Указатели Истины: Рада Ма

5 марта 2011 году в Тируваннамалае Рада Ма совершила обряд самосожжения (см. Self-immolation) – облила себя керосином и подожгла. Через два дня в больнице в Ченнае она скончалась от множественных ожогов. О причинах этого события ходит множество слухов, которые мы не будем тут транслировать, тем более что они в самом деле не более чем слухи – в них нет ничего достоверного. Достоверно только одно: около гробницы, в которой покоится тело Рады Ма во дворе ее дома в Тируваннамалае, в воздухе висит до того прозрачная и насыщенная метафизическая тишина, что можно расслышать самые тонкие внутренние движения собственной души. Благодать святого духа, проявляющаяся около мощей святых, здесь ощущается совершенно явственно, и это не оставляет никаких сомнений в том, кем на самом деле была Рада Ма.

Самадхи Рады Ма

Она никогда не называла себя гуру. Над воротами ее дома до сих пор сохранилась надпись: «Я не Гуру. Здесь ничего не происходит. Идите в Рамана Ашрам, если вы хотите найти Гуру». Она говорила в своей обычной шутливой манере: «Я здесь для того, чтобы прояснить некоторые сомнения. Вещи, о которых вы не можете спросить своего гуру. Может быть, потому что ваш гуру очень занят. Я не гуру. Я просто приходящий профессор, я не постоянный учитель здесь. Я прихожу сюда иногда, чтобы прояснить ваши сомнения».

Те, кто знал ее, когда она еще была в теле, вспоминают, что она была чрезвычайно энергична и включена в происходящее. При этом она точно знала, что и как должно произойти в каждое разворачивающееся мгновение, то есть была абсолютно синхронизирована с потоком жизни. Она была очень веселой, жизнерадостной, много шутила и много времени проводила с людьми, которые начали собираться вокруг нее примерно с 2002 года. Для ее сатсангов были характерны бесшабашная открытость, экспрессия и юмор (некоторые свои сатсанги она даже называла фансангами, о английского fun — веселье).

Родом она из Ченная, из семьи браминов. С юности вдохновлялась учением Рамакришны Парамахамсы и Сарады Ма и хотела жить так, как они. И это начало осуществляться, когда она вышла замуж.

Ее муж на самом деле был ее учеником, они жили как брат и сестра — очевидно, взяв в качестве ролевых моделей Рамакришну и Сараду. В какой-то момент они переехали в Тируваннамалай, где попытались следовать одному из правил жизни Рамакришны – жить без денег. Но им это не удалось. Преданные довольно скоро построили для них дом и стали снабжать всем необходимым. В Тируваннамалае она быстро стала популярной среди приезжающих туда искателей Истины со всего мира. Которые стали ходить за ней и задавать ей вопросы, на которые она зачастую отвечала совершенно несерьезно.

Она была дружна с Йоги Рамсураткумаром, Вернером, Карлом Ренцем и Муджи. Но также из-за ее прямоты и бескомпромиссности у нее было и много недоброжелателей, в том числе и среди так называемых духовных учителей.

О том, что покинет тело таким образом, Рада Ма знала заранее. Она часто говорила об этом на сатсангах, много шутила на тему смерти и, по признанию тех, кто знал ее близко, решение это совершенно не было обусловлено эмоциональными состояниями. Многие сочли уход Рады Ма из тела за самоубийство, однако настоящие преданные восприняли его не иначе как финальное и высшее учение. Для них было очевидно, что она никогда не была телом, и самосожжение стало очередным – наиболее ясным и четким указателем, свидетельствующим об этом.

Как сказал кто-то из браминов Рамана-ашрама, когда его попросили прокомментировать уход Рады, «освобожденная душа свободна выбирать, как и когда ей покинуть тело».

Публикуемые ниже фрагменты сатсангов Рады Ма можно найти на английском языке в книге “Advaitic Ratnas. Conversations with Radha Ma, an Indian Advaita Guru”, в расшифровке Амара Хасана. Перевод Глеба Давыдова. За предоставленный текстовой и фото материал благодарность Шарлотте Блок.

Радха Ма

О СВОБОДЕ И СЧАСТЬЕ

Рада Ма: Почему ты хочешь свободы?

Вопрошающий: Я думаю, что свобода – это счастье.

Рада Ма: На самом деле, настоящая свобода – это не искать даже счастья. Пойти за пределы счастья – вот свобода. Твой ум хочет счастья, потом ты получаешь счастье, но оно непостоянно, поскольку счастье всегда сменяется какой-нибудь грустью. Так что избежать даже этого так называемого счастья – это и есть подлинная свобода.

Что бы ни случилось с твоим телом и умом, оно никогда не может воздействовать на твое внутреннее естество. После того, как ты освободился, они даже могут повесить тебя на крест. Но для тебя это уже неважно. Через что бы твое тело ни проходило, и какие бы страдания ни появлялись, все это не должно на тебя воздействовать. Вот – настоящая свобода.

Так что ты не можешь искать свободы ради счастья. Настоящая свобода – прекратить искать это счастье.

Это хорошая причина начать поиск – искать счастье. Но когда ты уже на пути, ты должен осознать, что даже поиск счастья – это связанность.

Все и вся делают это, не так ли? Каждая душа, каждое насекомое, каждое живое существо в мире ищет счастья, ищет удовольствия.

Подлинная свобода – это прекращение поиска. Не прекращения поиска освобождения, но прекращение поиска счастья.

Я не говорю, как некоторые другие, что сам поиск освобождения должен быть остановлен, потому что он уводит тебя от Себя и все такое. Нет. Ты должен искать до тех пор, пока не будешь освобожден, до тех пор, пока ты по-настоящему не будешь свободен.

Но если ты ищешь другие вещи, такие как счастье, удовольствия, силы, тогда тебе нужно для начала избавиться от всех этих поисков.

Зачем тебе нужно счастье? Наше естественное состояние подобно глубокому океану, а про него ты не можешь сказать, счастлив ли он или грустит. Он за пределами всех этих ярлыков. Только волны на его поверхности имеют разнообразные напряжения. Волны создают такую видимость, будто океан нестабилен. Но глубокий океан – за пределами этих ярлыков; он за пределами турбулентности и поверхностных волнений. Он ни счастлив, ни грустен. И наша внутренняя природа тоже такова.

Так вот, если наша внутренняя природа такова, то кто же тогда будет счастливым? Наш ум будет счастливым. Кто будет грустным? Наш ум будет грустным.

Так что не ищи счастья, потому что все, что бы ты ни искал, будет относиться к уму. Если ты ищешь удовольствий, то это для ума. Если ты ищешь счастья, то это для ума. Если ты ищешь силы, то это для ума.

Ищи свободы от самого ума. Если придет освобождение и придет счастье, что ты предпочтешь? Свободу или счастье?

Вопрошающий: Счастье. (Все смеются.)

Рада Ма: Вот в этом-то и проблема. Ты должен искать свободу, а не счастье, не так ли? Подлинный поиск – это всегда поиск свободы, и что бы ни происходило снаружи, все это не имеет тогда значения.

Даже если они сделают тебя властелином вселенной, это не имеет никакого значения. Ищи свободы. Счастье последует.

То, что ты ищешь, более важно. А то, что последует за этим, неважно. Нашей мотивацией должна быть чистая, неразбавленная свобода.

Счастье – это когда ты во время путешествия куда-либо останавливаешься и пьешь прекрасный чай. Это счастье. Но ты не можешь вечно оставаться в чай-шопе. (Смех.) Тебе нужно двигаться дальше.

Если у нас есть какие-либо иные мотивации, кроме свободы, то происходит следующее: на пути нас подстерегает множество искушений. Мы застрянем и будем простаивать где-то на пути. Вот почему я говорю, что свобода должна быть единственной нашей мотивацией, единственной целью.

Если ты ищешь счастья, ты, может быть, получишь счастье, но ты застрянешь там. Ты можешь получить силу, но ты застрянешь там. Так что если мы ищем что-то еще, кроме свободы, то это проблема для нас, это очередная связанность.

Радха Ма

ОБ УМЕ

Вопрошающий: Пытаясь поддерживать поток любви к себе и к другим, я нахожу очень сложным отбросить вещи, которые стоят на пути. Мне нравятся определенные люди и по разным причинам не нравятся другие, но выбирать исходя из этого – это очень больно. Я хочу отбросить все суждения.

Рада Ма: А кто тот, который хочет выбирать таким образом? Это ум. Так отбрось ум. Почему ты хочешь отбросить только ту его часть, которая выносит суждения? Отбрось сразу весь ум.

Вопрошающий: Как будто это так просто. (Смех.)

Рада Ма: Это проще, чем ты можешь себе это представить.

В.: Это просто?

Рада Ма: Да, это гораздо проще, чем продолжать иметь дело с умом. Точно. Быть с умом и пытаться сделать его чистым, пытаться очистить его, это действительно сложно.

Так называемая Свобода – это наше собственное состояние, и на самом деле это так просто. Это за пределами нашего воображения. Ты никогда не знаешь, насколько это легко, насколько это близко.

Все, что ты сказал, это характеристика ума. Как вообще возможно любить кого-то совершенно, если находишься в уме? Ум – это само несовершенство. Вместо того чтобы пытаться изменить весь мир, совершенно брось этот ум, и это и есть свобода. Один момент ты любишь кого-то, а в следующий момент ненавидишь. Все, что ты говоришь, это характеристика ума. Поэтому все, что ты бы ни сделал, будет вот таким.

Почему ты говоришь, что ты ум? Скажи, что ты вечное существо. Поменяй самоидентификацию.

В уме все всегда будет несовершенно, фрагментировано. Ты не сможешь никого любить на сто процентов, как и ненавидеть на сто процентов.

Так что если ты зол на кого-то или испытываешь к кому-то ненависть, ум придет и скажет: «Может быть, ты не прав, может быть, тебе не стоит злиться на этого человека?». Иногда ум заставляет тебя испытывать чувство вины, а в другие моменты он обвиняет других.

Сама природа ума – судить. Иногда за, иногда против. Его природа – несовершенная эмоция.

Невозможно любить кого-то на сто процентов, пребывая в уме. Если ты хочешь любить кого-то на сто процентов, избавься от ума. Иначе ум – это препятствие.

Вопрошающий: Я не способен увидеть это состояние.

Рада Ма: Это твой ум. Это ограниченность ума. Если ты не способен увидеть это состояние, просто прими это. И не просто ограниченность твоего ума, а всех умов.

Ничего нельзя сделать совершенно, находясь в уме, даже поклоняться, даже делать садхану (духовную практику, — ред.), даже сдаться божественной воле. Что бы ты ни делал через ум, все будет неполным. Такова особенность ума.

Ты должен видеть ум и то, как он функционирует, как он работает. Как можно любить весь мир, пребывая в уме? Это невозможно. Мир это не что иное, как отражение ума.

Мы не можем увидеть никаких эмоций во внешнем мире, которые бы не были в нас. У тебя есть гнев, поэтому ты видишь гнев во внешнем мире. У тебя есть любовь, поэтому ты видишь любовь где-то еще. Это просто отражение, у нас нет никаких мыслей или эмоций, которые бы отличались от чьих-то еще. У всех одинаковые мысли, одинаковые эмоции, только процентное соотношение разное. Ты можешь быть исполнен любовью, а кто-то другой может быть исполнен гнева, только процентное соотношение разное.

У нас нет никаких новых эмоций, которые бы не смогли увидеть или испытывать другие.

Что бы мы ни называли миром, это не что иное, как отражение ума.

Radha Ma

О ПРИРОДЕ УМА

Вопрошающий: Иногда мне трудно поддерживать абсолютную веру в гуру или в свою садхану.

Рада Ма: Это нормально, он поймет. Все это садхана, а не то состояние, о котором мы говорим. Любая садхана имеет изъяны. Любая сдача не полна. Любая практика или дисциплина содержит в себе недисциплинированность. Все, что делается через ум, фрагментарно. Тот, кому ты сдаешься, знает, что ты сдаешься через ум. Он знает, что ты делаешь это как некое действие. И он знает, что оно не полноценно.

Ни один гуру не скажет: «Ты сдался мне, как ты мог уйти обратно?» Он знает этого сдающегося и как происходит сдача. Он знает, что ум опять придет и выскажет все эти сомнения и прочее. Все это предусмотрено. Когда кто-то пишет программу, он предусматривает все. Типа: «Если команда не выполнена, делается следующее».

Вопрошающий: Мне казалось, что это только я такой, что не могу полностью поверить. (Смех.)

Рада Ма: Это встроенный механизм в уме – обвинять самого себя. Нет такого, как стопроцентная вера или стопроцентная сдача. Это не может случиться через ум. Заведомая природа ума – это неполнота.

В.: То есть ты говоришь, что мы никогда не сможем полюбить кого-либо на сто процентов или довериться или сдаться, до тех пор, пока мы не осознаем свое истинное Я?

Рада Ма: Ты знаешь ответ. Сможем ли мы? Сможем ли мы? Может быть, в некоторый момент ты уверена, что любишь его на сто процентов. Но через два или три дня появляется гнев, а через несколько лет – ненависть. (Смех.)

В.: Значит только после того, как мы осознаем истинное Я, мы сможем любить на сто процентов.

Рада Ма: Это правда, тогда, после этого осознания любовь – это естественный поток, это не действие, ты не любишь кого-то, но ты сама любовь. Здесь нет противоречия.

Когда ты делаешь это как действие, всегда есть полюса. Когда ты любишь кого-то, ты ненавидишь кого-то. Но когда ты вышел за пределы двойственности, ты просто есть.

В.: Но мы хотя бы должны стараться приблизиться к этому, хотя бы отчасти, нет?

Рада Ма: Да, конечно. Поэтому я и говорю, что хотя бы частично ты должен сдаться. Ты должен довериться хоть в чем-то. Ты должен с чего-то начать свое путешествие.

В.: Мой мастер Ошо обычно говорил, что если вы делаете один шаг, то Бог делает навстречу вам сто шагов.

Рада Ма: Это правда. Но в наше время люди говорят, что в тот момент, когда ты начинаешь идти к просветлению, оно убегает от тебя. Ты знаешь об этом? (Смех.) Они говорят, что если ты делаешь один шаг к просветлению, оно убегает на тысячу километров от тебя.

Если ты поймешь, что просветление божественно, то это действительно так – оно пойдет тебе навстречу, когда ты пойдешь к нему. Но если ты будешь считать, что оно не божественно, то это плохо, и тогда оно убежит от тебя. Что ты думаешь о просветлении – божественно оно или нет?

В.: Я не знаю. Может быть, и то, и другое?

Рада Ма: Как может свобода быть не-божественной? Все здесь божественно. Как она может быть злом? Ты думаешь, что просветление – это зло, тогда оно убежит от тебя. Это само определение божественности: если ты делаешь шаг по направлению к божественности, она делает сто шагов навстречу тебе. Если ты думаешь, что свобода не божественна, то она убежит от тебя.

В.: Мы думаем, что мы делаем садхану. «Я» делаю это. «Я» делаю это. «Я» делаю это. И в какой-то момент приходит время, когда мы чувствуем разочарованность, оттого, что Бог больше не присутствует в нашей практике. Он долгое время был со мной, но вот он ушел. И тогда возникает осознание, что «Я-то думал, что это «я» делал все эти вещи, а на самом деле это был Бог». И вот в этот самый момент, когда у нас появляется чувство, что Бог ушел, наше эго чувствует себя таким маленьким и скромным. То есть это на самом деле очень здоровая ситуация? Когда мы ощущаем, что Бог ушел.

Рада Ма: Даже этот ум помогает нам, ведет нас. Хотя мы без колебаний обвиняем ум во всех наших бедах. Мы говорим, что он отвратителен, что он жесток. Но представь себе только, что это тот же самый ум привел тебя сюда сегодня. Откуда бы ты ни начал. Когда ты родился, у тебя не было ни малейшего представления обо всем этом, и, однако, из всей твоей семьи именно ты пришел сюда.

То есть ум, который погрузил тебя в иллюзию, освободит тебя от иллюзии, это действительно так. Он покажет тебе путь, потому что он отражает божественный свет.

Мы называем его плохим или хорошим или как-то еще, но именно этот ум освободит тебя однажды. Убив самого себя. Почему среди всех людей именно мы ищем? Почему мы должны быть такими странными, непохожими на других? Почему мы должны так отличаться? Почему нам так тяжело в миру? В то время как люди ищут так много разных вещей, почему мы ищем свободу?

Это наш ум ведет нас. Хотя я могу сказать: «откажись от поиска», ты не можешь отказаться от поиска. Я могу сказать, что просветление – миф, но ты не поверишь в это. Можешь ли ты поверить в такое? Нет. Ты веришь, что просветление реально. Внутри мы инстинктивно знаем, что есть что-то за пределами ума.

Какая-то свобода существует. Мы знаем это инстинктивно. Вот почему ты не можешь перестать искать.

Так что ум знает истину. Хотя он не может постичь ее, но тем не менее он знает, что где-то что-то такое как истина или свобода существует. Поэтому тот же самый ум освободит нас.

У ума есть эмоции, у ума есть чувства, у него есть то и это. И из всех этих вещей ум знает отражение истины. Это наш интеллект. Он знает, что где-то существует что-то такое как абсолютная свобода.

Так что ты даже не можешь обвинить Бога, когда ты устаешь. Ум приходит и говорит: «Но Бог вел тебя столько лет». Таков механизм ума. Когда ты не прав относительно Бога, ум не начинает танцевать и говорить, что Бог – это зло. Он говорит: «Нет, это не так. Бог помогал тебе все это время. Бог заставлял тебя медитировать. Это Бог помогал тебе во всем этом».

Ум это не что иное, как инструмент Бога, божественного.

В.: И даже не просто инструмент, он сам божественен.

Рада Ма: Да, он божественен.

Именно поэтому говорят, что ум – это совершенная иллюзия. Потому что он никогда не существовал в том смысле, в котором мы считаем его существующим. Что бы мы там ни называли умом, это никогда не существовало. Только божественное существует, всегда. Вот почему говорят, что ум – это иллюзия.

Мы говорим о чем-то, чего никогда не существовало. Никогда. Ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем. Он никогда не существовал, этот так называемый ум. Только божественное существует, во все времена, вечно.

О каких бы характеристиках ума мы ни говорили, все это иллюзия, потому что сам ум – иллюзия.

В.: Можешь ли ты сказать о том, что происходит сейчас за пределами слов, которые все мы слышим? В твоем присутствии и в присутствии некоторых других людей, которые говорят, как ты. Это нектар или что это? Это чувство опьяненности.

Рада Ма: Да, ты чувствуешь это. А некоторые люди находят эти беседы скучными. (Смех.) Так что я не могу превратить эту в какую-то теорию. Для нас это хорошо, а для кого-то скучно. … Это то, как ты воспринимаешь, это имеет значение во всем. Может быть, если я посмотрю это снова, я почувствую, что это скучно. Понимаешь? Я не знаю, действительно ли это интересно. Тебе кажется так, а кому-то другому так не кажется, так что это не так, будто это все происходит одинаково со всеми здесь.

Вот посмотри (показывает на кого-то), посмотри на него, ему уже скучно. Да, тебе.

Слова на самом деле довольно скучны, если честно. В словах нет ничего нового, не так ли? Словарный запас так ограничен, слова так ограничены, выражения ограничены. Когда ты злишься, ты можешь сказать, что ты зол и, может быть, еще несколько слов – что ты раздражен, например. Но это так ограничено. Поэтому скучно.

ЗА ПРЕДЕЛАМИ УМА

[Прежде чем стремиться за пределы ума], сначала разберись со своим умом, не убегай от ума. Он будет гнаться за тобой, если ты будешь убегать от него, понимаешь?

Ты боишься своего ума. Но так ты не выйдешь за его пределы. Ты не должен убегать от ума. Все, от чего ты бежишь, будет бежать за тобой.

Если ты будешь убегать от жизни, она будет гнаться за тобой. Если ты убегаешь от смерти, она погонится за тобой. Если ты будешь убегать от ума, то ум погонится за тобой. Понимаешь? Так что встреть его лицом к лицу.

В.: Мне нужно принять его?

Рада Ма: Сначала встреть его лицом к лицу. Принятие придет позже. Посмотри в глаза своему уму. За пределы ума ты хочешь пойти, потому что ты боишься ума. Ты хочешь убежать от него. Но с таким подходом ты не сможешь выйти за его пределы. … Встреть его лицом к лицу. Посмотри в глаза своему уму.

ОБ УСИЛИЯХ И ИСТИНЕ

Какую бы практику ты ни делал, ты должен делать это искренне.

Я всегда говорю: окей, вот это и есть твой дом. Это твое естественное состояние. Быть истинным Собой – это твое естественное состояние. Ты не знаешь этого, но я говорю тебе, что это твое естественное состояние, просто будь истинным Собой. Ты уже есть истинный Ты, и это уже твой дом.

Но это только мое заявление, а не твой опыт. Ты должен пойти в мир, поискать это, поискать свой дом, который ты нигде не найдешь, и тогда ты вернешься сюда и узнаешь, что это и есть твой дом.

Это мое заявление, и другие тоже так говорят, и пока ты не осознаешь, что это и есть твой дом, тебе будет некомфортно. Ты будешь пытаться помнить: «Это мой дом, это мой дом, это мой дом». Потому что ты не осознал этого естественным путем.

В.: Значит мне нужно пойти поискать себя?

Рада Ма: И вернуться сюда и осознать, что это и есть твой дом. Это действительно правда, что это твой дом, но пока ты не осознаешь этого, он еще не вполне твой. Так что это осознание требует некоторых усилий. Но сам дом не требует усилий.

Совершая усилия, ты никогда не найдешь дом. Но, совершая усилия, ты осознаешь, что это и есть твой дом.

Я говорю: ты уже – истинный Ты; ты бессмертный, у тебя нет ума, всё есть иллюзия. И всё это так. И, может быть, когда я скажу тебе это, ты некоторое время будешь счастлив. Но ум вернется и скажет: «Я не чист, я гневлив, у меня есть то и это», и ты начнешь осуждать себя.

Ты говоришь: «Я не совершенен», а я говорю: «Ты совершенен, ты целостен». Но сейчас ты не можешь принять этого. Хотя по своей природе ты чист, ты бессмертен, ты совершенен, ты сама любовь, ты сострадание. Но что бы я тебе ни говорила об этом, ты, тем не менее, не почувствуешь эту целостность. Я говорю, что ты целостен, но ты не чувствуешь этого.

Я говорю, что все, что ты делаешь – совершенно. Но завтра ты пойдешь и убьешь кого-то, или, например, если кто-то попытается причинить тебе вред, будешь ли ты видеть в этом совершенство? Ты не сможешь, потому что ум все еще существует где-то.

В.: Медитация поможет?

Рада Ма: Не только медитация, а любая садхана поможет.

Тебе нужно совершать усилия, чтобы стать безусильным. Когда ты осознаешь, что ты дома, это твой дом, и тогда уже никто не сможет забрать его у тебя. И тогда не будет нужды ни в каких усилиях.

Ты чувствуешь, что ты дома, все кончено. И тогда этот вопрос об усилиях отпадает, тебе не нужно больше искать. Но до тех пор усилия должны совершаться, до тех пор, пока все не станет безусильным.

И тогда мне не придется тебе рассказывать о том, что такое истинное Я, ты знаешь, каково это, быть истинным Собой. Так что не путайся, когда речь заходит об усилиях.

Если мы делаем все остальные вещи как деятели, то и садхану мы должны делать как деятели. Ты деятель; ум – это деятель. Так что тебе нужно делать садхану. Как деятелю.

После десяти или двадцати лет поисков ты вернешься и скажешь «Зачем я потратил 20 лет, ведь вот мой дом, там, где я начал. Это мое естественное состояние».

Но это не означает, что те 20 лет были пустой тратой времени. В некотором смысле, они потрачены впустую, потому что вот он, твой дом, а ты искал его все это время во внешнем мире. Но на самом деле это не пустая трата времени. Эти 20 лет имеют значение. Такое же, как и вся остальная жизнь. Ты должен искать, тебе нужно искать где-то, чтобы обнаружить для себя, что вот твой дом. Большинство людей, которые пришли к тому, что садхана не нужна, делали садхану. Просто они уже смотрят с другой позиции.

Не существует никакой определенной практики, которая может привести тебя к свободе. Ты можешь делать ради свободы любую садхану, которая тебе подходит. Можно заниматься випасаной, можно заниматься самоисследованием, повторением мантры – все, что тебе удобно. Или просто сдаться.

В.: Но мы не можем сдаться на сто процентов?

Рада Ма: Нет, полная сдача случается, когда ум уходит, но частичная сдача возможна через ум. Полная сдача происходит естественно. А частичная сдача – это действие, которое мы делаем с помощью ума. Мы можем делать это как садхану.

Тебе сказали: веди себя как истинное Я. Но можешь ли ты вести себя как истинное Я? Ты начинаешь воображать себе, что ты – истинное Я и что все твои действия происходят из истинного Я. Но тогда ты должен принять, что и действия всех остальных также совершенны.

Вот почему многие люди застревают. Им сказали, что они – истинное Я, что они уже то. Но что они могут поделать с этим? Хорошо, ты можешь пойти и объявлять всем, что ты – истинное Я, многие уже делают так. Но помни: когда ты – истинное Я, то и все остальные тоже истинное Я. Но тогда какая нужда заявлять об этом?

Даже не используй эту адвайту для своих повседневных нужд. Сначала забудь о том, что ты – истинное Я. Вот мое учение, если кто-то спрашивает о том, какое у меня учение. Забудь о том, что ты – истинное Я. Помнить об этом – не помогает тебе. Это правда, но это не помогает.

Так что разберись с умом, увидь, что ты в уме, увидь эмоции ума, разберись с эмоциями. Найди способ сделать этот ум более приятным местом для жизни. И тогда автоматически само-осознание придет к тебе, когда ты даже не будешь думать об этом.

Radha Ma

О ПРОСВЕТЛЕНИИ

Забудь о просветлении совсем. Я имею в виду: забудь о том, каким должно быть просветление, о том, что должно случиться после просветления и все такое. Просто пусть у тебя будет желание быть свободным, желай быть свободным от оков. Этого достаточно.

Что произойдет, как это произойдет, где это случится, кто тебе даст это, все эти «как» — это вопросы от ума. Что случится после этого? Как будет работать ум? Как ты будешь жить в миру? Все эти вопросы, относящиеся к тому, что случится после просветления, брось их. Оно не имеет ничего общего с этими вопросами.

Все, что ты должен делать сейчас, это работать для своей свободы, какую бы работу ты ни чувствовал подходящей для этого, просто работай над этим.

Radha Ma

ОБ ИСТИННОМ Я

Имеет значение, с чем мы себя отождествляем. Если ты отождествляешься с волнами, ты всегда будешь тревожиться. Если ты отождествляешься с глубоким океаном, никакого волнения нет. … Если ты отождествляешься с умом, то у тебя будут все эти неприятности, проблемы. Если ты отождествляешься с глубоким океаном, то у тебя есть только богатство.

В.: У истинного Я есть какая-нибудь вибрация?

Рада Ма: Нет, определенно нет. Что бы ни происходило, весь этот мир – всё это воображаемо, когда ты – истинное Я.

О чем бы мы ни говорили, всё это воображаемое. Волны в океане воображаемы, они действительно нереальны. Мы видим волну, но океан не видит волн. Глубокий океан не знает волн, тех, которые на поверхности. Он совершенно не потревожен, совершенно невозмутим.

Очень сложно понять, какое оно, истинное Я, непотревоженное всем этим хаосом. Волны состоят из воды. И океан – это тоже вода. Вот почему мы говорим, что «все есть истинное Я».

ВИДЕО

Рада Ма на Ютюбе


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: