Размышления о книгах Юрия Нечипоренко «Пушкин» и «Плыви, силач! (Молодые годы Александра Пушкина)».

Юрий Нечипоренко

Я вдруг обратила внимание на удивительный феномен: о Пушкине мы обычно думаем и говорим, как о близком человеке: друге, брате… Словно бы нас не разделяют почти два столетия. Словно бы Александр Сергеевич (Саша) — наш современник. Или наоборот, мы, — его современники, — непостижимым образом перенесшиеся в его эпоху.

А вот все другие поэты и прозаики, даже самые любимые и почитаемые, воспринимаются на временном расстоянии.

С чем это связано? Возможно, с исключительным обаянием личности поэта. Или с доверительной интонацией его стихотворений… Или со старанием пушкиноведов, которые сумели выудить всё, до мельчайших подробностей, из его биографии…

Вот две новых книги о Пушкине. Автор — Юрий Нечипоренко, в одной иллюстрации Владимира Мочалова (издательство «Октопус» 2017 г.), в другой — рисунки Евгения Подколзина (издательство «Август», 2018). Если первая книга ориентирована на младших школьников, то вторая предназначена для подростков.

Юрий Нечипоренко уже известен читателю как автор книг о Ломоносове и Гоголе.

«Плыви, силач!» представляет третью книгу из этой серии. Все книги его замечательны тем, что они интересны и школьнику, и взрослому. Автор не заигрывает с юным читателем, не пытается примитизировать текст, дабы быть понятым. Он доверительно рассказывает о жизни великого поэта, языком, доступным для понимания подростка — и не скучным для взрослого читателя.

Вот начало книги «Пушкин»:

«Мальчик с курчавыми волосами родился в Москве, в доме, который снимала его семья. Дом этот, стоявший на углу Малой Почтовой улицы и Госпитального переулка, не сохранился».

Уютная повествовательная интонация, простые доходчивые слова, так сказать, констатация факта — и ничего больше. Но читатель словно бы входит в этот дом, в эту семью.

Жизнь Саши в семье, влюблённости поэта, годы в Царскосельском Лицее. Последнему уделено немало места, ибо это заведение сыграло немалую роль в жизни поэта.

Даже мне, казалось бы, всё знающей о жизни любимого поэта, открываются новые подробности:

«Ребята жили в лицее почти безвыездно шесть долгих лет — не разрешалось уезжать даже на каникулы. Родители могли навещать своих детей, но не чаще раза в неделю…»

И при этом Пушкин вспоминает годы в Лицее, как лучшее, самое светлое время своей жизни: здесь он обрёл друзей, здесь созрел как личность, здесь начал писать стихи.

У нас тоже есть лицеи (правда, нет Пушкина). Но вряд ли современные лицеисты так же любят свой временный дом.

Думаю, что книгу Юрий Нечипоренко надо бы порекомендовать нынешним учебным заведениям: как им организовать свою работу так, чтобы их воспитанники не только не тяготились вынужденной неволей, но любили свой лицей, чтобы из них вырастали не хапуги, подсчитывающие, чей отец богаче (круче), а достойные граждане своего отечества, как это и было в царском учебном заведении позапрошлого века. Конечно, дело здесь не в комфорте (отдельная комната), не в красивом ландшафте, а в достойных педагогах, сумевших создать атмосферу дружества, нравственной высоты, духовности.

А ещё читатель узнает, что Пушкин, хоть и был отменным дуэлянтом, никогда не стрелял первым и часто отказывался от своего выстрела.

Тут мне, — не знаю, кстати или некстати, — вспомнился рассказ об одном поэте, бывшем студенте Литинститута и бывшем фронтовике. Сейчас, наверное, его уже нет и в живых. Так вот, рассказывали, что он якобы не убил ни одного немца. «Как это тебе удалось?» — спрашивали его. Он отвечал: «Когда начиналась атака, я бежал вместе со всеми. И стрелял, но в воздух. Я христианин, я не могу убить человека».

Пушкин родился в 1799 году. Случайная игра природы? Нет. Россия нуждалась в поэте, который бы выразил её душу. Если исходить из этой философии, то сейчас у нас нет нужды в своём глашатае.

На многие размышления наводят эти книги Юрия Нечипоренко. Казалось бы, он всего-то поставил своей задачей просто познакомить наших не слишком любопытных и не слишком грамотных юнцов с биографией нашего национального гения. Но, как всё настоящее, книга эта выходит за пределы поставленной задачи.

А вот ещё одна того же автора, из той же серии: «Ярмарочный мальчик. Жизнь и творчество Николая Гоголя. Из-во «Жук». 2009 г. Картинки Евгения Подколзина.

Кстати, иллюстрации великолепны. Они именно «гоголевские» — по духу, по стилистике. Такое родство текста и рисунков редко случается.

Николай Гоголь, быть может, самый загадочный, самый мистический писатель России.

Если Пушкин — гармония и ясность — то Гоголь, наоборот, запредельность, мистика, подглядывание в щёлку, в которую нам смотреть запрещено.

Насколько с Пушкиным всё ясно, гармонично, что никак не исключает его мудрости и в творчестве, и в биографии, и в книге Юрия Нечипоренко, настолько в «Ярмарочном мальчике» всё облачно, затуманено, противоречиво, подчас необъяснимо…

Однако Юрий Нечипоренко сделал всё возможное, чтобы отразить образ великого современника Пушкина во всей его сложности.

Мне, как читателю, казалось бы, хорошо знающему и творчество и биографию писателя, открылся новый Гоголь. Он и мудр и по-обывательски хитёр. Он и способен любить: мать, сестёр, друзей. Но и опускаться до подлого обмана: так, деньги, с трудом собранные его матерью и посланные ему в Петербург для оплаты налогов за имение, он беззастенчиво тратит на поездку в Германию, скрыв это от любимой матери.

Даже Пушкин, словно бы шутя, жаловался близким:

«С этим малороссом надо быть осторожным. Он обирает меня так, что и кричать нельзя».

А может быть, образ пройдохи Чичикова и остальных прощелыг из «Ревизора» и «Мертвых душ» так удался Гоголю именно потому, что он и сам в какой-то мере был этим Чичиковым, этим Городничим и иже с ними.

Он и сам не гнушался обедами за чужой счет, он и сам мог притвориться больным и ничего не есть, дабы не потратиться на угощение друга. Он и сам хитроумными способами изымал деньги в свою пользу даже в царской семье. Он сделал попытку, правда, неудавшуюся, выгодно жениться на особе из семьи, приближенной ко двору.

Юрий Нечипоренко досконально изучил биографию Гоголя, осмыслил её: книга изобилует подробностями, создающими сложный, противоречивый, полный контрастов и подчас неприглядный образ гениального человека.

А мистические стороны его натуры: склонность к шаманству, боязнь летаргического сна, сновидения наяву — разве всё это не из области психиатрии? А возможно, из тех глубин, которые даже психиатрии, как науке, до сих пор неведомы.

Но, в конечном счёте, важны не облик, недостатки человека, а то, что он создал. А Гоголь оставил миру огромные сокровища — «Ревизора» и «Мёртвые души», — не говоря уже о других его гениальных произведениях.

Мне думается, что книги Юрия Нечипоренко, показывающие нам как живого Пушкина, так и «непричёсанного» Гоголя, будут интересны и взрослому читателю, и подростку: каждый найдёт в них своё.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: