же мы простаки, беспечные, слепые и глухие! Мы размышляем о высоких материях, с трудом добывая кусочки Истины, чтобы сложить из них правдивую картину и по Правде жить. И не замечаем того, что творится у нас под носом. А творится страшное…

В 2008 году в издательстве «Зерна», Рязань, вышла книга Т. В. Грачёвой: «Невидимая Хазария». Тираж 12 тысяч, большой по нынешним временам, но книга разошлась мгновенно. Еще бы! Она касается жизни и смерти людей планеты, всех людей планеты Земля. Так что на деле тираж мизерно мал. Книга многоплановая, иной она не может быть, шутка ли, тема касается судеб человечества. Обнажая реалии, она будит сознание и готовит его сначала к их приятию, затем к оценке рисков и поиску решений вставших сегодня на повестке дня во всей своей наготе задач. Эта книга должна быть доступна всем – школьникам и студентам, и глубоким старикам, которые скоро уйдут, но будут слать нам свою поддержку оттуда, сверху.

В своём разговоре я коротко коснусь только одной проблемы – населённости Земли, в контексте открывшейся в книге Татьяны Васильевны Грачёвой правды. Но и этого достаточно, чтобы распахнуть дверь в закулисные мастерские узколобых ремесленников, объявивших себя глобальной элитой. Я не адресуюсь здесь к служивым наших специальных ведомств – Военного, Космического, Иностранных дел, Разведки…; язык отказывается назвать их чиновниками, слишком чёрным выглядит слово в народном сознании. Это наши часовые. Надо думать, они прекрасно информированы и тихо делают свое дело во благо России и мира.

Документальная основа книги Т. В. Грачёвой постоянно высвечивается цитатами из первоисточников, широкому читателю недоступных, и не оставляет сомнений в надёжности донесённой до нас информации. Содержание же самих цитат вызывает шок.

Шок! – от самого предмета разговора, того, что мы привыкли считать священным – человеческую жизнь. Шок! – от откровенного цинизма красиво закругленных фраз, сваливающих в обыденность, походя, смерть и жизнь, эти краеугольные ипостаси пребывания человека на Небе и Земле. Шок! – от той наглой и самодовольной уверенности, с какой эти нувориши из мировой элиты присвоили себе право судить человечество и разыгрывать из себя демиургов.

«Откровению Иоанна Богослова», предсказавшему приход Антихриста, почти 2000 лет:

«И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нём всадник, которому имя смерть; и ад следовал за ним, и дана ему власть над четвёртою частию земли – умерщвлять мечем и голодом, и мором и зверями земными». (Откр., 6.8.)

Теперь мы, наконец, воочию Антихриста увидели. Антихрист рядом, господа, и у вас за дверью. Маски и ширмы отброшены. Воцарение состоялось, и Сатана на троне. Хотите жить, беритесь за оружие, вам объявили войну. Пока Антихрист владеет только четвёртой частью мира, ещё не поздно…

* * *

В 1000 году на Земле жило 275 миллионов человек. В 1985 году население Земли составляло уже 4,8 миллиарда, при том что в 1900 году оно равнялось всего 1,6 миллиарда. Проблема налицо – темпы роста слишком высоки. Причина? Причина одна – сам человек. Предупреждения и пророчества он считает сказками для детей. Мудрецов не слышит – Праотцов Библии, Христа, Магомета, Будду…, тем более собственных интеллектуалов уже исторического времени, от Сократа и Лао Цзы до Паскаля, Декарта, Гурджиева, Успенского, Федотова и Розанова. Думать сам не хочет и отчасти не может, у него есть достаточно жесткий предел его мыслительных способностей. Поэтому просчитать последствия того, что он делает сегодня, даже для завтра он не в состоянии. И положение только ухудшается. Культура все чаще заменяется субкультурой и предлагает эрзац. Раньше человек читал книги. Книги заставляют думать. Сегодня у него работают только слуховые и зрительные рецепторы – безостановочно, пока он днем бодрствует; думать ему некогда. Для работы сознания и духа остаётся ночь. Задавленное сознание и подсознание зашевелилось, в лихорадке и сумбуре открыло шлюзы комплексам – это то, что называют бессонницей и преодолевают с помощью седативных таблеток, алкоголя и наркотиков. Наконец, грядёт сон: напитанное беспорядочным калейдоскопом дневных картинок сознание предлагает кошмары, от которых человек в ужасе кричит и просыпается… О работе Духа не приходится говорить вообще. Сферы ментальная и духовная у человека сиротеют, медленно умирают и в конце концов редуцируются. Все! – в пресыщенной части мира мы получили нашу глобальную элиту, в остальной ойкумене – её бездумное и ничего не подозревающее стадо.

Но есть всё же разница. Есть существенная, счастливая и обнадёживающая разница!

Ойкумена сама живое существо, она до крайности неоднородна и живёт по собственным законам. Там есть дети – эти маленькие Боги, пока они остаются детьми. Есть вековые традиции и обычаи, хранящие мосты связи с Создателем в ментальной и духовной вселенных человека. У иных ночью пробуждается и воспаряет Дух, Он общается с Богом и просыпается счастливым. Самые счастливые общаются с Ним постоянно. Общаются по-разному: в церкви, через полотна Эль Греко и Вермеера, вглядываясь в Спаса работы Андрея Рублева, вслушиваясь в гармонии Моцарта и Баха, храня в памяти гитарные перезвоны русского романса их, и мистическую мощь шаляпинского баса…

У элиты канал связи с Всевышним отрезан напрочь. Она сделала свой выбор, её хозяин Дьявол. Для неё всё закончилось. Она это чувствует. Знает. И ничего, кроме фамильного склепа, от будущего не ждёт. И ничего, кроме ненависти ко всем живущим, ей не остаётся.

* * *

Глобальная элита разбрелась по масонским ложам и клубам – Богемная Роща, Римский и Бильдербергский Клубы, Фонд Г. Форда, Всемирный Банк…, осела в руководстве центров поменьше, опутав своей сетью полмира. Орудует и в России, и стартовала очень успешно. Из речи президента Б. Клинтона на совещании Объединённого Комитета начальников штабов, 24 октября 1995 года (с.18; здесь и далее ссылки на страницы книги Т. В. Грачёвой «Невидимая Хазария»; цитируется не авторский текст, а только первоисточники, которые скрупулёзно цитирует сама автор):

«Мы затратили на устранение одной из сильнейших держав мира многие миллиарды долларов и уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью. За четыре года мы… получили различного стратегического сырья на пятнадцать миллиардов, сотни тонн серебра, золота, драгоценных камней и т. п. Под несуществующие проекты нам переданы за ничтожно малые суммы свыше двадцати тысяч тонн алюминия, две тысячи тонн цезия, бериллия, стронция и т. д… Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке».

* * *

Проблемой народонаселения Земли глобальная элита терзается давно. В 1968 году была основана международная контора с центом в Вашингтоне, которая называлась «Нулевой прирост населения»; в 2002 году её упрятали под более невинной вывеской – «Связь с населением», «Population Connection», «PC». Та самая «PC», которая собиралась заняться половым воспитанием наших детей и для школьников-второклашек(!) состряпала учебник с названием «Твой друг презерватив». Слава Богу, вовремя вмешалась наша Генеральная Прокуратура; из России «PC» выдворили, но своё чёрное дело по растлению малолетних она с успехом продолжает за её пределами. Её задачи глобальны: медико-биологическое воздействие на генофонд наций, цель – «нулевой прирост населения».

В 1979 году на вершине холма в штате Джорджия американцы соорудили свой, «Американский Стоунхендж»: четыре гигантских гранитных плиты по бокам, пятая в перекрытии. В камне выбили 10 директив, по числу 10 Библейских Заповедей. Директива первая гласит (с. 85):

«Удерживайте численность населения не выше 500 000 000 в непрерывном равновесии с природой».

500 миллионов это 1/10 нынешнего населения планеты.

А 9/10 как же?

Отвечает Т. Фергюсон (США), сотрудник Управления по делам народонаселения (с. 73):

«Существует единственная тема за всей нашей работой – мы должны снизить уровень народонаселения. Либо они (правительства стран Третьего мира) сделают это сами, используя мягкие методы, либо они получат беспорядки, которые вы имеете в Сальвадоре, Иране или Бейруте. Население – это политическая проблема. Когда численность населения выходим из-под контроля, требуется авторитарное правительство, даже фашизм, чтобы его сократить. Заинтересованность профессионалов в сокращении населения обусловлена во все не гуманитарными соображениями. Это мило звучит, но мы смотрим на ресурсы и экологические ограничения. Мы смотрим на наши стратегические потребности, и мы говорим, что эта страна должна снизить численность своего населения, в противном случае вы будете иметь неприятности… Гражданские войны ? один из способов сокращения населения… Но самыми быстрыми способами его сокращения являются голод, как в Африке, или смертельные болезни».

Авторов «Американского Стоунхенджа» можно заподозрить в слабоумии: при численности населения Земли в 500 миллионов им самим придётся взять в руки лопату и кирку, чтобы как-то прокормиться. Г. Киссинджер оказался более взвешенным и добрым, оставив на планете 2 миллиарда жителей. Но средства сокращения численности те же – «путем разжигания войн, голода, болезней и других необходимых средств» (с. 73).

России Римский Клуб выделил квоту 50 миллионов. Должны мы их за это благодарить или отхлестать по физиономии, решать самой России.

Квоты Клуб выдал на всех и переправил в ООН. Так что самым горластым и неукротимым нынешним оппонентам России, той же Польше, Чехии, Прибалтике, надо бы сначала поинтересоваться, сколько их там оставили. Потому что в час Х за помощью кроме как в Россию бежать им будет некуда.

* * *

Не надо думать, что приводимые Т. В. Грачёвой многочисленные выдержки из документов и речей больших чиновников были известны широкой публике, напротив, поначалу все они снабжались грифом «секретно» и «совершенно секретно» и были достоянием только узкого круга посвящённых. За то, что они мало-помалу становились известными, мы отчасти должны благодарить наши спецслужбы. Но не только. Тем и хороша западная демократия, и вероятно это единственное её достоинство, что долго держать язык за зубами она не в состоянии. К началу 80-х годов прошлого века то тут, то там правда начала всплывать. «Стоунхендж» в штате Джоржия ещё отдаёт конспирацией. Вообще история появления этого монумента полна загадок, и до сих пор точно не знают даже, кто его соорудил. Зияющая пустотами по бокам огромная коробка на вершине холма, издали смахивающая на общественный туалет, пиетета ни у кого не вызвала. Текст директив ? пресный, безликий и даже глуповатый, сочли обычной демагогией, а саму затею чудачеством какого-нибудь современного Креза, то бишь Гейтса.

Потом правда стала вырываться из всех щелей. Забили тревогу антиглобалисты. Помогала сама Россия – своей беспомощностью в 90-х. С ней уже не считались. Элита удовлетворённо потирала руки, решив, что дело сделано и что России больше не подняться. Билл Клинтон, «друг Билл», когда чеканил свою речь 24 октября 1995 года, особенно не церемонился и не скрывался.

Но Россия поднялась! В августе 2008-го Россия показала зубы. Опешили. Опомнились и отрезвели. Приклеим дружелюбную улыбку и пустились «перезагружать» с ней отношения. Слово дурацкое, но ничем кроме штампов Америка говорить не умеет, а попугаи всего мира собственных слов, как известно, придумать не могут. Вот и твердят: «перезагрузка, перезагрузка» и, выкручиваясь, добавляют, мол, «вы нас не так поняли».

А как ещё вас понимать, господа? Вот фрагмент статьи Ф. Аткинсона, себя он называет журналистом и философом. Статья помещена на сайте «Family Security» в августе 2007 года, тогда вы уже перестали скромничать и стесняться (с. 81):

«Простая истина заключается в том, что современное оружие сейчас означает, что страна должна практиковать геноцид или совершить самоубийство… Самым мудрым курсом для президента Буша является использование его ядерного оружия для уничтожения иракцев до тех пор, пока они не выполнят его требования, или до тех пор, пока все они не будут мертвы. Если президент Буш прикажет своей армии очистить Ирак от арабов и заселить страну американцами, он достигнет немедленных результатов: популярности среди военных, обогащения Америки путём превращения арабского Ирака в американский Ирак (трансформировав его из долгового обязательства в капитал), обеспечения престижа Америки, внушая ужас её врагам… Такие действия позволят Бушу объявить военное положение, стать постоянным президентом США и в конечном счёте правителем всего мира».

Эту инструкцию Бушу-младшему можно расценивать и как черновой вариант Манифеста Антихриста по состоянию на август 2007 года.

«У нас свободная страна. Мало ли чего мог накропать журналист, даже если он философ, – улыбаетесь вы, – Мы не такие».

Ложь! Lies! – это записано огромными буквами на плакате и с 2007 года кричит у вас под окнами; вот весь плакат (с. 92) в русском переводе, по-американски вы знаете, как это и пишется, и звучит, и выглядит на деле:

            «Бесконечная война. Сотни тысяч иракцев мертвы.
            Пытки. Слежка. 11 СЕНТЯБРЯ? – ОДНИ ВОПРОСЫ.
            Корпоративные СМИ и корпоративное правительство;
            ТИРАНИЯ. ФАШИЗМ. ЛОЖЬ».

Ваш соотечественник, господа, Гарри Веб, уличает вас в том же (с. 37):

«…большинство американцев не волнует то, что их правительство им постоянно лжёт. Для них не важно, что их лидеры ограничивают их гражданские свободы, превращая страну в полицейское государство, прикрывая свои действия новыми слоями официальной секретности».

Гарри Веба больше нет в живых, его убили выстрелами в затылок, то есть 10 декабря 2004 года вы его убрали.

Но Эндрю Винклер ещё жив. Во многом благодаря ему, господа, миру стал известен ваш проект «Новый мировой порядок», борьбе с которым Винклер отдает теперь все силы, потому что не может (с. 58):

«…не восставать против лжи, которую говорят нашим детям об истории…, глобальном потеплении, террористических атаках 11 сентября, войне против террора, мультикультурализме, и далее по списку. Во мне часто возникает желание потрясти людей за плечи и прокричать им: «Очнитесь и посмотрите на отвратительную реальность»… Это борьба в одиночестве. Вы не можете доверять никому… потому что кругом провокаторы. Но эта борьба стоит того. Однажды, когда вы предстанете перед Создателем, и Он спросит вы, что вы сделали, со своей жизнью, которая была вам дана, и несмотря на многие нули, которые вы поставили сами себе в этой жизни, вы всё же можете сказать: «Я боролся со злом».

Ваши соотечественники вас пригвоздили, господа. Вы и есть воплощение Зла в нашем мире. Вас поймали за руку. Руке полагается быть отрубленной. Такова древняя практика, иначе преступника не образумить. Другой вопрос. Будет ли этого достаточно. Но вы же знаете, господа. Есть еще гильотина…

* * *

Ещё не поздно… Однако апокалиптические времена уже нагрянули. Мировая элита всё понимает и всё просчитала. В 1995 году она собрала конференцию в Сан-Франциско с повесткой «Мировые религии и намечающаяся глобальная цивилизация»; главный тезис конференции: «контроль над мировыми религиями – контроль над человечеством». Если такое случится, и глобальная элита приобретёт этот контроль, но человечестве придётся ставить крест.

***

Если задаться целью найти, как сказал бы математик, «точку бифуркации», и отследить истоки той катастрофы, которая разворачивается сегодня у нас на глазах, всё убыстряя темпы, особенно далеко вглядываться не придётся. Истоки хорошо видны: это случилось в тот момент, когда у власти утвердилась демократия. Исторически почти мгновенно, в течении пары столетий, произошла даже не смена, а отмена духовных, а значит и моральных приоритетов. От пропасти человека оберегает и хранит его виртуальная оболочка, невидимая ткань его ментальной и духовной сфер. Без неё он просто животное, двуногое млекопитающее, хищное млекопитающее, с мозгом более совершенным, чем у остальных представителей фауны. Умный хищник. Чем умнее хищник, тем он страшнее. Молоко он пьёт недолго в младенчестве, потом питается только кровью. Умный хищник – это волк, умеющий попасть в овчарню; пьянея от крови, он не успокаивается, пока не перережет всех овец. Такова сегодня глобальная элита. Взяв себе кличку «глобализация», она уже владеет четвёртой частью мира и пьёт там кровь. Кружит теперь вокруг России, щупает, принюхивается, глотает слюни, ищет дыры, суёт туда лапы…

Демократия по миру у всех разная, всё, что «ни попадя» обзывают демократией. Американская модель, за которой прячется глобальная элита, это сатрапия, такая «демократия», где за каждой буквой стоит насилие и кровь, где сатрап – Буш-младший, он же «президент мира». Это в 2007-м. Сейчас на улице 2009-й. Мелькают другие лица, но суть не изменилась. Суть этой сути опять сатрапия, а за кулисами опять глобальная элита. Так что порядочным людям от слова «демократия», боюсь, придётся отказаться. Ничем иным демократия закончиться не может. Так было и в Элладе, и в древнем Риме, финал везде один – тирания. Отцы-основатели Соединенных Штатов и их окружение, то есть американская элита XVII века, прекрасно об этом знала. Самюэль Адамс, яркая фигура в войне с Англией за независимость, основатель Филадельфийского Конгресса (1774 г.) и Корреспондентского Комитета в Бостоне, с обычной для американцев беспощадностью, но и с неожиданным изяществом предупреждал (с. 303):

«Помните, демократия никогда не длится долго. Со временем она повреждается, истощается и убивает себя. Никогда ещё не было демократии, которая не совершила бы самоубийство».

Это и не удивительно, так должно быть по определению. Демос, обыватель, в первую очередь меркантилен, в жизни он руководствуется соображениями личной выгоды, прибыли и корысти. От того, что он стал членом парламента, ничего в нём не изменилось, ему и в парламент-то позарез было нужно, чтобы что-то там вожделенное, одному ему ведомое, для себя добыть. Демократия – это неизбежное обеднение интеллектуального потенциала тех институтов, где принимаются решения. Все вопросы, в том числе и кардинальные, решает большинство. И если сегодня в парламенте при голосовании недоумков больше, принятое решение заведомо будет неверным и может стать роковым. В крупной игре нужный результат всегда определяет запрятанное в тень лобби, что за этим стоит – понятно, честному человеку прятаться не за чем, ему это и голову не придёт.

В XVIII – XIX веках прошлого тысячелетия человечество оседлало индустриальные рельсы, выбрало тем самым технологический путь развития и назвало его прогрессом. Это и была та самая «точка бифуркации», роковая точка, после которой возврата к прошлому нет, пока система не обернётся в спирали по кругу и не приблизится к ней на новом ветке. Никто не знает, чем бы всё закончилось, додумайся человек до способов более разумных, чем демократия. Но разум его остался младенческим. До высоких технологий он не дорос. Бога отверг, и помощи ему ждать было неоткуда. И вот в XX веке, мы получили весь букет следствий рокового выбора, включая перенаселённую планету, больную экологию, разбалансированный климат и далее по списку. Ответственность за всё несёт демократия, и только она, с её инстинктом хищника, приматом выгоды и посредственным качеством мозгов тех, кто за неё в ответе. Хватило одного столетия, чтобы уже и Луну, и Марс, в мечтах считать альтернативой жизни на Земле. Ясно, что элита отправит туда в первую очередь штрафные батальоны смертников, торжественно назвав их волонтёрами. Это вынужденные добровольцы, которым на Земле уже нет места, элита всё равно их извела бы, только другими способами.

Будущее мрачное. Оставшийся без духовного водительства человеческий мозг будет продолжать деградировать. Но и параллельно шлифоваться, совершенствоваться и изощряться в узко специальных темах. Надо ждать ремесленников, роботов, люди станут редкостью.
Выживем ли? Пророки, чьи апокалиптические пророчества сегодня сбываются, говорят – Да! Но это надо будет заработать. Св. Исаак Сирин предупредил:

«Не обольщайся, безумный, надежде на Бога предшествуют труд и пот для Бога» (Творения. Т. С. Л. 1911. С.349).

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Dan Markovich

Редакция благодарит студию ДАНА МАРКОВИЧА за содействие.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: