Природа не любит никого в отдельности…

Н.Бессонов. " Гадалка" (в России, начало XX в.). 2004 г. Фрагмент.

            В своём жизненном сверхизобилии природа расточает щедроты всем без различия, слепо, без какого-либо избирательного предпочтения; ибо у природы нет предпочтений… нет намерений …она любит всех, то есть не любит никого: ибо всеобщая любовь, без благоприятствующего предпочтения, есть, скорее, равнодушие. В.Янкелевич «Прощение», перевод Б. Скуратова.

Прогноз погоды – вот что первым делом приходит на ум, когда речь заходит о прогнозах. Знание о ближайшем дне для обывателя дороже знания о следующем столетии. Сегодня прогноз погоды нам предлагает знание о будущем, а в начале 20 века совершенно серьёзно преподносил знание о прошедшем. Трогательный отчёт о погоде в газете 1907 года, отодранной от стены вместе со старыми обоями, начинался словами: «День вчера был пасмурнай, серенькай…»

Погода, так живо интересующая нас, – атрибут природы. Политика или спорт – атрибуты общества. Но прогнозировать можно всё, что угодно, – и природу, и общество, и любые их проявления, и всё в целом, не забывая о рычагах, действующих в той или иной сфере, на которую направлено прогнозирование.

Природа подчиняется стихиям. Это её могучие рычаги, приводимые в действие неодолимой силой. А общество подчиняется страстям, которые, по сути, тоже стихии. Стихия и страсть – рычаги, управляющие всеми на свете объектами прогнозирования. Но чудится не без оснований, что прогнозировать природу можно с куда большей достоверностью, чем общество, даже отдельного человека. Природа последовательна, её явления всегда имеют под собой объективное основание – некий конкретный факт, за которым закономерно идёт следствие. Природу не бьёт лихорадка спонтанности. В ней всё объяснимо, несмотря на то что многое ещё не объяснено и, вероятно, никогда не будет объяснено. Но в природе и объяснённое, и необъяснённое логично встроено в систему мироздания и смыкается с другими его частями.

При всей своей стихийности природа бесстрастна. Красота её страшна, едва попадаешь в зависимость от неё. Природа безжалостна, вернее, равнодушна. Жалостью озарён только человек. Дети – природа до тех пор, пока в них не пробуждается жалость, а вместе с ней, её тень – жестокость. Тогда дети становятся людьми.

Человек и общество жонглируют жалостью и жестокостью, набрасывая на честные законы природы призрачный, фантасмагоричный камуфляж непоследовательных страстей. Страсть трудно прогнозируема. Страсть, даже если ею одержима всего одна личность, способна сдвинуть горы. Отсюда так велико значение личности в истории. Страсть могущественнее стихии, поэтому закономерно, что человек могущественнее природы.

Невыразимая прелесть прогноза в том, что он несёт в себе область непредсказуемого. Это раздражает тех, кто занимается точными науками, но это радует гуманитариев, которые плодят безответственные варианты будущего и носятся с ними до тех пор, пока не будут оглушены уточнениями или опровержениями. Тогда все силы концентрируются на создании нового прогноза.

Прогноз может быть и безответственным, и ответственным, но он не нарушает основной принцип: приблизительности – большей или меньшей вероятности, свободы высказывания, догадки, игры идей, ловкой тасовки фактов.

Ответственный прогноз погоды, выполненный на основе математического анализа множества факторов, часто ничем не отличается от безответственного предположении обывателя, выглянувшего в окно. Зыбкость, обманность, текучесть прогноза порождает трепет творческого открытия.

Способность держать чуткий нос по ветру – отличительная черта того, кто склонен строить предположения и находит в этой игре свой интерес. В слое обывателей прогноз низведён до сплетни. Сплетник, стягивая в единое целое случайности, стремится округлить своё предположение быстрее, чем оно будет развенчано действительностью, создать версию, насыщенную эмоциональной силой, одухотворённую страстью и живучую, вопреки истине и здравому смыслу. Факт ещё не подтверждён, ещё не проступил над водной гладью равнодушия и безразличия, а бурная фантазия уже достраивает фрагмент своими конструкциями, подводя базу, торопясь вылепить взрывной прогноз, прежде чем факт обнаружит себя во всей скучной определённости.

Сплетня живуча, она подкреплена плодородным слоем низменных страстей, запальчивостью. Сплетня горяча, воспаляет воображение, легко внедряется даже в трезвое и холодное сознание. Она непосредственна, в непосредственности своей обворожительна и убедительна. Но сплетня всегда базируется хоть на крошечном факте, хоть на его обломочке, хоть на придуманном факте.

Там, где нет фактов, заявляет свои права гадание. В одной из классических русских пьес героиня говорит служанке: «Надо бы посоветоваться с умным человеком, у нас поблизости есть гадалка? – Когда узнаёт, что поблизости гадалки нет, восклицает: – Что за страна, в которой мы живём? В ней нет самого необходимого!»

Гадание – своеобразный прогноз, но озаряемый грозовыми зарницами пророчества. Гадание – средство концентрации ограниченных сил и возможностей, закодированный в необязательности план действий, путь, который предложен из множества. Если будущее темно, то логично выбрать путь, указанный гаданием, даже если он плох. Другие могут оказаться хуже. Сказочный богатырь на распутье и выбирает меньшее из предложенных зол.

Властители гадания цыгане. Создаётся впечатление, что они несут знание, скрытое от них же самих. Иными словами – они похожи на спортсменов, которые несутся на досках по гигантским скатам морских валов, подыгрывают стихии, которая даже не подозревает об их существовании. А непосвящённым чудится, что они этой стихией управляют, поэтому в отношении к ним присутствует восхищение, граничащее с мистическим ужасом.

Цыгане отлично знают, каково их истинное значение на валах страстей, по которым они скользят. Поэтому цыгане не любят, когда на их предложение погадать кому-то, этот кто-то заявляет, что сам может им погадать. Это верный способ избавиться от назойливых гадалок. Они замыкаются в себе и сразу уходят. Обманывающий знает, что однажды сам будет обманут. Цыгане боятся не обмана, а правды. Они сами больше всех боятся исполнения прогноза.

Едва ли найдётся человек, который не гадал у цыган, не заглядывал с их помощью в неизвестное. Однако, на какие же глубины в человеческом сознании посягают цыгане, безбоязненно действуя двумя примитивными рычагами: своей роковой славой и инстинктивным ужасом человека перед неизвестным.

Как это случается? А просто.

Было лето. По улице шла молодая женщина в цветном платье. Много людей вокруг. Хорошее настроение, способствующее совершению необдуманных поступков. Увидела цыганок и замедлила шаг. Чутко угадав в этом движении желание рискнуть, к ней подошла цыганка в жёлтом платке.

– Погадаю, красавица? Тебе только за копеечку.

Пытливо глянула в глаза, поправила у себя на животе перекинутую через плечо перевязь с младенцем.

Легкомысленная в цветном платье махнула рукой:

– Погадай.

Ей, собственно, ничего не надо было узнать.

Вместе отошли за нагретые солнцем легковые машины на стоянке. Женщина достала из кармана копеечку. Цыганка спрятала копеечку в складки одежды и взяла руку, вглядываясь в линии ладони. Женщина стояла перед ней, с интересом разглядывая, не испытывая ни страха, ни опасения, только любопытство. Ведь всего за копеечку.

– Дай носовой платок. Я его верну, – вскинула голову цыганка. – И один твой волос.

Ловко выдернула волос, завернула в протянутый ей носовой платок, и спрятала платок в складки одежды вслед за копеечкой. Опять взяла руку и всмотрелась в ладонь, водя по ней длинным смуглым пальцем.

– Дай бумажные деньги. Любую. Хоть самую мелкую, но бумажку. Я верну. Без этого не могу…

Женщина засомневалась, но достала кошелёк. Открыла. Там лежала одна единственная большая купюра. Решительно убрала кошелёк.

– Не надо больше гадать.

– Ты что?! Нельзя останавливаться, – цыганка схватила за руку. – Не веришь мне? Я верну. Это нужно для верности гадания.

На восклицание оглянулись другие цыганки, приблизились, сверкая глазами и украшениями.

– Нельзя останавливаться!

– Хватит. Не хочу.

Цыганки столпились, не выпуская из кольца.

Та, которая гадала, пронзительно взглянула, сказала угрожающе:

– Как хочешь. Иди. Дома найдёшь мертвеца. Тогда вспомнишь меня, – и ждала.

– Это ребёнок? – женщина прикоснулась к тряпичному кулю на перевязи. – Правда ребёнок? Не тряпки?

Цыганка оцепенело глядела на неё. Тогда женщина сказала ей:

– А я желаю тебе, чтобы с ним ничего плохого не случилось.

– Ну и иди себе! – очнувшись, закричала цыганка. – Забери свой платок!

Как фокусник достала скомканный платок из складок одежды и швырнула в спину. Женщина ушла через толпу галдящих цыганок, унося в себе смертную тоску.

Никого из семьи дома не было. Все разъехались: муж к матери в деревню, старшая дочь с бабушкой и дедушкой в другой город, только младшая дочь была сейчас в детском саду. «Кто? – думала угнетённо, одновременно зная, что никто, и нет здесь никакой связи. – Но всё же, кто? Кого я сдала за бумажную купюру, которая осталась в кошельке?»

Отменила все планы, бросилась в детский сад. Нянька вывела к ней младшую дочь. «Минус один» – подумала и расплакалась, удивив ребёнка.

Вечером вернулся муж. Ему ничего не рассказала, но зло подумала: «Минус два… Проклятая цыганка! Манипулирует сокровенным. Какое она имеет на это право? Вершительница воли каких сил? Почему предсказание способно всё оплести своими холодными щупальцами? Или я сама допускаю это одним своим желанием гадать? Почему я не могу опротестовать его разумом, обозвав абсурдом и дичью? Цыганка знала, что отравит мне жизнь. Она тронула струны, которые играют беспроигрышно. Но она растерялась, едва я тронула её тряпичный куль. Боялась за младенца или боялась, что я догадаюсь, что там его нет? Вот каких простых вещей она боялась».

Оставалось трое. Они позвонили через два дня. Ничего не случилось.

Н.Бессонов. "Гадалка" (в Австрийском городе) . 1993 г.

Сколько должно пройти времени, чтобы убедиться, что действительно ничего не случилось и не случится? Чтобы отпустила смертная тоска. День, неделя, месяц? В сонниках есть сроки для вещих снов, такой сон должен сбыться чуть ли не день в день, ну, в несколько дней. Если не сбылся, то и не сбудется.

Прогнозы такого рода, как сны или гадания, равнозначны и по достоверности, и по недостоверности, а значит, и сроки осуществления этих прогнозов одинаковы. Пара тройка дней. Прогноз погоды, кстати, тоже дольше не живёт, оперативно заменяется другим. Люди страстно желают знать будущее, но ужасно боятся узнать о нём что-то страшное. Эту жажду прекрасно и безопасно утоляет прогноз погоды, наверное, именно поэтому все так пристально следят за ним.

А бывает, предсказание громыхнёт над головой без всякой причины. Вдруг из мути ненастья выстреливает перст указующий, и незнакомый голос изрекает пророчество.

Шёл человек себе с работы домой, в наушниках музыка, думал о своём обычном и обыденном. На обочине затормозила машина, окна чёрные, непроницаемые. Одно стекло поползло вниз, там обнаружилась встрёпанная смуглая старуха. Человек заметил не сразу. Ей пришлось наполовину высунуться, чтобы он обратил на неё внимание. Выключил музыку.

Подошёл неохотно. Больно уж чёрная машина и зловещая старуха. Та стала спрашивать, как проехать куда-то, человек наклонился, объясняя.

Старуха:

– Не мне говори, ему, – и отстранилась, открывая водителя, раздутого с коричневым неподвижным лицом.

Пришлось повторить и ему. Он не переспрашивал, не двигался, сидел будто чучело.

Человек отступил с облегчением, но старуха поймала его за рукав, потянула ближе:

– Сплюнь через левое плечо три раза.

– Зачем это? – отнял рукав, отступил.

– На тебе порча большая, гроб жди в доме, – интонация сочувственная.

Стекло поползло вверх, лакированный катафалк уехал. Человек засунула в уши наушники, врубил музыку и пошёл дальше злой и встревоженный. Вот так, нежданно-негаданно тебе прогноз. Семья большая, все взрослые, где-то носятся за рулём. Кто в том гробу, который ждёт в доме? С отвращением сплюнул через левое плечо. Никому ничего не рассказал.

Гроба не случилось.

Рассуждения о будущем… Главное, в каком масштабе прогнозировать. Прогноз в масштабе Бога абсолютен. Он звучит так: «Бог вечен», здесь без перемен.

В масштабе природы и времён года прогноз надёжен. И если всё человечество исчезнет, солнце останется, земля останется, луна останется, вода останется, воздух останется. А значит, невзирая ни на что, однажды наступит весна. И если к тому времени обнаружится на земле хоть один человек, то к ней примешаются его любовь, тоска, мечты.

Если прогнозировать в масштабе человека, то прогноз уже менее достоверен: поправки будут внесены страстями. Простейшая взаимосвязь:

«Если я поступлю так-то, то произойдёт то-то».

Опираясь на эту зависимость, можно более-менее прогнозировать ближайшее будущее, приговаривая по совету апостола Павла:

«Если будет на то воля Господа, и мы будем живы».

Но Бог – совершенная стихия, перешагнувшая страсти. Как и в природе, в нём нет жалости, нет жестокости. Есть только воля. А страсти – свойства низшего создания, человека. Бог создал человека по своему образу и подобию, а человек также создаёт Бога и наделяет страстями и Его, и природу, лелея надежду понять их и, главное, быть понятым ими.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: