Особенная стать

О книге Всеволода Бенигсена «ПЗХФЧЩ!»

«ПЗХФЧЩ!» Всеволода Бенигсена – это сборник самых возмутительных, ядовитых и наглых русофобских анекдотов. Дайте почитать эту книгу реликтовому национал-патриоту и на следующий день вас арестуют, предъявив обвинение в убийстве с отягчающими обстоятельствами.

Для начала автор выставляет круглыми идиотами Сталина, членов его Полютбюро, редактора «Правды» Шепилова; литературных тузов Константина Симонова и Сергея Михалкова, весь Союз Писателей в лице прозаиков Левенбука и Штормового. А потом в разнос идет все население: интеллигенция, рабочий класс и т.д. Поводом для демонстрации раболепствующим народом своей придурковатости послужила реплика Сталина на пленуме Бюро Президиума ЦК КПСС (действие заглавного рассказа происходит в начале 1953 года):

«Я считаю, что… что… безродных космополитов надо пзхфчщ… причем э-э-э-э… в кратчайшие сроки… Щывзщ даст результаты… грцбм… однако в перспективе… оцайц… будем зцщкшх».

Рассказ «ПЗХФЧЩ!»

Разумеется, никто из членов Бюро не осмелился переспросить заговорившегося Вождя (в эти дни здоровье Сталина верно приближалось к инсульту), что заключается в этом судьбоносном заявлении. Народ воспринял фонетическую абракадабру Иосифа Виссарионовича буквально, и по стране покатился комедийный бардак, совмещающий языковую абсурдятину Владимира Сорокина и желчный антисоветский фарс Владимира Войновича.

«Первым на трибуну выскочил ударник токарь Кочкин.

— Торварищщщщи! – начал он, намеренно растянув «щ», словно готовя присутствующих к речи. – Щпзыз, товарищи, становится джцкз, и ргвч никогда не зхфври, даже если врпнр!»

Эта короткая речь произвела еще бОльший фурор. Зал буквально взорвался аплодисментами».

Далее Бенигсен нарушает неприкосновенное табу, увлекательно описывая приключения незадачливого чеченца, приехавшего с бомбой в центральную России для подготовки теракта. Но план злодея тонет в российском невежестве, алкоголизме и алогизме. Мужики из села Кондрашино, обнаружив у чеченца Мовсара взрывчатку, не бьют тревогу. Движимые исследовательским порывом, они невозмутимо устраивают мощный взрыв, обвязав шахидским поясом похитителя кабеля из трансформаторной будки. В результате, на куски разносит и будку, и вора. Село остается без электричества, а террорист-неудачник спокойно покидает спивающихся пейзан.

«Ты лучше просто скажи, куда идти, а я дорогу найду.

— Да куда не пойдешь, куда-то да выйдешь, — философски заметил Петр, – Если что не пропадай. Пиши, заходи.

Мовсар не стал ничего обещать».

Рассказ «В террористы»

Вышеобозначенные сюжеты демонстрируют суть всего сборника. За каждый рассказ, включенный в издание, автор достоин публичного линчевания. По идее, книга должна оскорблять слух даже самого далекого от шовинистских убеждений читателя. Но этого почему-то не происходит… Вместо слез от обиды, читая эти памфлеты, проливаешь слезы от хохота. Зубодробительные сюжеты в сочетании с неспешной, обстоятельной манерой повествования Всеволода Бенигсена, с его многочисленными юмористическими штришками, в которых чувствуется непосредственная смеховая культура детства, вызывают не гнев, а приступ истерического смеха. Исключение составляют лишь автобиографический рассказ «Меньше чем жизнь, или Чел идет за солнцем» и рассказ «Васенька», душераздирающая история жизни и смерти больного мальчика-урода. Эти произведения совершенно не вписываются в концепцию сборника.

Но в целом, «ПЗХФЧЩ!» – циничная насмешка над собственным народом. Но почему, собственно, рассказы Бенигсена должны кого-то раздражать? Разве не правдивую картину он изобразил? Так-то оно так. Но автор не просто изобразил правдивую картину. Он создал издевательский гротеск, который не оставляет героям шансов для оправдания, а читателям надежды на выход из окружающего тупика.

И все же, рассказы невероятно добры и комичны. Надо полагать, что причина этого смеха кроется в полнейшей иррациональности мотивов поступков персонажей. Хотя, глупые реплики, безумные действия только внешне кажутся лишенными смысла. Внутри же они заряжены мощнейшим и очень бодрым потенциалом, который, по мнению классика, невозможно «понять умом». Герои рассказов Бенигсена не злы, не расчетливы, не скупы. Более того, они свободны от тех моральных ограничений и нравственных установок, которые Запад упорно навязывает миру. Их ближайшие родственники – шатуны Мамлеева, дальние – чудики Шукшина. Вряд ли западный законопослушный читатель оценит рассказ «Коржиков и кот», суть которого сводится к тому, что сидящий в зале суда простой народ считает пострадавшими – убийцу и родственников жертвы, а адвоката, прокурора и судью – преступниками.

Вторая причина комичной привлекательности персонажей этих головокружительных историй – их искренняя открытость. Почти во всех рассказах «ПЗФХЧЩ!» фигурируют собрания, заседания, концерты, пленумы. Герои ведут непрекращающиеся дебаты, выкладывая наружу весь бред, царящий в их головах. Между прочим, только в двух, упомянутых выше рассказах «Васенька» и «Меньше чем жизнь, или Чел идет за солнцем» отсутствуют коллективные действия. Персонажи этих произведений замыкаются в себе, и как результат производят на читателя грустное, тяжелое впечатление.

Как бы ни критиковали русский менталитет за самомнение, за веру в «особенную стать», – пока рождаются подобные анекдоты, и кто-то дико смеется над ними, эта «особенная стать» никуда не денется. «ПЗХФЧЩ!» Бенигсена – очередная фантазия на тему тютчевского стихотворения про Россию. Как и положено – жестокая, бурная и комичная.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Последний дефицит. О книге Фридриха Горенштейна «Искупление»
На пятерочку! О книге Дмитрия Быкова «Календарь 2»
Финт Челубея. О книге Захара Прилепина «К нам едет Пересвет»
Сорокинский концептуализм и политический сюрреализм. О сборнике рассказов Владимира Сорокина «Моноклон»


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: