Есть у нас государственный орган – Дума.

            «Опять народные витии…»
            М.Ю. Лермонтов

Ко всем нашим проблемам – в образовании, культуре, науке, в бытовых народных проблемах и хозяйстве страны… Дума везде приложила руку. Но слишком часто только усугубляла болевые точки. Бакалавриат, ЕГЭ, ювенальная полиция, реформы ЖКХ и пенсионные, дорожное строительство, экология, реставрация национальных памятников, защита рыбаков-охотников-любителей от обнаглевших частников-приватизаторов… всего не перечислить.

Приложила руку и к телевидению, одному из главных народных воспитателей, где сегодня царит засилье пошлости на скоморошьих шоу-представлениях и где, кроме новостей и спорта, редко что достойное внимания увидишь. Конечно, в последнем случае дело в главарях – Эрнстах и кто там далее по списку. Ну а как же Дума?

У чиновников всё, как в нашей жизни. Есть там люди умные и глупые, творцы и ремесленники, радетели за всю страну и карьеристы, люди честные и тайные преступники, люди грамотные и не очень, горлопаны-трибуны и тихони-мыслители… Антиподов можно долго перечислять, состав Думы разношерстный.

Основная функция Думы – законодательство, и от творцов закона мы в известной зависимости. Хотя она и не очень существенна, но на нашу жизнь влияет. Поэтому выделим здесь главные группы действующих лиц. Если очень обобщить, их всего три: 1) честные, умные, грамотные и неподкупные – таких мало; 2) серая масса инертного и безынициативного большинства; главную свою задачу – попасть в Думу – они выполнили и тем довольны; 3-а) жёсткие, скрытные, корыстные, всегда «себе на уме»; и 3-б) глупые и малограмотные, кто ищет повод выделиться и кому вдруг что-то ударяет в голову – это ещё одно меньшинство, но активное, очень заметное и часто – лицо Думы такого-то созыва.

Откровенных бандитов, как в 90-е, когда нас забавляли в думском зале даже мордобоем, совсем как на Украине сегодня, таких в Думе больше нет. Кого отстреляли, кто помер сам, у кого небо в овчинку за тюремной решёткой, кто промышляет на свободе по мелочи… А кто вполне себе легализовался, ходит теперь при галстуке, ездит в мерсах, окопался в офшоре – тайно; а явно – в скромном неприметном российском коммерсе. И уж конечно обзавёлся «крышами», если повезло, – в Думе; у таких эта крыша главная. Кому положено, их имена хорошо известны. Государевы секретные службы за ними следят, кого-то даже отлавливают, только не всех. Коррупция – паутина сложная, с сюрпризами. Заплела в одну сеть преступников и их гонителей, поди попробуй разберись…

Категория (3) – враги государства и народа российского, враги гораздо более опасные, чем откровенные либералы касьянов-каспаровского толка, кроя и размера. Это Пятая колонна, неважно, орудует она из личной корысти или по глупости. У этих последних не бывает иначе, чем по поговорке от Черномырдина – «хотели, как лучше, а получилось, как всегда», их глупость не раз оборачивалась для государства бедой.

*

Минздрав, в попытках избавить и даже стерилизовать нацию от табачных угроз, затевая очередной крестовый поход в сражении с табаком, выступил сразу с двумя сердобольными предложениями: 1) удлинить курильщикам на их рабочем месте рабочий день – персонально каждому, по количеству отловленных перекуров; выходит, штатных стукачей придётся заводить – что ж, новые рабочие места 2) запретить продажу табака лицам, родившимся в 2015 году и позже. Теперь в Думе, да и всем нам, предстоит выяснить, к какой категории – (3-а) или (3-б) – принадлежат эти доброхоты.

*

Табак – наркотик, конечно, но сравнительно лёгкий и безопасный.

Чай – один из самых благословенных на земле напитков – тоже лёгкий наркотик, а если чефир – то яд. С кофе – та же история, только он и в нормальной дозе ядовит, наверно, на порядок выше чая. В Минздраве об этом забыли, но на то он и чиновник, чтобы его постоянно тыкали носом в то, о чём он не знал, или знал да забыл. Так что в его стратегических планах военных сражений с чем-то, где можно похвастать успехами, чай и кофе, раз они наркотики, – запасные варианты. И то правда, в борьбе, например, со СПИДом провалились, надо же хоть с чем-нибудь сочинить рапорт о победе…

Только победу праздновать им рано, писать рапорт можно будет только если они управятся с чай-кофе-лоббистами. А почему нет? Управились же с табачными магнатами. Но обольщаться им не стоит, здесь всепланетный торг, и в этом торге выживают только пираньи и акулы. Им друг друга сожрать – что сплюнуть, да и сами удавятся за копейку. В русском народе, задолго до того, как попасть в XIX веке в запись к И.П. Сахарову («Русское народное чернокнижие»), бытовали присловья, где вся эта торговая нечисть расписана вплоть до преисподней – такие, к примеру: «Торопчанина обманет цыган, цыгана жид, жида грек, грека чёрт».

За спиной чая и кофе давно уже стоят и вовсю орудуют кока-пепси-колы, адреналины-раш, Red bull, Burn, марихуана… Об ЛСД, гашише, героине нечего и вспоминать. Сколько там всякой гадости знают только те, кто их производит, А тем, кто их купил, а теперь рекламирует и наживается, никакого дела до этого нет. Им плевать кто потребитель, пусть он хоть думец – раз соблазнился рекламой, а с мозгами плохо, значит пришло время травиться, туда ему и дорога…

История с российским «боярышником» – гипертрофированная, доведенная до абсурда со смертельным исходом история альтернативы привычно-знакомый продукт – новая химия. Смекалистый русский мужик давно освоил старую химию, приспособив её для своих похмельных нужд. Что поделаешь, алкоголизм болезнь страшная и трудноизлечимая, ею застигнуто и накрыто всё человечество. В моё время пили тройной и другие одеколоны, политуру, дэту (репеллент)… Но это была другая химия – вредная, но не смертельная. Нынешняя химия не такая, на тот свет она отправляет не церемонясь. Ещё бы – нанотехнология как-никак.

*

Я знаю всего одного честного купца – Степана Калашникова. Только и он, отстаивая честь свою, сложил голову на плахе ещё в XVI веке.

«Схоронили его за Москвой-рекой,
На чистом поле промеж трёх дорог:
Промеж Тульской, Рязанской, Владимирской.
И бугор земли сырой тут насыпали,
И кленовый крест тут поставили.
И гуляют шумят ветры буйные
Над его безымянною могилкою.
И проходят мимо люди добрые:
Пройдёт стар человек – перекрестится,
Пройдёт молодец – приосанится,
Пройдёт девица – пригорюнится,
А пройдут гусляры – споют песенку».

М.Ю. Лермонтов

*

Всё живое время от времени нуждается в транквилизаторах и седативных средствах – так уж устроено наше бытие, и Всевышний об этом прекрасно знает. Изюбрь и косуля идут на солонцы, мыши альпийских лугов грызут родиолу розовую и поставляют лучшее в мире мумиё, коты и собаки щиплют известную им травку, птицы склёвывают коноплю, даже у рыб наверняка что-нибудь да есть… Мухомор, ли чжи, змеиный яд, аконит, цикута, наперстянка, болиголов… – одновременно и лекарства, и яды. Кто умеет ими пользоваться – лечится, кто не умеет – умирает.

*

«Давай закурим, товарищ, по одной» – это песня военных лет. Тогда, в последнюю Отечественную, щепоткой махорки делились как драгоценностью.

«Друг, оставь покурить» – это уже от Владимира Высоцкого – одно из самых пронзительных его откровений о том, как он забыл, что «друг не вернулся из боя». И на фронте, и в тылу самокрутки из мерных газетных листков вертела тогда вся страна, табак помогал нам выстоять и выжить.

Поколение, не попавшее на войну по возрасту, вдоволь нахлебалось испытаний в разрухе послевоенных лет. Сейчас им по 70-80, многие по привычке курят, им поздно менять свои привычки. Да им вообще нельзя было бросать курить, во всяком случае, резко – это несомненно отразилось бы на их здоровье. Дума, равняясь на Запад, не смущаясь, походя, наступила ветеранам на горло, пытаясь лишить стариков одной из немногих оставшихся им в жизни радостей.

Тема выигрышная, а там всегда есть кому погалдеть и повитийствовать с трибуны в гневных спичах. И погалдели. И добились своего – стариков загнали в подворотни и теперь воруют их пенсионную копейку, постоянно повышая акцизы на табак. А ведь могли, уважая возраст, сделать им поблажку, законодательно назначив скидку для пенсионеров.

Не сомневаюсь, что у наших патриархов и у самих хватило бы ума не выставляться напоказ со своей привычкой, чтобы не дразнить молодых. Полноценно здоровые молодые люди – наша смена и надежда. Мудрая старость об этом прекрасно знает.

*

В XX веке Россия почти ничего не знала о серьёзных наркотиках.

Теперь они одна их наших национальных бед. Конечно, главная причина здесь – распахнувшиеся на запад двери. Но не только – замена табака зельями никак не нежнее «боярышника» появилась неминуемо и сразу же.

Это понятно, поскольку природа пустоты не терпит, а вмешательство в законотворчество Всевышнего наказуемо.

Фидель Кастро до самой своей смерти в 90 лет изо рта не выпускал сигару, не отказывал себе и в роме.

То же и Черчилль, с той только разницей, что добавил к сигаре трубку, коньяком заменил ром и прожил на год больше. Весь свой политический век эти выдающиеся представители рода человеческого сохраняли ясность ума и трезвость в оценках ситуаций вплоть до своей кончины. Вряд ли бы они с назначенной им судьбой миссией успешно справились без своих в меру потребляемых наркотиков.

Мера… опять эта вездесущая на всё и про всё мера… Только в нашей Думе про это плохо знают, а некоторые, может, и впервые о ней слышат.

*

Пора России как следует почиститься, принять меры к оздоровлению и вытряхнуть мусор на улицу. Пора возвращаться к своей собственной демократии, очень даже народной, а потому продуманной и прошедшей испытания временем, к демократии времён земских судов и соборов.

Мера эта крайняя, да только и современная цивилизация давно шагнула через край и теперь, уже минимум как полстолетия, пребывает за гранью бесстыдства и при вседозволенности, не успевают законы новые писать и править старые.

Запад захлебнётся в воплях о возврате России к феодализму.

А сами-то они где? В первобытной общине? В первых греческих полисах? В патрицианском Риме, где в загульных попойках присутствие при патриции мальчика для интимных утех считалось обязательным? И не они ли в XXI веке возродили работорговлю?..

На днях в Англии половина СМИ, забыв даже о Трампе, взорвались новостью о повальной педофилии в их стране.

Самое поразительное здесь то, что она уже отнюдь не хобби немногих избранных гурманов-извращенцев, она обыденна – обыденна в массе населения. У народа в его интимной жизни педофилия стала национальным способом времяпрепровождения. Как охота с гончими на лис, погоня борзых за «зайцем», футбол, скачки или теннис. А как иначе? Принимает же королева Елизавета у себя на торжественном рауте гея Элтона Джона, ещё и чем-то награждает. Не знаю, был ли Джон на приёме со своей семейной половиной (boyfriend… boygirl… затрудняюсь и назвать), и досталась ли и тому какая-нибудь награда…

В остальной Европе дела не лучше, все об этом давно знают и привыкли. Да бес с ними, лишь бы к нам не лезли со своими привычками. Так ведь лезут!

Pussy Riot, мажоры и мажорки, все их хулиганствующие подражатели и единомышленники – оттуда. Они вроде и люди, но только не совсем, не очень. Та же человеческая вертикаль, но низ и верх здесь поменялись местами. Кроме как бичом до их мозгов теперь не достучаться.

*

Публичная порка отличившихся по голой заднице; позорный столб на площади и хотя бы суточная вахта при нём в не очень скромном неглиже; торжественный проезд в том же неглиже в телеге, запряженной ослом, или, на худой конец, конфискованным «bently» – как эта Ева с русского лубка (см. Н.А. Липин «Сакральная традиция в славянских языках», «Белые альвы». М. 2010. рис. 29)… Вообще-то это просто детские шалости в сравнении с общеевропейским бедламом.

*

Только «шалости» эти общегосударственного значения!

Дума смешит народ, теряясь в догадках, какую бы меру наказания этим обнаглевшим космополитам придумать и назначить. Эти меры давно всем известны, господа думцы, – публичный позор остановит кого угодно! Потому что человек существо общественное, ему всегда было очень важно знать, что думают и говорят о нём соседи.

В поисках мер воздействия, Запад, приноравливаясь к вошедшим в моду установкам на «права человека» и «толерантность», по сути, занимается тем же самым в похожих ситуациях, но извернулся он по-своему и сегодня изощряется в поисках и вбросе компромата. Только мера эта очень временная и эфемерная, она хороша в суде в качестве вещественного доказательства. А в потоке жизни – повернулись, и о компромате все уже забыли. Тем более что и самим СМИ давно мало кто безоговорочно верит. Тем более что и обложенный компроматом примет свои меры, чтобы доказывать какой он пушистый и безвинный.

*

Я должен вернуться к Еве – отчасти из-за родителей, у кого пиетет перед Западом впитался в кровь и вырос до размеров угодливости и глупости. Но в основном – мне жалко деток.

Ева… В книжке Н.А. Липина на с.71 воспроизведена русская лубочная картинка с Евой (рис. 29). Этимология известного и широко распространённого русского матерного ругательства при взгляде на рисунок и пояснения в тексте становится прозрачной; «в» и »б» в языках легко и просто взаимозаменяются. Могучий русский язык всегда знал, как найти и выжечь подходящее клеймо и отправить бродить по свету с этой меткой среди чтущих Коран или Тору, буддистов, кальвинистов, православных… среди ничего не чтущих обделённых сирот-атеистов.

Имя в жизни человека очень много значит.

Так что не слишком грамотным, не очень умным, но одиозным родителям в их стремлениях слизать хоть что-нибудь, только бы было с Запада, надо подумать, прежде чем наречь с наскоку, скорее сдуру своё чадо. Не зря перепуганные англичане, когда до их мозгов дошло, тут же транскрибировали имя и произносят теперь [I:v], с «и» долгим. Это уже аллюзия на русское Ива, женское имя из дохристианского периода, из нашего язычества. У друидов «ива – ночной пловец». Не знаю, как это звучит на их родном кельтском наречии, но нисколько не удивлюсь, если «ива» будет созвучно нашей Иве.

*

«О чём мычишь, народ глухонемой?
Каким себя раскачиваешь вечем?
Глагол истлел, нам жечь друг друга нечем.
Забыла речь, что значит быть прямой».

Ольга Гречко

Любители толпами таскаться по улицам и тереться на площадях плевать хотели на высокопарные изыски своих законодателей про «толерантность» и «права человека», но «транспарентность» приняли. Только понимают они её оригинально и по-своему – достаточно раздеться догола, и всё, ты уже вполне транспарентен; и то правда – куда уж прозрачнее.

Такая транспарентность из доисторических времён точно соответствует инстинкту, а потому сегодня в большой моде. Народ бесстыже заголяется толпами, устраивая нудистские шоу-представления в маршах протеста по улицам городов. Но это толпа! В ней каждый чувствует общую силу, защищённость и безнаказанность. А потому развлекаться она может и покруче – бить стёкла в витринах, переворачивать и жечь автомобили, резать гугенотов в Варфоломеевскую ночь… Такой толпе всё нипочём, все здесь одинаково озверелые, все с отрубленными мозгами. Разнообразные политтехнологи об этом знают и давно нашли способы как этим стадом управлять и как сколачивать из них майданы.

*

Но совсем другое дело, когда ты на площади один, или вас двое, трое, пятеро… выставленных для обозрения «единомышленников». Солнце светит, ночью фонарь-прожектор. Вокруг народ, народу интересно – смотрит, обсуждает, зубоскалит… философствует.

Так что, господа думцы, перестаньте обезьянничать, подражая Западу. И вводите наши проверенные дедовские способы гражданского воздействия на лиц, ещё не подлежащих уголовному преследованию, – по вашему же, кстати, недосмотру: на хулиганствующих, на автодорожных хамов, бесчинствующих коллекторов, ретивых ювенальных полицейских, торговцев палёной водкой, разномастных браконьеров… – вообще на всю эту дурную мелкую шпану, по глупости вообразившую себя безнаказанной.

Если на Западе ещё сохранилось хоть какое-то здравомыслие, они быстро поймут эффективность таких способов. И уже сами станут обезьянничать, взяв с вас пример.

28.01. 2017. Хутор Покровский


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: