21 мая Россия отмечает День полярника

Шхуна "Жанетта"

            «Собаку ели все, кроме меня и доктора»… Из дневников Делонга

Весной 1882 г. сорокалетний морской инженер Джордж Мелвилл, в будущем известный американский контр-адмирал, — чудом спасшийся во время крушения корабля «Жаннетта» годовой давности, — пошёл на поиски товарища по несчастью (точнее, хоть каких-то отметин, свидетельств гибели) капитана «Жаннетты» Джорджа Делонга. В свою очередь ринувшегося в июне 1879 г. искать недавно пропавшее судно «Вега» — со шведской полярной экспедицией знаменитого геолога, географа Адольфа Норденшёльда на борту.

Пароход «Вега» Норденшёльда тогда не исчез и не сгинул в бескрайнем мраке торосов. В отличие, — к сожалению, — от команды Делонга.

Освободившись в июле 1879 ото льдов в районе Колючинской губы, парусно-паровой барк «Вега» осуществил далее сквозное (с зимовкой в пути) плавание Северо-восточным проходом из Атлантического океана в Тихий. Вернувшись через Суэцкий канал в Швецию в 1880-м. Впервые, таким образом, обойдя Евразию.

Об удачном исходе судьбы Норденшёльда капитан Делонг узнал от аборигенов. Со спокойной душой продолжив кампанию к Северному полюсу. Где впоследствии потерпел ужасную катастрофу (июнь 1881) — через два почти года тяжёлых скитаний по северо-восточной части Новосибирского архипелага. «Жаннетта» намертво вмёрзла в паковый лёд и спонтанно дрейфовала, сжимаясь под могутным прессом, к северо-западу от о-ва Герольда. Пока полностью не развалилась и не ушла под воду в восьмистах километрах севернее устья Лены.

Летом 1881 г. моряки утонувшего судна — на лодках и санях — устремились на юг. Через Семёновский остров — к устью Лены, на большую землю. По итогу, в трёх шлюпках оставшись посреди огромного бушующего океана (Делонг с матросами; во второй л-нт Чипп, лоцман Денбар с шестью людьми; и шлюпка Мелвилла), — из всей команды выжил только Мелвилл со товарищи.

14 сентября 1881 г. они достигли восточной дельты Лены. А спустя пару суток, — случайно попав в один из речных рукавов, — остановились в покинутой полуразрушенной хижине: невесть какое, но убежище! Где их обнаружили местные охотники, — оказав посильную помощь.

Дж.Уоллес Мельвилль.  Амер. морской инженер, контр-адмирал.

Чуть окрепнув, Джордж Мелвилл добрался до якутского стойбища, — найдя там двух посланных на разведку матросов с лодки Делонга(!): в состоянии жуткого истощения. Мелвилл тут же пустился на выручку самого Делонга. Пошёл на север вниз по Лене, собрав отряд аборигенов с собачьими упряжками.

Долгие тщательные поиски позволили выявить некоторые следы стоянок, но… никого из моряков. Наступление же суровых арктических вьюг и вовсе отменило дальнейшее продвижение. Лютая зима нещадно заметала маломальские знаки, депо становищ…

В марте 1882 г. вновь созданная спасательная экспедиция Мелвилла отыскала лагерь старого друга Делонга на одном из островов гряды Новосибирского архипелага. Позже названных именем американского мореплавателя Дж. Вашингтона Делонга, открывшего о-ва Жаннетты (в честь яхты), Генриетты (в честь возлюбленной) и Беннета в честь спонсора и издателя газеты «Нью-Йорк Геральд». Так они и запечатлены на карте русской Арктики.

Вдобавок ко всему, на о-ве Беннета Делонг наткнулся на залежи бурого угля, что отвечало уже геостратегическим интересам Соединённых штатов, рвущихся покорять Севера, — под знаменем реформатора гражданских обязанностей и свобод 21-го президента США Артура Честера. (Хвалу коему воздал даже неуёмный скептик Марк Твен.)

По всей видимости, полярники умерли от голода…

Дж.Вашингтон Делонг. Амер. мореплаватель и полярный исследователь.

Рядом с телом капитана лежал дневник, писавшийся до смертельной минуты. Невозможно без содрогания читать эти рваные скупые, пронизанные чёрным юмором, ужасом и болью строки:

— Суббота. 1 октября 1881 г. 14 человек офицеров и экипажа с полярного судна США «Жаннетта» высадились на лёд. Мы пойдём к западному берегу Лены. Провианта у нас на 2 дня. А так как до сих пор мы были достаточно счастливы (здесь имеется в виду английский саркастический языковой оборот: «в прошлой жизни», — авт.), то и не заботимся о будущем.
— Понедельник. 3 октября. У нас осталась лишь полуголодная собака. Да поможет нам Бог. При переправе лёд подо мной треснул, и я окунулся в ледяную воду по самые плечи. На ужин ничего другого не оставалось, кроме собаки. Ели все, кроме меня и доктора. Дров мало, ночуем под открытым небом. Мы не согрелись, и высушиться нам не представляется возможным.
— Четверг. Все очень слабы…
— Пятница. Последняя горсточка чая опущена сегодня в котёл, и теперь нам предстоит переход в 35 вёрст. На которые мы имеем — немного спитого чая и 2 полштофа спирта.
— Суббота. Завтрак: 20 грамм спирта в полупинте горячей воды. Холодно. Мало дров. На ужин — 10 грамм спирта.
— Воскресенье. Отслужили церковную службу, и я отсылаю двух матросов за помощью. (Которых и встретил Мелвилл, — авт.) Перешли через реку. Снова провалились под лёд.
— Понедельник. Последние 10 грамм спирта. Съедаем куски оленьей кожи. Истощены окончательно. На ужин — лишь по ложечке глицерина.
— Среда. На обед сварили две пригоршни полярной ивы в горшке воды. Навар выпили. Мы делаемся всё слабее и слабее.
— Воскресенье. 30 октября. 140 день экспедиции. Дальше идти нет сил…

Прошло почти 10 лет…

Откуда ж было знать выжившему в невыносимых условиях Мелвиллу (в XX в. контр-адмиралу, руководителю инженерных войск флота: Engineer-in-Chief of the Navy, реформатору флота, учёному-исследователю), что к юго-западу от гряды островов ДеЛонга, — наречённых в честь командира «Жаннетты», — в ледяной пустыне Новой Сибири увертюры 20 века точно так же как прославленный Делонг затеряются в белом шторме русские моряки.

Легендарный в будущем адмирал А. В. Колчак, — в ту пору желтоусый летёха, выпускник Морского корпуса, гидролог и топограф, — с известным географом, геологом бароном Толлем, начальником Русской полярной экспедиции 1900 — 1902 гг. В поисках шхуны «Заря», подобно делонговской «Жаннетте» затёртой во льдах на таймырской зимовке.

Но, в отличие от американцев, русские не стали есть ослабших гибнущих собак. Просто оставляли их, — выстрелом отрешив от нестерпимых мук, — перекрестив и похоронив с Богом подо льдом. (Практиковалось ещё отравление собак токсичным стрихнином, но это к слову, — авт.) А от изнурительного голода избавлялись… курением крепкого поморского табака, дивом сохранившегося в багаже.

Участники экспедиции Толля на борту шхуны «Заря». В верхнем ряду: третий слева над Толлем – А.Колчак.

В мае 1903 г. верхоянский окружной исправник Качоровский — собственно герой нашего повествования — отбивает якутскому губернатору отчёт:

«Во исполнение предписания Вашего превосходительства от 24 февраля и 9 марта с.г. за №… имею честь донести, что командированные Академией наук лейтенанты флота Матисен и Колчак проследовали с 12 матросами и с грузом через Верхоянск к местам назначения в последних числах марта месяца. И г. Колчак выехал из с. Казачьего на Новосибирские о-ва 27 апреля. Какое требовалось содействие с моей стороны для скорейшего следования гг. Матисена и Колчака с матросами и грузом по вверенному мне округу, оно было им оказано».

Вызвано же это путешествие лейтенантов (Матисен — старший офицер «Зари», геодезист, картограф; Колчак — второй офицер «Зари») чрезвычайной спешкой во что бы то ни стало спасти экспедицию Эдуарда Толля. Пропавшего и, как выяснилось в дальнейшем, трагически погибшего с четырьмя напарниками на о-ве Беннета, — из группы островов имени вышеупомянутого капитана Делонга. В акватории Восточно-Сибирского моря архипелага Новосибирских о-в.

Вообще исправник Качоровский — крайне пунктуальный персонаж, невзирая на бросающуюся в глаза невежественность, малообразованность и даже глупость. Пунктуальность та продиктована чрезмерным, — доходящим до некоей патологии, до пароксизма, — карьеризмом! К тому же Верхоянск был невероятной дырой, беспросветно-чёрной и душевно чёрствой. С чем, по идее, и связана наша история украинского каторжника и его надсмотрщика Качоровского. Исполняющего в Верхоянске роль патронажа — предводителя дворянства, так сказать, — и надзорного органа. А по-простому — царя и бога одновременно.

Итак… Обернёмся опять в прошлое.

Десять лет назад, в феврале 1880 г. из тёплой Одессы был отряжен по этапу в Верхоянск С. Е. Лион. О котором сведений я, в принципе, особенно не нашёл.

Единственно что раскопал — это предисловие его авторства к изданной по-русски книге Дж. Делонга «Плавание “Жанетты”» (1936 г.). С чего мы и начали текст.

В скудной библиографии также отмечено, что С. Е. Лион, — русский политический ссыльный, — совместно с Мелвиллом принимал участие в поисках команды Делонга. Нет только указаний, что, дескать, Леон был отпущен «королём» Верхоянска Качоровским. Такая вот коллизия…

Но продолжим.

Юридически спорный судебный приговор Лиону вынес лично одесский генерал-губернатор граф Тотлебен. Не найдя ничего более доказательного, сформулировавший его нехитро:

«Лион несомненно принадлежит к социально-революционному сообществу. Но за неимением улик ссылается в Восточную Сибирь». Точка.

В верхоянской «дыре» С. Е. Лиона поместили жительствовать в одну юрту вместе ещё с семью «политическими». Все они находились под пристальным надзором нашего знакомца Качоровского. Также его преданного и не менее заточенного на продвижении по службе коллеги Ипатьева. Карьеризм в данном конкретном случае подразумевал одно: сажать за решётку при малейшей возможности! — и никаких гвоздей.

Качоровский с Ипатьевым проверяли абсолютно всё…

Контролировали обширную почту. Внутреннюю корреспонденцию. Покупки. Расходы-доходы. Пристрастия-привязанности. Ревизовали публичные места, кабаки и… туалеты, да-да! Ведь там могли быть изобличены закладки в виде социально непристойных записок-малявок соумышленникам.

Почта шла на материк по полугоду. И столько же — обратно. Не без «помощи» Качоровского естественно. Который, ко всему прочему, был весьма труслив, будто «паршивый заяц»! — шептал-приговаривал народ.

«Жизнь в этой проклятой дыре, именуемой совершенно незаслуженно «городом», была невыразимо тосклива, мрачна и безнадёжна, тем более что ссылали тогда бессрочно, т.е. на всю жизнь, — ссылали и забывали», — читаем мы в переведённой книге Делонга «Плавание “Жанетты”». (В памяти всплывает гоголевская безнадёга. Уместно коснуться безрадостных «трущобных» картин Марка Твена: всё-таки речь об американцах тоже!)

«Политических» Качоровский откровенно побаивался — оттого в определённой степени питал к ним уважение. Принимая в расчёт немалую их образованность и смелую ориентацию в общественно-экономической обстановке. Что приводило его в трепет по поводу страшной боязни антиправительственных революционных выходок с их стороны или, не дай бог… побега! — это немедленно отразилось бы на карьере. Смело бы все его начинания-задумки глубоко вниз, практически в ад. Откуда не выбраться…

Неудивительно, что весть об инженере-розыскнике Дж. Мелвилле докатилась до Качоровского. От чего последний сильно взволновался. Вплоть до раздражения.

Дело в том, что казачий командир из заполярного улуса под названием Булун, — самого важного населённого пункта Верхоянского округа по торгово-промышленной значимости в регионе, — прислал ему секретное донесение.

От Булуна до Верхоянска 900 км. И вот в этой глухомани появились неведомые чужестранцы, говорилось в донесении. Невзирая на ужасный внешний облик и плохую физическую кондицию, инородцы держатся крайне независимо, изъясняются-калякают на непонятном языке и выдают себя за американцев!

Само собой разумеется, Качоровский тут же постановил их арестовать, обвинить в контрабандизме и во всех остальных грехах, попавшихся под руку, — чего уж проще! Но для окончательного решения, учитывая врождённую трусость и осторожность, счёл необходимым посоветоваться с Лионом.

Осуждённый интеллигент сразу же догадался, что обнаружена заокеанская полярная партия. Читал об этом в газетах.

Лион предупредил исправника, что незнакомцам надобно всенепременно оказать подмогу. И чем быстрее, тем лучше! И тогда вознаграждения посыплются на окружного ставленника как из рога изобилия. Мало того — посыплются не от одной российской стороны…

Одним из немногих, кто в конце 1881-го добрался до Булуна, был главный инженер экспедиции Делонга на «Жаннетте» — Дж. Мелвилл.

Встретившись наконец с прибывшими в Верхоянск путешественниками, потрёпанными и уставшими, ссыльный одессит Лион, хорошо владея английским, выяснил главнейшее.

Судно «Жанетта», пассивно дрейфующее около полутора лет, раздавленное льдами, затонуло в июне 1881 г. — в 770 км от сибирского побережья. Участники экспедиции — 6 офицеров, 27 человек команды — тремя отрядами двинули к устью Лены.

В сентябре 1881 г. на трёх лодках — одна с Делонгом и ещё 12-ю членами; вторая с Мелвиллом плюс 9 человек; и партия, возглавляемая лейтенантом Чиппом и лоцманом Денбаром — пытались перебраться на материк в устье Лены.

Разыгравшийся мощнейший шторм далеко друг от друга разбросал плавсредства. А отсутствие точных карт, ураган, голод и холод сделали своё страшное дело. Оставив в живых лишь несколько человек.

James.G.Tyler. Жаннетта

Алчный Качоровский, — помогший Мелвиллу выбраться из ледяной пустыни и отправиться домой, в США, чтобы в скором времени возвратиться, — конечно же, не получил никаких наград ни от России, ни от Америки.

Инженер Мелвилл, в 1882-м вернувшийся в Верхоянск на поиски Делонга, не забыл доброты. (Хотя и не ведал, что висел на волоске, тонкой грани меж тюрьмой и волей, — спасибо Лиону!) Одарив Качоровского всевозможными иностранными гостинцами, дорогими сувенирами и невиданной одёжей для женской половины семьи. Плюс небольшое пополнение счёта в банке безусловно.

От чего авторитет должностного «короля» в городе очень вырос — как человека, имеющего отношение к истории российско-американской дружбы и к славным завоеваниям Северного Ледовитого океана!

Поэтому, подкупленный вниманием, наслаждаясь общественным сиянием лавров, Качоровский отпустил ссыльного С. Лиона на поиски следов пребывания во льдах капитана Делонга. Правда, признаюсь, — это моё литературно-художественное допущение. Впрочем, как и насчёт долларов-презентов теневому «царю» Верхоянска.

Ведь документа за подписью Качоровского о том, что каторжанину С. Е. Лиону разрешено уехать с Мелвиллом, — в архивах нет…

А то, что Мелвилл нашёл-таки конечную стоянку капитана Делонга в марте 1882 г. — научный факт.

P.S. За беспримерные отвагу и находчивость Конгресс США наградил морского инженера Мелвилла повышением в звании сразу на 15 рангов и Золотой медалью Конгресса. В 1884 г. им опубликована книга «В дельте Лены» (In the Lena Delta). Где описываются тяготы обречённой экспедиции Делонга.

В том же году Мелвилл снова идёт в Арктику на борту корабля «Тетис». Искать пропавшую экспедицию Адольфа Грили — одного из отцов-основателей Национального географического общества: National Geographic.

Но это уже, господа, совсем, совсем другая история…

Касаемо же Лиона и Качоровского, сидельца и его тюремщика, думается, что, если б не я, — они навсегда бы исчезли из анналов покорения Северного полюса! Шутка.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: