Финт Челубея

О книге Захара Прилепина «К нам едет Пересвет»

Сначала преамбула: людям, которые имеют хоть что-то в голове и за душой, эта книга очень понравится. Обратное исключено. А теперь, как говорится, «амбула»…

«Ну и куда ты сейчас направишь свои лыжи? – так звучит нынче главный вопрос, который задает себе читающая общественность, наблюдая за трюками Захара Прилепина, – будешь ли ты в жюри КВНа или телевизионного шоу, типа «Минута славы на льду со звездами»? Будешь ли вести воскресную кулинарную программу «Рецепты от Захара»? Будет ли твой портрет украшать обложки красочных баблодидов? Или, все-таки, сохранишь свой загадочный статус-кво?». Лучше всего иллюстрирует этот вопрос – фрагмент полотна Виктора Васнецова «Витязь на перепутье», украшающий переплетную крышку новой книги самого брендового автора России. Похоже, эта знаменитая картина изображает тайные размышления автора. Правда, нет важного элемента композиции – каменной глыбы с надписями:

«Как пряму ехати — в Кремль попадати. Направу ехати — к либералам попадати. Налеву ехати — к левым попадати».

Вопрос идеологической принадлежности Прилепина имеет под собой почву. Скажем, когда мы, доверчивые люди, видим корову, мы понимаем, что она большая, но в целом безобидная и добрая, когда мы видим крокодила, мы понимаем, что – это кровожадная и безжалостная тварь. Ошибки быть не может. А в случае с Прилепиным возникает какая-то путаница…

То, что Прилепин нравится националистам и левакам – не удивляет. Логична и его взаимонеприязнь к Кремлю (хотя, такая ли уж неприязнь?). Все это понятно. Но то, что Прилепина вдруг обласкала радикальная буржуазия в лице «GQ», самого гедонистичного и циничного глянца, заставляет застыть с разинутым ртом: неужели следующим «Человеком года» по версии «GQ» будет Сергей Удальцов? Причем, Прилепин, радикал, лимоновец-омоновец, поцелуй буржуазии принял! Это идет в такой разрез с его публицистикой, составляющей книгу «К нам едет Пересвет», что рука сама тянется почесать затылок: «Однако…»

В очерке, посвященном Татьяне Толстой, Захар Прилепин пишет: «Начнем с того, что Татьяна Толстая – замечательный русский писатель; на том и завершим. Перейдем сразу к следующему пункту – к ее публицистике».

Вот также и мы: «Начнем с того, что Захар Прилепин – писатель самый заурядный; на том и завершим. Перейдем сразу… и т.п.»

Публицистика Захара Прилепина – чтение завораживающее. Невозможно спорить с тем, что очерки из «Пересвета» написаны рукой человека умного, одаренного, смелого и честного. И, если как человек Прилепин (так и тянет сказать «прилепен», то есть гож и харизматичен) бодр, вежлив, отзывчив, корректен, то в своей публицистике он жЁсток и жестОк.

В очерке «Почему я не убил Ельцина» Захар размышляет: «Но и по сей день я считаю, что убивать его тогда (то бишь Ельцина, — В.Г.) не имело смысла. Быть может, это стоило сделать в 1991 году или в 1993. (Хотя и тогда – вряд ли. Этот путь, что прошла страна, наверное, ей стоило пройти до конца).

Вот такой экстремизм. Боже, и этого человека два раза допускали пред ясны очи СамогО! Без маски своего фирменного обаяния Прилепин должен вызывать у читателей «GQ» даже не раздражение и отвращение, а паническую настороженность. Но между тем, буржуины ему вручили титул главного «мальчиша-плохиша». Кстати, в очерке «Слово на букву «м», или Размышление о мачизме» автор дал невероятно точную характеристику читателю «GQ»:

«Поэтому мачо не сеет и не пашет, не делает операции на сердце, не воспитывает своих чад, но напротив, всех бросает и гордо несет свой мачизм от одной представительницы женского пола к другой, от одного кабака во второй, ну, и куда там его еще может занести – в бассейн, в бордель, в вытрезвитель… В прежние времена на Руси было замечательное слово «мудотряс». Это и есть наше исконное определение мачо».

Но «мудотрясы» не обиделись на автора этих слов и щедро его наградили, поставив в ряд главных мачо России. Загадка? Да нет, объяснение лежит на поверхности.

Своей книгой, состоящей из эссе и очерков нулевых годов, Прилепин раздал оплеухи многим. Поделом досталось и писателям, и обывателям, и молодым, и пожилым, и патриотам, и либералам. Целевую аудиторию Прилепина, в смысле тех, в кого он стреляет своей публицистикой, можно назвать одним словом – Челубей. Себя же автор, разумеется, считает Пересветом. Только получил по башке Пересвет на поле рати не от копья басурманина, не от пера злого критика, не от плевков Петра Авена и Тины Канделаки, а от довольно неприглядного приема противника. Челубей совершил некий финт и положил Пересвета на лопатки.

Буржуин предложил Мальчишу-Кибальчишу поучаствовать в этаком карнавале, вовсе не требуя переодеться и изменить своим принципам. И Мальчиш принял предложение. Так много лет назад, некий лидер легендарной поп-группы, бунтарь Джон Леннон, выступая перед английской королевой, взял и ляпнул: «Вы, типа, сидящие в дорогих ложах, вместо аплодисментов потрясите лучше своими бриллиантами». И они потрясли, умиляясь выходке неотесанного симпатяги. Правда, через несколько лет Леннон швырнул свой «Орден Британской Империи» чуть ли не в королевское лицо: бунтарь оказался с характером. Кинет ли в оплывшие лица свой «орден» Захар Прилепин?

Как известно, в постмодернистской парадигме субъект является не кем-то, а представлением кого-то. Это очень подходит потребительскому мировоззрению, обладатели которого склоны не быть, а казаться, покупать не предмет, а представление о нем, удовлетворять не потребности, а фантазии маркетологов, видеть не человека, а имидж. Видимо, читатели и создатели «GQ» посчитали Захара Прилепина искусным автоимиджмейкером, великолепно сыгравшим роль гламурного бунтаря. Может быть, он сыграл ее с фигой в кармане, но так или иначе определенные правила игры Челубея парень принял. Теперь в коллекции гламурного Челубея помимо «типа, мачо-спортсмена», «типа, мачо-парфюмера», «типа, мачо-телевизионщика», есть свой «типа, мачо-бунтарь». Мачо-бунтарь с большим прибором в виде острого слова, бьющего не в бровь, а в глаз.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Последний дефицит. О книге Фридриха Горенштейна «Искупление»
Особенная стать. О книге Всеволода Бенигсена «ПЗХФЧЩ!»
На пятерочку! О книге Дмитрия Быкова «Календарь 2»
Сорокинский концептуализм и политический сюрреализм. О сборнике рассказов Владимира Сорокина «Моноклон»


комментария 3 на “Финт Челубея”

  1. on 31 Янв 2012 at 2:35 пп Сантьяга

    Следовало бы тогда уж — объективности ради — и упомянуть те слова, которые Прилепин произнес при вручении той пресловутой премии GQ, раз уж автором рецензии уделяется ей столь неоправданно большое внимание.
    Захар — не Леннон; нескольких лет ждать не стал. И свое отношение к той тусовке — не изменившееся от присуждения ему премии! — выразил сразу и предельно ясно.

  2. on 01 Фев 2012 at 10:36 дп guga

    Что бы ни сказал Прилепин во время получения этой гламурной штучки, его речь все равно будет находится в контексте шоу GQ.

  3. on 21 Фев 2014 at 12:03 пп vetta

    Как будет жаль, если ИМ удастся замазать яркую литературную и личностную харизму Прилепина тошнющей замазкой исполненя заветной пиндосской буржуазной мечты. Сделать Пелевина господином, с жирным банковским счетом. И тогда ему будет уже наср..ть на гиблую деревню, неправедную жизнь и на темные, измотанные сердца пацанов, которым ТАКОЙ он уже ничего не сможет дать. Я очень этого боюсь. Ведь покупать они умеют.

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: