Фото: Антон Чурочкин

На глаза мне попался текст Андрея Рудалева «Противостояние пустоте. Основной сюжет русской культуры». Незадолго до этого случилось так, что я выпил несколько чашек крепкого пуэра, и был настолько взбудоражен этим напитком, что немедленно решил написать кое-что в ответ на рудалевский опус. В ином случае я бы не обратил особого внимания на этот текст, может просто не стал бы публиковать его или опубликовал бы не глядя. Но уж точно не счел бы нужным реагировать. Но Рудалев давно уж удивляет своими статьями, присылаемыми им для публикации в Блоге Перемен. Настолько в них красивая попытка здраво мыслить и прояснять происходящее перемешана с очевидными заблуждениями и мутными концепциями. Впрочем, характерными для многих современных христианизированных мыслителей…

Давно удивляет… А тут еще пуэр. И несомненно, еще бесконечное множество факторов.

«Противостояние пустоте»? Я прочитал заголовок и тут же удивился: как можно противостоять пустоте. То есть буквально противостоять тому, что отсутствует? Странная история, напрасный труд… Или это какая-то особая пустота?

Да еще, оказывается, что это противостояние — основной сюжет русской культуры. Хм.

Рудалев начинает свою статью с утверждения того, что он называет «тернарной оппозицией». Той, которая обусловила мировоззрение средневекового человека. И которая опирается, по выражению Рудалева, на «основной библейский принцип — свободы воли».

Начав с принятия этой сомнительной концепции за точку отсчета, автор тут же подверг и все остальное в своей статье огромной запутанности, из лабиринтов которой он пытается выбраться, опять же, полагаясь все на ту же концепцию «свободного выбора». К сожалению, христианство давно уже (начиная, может быть, как раз со средневековых его интерпретаций, а наверное, и еще раньше) погрязло в этой доктрине. Что и привело ко всем сопутствующим искажениям изначально, по всей видимости, чистых и непосредственных указаний Иисуса Христа.

Существует ли свободная воля или нет?

Если да, то для кого она существует?

Существует ли вообще в реальности то, что названо «тернарной оппозицией»? А также все упомянутые далее в тексте Рудалева бинарные оппозиции? И если да, то для кого?

Наконец, борется ли Бог с сатаной? (Рудалев несколько раз употребляет этот тезис.) Кто такие в этом контексте «Бог» и «сатана»?

Посмотрим немного пристальнее на эти вопросы.

*

Если Бог — всемогущ, вездесущ и бесконечен, то может ли быть что-то и где-то, в чем и где его бы не существовало?

Если Бог — целостен. Если Бог — Целое. Если Бог сама Абсолютная Целостность. То эта Целостность включает в себя всё, не так ли? Иначе это уже не Целостность, а фрагмент… Но разве Бог может быть фрагментом? Такой бог был бы явно не богом, а каким-то человеком или, например, языческим идолом…

Итак, Он есть Всё существующее. И только тогда Он — Бог. Он есть Всё. Существующее и несуществующее. Всё проявленное и непроявленное. Всё красивое и безобразное. Он включает в себя и человека, и сатану. Наполненность и пустоту. Ограниченность и бескрайность. Правое и левое. Войну и мир. Он всё это (и ни что из этого, взятое по отдельности).

Он монолитен. Он единственная Реальность.

Как тогда может быть что-то еще, кроме Бога? О какой свободной воле может идти речь, если есть только Бог? Или иначе: может ли быть у Бога что-либо, кроме Свободной Воли?

Очевидно, речь у Рудалева (и других) идет о свободной воле так называемой личности, то есть индивидуума, отдельного человеческого существа. Но существует ли отдельное человеческое существо? Если существует Бог, Тот бескрайний, бесконечный, вечный, вездесущий, один, то где здесь место отдельному человеческому существу? Ответ: исключительно в воображении Бога. Но стоит ли говорить о воображении Бога как о чем-то отдельном от Бога?

Нет. Никаких отдельных самостоятельных частей нет и быть не может. И никогда не существовало. Они лишь видимость, существующая в разделяющем интерпретирующем уме.

*

Рудалев, несомненно, ощущает все это. Когда, запутываясь на глазах, пишет, например, следующее: «Человек – личность, индивидуум – нечто греховное, неполноценное, это часть, отпавшая от целого (можно вспомнить лермонтовский «Листок»). Это состояние должно быть преодолено, исправлено. Ради этого исправления человек ведет внутреннюю и внешнюю духовную брань. Часть имеет смысл только в единстве с целым, в общности. Вспомним евангельское: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них»».

Прекрасно. Замечательно! Но если существует это Целое, то где тут место для «отпадения от целого»? Очевидно, что такое отпадение может происходить только как некое движение внутри Целого. Но движется ли при этом само Целое?

Нет, если оно Целое, то только Оно и есть. Куда и откуда ему двигаться?

Допуская существование чего-то еще, помимо целого, мы ставим под сомнение самую целостность Целого. Что невозможно. Потому что Целое не было бы Целым, если бы в реальности имелись какие-то еще отдельные от него, независимые части. (Подобно этому рука не живет отдельно от человеческого тела своей независимой жизнью.)

Следовательно отделенность может быть только кажущейся. Иллюзорной. То есть и сама по себе брань, само стремление к преодолению этого иллюзорного состояния будет лишь иллюзией, призрачной битвой призрака с призраком (одного представления с другим, одного кажущегося, обладающего кажущейся свободой воли, с другим таким же кажущимся).

Ради чего вся эта призрачная битва? Ради достижения представления о единстве и целостности? Или ради достижения самого Целого. Если второе, то ведь оно уже и так есть Целое. И не может быть никаким другим. Внутри него и происходит весь этот спектакль. Оно его и разыгрывает перед самим собой и из самого себя. И само же наблюдает за этим.

Куда может двигаться Целое, если Оно и только Оно есть? В чем бы происходило это движение? Внутри еще одного Целого?

Чья свободная воля? Чей выбор? Чей грех?

Только кажущемуся индивидууму может показаться, что подобные вещи существуют.

*

К сожалению, указатели Иисуса Христа уже в Евангелиях были сильно искажены. Настолько, что легко запутаться даже таким честным парням, как Андрей Рудалев. Но и в Евангелиях попадаются места, где все четко и ясно. Ни одна птица не погибнет без воли Бога, ни один волос не упадет с головы человека без воли Бога. Ни один.

И еще точнее, яснее, прямее сформулирован этот недвойственный принцип, лежащий в основе истинного, изначального Христианства, в тексте, записанном Серафимом Вырицким:

Я — Бог, располагающий
обстоятельствами.
Ты не случайно оказался
на твоем месте,
это то самое место,
которое Я тебе предназначил.
Не просил ли ты, чтобы
Я научил тебя смирению, —
так вот смотри,
Я поставил тебя
как раз в ту среду,
в ту школу,
где этот урок изучается.
Твоя среда и живущие с тобою
только выполняют Мою волю.

*

А вот «всё остальное» действительно «от лукавого – соблазн, морок» (цитата из статьи Рудалева). Кто здесь лукавый? Ответ: интерпретирующий ум. Тот, кто разделяет. Тот, кто создает ощущение реальности взаимосвязанных оппозиций. Тот, кто создает двойственность внутри Одного. Но и он сам, и его творение — имеют лишь мнимое существование. Они воображаемы.

Воображаема и брань против этого лукавого. Сама по себе уже эта брань и создает лукавого. Воспроизводя саму себя. Ведь всерьез охотясь за призраками, мы допускаем, что они существуют, и тем самым создаем их в своем воображении. Поверив в их реальность. Направив на них избыточное внимание. Наделив их своей же энергией и силой.

Не то чтобы совсем не следовало бы этого делать. Нет. Пусть происходит. Оно и не может не «происходить». Все эти кажущиеся движения «происходят» внутри Абсолюта, эманируют из Него, являются Его частью, а значит неотделимы от Него. То есть в конечном счете — необходимы. Но почему бы не осознавать этого? Ведь можно осознавать. В режиме онлайн. У нас есть эта способность, эта сила. И тогда уже не будет той звериной серьезности, которая порождает напряжения и конфликты, которых, хочется написать «могло бы и не быть», но… которые тоже необходимы. «Свобода это осознанная необходимость». Кто сегодня правильно понимает эти слова? Едва ли многие.

Диалог из ВК:

Глеб:
Свобода это осознанная необходимость.

Михаил:
когда ты осознан, разве можно нуждаться в свободе?

Глеб:
можно в общем-то все. но нет необходимости в чем-либо нуждаться

Михаил:
вот именно

Глеб:
а то, в чем есть необходимость — происходит само собой. это и есть свобода

Михаил:
тогда свобода это не осознанная необходимость, это суть осознанности, которая даже не нуждается в знании свободы или несвободы, она свободна даже от свободы

Глеб:
можно и так сказать, хотя суть от этого не меняется

Михаил:
меняется-меняется ;))) Когда я осознан, я осознаю свое осознавание или Я, это Я свободно даже от свободы, но пока есть тот, кто считает, что он не свободен, есть идея о необходимости в свободе

Глеб:
да, это так. но в словах «свобода это осознанная необходимость» нет ничего о необходимости свободы. а только есть об осознании необходимости.
необходимости всего того, что происходит и не происходит.

Михаил:
ты написал, что свобода это осознанная необходимость, так?)
необходимость в чем?

Глеб:
так )
см. выше. Необходимость всего того, что и как происходит
ты читаешь «свобода это осознанная необходимость в свободе». но таких слов сказано до сих пор не было )))

Михаил:
ты имел ввиду необходимость как «значит так надо»
все должно происходить так, как происходит

Глеб:
а ты подразумеваешь под необходимостью нужду в чем-либо
вот он, язык… и вот оно восприятие

*

Ладно, довольно отступлений. Вернемся к автору. Он, еще раз скажу, видит все это. Но, наверное, какая-то безоглядная вера в христианские догматы (многие из которых, конечно, не стоит принимать как точные указатели направления), морочит его. Вот, к примеру, он пишет: «Для христианского подвижника было характерно переживание целого, особого единства». Очень хорошо. Так и есть. Но дальше Рудалев выдает какую-то ерунду. Даже удивительно, каким образом это у него получается?

«Подвижник воспринимает себя частью особого духовного полка, ведущего беспрестанную брань». Откуда эта информация? Откуда этот домысел? Да неважно откуда. «Воспринимает себя частью полка»? Это домысел, вымысел и неправда. Даже если кому-то, глядя на какого-нибудь святого, когда-то и могло такое почудиться.

«Даже в уединении, в глухой пустыне или лесной чаще он ощущал себя находящимся практически в луковице этого единства – особой многослойной целостности, которая и слагает духовный полк, в котором он состоит».

Какой еще полк? Каким образом святой может состоять в каком-то полку, если он ощущает Свое Единство, а значит весь мир как Себя? То есть и воевать-то ему не с кем…

Ну разве только сам весь этот спектакль проявленного мира метафорически назвать бранью образов…

Думаю, военная нотка возникла тут у Рудалева из его всегдашней надуманной попытки свести свои рассуждения к социальщине.

*

«Подвижник шел по стопам Спасителя и старался во всем уподобляться Его земному пути, параллельно ощущая Его соприсутствие, воспринимая Его как вождя. Такое же единение он переживал со святыми, которые уже прошли этим путем и составляют его небесный духовный полк». Дальнейшее не стану цитировать. Вы видите, какая это чушь. Подвижники не старались быть подобными Христу. Иначе они были бы банальными подражателями и лицемерами. Но настоящие подвижники были и есть Тот же самый Свет, олицетворением которого является Иисус Христос. Только в этом их подвиг.

«Я есмь – путь и истина и жизнь». Именно так. Через тире.

Подвижники вообще ничего не стараются. Они просто есть. И осознают себя неотрывно от всего, что есть. И от всего, что происходит. Используют свою силу осознавать, не интерпретируя и не воюя.

Осознавать в режиме онлайн.

И у нас тоже есть эта способность, эта сила.

*

Я и не заметил, как накатал уже 10 000 знаков. Пуэр прошел, и мне надоело комментировать сомнительные высказывания Андрея Рудалева. Дальше он там проводит точку зрения, что и вся отечественная культура по своей сути не что иное, как «стремление к этому единству, преодоление состояния части, розни, отчужденности, разобщенности». И я бы тут напоследок сказал, что да, это наверняка так. Но не стал бы ограничивать это стремление к Единству принадлежностью лишь к «отечественной культуре». Вся жизнь человека, все его кажущиеся истории, драмы, войны, открытия и изобретения, страдания и удовольствия, и всё-всё-всё вообще, что «происходит» («произойдет» и «происходило»), всё это, в том числе и эта публикация, воплощает собой стремление к изначальному и единственно реально существующему Единству. И имеет своей целью «преодоление состояния части, розни, отчужденности, разобщенности».

Так что да, «литература неизбежна». История неизбежна. Культура неизбежна. Война неизбежна. Мир неизбежен. Жизнь неизбежна.

И это и есть свобода. Осознавать неизбежность и необходимость всего, что есть.


комментария 2 на “Осознавать неизбежность”

  1. on 04 Дек 2014 at 11:24 пп Лилия Гарипова

    Я-то думала, что славянофильство и соборность уже давно перешли в разряд исторических фактов, место коим в паноптикуме. Ан нет. Текст Рудалева – удивительное свидетельство того, что призрак 19-го века все еще бродит в головах отдельных людей.
    Насколько я понимаю, соборность – это философия среднего человека, это его попытка духовного выживания в мире. Ей, само собой, противостоит попытка самостоятельного поиска истины в лице одиночки (Юнг этот процесс называл индивидуацией).
    Такой одиночка глубоко враждебен среднему человеку по той простой причине, что на его фоне средний человек неизбежно предстает если ни ничтожеством, то по крайне мере посредственностью. По сравнению с человеком, вставшим на путь индивидуации, средний человек и пуст, и бессилен.
    Сила среднего человека – в единении с массой ему подобных. На психологическом уровне эта сила исходит из образов коллективного бессознательного, обладающих неимоверно притягательной силой. У среднего человека эти образы не различены, не осмыслены, не подвергнуты сомнению. Поэтому их энергия его контролирует.
    Индивидуирующий человек, в ходе самостоятельного осмыслению жизни, энергию эту их архетипов как бы перекачивает себе. В этом его сила.
    Вопрос – почему бы среднему человеку не заняться индивидуацией? Ответ: «Много званых, но мало избранных». Шанс на индивидуацию дан всем, но идти по нему осмеливаются единицы. Надо что-то такое иметь за душой, чтобы не бояться выглядеть белой вороной в толпе, не бояться идти ей наперекор. И иметь мужество быть один на один с Пустотой. Один на один с самим собой. Осознанно выбрать страдание. Не покупаться на прелести комфортного единения с массой. Осознать свою собственную пустоту и ничтожество. Умереть от этого осознания и снова родиться.
    Противостояние пустоте – это сюжет всей человеческой культуры, а не только российской. Только сегодня настал момент понять, что проблема больше не решается противостоянием сплоченной массы человеков Пустоте. Она решается через взаимодействие конкретного индивидуума с Пустотой, через личный конфликт, через личное переживание.

  2. on 09 Янв 2015 at 3:39 пп Валерий Ахмадулин

    реплика постороннего:
    автор предыдущего комментария, увы, превратно представляет соборность, удушив это понятие до какой-то куцей «философии среднего класса». Зачем тащить меня и пр. в «Страну невыученных уроков»?

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: