14 ноября 1905 года родился один из самых известных учеников Бхагавана Шри Раманы Махарши, ставший в последние годы своей жизни тоже великим мастером, с точностью и эффективностью передававшим указатели Раманы. Свет и сила его присутствия до сих пор помогают тем, кто идет путем самоисследования (а на месте его самадхи, то есть там, где лежат его мощи, это ощущается особенно явно). В рубрике «Указатели Истины» мы уже публиковали цитаты из его сатсангов и интервью, а сегодня – посвященная Аннамалаю Свами вдохновляющая глава из книги В.Ганешана о внутреннем пути 75 Старых Преданных Раманы Махарши («Ramana Periya Puranam»).

Огонь – очень важный символ. Его природа двояка: будучи жаром, он может уничтожать, а как свет он разоблачает. Бхагаван это джняна агни, огонь джняны. Он сжигает нашу судьбу и открывает свет мудрости, который уже есть в каждом из нас. Это двоякое действие его милости наиярчайшим образом можно увидеть в жизни его замечательного преданного. Его звали Челлаперумал.

Когда он родился, его отец уже имел готовый гороскоп, который предсказывал, что Челлаперумал станет аскетом, садху, и не будет вести жизнь семьянина. Отец захотел это предотвратить, и не стал отправлять Челлаперумала в школу, полагая, что там ему может попасться какой-либо духовный текст, который подвигнет его стать аскетом. Будучи фермером, он брал сына с собой на рисовые поля, всегда держал его подле себя с одной целью: он не должен ничему учиться. Но пытливость Челлаперумала в обучении была настолько сильной, что он сам научился читать слова, медленно читая их по буквам! За всю его жизнь этот присущий ему дар настойчивости никогда не давал сбоя!

Однажды он шел куда-то со своим отцом и по пути заметил нескольких садху в охряных мантиях. Он был так ими очарован, что тайком посетил одного из них и начал изучать духовную литературу. Ещё была женщина в соседней деревне, которая привлекла его своей религиозностью. Эта женщина привела его в свой дом и дала ему тамильские книги по Адвайте – «Кайвалья Наванитам» и другие. Так как сама она читать не умела, она просила Челлаперумала читать ей вслух и объяснять эти тексты. Он начал читать их, и хотя прежде не знал ничего из Веданты, какая-то сила изнутри помогала ему всё понимать и объяснять, хотя и по-детски.

Молодой Челлаперумал

Вскоре каждый день в определённое время он стал убегать из дома без ведома отца к этой женщине. Он читал какой-нибудь духовный текст и затем объяснял его. Его духовные беседы начали привлекать соседей. За несколько месяцев эти беседы стали столь популярны, что благочестивая женщина пригласила его остаться в её доме. В течение следующих шести лет он жил отдельно от своего отца, и это был золотой период в жизни Челлаперумала. Он стал наносить на лоб священный пепел, надевать семена рудракши, простираться перед изображениями божеств и тщательно следовать традиционным религиозным практикам. Однажды, когда он вёл духовную беседу, украдкой зашёл его отец. Он был ошеломлён, увидев преображение сына, но всё равно не поддержал его.

Несмотря на это, Челлаперумалу было предназначено стать аскетом. Будучи всего лишь подростком, он принял санньясу. А поскольку никто из окружавших его людей не мог посвятить его в санньясу, он сделал это сам. Когда он вернулся в деревню, некоторые жители, заметив его величие, стали помогать ему. Вдохновлённый известным святым недавнего времени Рамалингой Свамигалом, который учил, что человек должен служить человечеству, он стал летом поить путников водой из глиняного горшка. Потом он раздавал кашу беднякам в своей хижине, которую ему помогли построить жители деревни. Однако, хотя его влекло помогать другим, он продолжал свои духовные практики. Однажды он узнал, что в соседней деревне остановился Шанкарачарья из Канчи Мутт. Когда он пришёл к нему на встречу, Шанкарачарья сказал ему: «Приходи в следующую деревню, увидимся там». Он отправился туда, встретился с Шанкарачарьей и попросил его о духовном руководстве. Шанкарачарья дал ему мантру «Шивайя Намаха» и попросил его повторять её сто тысяч раз.

Вскоре после этого странствующий садху дал ему книгу Бхагавана «Упадеша Ундияр, Тридцать Стихов Наставлений», на тамильском языке. Увидев фотографию Бхагавана в ней, Челлаперумал почувствовал уверенность в том, что это и есть его гуру. Он не знал ничего о Рамане Махарши, и ничего не мог понять из «Упадеша Ундияр», но понял, что это его гуру. Он обошёл деревню, объявив: «Я нашёл своего гуру, он находится в Тируваннамалае. Я должен отправиться к нему». Жители деревни, знавшие, что он нищий садху, дали ему немного денег на дорогу до Тируваннамалая. Когда он уже собирался уходить, он узнал, что Канчи Шанкарачарья снова остановился в соседней деревне. К этому времени Челлаперумал уже знал, что это был тот самый Шанкарачарья, который направил к Рамане Махарши Пола Брантона. Он пошёл к Шанкарачарье, простёрся перед ним и попросил: «Пожалуйста, благословите меня, я иду к Рамане Махарши». Шанкарачарья дал ему священного пепла, одиннадцать серебряных монет и благословил его, сказав: «Хорошее дело тебе предстоит, ступай».

Так, в 1928 году, в возрасте двадцати одного года Челлаперумал прибыл в Тируваннамалай. По пути в Раманашрам он увидел большую толпу вокруг маленького мантапа (помещение с залом, — ред.). Он спросил кого-то, по какой причине собрались люди. Человек ответил: «Там внутри сиддха пуруша, Шешадри Свами. Люди ждут, когда он выйдет и благословит их. Ты тоже можешь подойти и получить его благословение». Сквозь толпу Челлаперумал разглядел Шешадри Свами – в руке он держал ладу, индийскую сладость. Из боязни и уважения к Свами толпа не осмеливалась входить в мантап. Челлаперумал, ничего не зная о репутации Свами, вошёл и простёрся перед ним. Шешадри Свами поднёс ладу ко рту, но вдруг бросил его в толпу, которая приняла это как прасад. Затем, развернувшись к Челлаперумалу, он принялся ругать его: «Ты глупец! Зачем ты пришёл на Аруначалу? Зачем ты пришёл в Тируваннамалай? Что тебе здесь нужно?»

Шокированный такой тирадой, Челлаперумал поспешил ретироваться. К счастью для него, садху, стоящий снаружи, остановил его и обнадёжил: «Шешадри Свами это сиддха пуруша, который благословляет бранью. Когда он говорит: ‘Ты глупец! Зачем ты пришёл на Аруначалу?’, это значит, какой замечательный ты человек, что пришёл на Аруначалу! И ‘С какой целью ты сюда пришёл?’ значит, с какой бы целью ты сюда ни пришёл, она будет исполнена.» Ободрённый этой благословенной бранью, Челлаперумал пришёл в Раманашрам.

Войдя в ашрам, он увидел Бхагавана, спускающегося с горы к Старому Залу. Омыв ноги, Бхагаван вошёл в зал. Челлаперумал был сильно взволнован! Перед тем, как он покинул деревню, Бхагаван явился ему во сне, где он спустился с горы, омыл ноги и затем вошёл в зал. Посмотрите на красоту того, как Господь принимает этого простого человека! Войдя в зал, Челлаперумал заметил, что они с Бхагаваном одни. Он положил пакетик с изюмом, который принёс для Бхагавана, и с нахлынувшими эмоциями, весь в слезах, простёрся перед ним. Поднявшись, он увидел, что Бхагаван ест изюм. Для Челлаперумала это было, как если бы сам Господь Шива принял его подношение. Спустя примерно минут пятнадцать Бхагаван направил на него свой взгляд милости, и Челлаперумал весь затрепетал. Когда много лет спустя я спросил его, как это ощущалось, он ответил: «Я почувствовал чудесную прохладу, разливающуюся по всему телу, как если бы я окунулся в прохладном пруду после долгого пребывания под палящим солнцем». Красота в том, что это первое переживание взгляда милости Бхагавана имело связь с тем, чем он будет заниматься потом в ашраме – работать под палящим солнцем. После этого он пошёл к Чинне Свами, сарвадикари (управляющему, — ред.), просить его, чтобы тот поручил ему какую-нибудь работу. Ему было велено идти в холл, и прислуживать Бхагавану. Так он получил исключительную возможность не только быть рядом с Бхагаваном, но и служить ему.

Бхагаван сам дал ему имя Аннамалай Свами, что важно. Например, Бхагаван звал своего брата семейным прозвищем Пичай, даже после того, как тот принял санньясу и изменил имя на Ниранджанананда Свами. Вишванату Свами звали Вишванатан, а Кунжу Свами звали Кунжу. И если приходил какой-нибудь Кешава Свами, Бхагаван не колеблясь называл его Кешава Свами. Но единственным человеком, которого он переименовал, был Аннамалай Свами. Я спросил Аннамалая Свами, как это было. И вот что вспомнил Аннамалай Свами: «На следующий же день после моего прихода Бхагаван мимоходом заметил, что я напоминаю ему одного человека по имени Аннамалай Свами, который был его служителем в Скандашраме и умер в 1920 году. Бхагаван стал использовать это имя в качестве моего прозвища. Услышав это, другие преданные последовали его примеру. За несколько дней за мной твёрдо закрепилась моя новая идентификация».

Поскольку его сдача Бхагавану была тотальной, Бхагаван полностью отдавал ему своё внимание. Джняни подобен зеркалу – то, как он откликается вам, отражает ваш подход к нему. Если вы сдаётесь полностью, его благословление тотально.

Аннамалай в нижнем ряду слева

Однажды Аннамалай Свами попросил: «Бхагаван, дайте мне какую-нибудь упадешу (наставление, — ред.)». Бхагаван ответил: «Иди, иди внутрь и всегда придерживайся Я. Отождествление с телом и умом приводит к страданиям. Ныряй глубоко в Сердце, источник бытия и покоя. И пребывай так – всегда утверждённым в своём существе». Посмотрите на первую упадешу Бхагавана Аннамалаю Свами. Это очень важно, потому что позже сам Аннамалай Свами сказал мне: «В то время, Ганеша, я не знал значительности этих слов. Вся моя остальная жизнь основана на этой самой первой упадеше. Я не знал и не понимал главного значения этого учения. Мои васаны (глубоко укоренившиеся склонности ума, — ред.) вдруг всплыли, и я стал замечать других людей вокруг Бхагавана, которые были на очень ранней стадии. Они все сплетничали, и мне это не нравилось». Заметьте силу васан, латентных тенденций. Он думал: «Да, Бхагаван велик. Но люди вокруг него будут меня отвлекать. Поэтому я не останусь здесь. Лучше я уйду и буду выполнять свои духовные практики где-нибудь ещё.»

Ничего даже не сказав Бхагавану, он ушёл. Пройдя миль двадцать, он почувствовал сильную усталость и голод. Он обошёл две сотни домов, но никто не дал ему даже кусочка. Наконец, когда он совсем не знал, куда и к кому обратиться, кто-то спросил его: «Эй, почему ты страдаешь? Откуда ты идёшь?» «Я иду из Тируваннамалая.» «Откуда из Тирваннамалая?» был следующий вопрос. «Из Раманашрама», ответил Аннамалай Свами. «Ты пришёл сюда из Раманашрама и страдаешь? Дурак, иди обратно». «Дурак, иди обратно!» В этот момент он решил возвратиться к Бхагавану. И сразу всё стало происходить, словно по волшебству. Хозяин гостиницы подозвал его и дал ему еды. Затем он сел в поезд до Тируваннамалая без билета. Контролёр проверил билеты у всех в купе, кроме него. Множество подобных вещей случалось с ним на обратном пути в Тируваннамалай. Упав к ногам Бхагавана, он всё рассказал и попросил его о прощении. И Бхагаван милостиво ответил: «Как ты можешь сбежать? У тебя здесь есть работа. Если ты попытаешься уйти, не выполнив предназначенную тебе работу, куда ты убежишь? Оставайся здесь». Аннамалай Свами снова упал к ногам Бхагавана. «Бхагаван, я сделаю всё, что вы скажете, я никогда вас не покину».

Уже на следующий день, когда Аннамалай Свами обслуживал Бхагавана, Бхагаван повернулся к нему: «Аннамалай Свами, там возле резервуара с водой строят стену. Пойди посмотри, что делает каменщик». Он думал, что Бхагавану нужна информация, пошёл к каменщику и спросил его. Каменщик ответил: «Я строю эту стену». Он вернулся и доложил Бхагавану: «Каменщик сказал, что он строит стену». Пять раз Бхагаван посылал его выяснить, что делает каменщик. Каменщика это вывело из себя: «Ты что, совсем идиот? Сколько раз тебе говорить, что я строю стену?» Тогда Аннамалай Свами пришёл в себя. «Почему Бхагаван всё посылает и посылает меня? Возможно, он хочет, чтобы я контролировал работу?» Сперва он думал, что Бхагаван хочет, чтобы он выполнял какую-то лёгкую работу. Но когда он вспомнил, что Бхагаван говорил раньше, он понял, что ему предстоит выполнить каскад, целую лавину работы. Одна за другой, одна за другой прибывала работа, которую ни один человек не смог бы завершить лишь своими силами. Но Аннамалай Свами выполнил огромное количество строительных работ! Сегодня люди, приходящие в Раманашрам, всё ещё могут видеть, что смог осуществить этот человек.

Рамана Махарши стоит на пороге коровника, построенного Аннамалаем

А работа, физически болезненная работа, всё прибывала и прибывала. Часто ему приходилось стоять под палящим тропическим солнцем рядом с местом, где делали известковый раствор, который производит сильный жар. Вдобавок к его крайнему дискомфорту люди вокруг него, вместо того, чтобы ценить его усилия, постоянно смеялись над ним, упрекали и оскорбляли его. Единственное облегчение ему доставляло, когда Бхагаван приходил посмотреть на его работу, каждый раз увещевая его: «Аннамалай Свами, ты не тело, ты не ум, ты чистое сознание – всеобъемлющее Я. Осознавай это всегда, даже когда трудишься». Почему Бхагаван поручил всю эту почти невыполнимую работу Аннамалаю Свами? Раньше он пытался убежать, потому что не одобрял некоторых людей в ашраме. Но он должен был вернуться, потому что, как сказал Бхагаван: «У тебя здесь есть работа». Это было не только внешнее строительство. Это была также и внутренняя работа по стиранию его судьбы. Каждый из нас создаёт свою судьбу. И наша индивидуальная судьба может быть стёрта только нами самими. Никто больше за нас этого не сделает, как бы он или она нам ни сочувствовали. Уничтожить свою судьбу очень важно, потому что наша судьба несёт в себе васаны, которые на нас влияют. Поэтому, когда Аннамалай Свами раздражался на людей, которые его критиковали или не хотели с ним сотрудничать, Бхагаван приходил и настойчиво напоминал ему: «Ты не тело, ты не ум, ты чистое сознание, всепроникающее Я. Обращай внимание на это. Осознавай это всё время, даже когда работаешь». Аннамалй Свами позже сказал мне: «Я крепко-накрепко за это ухватился». Его затрагивала любая критика, но в борьбе между его судьбой и милостью Бхагавана он вспоминал спасительные слова Бхагавана: «Ты вездесущ, ты сознание. Придерживайся этого, когда работаешь».

Когда я в Раманашраме, я часто подхожу и кладу голову на стены зданий, построенных Аннамалаем Свами под руководством Бхагавана, и чувствую благословление! Одной из первых строек, предпринятых Аннамалаем Свами, была защитная стена за ашрамом. Бхагаван сказал ему: «Строй стену, и смотри, чтобы она была как Китайская Стена!» Это длинная белая каменная стена, построенная для предотвращения попадания водных потоков с горы в ашрам. Когда это было сделано, Бхагаван сказал ему: «Теперь построй склад». Вы должны пойти и увидеть все эти места – коровник, ванная комната Бхагавана, самадхи оленя Валли, огромная старая столовая, кухня, ведапаташала (школа вед, — ред.), каменные ступени к резервуару ашрама, комната Майора Чедвика и наконец, медпункт ашрама. Многие меня спрашивают: «Как так, что всё это построено без цемента? Как это построено?» И находят это невозможным, когда я отвечаю: «Всё это построил простой необразованный человек из деревни». В более поздние годы, когда Аннамалай Свами заходил в Старый Холл, Бхагаван, смеясь, говорил: «Когда ты заходишь, мне кажется, будто все здания идут ко мне».

Только представьте, сколько физической и ментальной боли должен был испытывать Аннамалай Свами, стоя на жаре и тяжело трудясь, когда все вокруг насмехаются, предают и унижают! Его поддерживала лишь первая упадеша Бхагавана: «Ты не тело, ты не ум, ты всепроникающее Я». И какая бы судьба ни была уготована его телу и уму, он знал, что Бхагаван её сотрёт. Потом, в какой-то из дней 1938 года, после того, как всё это было построено, Бхагаван посмотрел на него и сказал: «Теперь ты свободен. Все твои кармы окончены». Аннамалай Свами упал к ногам Бхагавана со слезами благодарности. Йоги Рамиа, ещё один преданный, попросил Бхагавана: «Бхагаван, Аннамалай Свами тяжело работал, и его здоровье подорвано. Почему бы вам не попросить его отдохнуть?» Бхагаван ответил: «Да, я это сделаю». Бхагаван не только дал ему отдых, он обнял Аннамалая Свами, чего он никогда не делал ни до, ни после этого, и положил конец его судьбе. Этим объятием он изменил жизнь Аннамалая Свами от судьбы к милости!

Много лет спустя, когда я спросил Аннамалая Свами об этом изменившем его жизнь объятии, вот что он рассказал мне: «Однажды я зашёл к Бхагавану в ванную комнату и помог ему принять утреннюю ванну. Мадхава Свами и я как обычно сделали ему утренний массаж с маслом. Когда мытьё было окончено, Мадхава Свами спросил: ‘Бхагаван, люди, которые принимают ганджа лехийям (аюрведический препарат, основной ингредиент которого марихуана, — Г.) испытывают что-то вроде ананды, блаженства. Какова природа этого блаженства? Та же это ананда, о которой говорится в писаниях?’ Бхагаван ответил, что есть ганджу – очень плохая привычка. Затем, громко смеясь, он подошёл ко мне, обнял меня и воскликнул: ‘Ананда, ананда, ананда, ананда! Вот как ведут себя те, кто ест ганджу’. Это не было коротким объятием. Мадхава Свами сказал мне потом, что он крепко держал меня около двух минут. В первые несколько секунд я совершенно перестал осознавать тело и мир. Сначала было ощущение счастья и блаженства. Вскоре это уступило место состоянию, где не было никаких чувств и переживаний. Я не потерял сознание. Я просто перестал сознавать, что происходит вокруг меня. Я оставался в этом состоянии примерно минут пятнадцать. Когда же я восстановил своё обычное восприятие мира, я стоял один в ванной комнате. Мадхава Свами и Бхагаван уже давно ушли завтракать. Я не видел, как они открывали дверь или выходили. Я также не слышал звонка к завтраку. Этот опыт совершенно изменил мою жизнь. Я знал, что моя рабочая жизнь в Раманашраме подошла к концу. Я знал, что с этого дня я буду жить вне ашрама и проводить большую часть времени в медитации. На следующий день я сказал Бхагавану: ‘Прошу вас, благословите меня, я ухожу жить в Палаакоту’ (Палаакоту – небольшой поселок, примыкающий к Раманашраму; сейчас это уже часть Раманашрама, — ред.)».

Тогда Бхагаван подошёл вплотную к Аннамалаю Свами и благословил его коротким лёгким объятием. Выбор места в Палаакоту, проект своего жилища, ежедневные занятия и происшествия – обо всём он сообщал Бхагавану. Бхагаван навещал его почти каждый день, наставляя духовно. Затем пришло время, когда Бхагаван почувствовал, что Аннамалай Свами должен полностью укрепиться в Я. Он посоветовал Аннамалаю Свами: «Сейчас ты утверждён во внутренней уравновешенности. Тебе уже нет надобности приходить в Раманашрам, даже на даршан». И добавил: «Не двигайся со своего места в Палаакоту и не ходи к дороге. Можешь ходить на гору». Однажды, когда у Аннамалая Свами совсем не было еды, Бхагаван сказал ему пойти в лес, нарезать листьев одной травы, сделать из них подливку и есть с небольшим количеством риса, которым его всегда снабжали. Бхагаван никогда никому не говорил, есть то или не есть это. Для одного Аннамалая Свами всё было по указанию Бхагавана. Многим другим преданным, включая своего брата, Бхагаван указывал даже на какую улицу пойти, чтобы просить еду. С Аннамалаем Свами он этого не делал. Наши писания говорят, что есть два способа жизни – либо как медовая пчела перелетать от цветка к цветку, собирая еду, либо как питон, который не двигается, но проглатывает еду, которая оказывается перед ним. Для Аннамалая Свами Бхагаван предложил способ питона – он даже не позволял ему ходить просить еду. Вместо этого он принял меры, чтобы всё было обеспечено.

Утвердившись в Я, Аннамалай Свами стал обучать Самоисследованию. В то время была широко распространено неверное мнение, будто Самоисследование только для интеллектуалов и учёных, и что у светских людей не достаточно способностей или бдительности, чтобы развернуть внимание внутрь и выполнять его. Аннамалай Свами учил даже обычных деревенских жителей, как делать Самоисследование. Он делал это очень впечатляюще: «Так как вы говорите, что забыли своё истинное Я, единственный путь это пойти назад к нему. Если свет всё время держать включённым, темнота никогда не зайдёт к вам в комнату. Даже если вы откроете дверь и пригласите тьму войти, она не сможет. Темнота это просто отсутствие света. Точно также ум это самочинная область тьмы, в которой свет Я был умышленно перекрыт. Поэтому идите назад к вашему собственному Я». Кто-то сказал, что поскольку Самоисследование слишком трудно, он думает, не попрактиковать ли ему какой-нибудь другой путь, как бхакти или карма, а потом приступить к Самоисследованию. Аннамалай Свами был очень категоричен: «Если у вас есть какой-либо интерес к пути Самоисслелдования, вы должны следовать ему, даже если вы чувствуете, что у вас не совсем получается. Если вы хотите выполнять Самоисследование эффективно и как следует, вы должны придерживаться только этого метода. Другие методы, может быть, и хороши сами по себе, да, но они не подходят в качестве подготовительных для Самоисследования. Если вы серьёзно хотите стать хорошим скрипачом, вы берёте уроки у хорошего учителя и занимаетесь столько, сколько можете. Если вы встречаетесь с какими-то трудностями, вы не переходите на кларнет на несколько месяцев! Вы остаётесь при своём выбранном инструменте и продолжаете практиковать, пока не станет всё получаться». Видите, какой простой, но живой пример он использовал! Лучшая подготовка к Самоисследованию это практиковать Самоисследование. Даже сейчас есть люди в деревнях, которые, научившись у Аннамалая Свами, практикуют его.

Когда я работал в Раманашраме, мы любили гулять по лесу с Кунжу Свами. Частенько мы делали крюк и заходили в ашрам Аннамалая Свами понежиться в его присутствии. Он наливал нам имбирного чаю, которым мы тоже наслаждались. Каждый раз, приходя, я простирался перед ним. Когда я, поднимаясь, ещё стоял на коленях, он клал мне руку на голову, взъерошивал волосы, и затем касался лбом моей головы. Тогда я думал, что просто он так меня приветствует. Через несколько дней, когда я был там со своей подругой Анурадхой, он сделал то же самое. Анурадха спросила, зачем он взъерошивает мне волосы и касается лбом моей головы. Он ответил: «В 1938 году семью Венкату привезли в Тируваннамалай. Этот Ганешан, его второй сын, был ещё совсем малышом. У него была особая привычка, когда его приводили к Бхагавану в зал. Он сползал с коленей сестры Бхагавана, подползал к его дивану, и пытался на него забраться. Служащий Бхагавана Кришна Свами останавливал его и усаживал обратно на колени сестры Бхагавана, говоря: ‘Не пытайся установить здесь особые семейные отношения’. Однажды, когда Бхагаван отослал Кришну Свами по какому-то поручению, этот карапуз не теряя времени подполз к дивану и быстро вскарабкался на него. Чтобы не дать ему упасть, Бхагаван придавил Ганешана к дивану левой ногой, а правую положил ему на макушку и взъерошил ему волосы. Здесь священная стопа моего мастера, Анурадха. Я прикладываю свою голову не к голове Ганешана – я прикладываю голову к священным стопам мастера!» Анурадха попросила: «Пожалуйста, Свами, расскажите нам ещё какую-нибудь историю». Аннамалай Свами сказал: «Нет, сегодня только истори про Ганешана».

Ганешан и Аннамалай

Он продолжил: «Когда ему было два года, он был очень пухленьким, как масляный шарик, а я был его транспортом. Я носил его везде, куда бы ни пошёл – даже когда руководил строительными работами. Фактически, если ты откроешь старые фотоальбомы ашрама, на нескольких групповых снимках ты увидишь, как я держу на руках маленького Ганешана». В тот день он был разговорчивым. «Я очень любил это дитя, не только потому, что он был ребёнком, но потому, что Бхагаван уделял ему много внимания. Однажды, когда Ганешану было шесть лет, он был со мной во время строительства медпункта. В тот день пришёл Бхагаван и сел на камень неподалёку. Ганешан подбежал к нему и уселся, прислонившись к его колену. Увидев это, проснулась моя ‘васана служителя’! Видите ли, всем служителям Бхагавана было строго наказано никому не позволять касаться тела Бхагавана!» (Хотя Аннамалай Свами тогда уже не был служителем, он с юмором сказал Анурадхе «Проснулась моя ‘васана служителя’.) «Так что я подошёл и попытался отстранить Ганешана от колена Бхагавана. Бхагаван удержал его между ног и сказал мне: ‘Какое тебе дело? Что тебе до этого, Аннамалай Свами? Иди, занимайся своими делами’. Вот почему этот ребёнок особенный для меня даже теперь». Во время этого разговора этому ребёнку было шестьдесят лет!

В 1995 году, когда я ушёл с работы по управлению ашрамом, я пошёл в ашрам Аннамалая Свами с экземпляром последнего номера «Горной Тропы» (журнал, издаваемый Раманашрамом, — ред.), который я помогал выпустить. Я отдал этот экземпляр Аннамалаю Свами, который был наверху, сушил какие-то травы, и попросил его: «Свами, дайте мне своё разрешение и благословение, чтобы я мог полностью оставить всю деятельность, в которую я был вовлечён в управлении ашрама». Он вскочил на ноги, подошёл и обнял меня. Оказавшись в объятиях того, кого когда-то обнимал Бхагаван – я ощутил трепет и благословление! Он сказал мне: «Ты обрадовал моё сердце. Это величайшая служба, которую ты можешь сослужить для Бхагавана. До сих пор, Ганеша, мы были просто друзьями. С этого момента мы братья. Мои благословения всегда с тобой». Он снова обнял меня и приложил свою голову к моей. Моё сердце было переполнено счастьем. Он был очень рад отложить свои дела и спуститься со мной вниз. Он показал мне несколько молодых побегов растения под названием ируваатчи (Bauhinia Tomentosa) и сказал: «Бхагаван показал мне это растение в лесу и наказал сорвать его цветки и листья, смешать с рисом и есть. С тех пор я так и делаю. Теперь, как прасад, я даю тебе эти четыре или пять росточков». Эти растения сейчас выросли в большие деревья в моём саду в Ананда Рамане.

Когда Аннамалай Свами покинул тело, его похоронили в его ашраме. Я был очень огорчён, что самадхи этого великого преданного находится не в Раманашраме. Милостью Бхагавана мне удалось построить самадхи многих старых преданных в его пределах. Но не в случае с Аннамалаем Свами. Это было причиной моих мучительных переживаний. Но взгляните на милость Бхагавана! Сейчас он включил ашрам Аннамалая Свами и его самадхи в Раманашрам. Острое и глубокое желание этого глупого ребёнка исполнено Бхагаваном. Он поглотил самадхи этого драгоценного преданного в свой ашрам. Этот исполинский супер строитель теперь навечно здесь, как пыль у священных стоп своего сатгуру, Бхагавана Шри Раманы Махарши.

Самадхи Аннамалая в день его рождения в 2019 г.

Интеллектуальная ясность важна, чтобы помешать исполнению судьбы. Растопить сердце это следующий шаг. Если вы хотите расцвести в истине, растопить сердце абсолютно необходимо. Тогда происходит сдача! Сдача ‘себя’, что так тотально было исполнено Аннамалаем Свами. Мы видели, как на каждом шагу Аннамалай Свами подчинялся своему мастеру. Таким образом, этот каменщик достиг конечной цели человеческой жизни. Это великий урок для нас. Растопить сердце не значит плакать или кататься по полу; это значит сдаться – намеренно, с готовностью, свободно и легко. И когда вы делаете это, какая же это радость!


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: