И еще одна рецензия на «Адаптацию» Валерия Былинского. Автор этой рецензии — Елена Строгалева, театральный критик, сценарист.

Валерий Былинский. Адаптация

Можно быть отличным писателем с дипломом литературного института или без оного, неплохим со столичной пропиской или перспективным из глубокой провинции. Очевидно одно: нельзя стать писателем без биографии – личной, могоступенчатой, извилистой. О биографии автора «Адаптации» парадоксальным образом сообщено в аннотации к роману: «Валерий Былинский жил как все: занимался живописью, работал журналистом, продавцом, сторожем на автостоянке, уличным портретистом, редактором на телевидении, что-то писал и публиковал». Примерьте на себя и оцените этот тонкий юмор издателя «как все». Не спешите завидовать, подобная биография – пограничная зона, в которую попадают многие талантливые люди, всю жизнь стремящиеся к одной цели: высеять и взрастить то, что зреет внутри них всю жизнь. Часто, слишком часто слова так и остаются невысказанными, талант тлеет среди отсыревшего равнодушия окружающих, жизнь сворачивается в капсулу неосуществленных надежд.

С «Адаптацией» случилось иначе, во многом благодаря упорству автора и людям, которые поверили в этот роман. Роман трудный, неудобный, зачастую противоречивый. Он не укладывается полностью в классические рамки жанра, который то и дело объявляют умершим. Написанный от первого лица, он претендует на то, чтобы стать «исповедью сына века». Дистанция между «Я, Александр» и «Ты, читатель» сокращена до предельной близости и близость эта порой неприятна – не каждый день тебе предлагают провести несколько дней с человеком, находящимся в пограничной зоне тяжелой депрессии, точнее – экзистенциального тупика, сумасшествия, растерянности, возбуждения, ищущим выход. Готов ли читатель к подобной близости, обычно не практикуемой в отечественной литературе?

Безусловно, если искать родовые корни, рифмы в литературе, то европейский современный роман будет ближе славянофилу Былинскому, чем весь сонм отечественных писателей, изощряющихся в формальной технике плетений словесных кружев. «Адаптация» – это острый, лаконичный, неполиткорректный роман, в центре которого – современный человек, переживающий тупик существования в мире. Герой, страшащийся одиночества и смерти, переживающий ужас своего безбожия, ищущий забвения в сексе, алкоголе, творчестве, не может адаптироваться к жизни среди громадного мегаполиса. Он пытается жить не по правилам, сбежать от цивилизации, забыть свое «я», но эти попытки каждый раз оборачиваются катастрофой. В конце концов, у него остается несколько часов, чтобы решить для себя главный вопрос всей жизни: умираешь ты в одиночестве или есть способ разделить и пережить этот ужас смерти с другим человеком, выйти за пределы физической смерти?

Этот роман в чем-то рифмуется с книгами Мишеля Уэльбека, но при этом является совершенно уникальным произведением, глубина и обаяние которого позволяют вспомнить лучшие традиции русской психологической прозы, и прежде всего Достоевского. Абсолютно точно, что именно этот, на первый взгляд странный, парадоксальный сплав духовного и телесного, крепкого сюжета и философских многостраничных размышлений – и есть одна из безусловных удач книги. Порой трудно понять, что из множества тем и событий важнее, дороже самому автору. Но в финале все же слышишь это слово и не сомневаешься уже в том, что, как и все настоящие писатели, Валерий Былинский пишет не о страданиях или конце мира, а о любви, которая может преобразить мир так, как творец преображает его в книге, как молящийся преображает его в молитве, как Бог преображает в своем слове. И если роман заставляет читателя – эту неповоротливую, ничего не желающую, сомневающуюся махину – отойти от страха и прийти к любви, то это, наверное, настоящая литература.

О Валерии Былинском.

Рецензия-intro Льва Пирогова на роман «Адаптация».

Рецензия Елены Колядиной на роман.

Текст Глеба Давыдова о романе Валерия Былинского

Отрывок из романа читайте здесь.


комментария 3 на “Роман Валерия Былинского «Адаптация». Рецензия Елены Строгалевой”

  1. on 01 Сен 2016 at 3:44 пп Елена

    не хочется говорить слов.одно- ТОРКНУЛО

  2. on 13 Июл 2019 at 10:09 пп Мила

    Я – филолог. Мне положено высказываться обоснованно и корректно. Но когда я читаю бессмысленные тексты с великой претензией на лавры Достоевского, хочется ответить авторам этого бреда вполне в их духе. Например, так: «Очередная дрянь, которую кощунственно сравнивать с Достоевским. Написано для безграмотных постперестроечных, жаждущих ощутить себя «культурными». Без традиционно глубокого образования и воспитания вы ничего никогда не создадите, кроме подобной глубокомысленной пошлятины. «Писатель» Прилепин и ему подобные «эрудиты»! им до Пелевина не достать, а по поводу Достоевского и Пушкина уж лучше закройте рты и замолчите».Почему-то в один голос кричат авторы отзывов о том, что герой романа близок современному русскому человеку. А мне и людям, которых я знаю и наблюдаю каждый день, он глубоко чужд и отвратителен. Заурядный спивающийся подонок, опыляющий шлюх. Скучно, неестественно и глупо. Откуда у него «проблемы» и в чем они заключаются? Об этом автор предусмотрительно умалчивает: «проблемы» нужны, потому что это престижно, интеллектуально и клёво! Телеграфист Ять из чеховской «Свадьбы», дорвавшийся до пера и бумаги.

  3. on 14 Июл 2019 at 1:51 пп admin

    Мила, ваш столь категоричный, безапелляционный и при этом эмоционально заряженный отзыв говорит о том, что роман Былинского вас не оставил равнодушной. Произошло же это как раз по той причине, что в этом сугубо отвратительном вам герое вы увидели себя и свое окружение, точнее те аспекты себя и своего окружения, которые вы стремитесь в себе подавить и от самой себя всеми силами спрятать. А потому считаете их чем-то таким, что вам чуждо и противно. Нет, дорогая Мила, оно ваше, это вы. И не надо беситься по этому поводу, а просто спокойно признать, что это так.

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: