Мне не оставалось ничего, как сидеть и молча ждать следующего пациента. Я абсолютно не понимал чего именно мне ждать. Ветрянки, ангины, оспы, чумы, сифилиса, в конце концов!

Я сидел за старым фанерным столом и судорожно смотрел на дверь, мысленно угадывая, что же за ней таится. В эту самую секунду в дверь постучали и я невольно вздрогнул. Покашляв, я сказал сиплым голосом:

– Входите.

Передо мной стоял мужчина лет сорока пяти, в спортивных штанах, серой куртке и скаим-то пакетом. На стол он мне положил какие-то бумажки и сел рядом, в истрепавшееся кресло, сложил руки на коленях, как первоклассник.

– Северяков Василий Иванович. — Прочитал я на одной из бумажек с надписью «Направление».

– Он самый. — Кивнул пациент и выдвинул вперед ногу.

– На что жалуемся? — Полюбопытствовал я.

– Ну, тут такое дело, — замялся Василий Иванович, а потом выдал, — мне жена изменяет.

«А кто Вам доктор?» — чуть было не вырвалось у меня.

– Так что Вы от меня хотите? — Повторил я вопрос. Пациент засмеялся, да так, что прозвенели в такт его смеху мензурки и два несчастных стакана.

– Вы же доктор.

– Ну и что? — Я уже начал выходить из себя. Жена ему изменяет! Ну так я ведь при чем? Значит, есть за что, а может и нет.

– Помогите мне.

– Ой, да лучше б вы пришли и сказали, что у Вас сифилис, а то морочите мне голову. — Вдруг вырвалось у меня и шапка на мне, как на воре, медленно покраснела. Пациент покраснел больше, чем моя воображаемая шапка и сказал:

– Да Вы, доктор гений! У меня… ну… э… и есть сифилис.

Тут я понял к чему Василий Иванович начал разговор о жене. Ну что ж, все предельно просто — изменила — заработала — принесла домой — поделилась с мужем. Цикл гениальный.

– Ну так что, доктор? — Безнадежно повторил Василий Иванович.

– Что, что? Лечитесь. — Я быстро взял чистый листок, переписал содержимое своей головы на него и вручил пациенту. При вручении, Василий Иванович поставил на стол пакет. Я заглянул — коньяк, при чем уж очень отвратительный.

– Спасибо, но я не пью.

– Хорошо, я отдам Николаю Петровичу.

– Он язвенник.

– Никанору Сергеевичу.

– Он не на смене.

– Медсестре.

– Она в положении.

– Завхозу.

– У нее аллергия.

Пациент растерялся.

– Тогда котам на улице вылью! Или они тоже язвенники?

– Да нет, — пожал я плечами, — но они такой гадости точно не пьют.

– Ага, — понял пациент причину отказа, — вот где собака зарыта!.. Так?..

– Так. И зарыта от Вашего же коньяка.

Василий Иванович бросил пакет и вышел. Я вынул коньяк и обнаружил, что там еще и шоколадка.

– А вот шоколадку, пожалуй, оставлю. — Мысленно усмехнулся я, а коньяк отдал сторожу.


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: