Главы из книги Брюса Ли «Путь опережающего кулака». НАЧАЛО — ЗДЕСЬ

Рукопись книги Брюса Ли

Джиткундо

Ради безопасности бесконечная жизнь превращается в нечто мертвое, а избранный образец обретает некие пределы. Чтобы постичь джиткундо, надо отбросить все мысли об идеалах, моделях, стилях, в том числе и мысль о стремлении к идеалу в джиткундо. Вы способны взглянуть на ситуацию, не пытаясь обрисовать ее словами? Дать ситуации название, обратить ее в слово — значит вызвать в себе страх.

Трудно просто смотреть на сложившуюся ситуацию — наш разум устроен сложно. Формировать у кого-либо навыки легко, но трудно обучить иметь свою точку зрения.

Джиткундо отдает предпочтение бесформенности и поэтому принимает всевозможные формы. В джиткундо нет своего стиля, поэтому оно подходит ко всем стилям. Джиткундо использует все пути, все техники и средства, которые ведут к цели.

Взгляните на джиткундо с позиции воспитания, развития и укрепления собственной воли. Забудьте о победах и поражениях, забудьте о гордости и боли. Пусть противник разрывает вашу кожу — и вы разорвете его плоть; пусть он разрушит вашу плоть — вы сломаете его кости; позвольте ему ломать ваши кости — и вы взамен возьмете его жизнь!

Не думайте о собственной безопасности — положите перед соперником свою жизнь!

Большой ошибкой, начав атаку, будет желание предвидеть ее исход. Вы не должны думать, закончится она победой или поражением. Пусть природа берет свое, и тогда ваше оружие нанесет удар в самый подходящий момент.

Джиткундо учит: выбрав курс, не оглядывайтесь назад. Для джиткундо безразличны и жизнь, и смерть.

Джиткундо избегает поверхностного, проникая в сложное, доходит до сути проблемы и точно определяет ключевые факторы.

Джиткундо не ходит вокруг и около. Оно не ищет извилистых окольных путей, а прямой дорогой следует к намеченной цели. Простота — кратчайшее расстояние между двумя точками.

Искусство джиткундо — искусство упрощения. Это означает свободу в ее первозданном виде, не ограниченную условностями и определенными рамками.

Джиткундо есть познание истины, образ жизни, движение к обретению сильной воли и полному контролю. Это познание зиждется на интуиции.

Тренируясь, ученик должен быть во всех смыслах активным и динамичным. Но в настоящем бою его разум остается спокойным, его ничто не должно волновать. Состояние должно быть таким, как будто ничего не происходит. При продвижении вперед шаги должны быть легкими и осторожными, взгляд не фокусироваться на одной точке, глаза не гореть яростью. Поведение в бою ничем не должно отличаться от повседневного поведения, никаких перемен в выражении лица. Ничто не должно выдавать того, что человек ведет смертельную схватку.

Ваше естественное оружие имеет двойную цель:

1. Разбить противника — уничтожить все, что стоит на пути к миру, справедливости и гуманности.

2. Разрушить собственные опасения, уничтожить все, что беспокоит разум. Цель — не причинить кому-либо вред, но преодолеть собственную жадность, гнев, глупость. Оружие джиткундо направлено на вас самих.

Удары руками и ногами — это оружие, призванное убить собственное Я. Это оружие являет собой силу интуитивной, инстинктивной направленности, которая, в отличие от интеллекта и запутанного Я, не расчленяет реальность и не ограничивает собственную свободу. Это инструмент движения вперед, без оглядки назад или по сторонам.

Добившись чистоты сердца и освободив разум от всех условностей, свойственных человеку, вы переносите эти качества на ваш боевой арсенал, и тогда он решает поставленные задачи с высочайшей степенью свободы. Арсенал становится символом невидимого духа, поддерживающего активность разума и тела.

Отсутствие стереотипов в технике означает свободу и полное овладение искусством. Все линии атак и движения тела есть прямое следствие отсутствия стереотипов.

Отсутствие привязанностей как фундамента существования — природная сущность человека. Обычно мысль безостановочно движется вперед: прошлые, настоящие и грядущие мысли следуют друг за другом непрерывным потоком.

Отсутствие мысли означает: не уноситься вслед за мыслительным процессом, не поддаваться размышлениям о внешних объектах, но при этом удерживать в поле зрения мысль о том, что вы свободны от иных мыслей.

Истинная сущность есть субстанция мысли, а мысль — функция истинной сущности. Невозможно думать о сущности, давать ей определения, не оскверняя ее.

Сфокусируйте разум, чтобы он незамедлительно интуитивно чувствовал истину, которая присутствует во всем. Разум должен быть освобожден от старых привычек, предрассудков, ограничивающих мышление, в том числе от повседневного обыденного мышления.

Очиститесь от всей грязи, накопленной вами, и откройте для себя реальность в ее обнаженной сущности. Вы увидите пустоту в ее буддистском понимании.

Опустошите свою чашу, чтобы ее можно было наполнить; станьте пустым, чтобы обрести всеобщность.

Организованная безнадежность

За долгую историю боевых искусств инстинкты следования системе и подражания стали свойственными как учителям, так и ученикам. Это происходит частично из-за общечеловеческих наклонностей, а частично из-за преувеличения значения традиций, присущих многочисленным стилям. В итоге найти достойного мастера и учителя — носителя свежих идей бывает очень трудно, тем более того, кто может «указать путь».

Каждый последователь боевых искусств причисляет себя к какому-либо стилю, который считает выразителем высшей истины и отрицает все другие.

Вместо рассмотрения боя во всей его внутренней сущности большинство систем боевых искусств вносят в сознание путаницу, которая искажает суть, ограничивает их последователей в действиях, отвлекает от истинной ясной сущности боя. Вместо того чтобы сразу углубиться в суть вещей, они практикуют цветистые ритуальные формы (организованное отчаяние) и искусственные техники, имитирующие настоящий бой. Вместо настоящего боя они занимаются чем-то похожим на бой.

Хуже, что духовная сила стремительно уходит, когда ученик углубляется в мистику, абстракции, бесплодные попытки ухватить и зафиксировать в сознании постоянно меняющиеся движения, «препарировать и изучить» их, подобно трупу в анатомическом театре.

Но когда дело доходит до настоящего боя, оказывается, что бой — действие заранее не прописанное, бой — действие живое. Суррогаты же подобны параличу, они цементируют то, что течет и меняется. Когда вы посмотрите на них не предвзято, то окажется, что суррогаты — это не что иное, как слепая преданность систематической бесполезности, практика рутинных приемов, акробатических трюков, которая ни к чему не ведет.

Может ли последователь определенного стиля выразить себя классическим способом, когда его охватывают реальные чувства, или он просто переходит на крик? Живое ли он существо, способное выразить свои эмоции, или просто механический робот? Является ли он чем-то объективно существующим, способным плыть по течению, руководствуясь внешними обстоятельствами, или же противопоставляет себя обстоятельствам с помощью набора излюбленных приемов? Образуют ли его излюбленные приемы заслон между ним и его противником, ограждая от живых взаимоотношений?

Вместо того чтобы прямо взглянуть фактам в лицо, последователи тех или иных стилей продолжают придерживаться своих теорий, все больше запутываются и загоняют себя в ловушку безысходности.

Они не видят и не могут увидеть фактов жизни как таковых, потому что их учение искажено и выхолощено. Им следует понять: любая дисциплина должна приспосабливаться к природе вещей и их сущности.

Стать зрелым вовсе не означает стать пленником концепций. Зрелость — это умение реализовать то, что находится внутри нас самих.

Где есть свобода от механических условностей, там есть простота. Жизнь — это взаимоотношения со всем сущим.

Человек, который ясен и прост, не выбирает свою судьбу. Что есть, то есть. Действие, основанное на идее, — это, очевидно, действие выбора, и такое действие не освобождает. Наоборот, оно порождает дальнейшее сопротивление, конфликт. Воспримите гибкое знание.

Взаимоотношения — это понимание. Это процесс открытия самого себя. Взаимоотношения подобны зеркалу, в котором вы открываете себя. «Быть» — значит быть в отношениях.

Выбор приемов, непригодных к адаптации, к гибкости, предлагает только лучшую клетку. Истина лежит за всеми шаблонами.

Формы — это лишь напрасные повторения, предлагающие последовательный и красивый уход от самопознания, которое обещает живой реальный противник.

Аккумулирование, накопление — это самоограничение в противостоянии, и витиеватая техника только усиливает его.

Последователь классического стиля представляет собой клубок рутинных идей и традиций. Совершая любое действие в настоящем, он трактует его в терминах прошлого.

Знание неподвижно во времени, тогда как познание — это непрерывный процесс. Знание накапливается из источников и выводов, познание же — это движение и постоянный поиск.

Собирательный процесс — это лишь механическая тренировка памяти. Обучение же никогда не является процессом накопления, это процесс познания, не имеющий начала и конца.

В культивировании боевых искусств должно проявляться чувство свободы. Ум, ограниченный условностями, — уже не свободный ум. Всякие условности ограничивает личность в рамках определенной системы.

Чтобы свободно выразить себя, вы должны умереть для всего, что было в прошлом. Из прошлого вы берете безопасность, новое же помогает вам обрести свободу действий.

Чтобы осознать свободу, ум должен научиться смотреть на жизнь как на движение вне зависимости от времени, так как свобода лежит за порогом осознаваемого. Наблюдайте, но не останавливайтесь, не изрекайте: «Я свободен», — вы живете в памяти чего-то, что уже исчезло. Понимать и жить сейчас — забыть о прошлом. «Вчера» должно умереть.

Свобода от познания есть смерть. Следовательно, вы живете. Не существует таких понятий, как «правильно» или «неправильно», когда вы свободны.

Когда человек неспособен к самовыражению, он не свободен. Он начинает методично бороться. Методическая рутина становится скорее ответом на его собственную реакцию, чем ответом на происходящее в действительности.

Боец должен устремлять свои мысли в одном направлении, на один объект, должен бороться, не оглядываясь ни назад, ни по сторонам. В своем движении вперед он должен устранить все преграды — интеллектуальные, эмоциональные, физические.

Когда человек находится «вне системы», он может действовать свободно и полно. Тот, кто серьезно стремится узнать, в чем заключается истина, не придерживается ни одного из стилей. Он живет только тем, что объективно существует.

Если вы хотите понять истину в боевых искусствах, ясно видеть любого противника, вы должны отбросить установки стилей и школ, предрассудки, симпатии, антипатии. В этом состоянии вы будете видеть все четко, свежо и целостно.

Если выбранный стиль учит вас какому-то определенному методу борьбы, то вы будете вести бой в соответствии с ограничениями данного метода, но это будет ненастоящий бой.

Если вы встречаетесь с непредвиденной атакой, например если кто-то проводит удар в рваном ритме, ваши модели ритмических классических блоков, ваши защиты и контратаки всегда будут лишены живости и гибкости.

Если вы следуете классическому образцу, вы познаете рутину, традицию, тени, но не познаете себя.

Как можно противопоставлять безбрежности частичность, фрагментарную модель?

Простое повторение ритмических, четко рассчитанных движений крадет у боевых действий их живость, лишает их самой сущности — реальности.

Накопление форм — просто разновидность условности. Формы становятся якорем, связывают по рукам и ногам и тянут только в одну сторону — вниз.

Форма есть культивирование сопротивления; это исключение выбора модели движения. Вместо того чтобы создавать сопротивление, переходите к действиям. Не осуждайте и не прощайте — неизбирательное познание ведет к примирению с противником в части понимания того, что происходит на самом деле.

Ограниченный предпочтительным методом, изолированный замкнутой моделью поведения, последователь определенного стиля смотрит на противника сквозь призму предубеждений: выполняет свои стилизованные блоки, слышит свои собственные крики, но не видит, что на самом деле делает противник.

Мы и есть те самые ката, те самые классические блоки и удары, — настолько сильно мы вовлечены в их условности.

Чтобы соответствовать противнику, необходимо прямое восприятие. Но нет прямого восприятия там, где есть сопротивление, где действует только подход «одного пути».

Обладание полнотой видения означает быть способным следовать «тому, что есть», которое постоянно движется и изменяется. Если вы связаны определенной точкой зрения, то неспособны следовать за стремительными изменениями «того, что есть».

Каково бы ни было ваше мнение о, например, боковых ударах рукой или части какого-то стиля, не может быть окончательного мнения об овладении совершенной защитой против них. Почти все бойцы руководствуются этим положением. Мастер боевого искусства разнообразен в атаках. Он должен быть способен ударить всегда, в каком бы положении ни находилась его рука.

Но в классических стилях система становится важнее человека! Классик вынужден действовать в соответствии с канонами стиля!

Какие же тогда методы и системы позволяют достичь живого? Ко всему, что статично, мертво, ведет определенный путь. Но только не к тому, что живет. Не сводите реальность к омертвевшей статике, не изобретайте множества методов достижения последней.

Истина — это взаимодействие с противником, непрерывно изменяющееся, живое и никогда — статическое.

У истины нет определенного пути. Она живет, а значит, изменяется. Она не имеет постоянного места, формы, каких-то установок, не имеет философии. Когда вы поймете это, вы поймете, что истина такая же живая, как вы сами. Вы не можете выразить себя и быть живым через статику, собрать воедино форму через набор стилизованных движений.

Классические формы мешают творчеству, образуют рамки, подтачивают чувство внутренней свободы. Вы уже больше не принимаете во внимание интуицию, а просто «делаете» то, что требуется.

Подобно желтым листьям, которые могут стать золотыми монетами, чтобы успокоить плачущего ребенка, так называемые секретные движения и искаженные позы успокаивают невосприимчивого к знаниям бойца.

Это не означает столь удобную возможность совсем ничего не делать. Нельзя останавливаться на чем-то, что выполняется сейчас. Не надо заставлять ум выбирать или отвергать. Непреднамеренность означает быть не привязанным к своим мыслям.

Принятие, отрицание и обвинение мешают пониманию. Пусть ваш ум двигается вместе с другими в понимании происходящего. Тогда создается возможность реального общения. Чтобы понять друг друга, нужно находиться в состоянии неизбирательного познания, в котором нет сравнения и порицания, нет требований, нет ожидания дальнейшего развития дискуссии, нет согласия или несогласия. Прежде всего, не начинайте с выводов.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: