«Бриллиантовой руке» — 50

Фильм Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука» вышел на экраны в 1968-м — на следующий год после отпразднованного 70-летия Великой Октябрьской социалистической революции.

Период бури и натиска завершился, и СССР вплыл в 60-е — свою золотую пору.

Принятая в 1961 году Третья Программа КПСС гласила:

«Героический труд советского народа создал мощную и всесторонне развитую экономику. Теперь имеются все возможности для быстрого подъема благосостояния всего населения: рабочих, крестьян, интеллигенции. КПСС ставит задачу всемирно-исторического значения — обеспечить в Советском Союзе самый высокий жизненный уровень по сравнению с любой страной капитализма».

Проще говоря, властями был взят курс на построение в СССР общества потребления. Спустя семь лет Леонид Гайдай вгляделся в идущие в стране социальные процессы.

Его фильм — это история двух простаков: Семена Семеновича Горбункова и Геши Козодоева. Разница между ними в том, что Геша — простак настоящий.

Хрущев обещал догнать и перегнать Америку, и Геша искренне поверил в красивую «западную жизнь», полагая, что следование ее стандартам — прямая дорога к счастью. О том, что Семен Семенович — простак мнимый, сразу сообщает его фамилия, несомненно произведенная от Конька-Горбунка. Конек-Горбунок, как известно, неказист на вид, да зато обладает чудесными свойствами.

А где Конек-Горбунок, там Иван-дурак. То есть герой, способный на беззаветный героизм. Недаром в фильме сообщается, что Горбунков — фронтовик. Если Горбункову столько же лет, сколько сыгравшему его артисту Никулину, то он, как Никулин, вполне мог попасть в армию сразу после школы и пройти две войны — Финскую и Великую Отечественную.

[В скобках отметим следующий элемент, «рифмующий» двух героев: рядом с каждым присутствует изрекающий жлобские афоризмы авторитет. Рядом с Гешей — Шеф с его «за чужой счет пьют даже язвенники и трезвенники». Рядом с Горбунковым — управдомша с ее «наши люди на такси в булочную не ездят». Однако Геша до конца остается под влиянием Шефа, а вот Горбунков в поединке с управдомшей если и не одерживает победу, то, по крайней мере, сводит его к ничьей.]

Раз уж мы заговорили об Иване-дураке, сразу ответим на вопрос: при чем тут буддизм, если сюжет фильма можно описать в рамках русской народной сказки? Для начала заметим, что фольклор един: идеи и сюжеты беспрепятственно распространяются по планете, «присваиваясь» той или иной культурой. К примеру, многие известные сейчас в народе анекдоты — это суфийские притчи, говорящие о парадоксальности бытия и нацеленные на ломку стереотипов. Соответственно, и рассказы о мнимой простоте характерны почти для всех культур. Но, догадывались об этом авторы фильма или нет, Горбунков, проходя выпавшие на его долю испытания, опирается именно на буддистские принципы. Аналогии со сказкой об Иване-дураке не такие прямые. Хотя, думаю, читателю не составит большого труда их отыскать.

Фильм начинается с того, что два простака отправляются в путешествие и знакомятся друг с другом.

Геша сразу же в песне объясняет Горбункову всю устарелость прежней советской действительности, то есть Острова Невезения или «проклятого острова», и его, Горбункова, стиля жизни: «ребятня и взрослые пропадают зря».

Рецепт Козодоева прост — надо отменить понедельники, то есть, по всему, труд на свою страну и общее благо, и «научиться жить»:

«Вроде не бездельники
и могли бы жить —
им бы понедельники
взять и отменить».

Фильм словно бы соглашается с Гешей: простак-неудачник Горбунков, даже оказавшись в завидной для советского человека загранпоездке, тут же вляпывается в неприятности. Начинаются его испытания.

Первое испытание — стамбульской жрицей любви — оба простака проходят по очереди. И оба успешно.

Козодоев, сыграв на женской доверчивости, обманывает проститутку и не входит в ее жилище.

Горбунков смело шагает в восточный застенок, как будто знает буддистскую загадку о гусе, выросшем внутри сосуда.

— Как выпустить гуся наружу, не разбивая сосуд? — гласит загадка.

Ответ:

— Гусь на свободе. Кто сказал, что он внутри?

Вот и Горбунков, чувствуя, что свободен везде и всюду, проходит застенок насквозь и выходит наружу в другую дверь.

Далее потерявший сознание Горбунков попадает в руки стамбульских контрабандистов. Здесь, очнувшись, он использует буддистский принцип недеяния, не вмешиваясь в события и позволяя им идти своим путем. За счет этого легко покидает логово контрабандистов.

Второй раз тот же принцип действия (вернее, бездействия) Горбунков применяет во время визита к соблазнительнице. Он беспрекословно выполняет ее желания и снова теряет сознание. На помощь Горбункову, в конце концов, приходят волшебные помощники из милиции.

Заметим, что в течение фильма Горбунков три раза теряет сознание. Это, конечно, не буддистская нирвана, но тоже возвращение в состояние безмятежности, побег из угрожающей реальности, полет на Коньке-Горбунке.

Третий раз Горбунков теряет сознание в ресторане, снова плывя по течению, позволяя ввести себя в состояние алкогольного экстаза и обретая бесстрашие — то есть качество бодхисатвы, открывающего для себя и других путь к спасению.

Об этом он и поет:

«Пусть боимся мы волка и сову,
дело есть у нас
в самый жуткий час —
мы волшебную косим трын-траву».

На помощь «отрубившемуся» Горбункову снова приходят волшебные помощники из милиции.

Окончательное же бесстрашие Горбунков обретает в финале своих приключений, но мы предварительно остановимся еще на двух буддистских эпизодах.

В эпизоде с рыбной ловлей Горбунков, избегая, в лучшем случае, тяжелых физических повреждений, легко переигрывает Козодоева, потому что придерживается буддистского принципа «находиться здесь и сейчас», то есть полностью сливается со своим рыболовным занятием, не отвлекаясь ни на что другое.

Еще один буддистский эпизод — созерцание Горбунковым принятого за труп пьяного.

Как известно, созерцание трупа — известная буддистская процедура, внушающая мысли о мимолетности бытия.

Вот и Горбунков говорит:

— На его месте мог быть я!

Идя по буддистскому пути, Горбунков обретает настоящее бесстрашие. В конце фильма он сообщает контрабандистам, в том числе Шефу, что все про них знает. То есть парадоксальным образом идет на верную гибель.

Что с ним и происходит.

Да, да! Неужели вы думаете, что упавший с большой высоты со связанными руками человек может уцелеть?

Подтверждает это и фраза Шефа:

— Я слишком много знал. Как говорил один мой приятель. Покойник.

За проявленным бесстрашием следует нирвана. Именно это символизирует заключительная сцена фильма, где радостный Горбунков вместе с семьей несется в солнечный день на белом катере по синему морю.

Не знаю, осознавали ли буддистский подтекст фильма его авторы. Сопоставляли ли они «Бриллиантовую руку» с «Алмазной сутрой»? Вряд ли думали о буддизме зрители. Но главное — принципы действий Горбункова и его окончательную победу — они, несомненно, отметили и впитали.

В фильме Гайдая фронтовик Горбунков одерживает верх над компанией Шефа и Геши.

В 90-е годы прошлого столетия, однако, именно эта криминальная компания, вдохновляемая стандартами общества потребления, взяла верх в нашей стране. Идеалы Геши Козодоева стали открыто и беззастенчиво внедряться властями в массы.

Горбунковым напрямую объясняли, что они «не умеют жить», и с их «проклятым островом» пора кончать. Но и в этой ситуации простак Горбунков оказался не прост, и чудесным образом, если и не одержал еще победу, то, во всяком случае, свел пока дело к ничьей. Пожелаем ему удачи и бесстрашия!


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: