26 октября 1880 года родился русский писатель и поэт Андрей Белый

        Тяжёлый червонный крест –
        Рукоять моего меча.
        (Андрей Белый)

Подобно тому, как из любой точки поверхности земли можно предпринять путешествие к ее центру, сделаю и я попытку странствия к избранному мной центру – собору Лозаннской Богоматери.

Мой путь тернист, препятствий – через край. Лишь отблеск истинного хода событий я сумею изложить, но, признаюсь, трудно сохранить независимость от устойчивых идей и не унестись астральным течением мемуаристов, которые мечут в тебя тонко отточенные метафизические стрелы, и совсем уже нелегко перенестись отнюдь не метафизически из реального двадцатого века в атмосферу чуть ли не средневековья. История, которую я изложу повисает между мифом, сказкой и рассказом. Я скорее склоняюсь к мифу, который все же хочу понять и даже объяснить.

О встрече Андрея Белого с таинственным господином в соборе Лозанны мне известно из воспоминаний, а точнее, из лаконичного свидетельства строгой Аси Тургеневой, первой жены писателя художницы Анны Алексеевны Тургеневой, ставшей адресатом большинства стихотворений Белого, в том числе и сборника «После разлуки», созданного в Берлине после окончательного разрыва с ней, о чем я подробно написала в книге, целиком посвященной Андрею Белому (Борису Николаевичу Бугаеву), писателю, достигшему высшей точки русской литературы.

Я в который раз с изумлением читала воспоминания Аси, странную смесь фантастики, мистики и религии, о фанатичном строительстве первого антропософского храма Гётеанума. «Всякий, кто оказывался в Дорнахе, – сообщала Ася, – хотел стесать хотя бы несколько щепок». Мне казалось, что я читаю книгу о некоем мистическом христианстве, замешанном на розенкрейцерстве, находящемся за стеной, непроницаемой для времени и внешнего мира.

И вот уже в безвестной раньше швейцарской деревне собралась огромная толпа людей из разных стран, жаждущих тесать, вырезать, или же хотя бы прикоснуться к строящемуся храму, и вот уже вновь и вновь прибывающим не хватало там места и инструментов, и вот уже, какое счастье, группа Аси удостоилась чести вырезАть деревянный архитрав Сатурна, а затем и Марса! И вырезали-тесали ежедневно и лихорадочно до глубокой ночи, суставы болели, рука Аси распухла, но это всё были ничтожные мелочи по сравнению с тем великим будущим, созидателями которого они себя возгласили.

Асины воспоминания поневоле нагнетали эзотерические чувства, а она ещё и утверждала: «Нас неодолимо влекла какая-то могущественная сила». Ася вращалась в среде, где всё сущее подвергалось анализированию. Однако, каков он, параллельный, иррациональный мир, которого мы не знаем, и насколько же неистребима идея рока и миссии, возвышающая членов неких объединений над иными смертными.

Белый с Асей Тургеневой (Тургенева, как оказалось, навсегда) покинули Россию незадолго до начала Первой мировой войны и поселились в Дорнахе, деревне, которой выпала честь стать духовной столицей Европы. А храм, о котором с таким упоением пишет Ася, был заложен недалеко от Базеля 20 сентября 1913 года. Лидер антропософии Рудольф Штейнер, задумавший создать центр антропософского общества, обратился к духовным и естественнонаучным идеям Гёте, которого назвал отцом новой эстетики, и храм был назван Гётеанумом.

Цель Штейнера – нравственное совершенствование, выявление в человеке (в себе) высшей божественной сущности, а для этого необходимо установить мировое внесословное братство. Здание первого Гётеанума, возникшее на холме, состояло из двух цилиндрических объёмов разного диаметра, перекрытых взаимопроникающими, взаимосвязанными одинаковыми куполами. Два купола отражали двойственность человека – низшее его «я» и высшее.

«С утра до вечера со стамесками в руках работаем над капителями и архитравом (Johannes bau – деревянный), – писал Андрей Белый, – здание ещё только вырисовывается, но – что за форма! Это действительно небывалый, воистину новый, воистину оригинальный стиль (не стиль-модерн); если можно сравнить, так это с Софией (Константинополь)»…

Андрей Белый числился вахтёром, совершал ночной дозор и даже обладал «почетным» прозвищем «вахтёр Бугаев». (Антропософы с равнодушием отнеслись к литературным успехам Белого и впоследствии ещё и недооценка его литературных заслуг станет одной из причин разрыва с обществом и Штейнером).

Мировая война создала атмосферу шовинизма в среде антропософов и напоминала грозную атмосферу межнациональной вражды, созданного Томасом Манном туберкулёзного госпиталя в горах той же Швейцарии в годы той же войны в романе «Волшебная гора». Мечта Штейнера об установлени мирового внесословного братства превращалась в иллюзию. «Один за другим уходили на войну «сильные мужчины». Каждый должен был проститься с другом, с которым здесь он делал общее дело, чтобы воевать с ним как с врагом», – вспоминала Ася Тургенева.

В Дорнахе была слышна канонада эльзасских сражений, так что окна звенели, Андрей Белый писал:

Помню: перламутровые травы,
Купол ясноглавый, величавый,
Розовые воздухи Эльзаса,
Пушечные взрывы… из Эльзаса,

Легкие, лепечущие ивы,
Тёмные, гребенчатые горы,
Синие, огромные разрывы
В синие, огромные просторы.

Андрей Белый, между тем, завершил в Дорнахе свой великолепный роман «Петербург», где «петербургский период» русской истории осмыслен в контексте судеб мира, в том числе и древних восточных цивилизаций. Публикация «Петербурга» в 1914 году принесла писателю всемирную известность. Он едва ли не первый в мире создал ритмизованный прозаический текст, предваряющий опыты Д. Джойса и О. Хаксли. Он также написал философское исследование «Рудольф Штейнер и Гёте в мировоззрениях современников». Когда Андрей Белый навсегда покинул Дорнах (в 1916 году), он оставил архив, ставший впоследствии достоянием архива «Наследие Рудольфа Штейнера» (Rudolf Steiner – Nachlassverwaltung). Он находится и поныне в Дорнахе.

Быть может, в архивной тишине Rudolf Steiner – Nachlassverwaltung стареют, желтеют записки Андрея Белого – а они ведь на русском языке! – о Лозаннском соборе и о загадочном господине, с которым он там встретился. Но вряд ли я смогу увидеть архив. Я полагаю, и не без оснований, что антропософское общество – тайное общество, поскольку в нём присутствуют высшие формы посвящения, связанные с эзотерическими тайнами, не подлежащими разглашению.

Здесь нужно сообщить, забегая вперед, что последующие после Андрея Белого ночные стражи Гётеанума не уберегли храм от пожара: таинственные люди сожгли его 31 декабря двадцать второго года.

«В пасмурный, сырой день, – вспоминала Ася, – я спешила после обеда в Гётеанум. Две тёмные фигуры, похожие на химер собора Парижской Богоматери, свесились с парапета террасы возле большого помоста, установленного над южным входом. Собственно говоря, в это время на террасе уже не должно быть ни одного человека, мелькнуло у меня в голове…»

Неужели Ася увидела тогда истинных поджигателей? И храм был подожжён, и, подобно гигантскому факелу, горел в новогоднюю ночь наступающего двадцать третьего года, а потом ещё и весь день наступившего двадцать третьего года. То было страшное событие: Гётеанум был со всех сторон объят грозным пламенем.

Тяжкие испытания выпали на долю Рудольфа Штейнера, человека, который, по словам Марины Цветаевой, был сам по себе тайной. Какие мысли одолевали его, понимающего знаки и грозные символы иных миров? Мастер внушал своим людям, что каждый из них по своей воле выбирает дорогу служения делу. А вдруг Мастер осознал, что члены общества служат ему с наслаждением людей, сделавших свободный выбор, тогда как это был не свободный выбор, а внушенный им, Мастером? А вдруг такая догадка лишила его опоры жизни, а жить после этого пожарища ему оставалось недолго? Таковы мои домыслы, или догадки, когда вглядываюсь в его портрет – портрет человека старинной красоты, высоколобого, с тёмными, грустными глазами и неожиданно изысканной лепки подбородком с ямочкой посередине, свидетельствующем скорее, не о твёрдости и непреклонности, а о мягкости, доброте, уступчивости даже характера.

Страховая сумма была выплачена, поскольку Штейнер установил, что предохранители были в исправности. Но он вдруг заявил, что первое, сгоревшее Здание строилось силой любви и жертвы – и если бы было достроено, то излучало бы мир. А что касается второго здания, то с деньгами страховки внесена будет человеческая ненависть. Вот такое мрачное до безнадёжности пророчество сделал Штейнер, после которого прожил два года, умер 30 марта 1925 года и похоронен на территории Гётеанума.

Железобетонный второй Гётеанум, завершенный в 1928 году, сохранился до наших дней. С витражами, созданными по рисункам Аси Тургеневой. Но познать эти рисунки, осмыслить содержание замысловатых витражей дано не всем. А только посвященным, а только тем из нас, кто истово изучал антропософию, ибо на витражах представлен антропософский путь человека к постижению духа и, более того, особый путь духовного в человеке, который может привести его (человека) к духовному во Вселенной.

***

Я стараюсь по возможности придерживаться хронологии событий, но вынуждена опять отступить в прошлое, мне вновь необходимо отдалиться от сцены встречи у собора, поскольку нет другого пути – и вспомнить об одном необычайном событии пятилетней давности, а именно о таинственном исчезновении женщины в чёрном летом 1910 года – Анны Рудольфовны Минцловой, друга многих литераторов, в том числе Максимилиана Волошина, Вячеслава Иванова и Андрея Белого. И, более того, признаюсь, без этого отступления, невозможен мой рассказ.

Минцлова – внучка знаменитого библиографа, старшего хранителя иностранного отдела Императорской библиотеки. Она – сестра не менее знаменитого библиографа и писателя Сергея Рудольфовича Минцлова, автора книг «За мёртвыми душами», «Далёкие дни», «Петербург в 1903 – 1905 годах», «Трапезная эпопея». Принадлежность к такой семье уже придавала весомость тому, что проповедовала фрейлейн фон Минцлова, как называл её Рудольф Штейнер. Анна Рудольфовна перевела несколько работ лидера теософии, а затем антропософии на русский язык, но решив, что переросла своего учителя, отошла от него, намереваясь создать в России общество розенкрейцеров с ведущей ролью в нём Вячеслава Иванова и Андрея Белого. Ася Тургенева в своих воспоминаниях посчитала Минцлову одаренной мощным ясновидением женщиной.

***

Однако русские литераторы засомневались «в подлинности того «братства», которого представительницей являлась она», по выражению Белого, и отказались следовать за ней. Неверие было воспринято ею как знак невыполненной миссии, якобы, возложенной на неё Кем-то. Андрей Белый – последний – видел её.

… И запомнилась полная, точно опухшая, Минцлова в «чёрном мешке» с запрокинутой головою, с глазами Блаватской, не то «шарлатанскими», не то гениальными.

Андрей Белый проводил Минцлову на поезд «Москва – Петербург». Она – в поезд села, но в Петербург не приехала. И по сегодняшний день нет её. Однако… если подверглась розенкрейцеровской философской смерти, исчезла на манер розенкрейцеров с «жизненного плана», и на манер подвергавшегося реинкарнации графа Сен-Жермена, то… Сен-Жермен, например, обладал информацией о том, как умереть, а потом ожить. И Священные Братья тоже. При таком раскладе Анна Рудольфовна и проснуться может, проснулась уже, быть может…

Так или иначе, а загадка исчезновения Минцловой преследовала Белого всю жизнь:

Единственный случай бесследного исчезновения человека, который я знаю, живёт до сих пор неизживным вопросом во мне: как возможно, чтобы имеющий стольких друзей и знакомых живой человек так бесследно исчез, чтобы даже не спрашивали впоследствии: что сталось с Минцловой? (…). Лишь ходили страннейшие шёпоты, что де бросилась в волны она Атлантического океана, что де живёт она в монастыре иезуитов (и называли мне города в Италии, где её будто видели). Верных сведений – не было.

Но присутствует в этом странном деле одна деталь, которую мне хотелось бы выделить, и читателю решать, не поступилась ли я честью, что высветила ЭТУ ДЕТАЛЬ, или же, подобно беловедам, следовало мне её тоже затушевать, или как-то отшутиться, пройти мимо, как это чаще всего и происходит, когда речь идёт о деталях мистической биографии Белого.

Прежде чем исчезнуть, Анна Рудольфовна обещала Белому встречу с посланцами оттуда. А для опознания и контакта вручила ему своё кольцо. Посланцы при встрече должны были произнести определённые изречения из Евангелия в качестве опознавательных знаков, а проще говоря, пароля. Факты такого рода вполне достойны приключенческого романа, однако же пера писателя–интеллектуала типа Хаксли, творчество которого отдаленно напоминает творчество Белого.

Но посланцы ОТТУДА всё не объявлялись, а розенкрейцеры находят своего избранника самостоятельно, в одностороннем порядке.

Андрей Белый создал стихотворение «Голос прошлого», в котором выразил со всей возможной страстностью свои рыцарские чаяния. Об этой страсти свидетельствует и чудом сохранившаяся старая кинопленка с собственным его наполненным невероятной энергией чтением стихотворения. Он, Белый, в чёрном, благородно – красивый, в руке, так что глаз не оторвать, завораживающе поблескивает, круглое стеклышко – от очков ли стеклышко, или тайный знак Братьям по ордену подает, или нас из прошлого призывает? Мне сейчас помогут впечатления Цветаевой от увиденного ею в Париже портрета Белого в эмигрантской газете после его смерти в Москве 8 января тридцать четвертого года: «Не ссылайтесь на неясность отпечатка, плохость газетной бумаги и т. д. Всё это, все эти газетные изъяны, на этот раз, на этот редкий раз поэту – послужило. На нас со страницы «Последних новостей» глядит лицо духа с просквожёнными тем светом глазами. На нас – сквозит».

И вслед за Цветаевой, не ссылаясь на «плохость» пленки, несовершенство кинематографа, недостаточную синхронность звука, я не без робости сообщаю, что лицо поэта с «экрана» также показалось мне лицом духа – «на нас свозит» – меж тем, как голос его из прошлого, просквоженный тем светом, неторопливо, ритмично, но как то уж очень властно и призывно читал… Читал, кстати, прекрасно.

О, я, пожалуй, приведу это стихотворение полностью:

В веках я спал… Но я ждал,
О, невеста Север моя!
Я встал из подземных зал
Спасти – тебя, тебя!

Мы рыцари дальних стран.
Я – рог, гудящий из тьмы.
В сырой, в дождевой туман –
Несемся на север мы.

На крутые груди коней
Кидается чахлый куст…
Как ливень, потоки дней,
Как бури, глаголы уст!

Плащ семицветием звезд
Слетает в туман с плеча,
Тяжёлый червонный крест –
Рукоять моего меча.

Его в пустые края
Вознесла стальная рука.
Секли мечей лезвия –
Не ветер – года, века.

Поиски нашего поэта встречи с рыцарями – не изощренная литературная игра, свойственная символистам или романтикам, когда стираются границы искусства и реальности, хотя нельзя исключить, что поэт все же сочинил эффектный сценарий, в котором на сей раз сам оказался главным действующим лицом. Остается обратиться к самому Белому с вопросами (риторическими, конечно) не только о тайнах жизни и смерти, которых нам, живущим, не разгадать, но и о тайнах творчества, о тайне (и правде) с его неведомыми фантастическими счетами в искусстве.

Минцлова, с её уверениями о том, что она является посланцем неведомых благодетелей человечества, – примета времени, тревожного времени предреволюционной России. Вспоминается дореволюционная Франция восемнадцатого века, века просвещения, уважения к человеческой личности и его разума, века, уважающего энциклопедию, читающего Вольтера и Руссо. Казалось бы, среде, где возобладал рационализм, должна быть чужда любая форма метафизики. Но именно в этой среде граф Сен-Жермен под покровом необычности и тайны в присутствии восхищенной публики вызывал с помощью катоптрических эффектов тени из загробного мира.

«Этот юный прелестный век», – так писала о России начала века Цветаева. Век, юный и прелестный, отличился поисками раскрепощения личности, приводившими к самым неожиданным результатам. «И всецело отдаюсь своим интимнейшим переживаниям, – вспоминал Белый, – чтению эзотерической литературы, мечтам об «ордене».

***

После исчезновения Минцловой, в том же, 1910 году, Тургенева и Белый совершили длительное путешествие: побывали в Италии, Тунисе, Египте, Палестине, а затем они отправились в Брюссель, где Ася училась гравюре у Огюста Мишеля Данса (гравёр Огюст Данзе – так у Аси).

Встреча с невидимыми розенкрейцерами могла как будто бы произойти и в Брюсселе – а почему нет? В Брюсселе и затеялись чудеса. Белому и Асе во сне стал являться Рудольф Штейнер или некто похожий на Штейнера. Также некто пасторского вида встречался им в трамвае и на трамвайной остановке, непрерывно и многозначительно глядя на них. Чудеса происходили и в квартире: угольно-чёрная тучка настороженно вдруг останавливались у окна, стараясь привлечь к себе внимание, раздавался стук в дверь, причём спиритический, поскольку сверху раздавался, а не там, где обыкновенно люди стучат, и прочее в этом роде. Андрей Белый описал эти события в письме к Александру Блоку, который субсидировал поездку молодоженов в Брюссель (дал Белому в долг 500 рублей). Блок читал письмо Белого о брюссельских волшебствах с упоением, но, несмотря на то, что Белый просил прочитать его друзьям, не решился кому-либо его показывать.

Из брюссельских событий очевидно стало, что Штейнер зовет их – Асю и его – к себе, и надо ехать. «Оставив нетронутым наш обед в ресторане, мы ринулись на вокзал, чтобы успеть на поезд, отправляющийся в Кёльн, – вспоминала Ася. – Счастливое время, когда и русские могли ездить по Европе без виз!»

Не без труда удалось попасть на лекции Штейнера, однако повезло – удалось. И всё, что касается контактов со Штейнером, удавалось. И всё – на удивление удавалось, как будто на пути к Штейнеру загорался зелёный свет. Тогда как на самом деле ничего удивительного в таком быстром налаживании контактов не было: Штейнер наслышан был об Андрее Белом, он получал информацию из России о деятельности всевозможных религиозных и оккультных организаций.

Так или иначе – брюссельские события подтолкнули Белого к антропософии, и, как выяснилось, навсегда, ибо Рудольф Штейнер сделался для него альтернативой розенкрейцеров.

Спустя много лет, – наглухо запертый в России, не публикующийся, растоптанный большевистской властью, – Андрей Белый любил вспоминать о днях минувших, о заграничных путешествиях, о Берлине. И о Швейцарии, где с любимой женой Асей, предаваясь изощренным причудам своего времени, коснувшись запретного, совершенствовался, выявляя в себе высшую божественную сущность. И погасла любовь молодоженов – безвозвратно. Ибо, как сказал поэт, темны помышленья Творца, и не нам их дано разгадать.

Белый в Советской России мог делиться недозволенными мыслями со второй женой антропософкой Клавдией Николаевной Васильевой и с некоторыми антропософами, ушедшими в подполье до разгрома в 1931 году. И летом в Коктебеле с поэтом и художником Максимилианом Волошиным, тоже пережившим период увлечения антропософией, – и строившим, правда, недолго (он расписывал занавес зрительного зала) первый Гётеанум. Итак, Белый, запертый в России навсегда, остался с портретом Штейнера – над кроватью!

Внимайте, внимайте…
Довольно страданий!
Броню надевайте
из солнечной ткани!
Зовёт за собою
старик аргонавт,
взывает
трубой.

Ещё здесь важно отметить, что многие русские мистики и оккультисты облюбовали Швейцарию. В Локарно-Монти в 1947 году завершил дни свои филолог, мистик, поэт, переводчик «Гимнов Орфея», драматург Эллис (Лев Львович Кобылинский), некогда друг Андрея Белого, ценившего Эллиса за вечность, что в сердце его. Эллис – первый возлюбленный Цветаевой, ему посвятила Марина поэму «Чародей»:

Из чёрной глубины рояля
Пылают гроздья алых роз.
– «Я рыцарь Розы и Грааля,
Со мной Христос»…

А красавица художница Маргарита Сабашникова-Волошина (первая жена Максимилиана Волошина), страстная антропософка, не успела в очередной раз пересечь границу Швейцарии, граница закрылась после Первой мировой войны для граждан из Советской России, не присутствовала она на похоронах своего кумира Рудольфа Штейнера, а только видела его портрет в гробу. И осталась Маргарита Васильевна служить антропософии в 250 километрах от Дорнаха, в немецком Штутгарте, где написала замечательную книгу воспоминаний «Зелёная змея», там и умерла в 1973 году в девяностолетнем возрасте в доме престарелых. Ася Тургенева в страшные времена надежно спряталась в волшебной горе, а точнее, на холме, который Волошин удачно назвал Ноевым ковчегом. И благополучно продержалась до старости – умерла в 1966 году, пережив Белого на 32 года. Ну, а что касается Минцловой, то она как будто бы исчезла с лица земли?

***

Воспоминания Аси приобретают живописность в моём сознании, а они переплетаются с другими ассоциациями и становятся ярче и красочней. В своём воображении я спускаюсь к собору как в чистилище, и неизменно нахожу там любимого поэта, испытывая тревогу за его судьбу. Мне хотелось бы передать всю живую плоть происшедшего, ощутить биение неистовой энергии сцены у собора, которой я (почти) не уделила внимания в своей книге об Андрее Белом. Я перенесусь в мистическую атмосферу Средневековья отнюдь не метафизически, не на крыльях фантазии.

Но если вы подвержены, согласно выражению Цветаевой, вере в сверхъестественные сюжеты, то напоминаю: согласно правилам, сверхъестественные существа редко являются толпе, так же, как редко являются двоим – вспомните «Поворот винта» Генри Джеймса, где, о Боже, привидение увидел не один ребенок, а двое! детей. Чаще пришельцы являются только одному человеку (отчего столь трудно доказуемо явление призрака), а обитают посланцы параллельных миров в определенных местах — в башнях старинных замков, в дремучих лесах, и химеры здесь бессильны, в готических соборах. Тайны параллельных миров, как правило не раскрываются, и мой штурм лишь попытка их раскрытия, лишь видимость активного действия. Я интегрируюсь в неведомый мне закон вечного вращения и возвращения.

Надо сказать, что собор Лозаннской Богоматери ещё не дождался своего Виктора Гюго, но может ещё вполне его дождаться, и создан будет монументальный роман о его тайнах – у готических храмов неторопливый отсчёт времени. Иные достойные соборы ждут своего часа и сотни лет, и динамика их славы обладает своим собственным неисповедимым ходом, меж тем как тяжелый маятник часов качается из стороны в сторону, отбивая неумолимые удары, наперекор превратностям судьбы.

В старину, когда Лозанна была деревянной, и пожары время от времени уничтожали ее, город жил напряженно, стоял на страже в ожидании очередного нашествия огня. Городская традиция настороженной бдительности сохранилась и напоминает в нынешней каменной Лозанне игру взрослых в сказку для детей. Вот уже шесть столетий свершается торжественный ночной дозор, страж – из династии стражей? – поднимается по ступеням Собора, преодолевая 153 ступени, на башню и возвещает ежечасно с десяти вечера до двух часов ночи: «Это ночной смотритель, час пробил». Я полагаю, что крепкие узы связывают стража с собором, а священные стены для него и дом, и родина, и вселенная.

Наш мир на самом деле переполнен гениями, исполнявшими свою ежедневную работу и не помышлявшими, не подозревающими о своих талантах. Простые люди долбили землю, переворачивали камни, волокли по каменному полу брёвна, роняли тяжести и вот таким будничным образом создавали красоту готических соборов.

Но лютеранство осуждало католическую роскошь, – и ринулись на соборы полчища религиозных смут и разорили их. Реформаторы переплавили на монеты даже и золотую чудотворную статую Богородицы. Сохранилась, слава Богу, входная дверь собора Лозаннской Богоматери с изображением евангелических сюжетов, а также искусно выполненные скульптуры на консолях в нишах фасада.

А для атмосферы – обратим внимание на гигантское южное окно Розы тринадцатого века – круглый витраж в стене, изображающий средневековое представление о вселенной. Когда солнце врывается в окно, то из стекол как будто бы высекаются цветные искры, и пылинки кружатся-плутают вокруг Розы, заметая следы Истины. Как говорил мой преподаватель, это и в самом деле составляет сущность готики как художественной идеологии: точнейший расчет и непременная мистика – союз конечного с бесконечным.

Для возникших как будто бы во времена средневековья, а может и раньше, розенкрейцеров, именно роза, эмблема древнейших времен, стала цветком посвящения. Братья Розы и Креста жили неприметно, и даже своим близким не раскрывали своей принадлежности к Ордену. После смерти учителя C.R.C (тайное имя основателя) большинство Братьев, якобы, не имели определенного центра для встреч. Таков один из мифов. Я могу предположить, что в Лозаннском соборе, обладавшем одним из древнейших символов – Розой, розенкрейцеры, испытывая на себе её воздействие, неведомое нам, свершали и поныне свершают свои тайные встречи. Такое предположение без натяжки вписывается в контекст моего рассказа.

Весной 1915 года в Лозанну, что в 200 километрах о Дорнаха, приехал Андрей Белый и направился к собору. Там к нему подошел пожилой господин и прочитал по книге те самые, предсказанные Минцловой(!) слова из Евангелия. А что потом? Господин простился с растерявшимся поэтом и ушёл. Белый подумал было, что возможно это и есть посланец розенкрейцеров и кинулся к Штейнеру – рассказывать. Однако Штейнер, выслушав пылкий рассказ, заключил, что господин к розенкрейцерам не имеет отношения. Фрейлен фон Минцлова, уверял Штейнер, умерла и не могла успокоиться, пока не завершила начатого. Через господина говорила с Белым она, Минцлова. Я так понимаю, что душа Минцловой находилась в оболочке, или теле господина… Или – как?

Но преследует меня видение, а точнее, зрелище, можно даже сказать, представление, но очень зрелищное, поданное мне в контрастных до резкости красках. Я настолько уверовала в то, что увидела (и вижу), что осмелюсь даже для большей убедительности повторить вслед за Мэри Шелли фразу, которой она охарактеризовала свое изощренной фантазии, немыслимое для трезвого разума сочинение «Франкенштейн»: «Эта повесть – не бред. Все, что я рассказываю, так же истинно, как солнце на небесах».

***

Мартовское утро, солнце светит с удовольствием новизны, и лучи его пронизывают насквозь всю красавицу Лозанну вместе с озером и Савойскими Альпами. По-весеннему тепло, и кажется, что природа потеряла рассудок и прикинулась маем. Входная дверь Собора, та, что в евангелических сюжетах, приоткрыта, я толкнула ее, вошла.

Массивны своды древнего Собора, играет мышцами крестовый лёгкий свод – и – витражи и витражи. Некто другой управляет действием, а я не сценарист, и в предстоящей сцене, а мне известно, что будет – сцена, намечается нетвердость фабулы. Выхожу-выхожу торопливо за пределы кадра. Чтобы зреньем напитать судьбы развязку.

Отчего-то потемнело, и я не сразу увидела то, что увидеть надлежало, но ощутила какую-то манящую неизвестность, принимающую неясные очертания, как это бывает, когда в сумерках видишь силуэт, который можно определить лишь словами: там что–то есть. Но вот вспыхнул спасительный свет – солнечный свет. Началось!

Уже чётко я вижу Андрея Белого – вот он в чёрной крылатке и широкополой чёрной шляпе, напоминающий рыцаря Тогенбурга, поднимается по ступенькам собора, казавшегося серебристым в мартовском потоке солнечного света. А навстречу ему с раскрытой книгой (Евангелие) направляется величественный господин в сером просторном развевающемся, как парус на ветру – а ветра нет – плаще, благородством внешности и изысканным блеском седины (тоже серебряной) в бороде и на висках, и волосах, гладко зачесанных назад, напоминающий пожилого Шона О’Коннери.

Вот господин остановился перед поэтом. Читает ТЕ САМЫЕ евангельские изречения. Мучительно хотелось бы услышать, но – ни звука, как в немом кино, и не дано узнать библейские слова. Мучительно гадаю, может – эти строки из «Нагорной проповеди»: «Многие скажут Мне в тот день: «Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? И не Твоим ли именем бесов изгоняли? И не Твоим ли именем многие чудеса творили?»

И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас». Но – это мои фантазии. Назидательные мысли, с моралью мысли, а этого – нельзя. Там – много фраз, не таких прямолинейных. Господин прочитал изречения, которые – как хочешь, так и понимай: «Вы – соль земли», или «Вы – свет мира». Да, что–то в этом роде и прочитал. После чего простился, изящно наклонив голову, и ушёл, растворился в воздухе навсегда.

А на протяжении ВСТРЕЧИ справа за углом собора – в чёрном, очень чёрном одеянии, в ореоле рыжих, очень рыжих волос, наклонившись вперёд, прислонившись, вцепившись хваткими пальцами в шершавые стены собора, стояла огромных размеров женщина. Она опасливо, чтобы не заметили, выглядывала из-за соборного угла, наблюдала за сценой и, как в пьесах, спектаклях, подслушивала.

Яркие, пышные, спутанные волосы женщины, загорающиеся на солнце огненными бликами, и огромные, выпуклые голубые её глаза, полные азартного, страстного нездорового любопытства, не то «шарлатанские», не то гениальные, мне были хорошо видны.


комментариев 29 на “Андрей Белый – у стен собора Лозаннской Богоматери”

  1. on 26 Окт 2013 at 2:19 пп Мина Полянская

    Благодарю «Блог Перемен» и в особенности Глеба Давыдова!
    Успели, все-таки успели опубликовать мой рассказ ко дню рождения Андрея Белого! Я ведь я послала его, скажем так, поздновато.

  2. on 26 Окт 2013 at 11:59 пп natalia damm

    замечательная публикация о большом человеке.спасибо
    Мине Полянской и Блогу Перемен

  3. on 27 Окт 2013 at 12:36 дп Борис

    Замечательный текст Мины Полянской. Очень хороший подарок Блога Перемен ко дню рождения Бориса Бугаева (Андрея Белого).

  4. on 27 Окт 2013 at 10:31 пп Борис

    Господа, несколько недель назад Мина Полянская сделала моим гостям и мне головокружительный подарок. Она провела нас по эмигрантским местам русской литературы ХХ-го века в Берлине и, показывая, где жили и работали Цветаева, Белый, Маяковский, Эренбург, Горенштейн и многие другие русские писатели и поэты, так живо, так воодушевлённо и незабываемо рассказывала о литературной жизни, что, должен признаться, просто открыл для себя в Мине Полянской необычайный талант устного рассказа, завораживающего и приобщающего, погружающего и вдохновляющего слушать, читать, писать, быть.

    За это всё и за приведенное выше эссе огромное СПАСИБО!

  5. on 28 Окт 2013 at 12:18 дп Мина Полянская

    Дорогой Борис Шапиро! Извини, что открываю читателям тайну твоего имени (четвертый комментарий). По-моему, это даже хорошо, поскольку ты поэт и писатель. К твоему комментарию хотелось бы добавить, что именно тогда, когда мы стояли у дома, где жил Рудольф Штейнер, я сказала Вам, что открыла тайну исчезновения Минцловой. Я фактически изложила вам конец рассказа, опубликованного здесь. И вы, поэты, — одобрили его! Вам спасибо!

  6. on 07 Ноя 2013 at 12:36 пп ALW

    Приезжайте к нам в Кучино в музей усадьбу Андрею Белого.
    Там проживают милейшие люди, живущие и разводящие примус прямо в стенах музея.

  7. on 07 Ноя 2013 at 12:39 пп ALW

    Кстати еще ньюанс, — в эмиграции Белого считали агентом спецслужб, и он был вынужден вернуться в Рашку.
    Поэтому и доживал в Кучино, МО.

  8. on 09 Ноя 2013 at 11:11 пп Мина Полянская

    Уважаемая ALW, кто Вы? И почему Вы говорите о том, что Андрея Белого считали агентом спецслужб? Слухи такие распространялись не только о Белом. А обо всех, кто обладал Советским паспортом — «серпастым, млоткастым». Швейцария наглухо закрыла границы советским гражданам. Именно с таким паспортом Андрей Белый приехал в Берлин в 1921 году. Прочитайте мою книгу «Foxtrot белого рыцаря. Андрей Белый в Берлине».
    И доживал писатель не в Кучино, а в Москве. За приглашение в музей Кучино — большое спасибо.

  9. on 11 Ноя 2013 at 8:27 дп Михаил Ефимов

    Все-таки интересная это вещь: перепалка в инет (i-Net). — Эдакая маленькая сетевая война!
    Самое смешное в ней то, что Истины нет ни у одной из сторон – поскольку истиной обладают лишь Боги.
    Людям близки и свойственны лишь философия, софистика и гомелетика.
    — Но и здесь фишка спрятана в том, что «тайна жизни кроется в тайне нашего происхождения» — как говаривал Пифагор.
    Поэтому дополню эту мысль словами Ганса Ф. К. Гюнтера: «Расология для общественного сознания нечто совершенно иное, чем просто ещё одна наука: она имеет дело с тем, что близко касается каждого человека и к чему каждый человек чувствителен – с неизменными наследуемыми и передаваемыми по наследству физическими и психологическими особенностями человека».
    Именно исходя из различных особенностей людей и будет формироваться их психология, их философия.
    «Кровь и раса определяют чистоту идей. Раса и кровь – это лежит в основе всего. От строения каппилярной сети до мировозрения протягивается единая прямолинейная нить», — уточнил известный немецкий психолог Эрих Рудольф Енш (1883-1940).

    Велесова книга свидетельствует: «Наша кровь – святая кровь! Про то молвил Князь, как избрали мы Князя – Старого Ария нашего. Он правил нами через Вече пятьдесят веков назад. И то благо (Вече) мы утратили из-за хазар, тогда впервые князи посадили к власти сынов своих и внуков против решения Вече.
    И получили мы тягло хазарское. Явился каган, и он не радел о нас. Вначале он пришёл с купцами на Русь, и были они велеречивы, а потом стали злы и стали русичей притеснять. А правили хазарами еврейские купцы».

    — Это было ещё до Светослава!
    Светослав – был мальчиком из княжьего рода, вскормленный Ас-мундом (предположительно сыном Вещего О’Лега). Когда мальчик вырос, он стал великим князем-воином! И стёр с лица Мидгард-Земли подлый Хазарский каганат – уничтожил тягло хазарское. При этом матери, вдовствующей княгине Ольге, принявшей одну из форм чужеземного иудео-христианства (с родиной в Израиле), Великий князь говаривал:

    «Душой своей распорядись
    как хочешь – твоё, тебе и право,
    но за народ наш перед Предками его
    в ответе я – великий князь Руси».

    Возвращаясь к философии, надобно отметить: есть материалистическая философия, марксистко-ленинская, религиозная философия, атеистическая и, даже… идеалистическая. А существует и трансцендентальная философия.
    Кроме того есть философия музыки, поэзии, звука; философия тела, философия Души; и, даже, философия профилактики болезней (например, одни – «врачи» тупо пытаются лечить лишь угнетённое тело, а другие – целители (знахари, лекари, потворники и др.) по ауре видят даже мелкие отклонения от нормы [баланса, гармонии] и сразу доискиваются до первопричин начинающегося заболевания.
    Кстати, раньше при дворе японского императора медика просто убивали – если правитель физически заболевал.

    Вот я и говорю, что есть разные философии и разные ИЗМы (т.е. Истины Земного Мира). – А подлинная Истина живёт лишь у Богов!

    – Мужчина, вам какую? – Материальную, идеальную (сиречь – восточную), или… трансцендентальную?
    – Какую?.. — Из моря информации.

    – Вам порезать… или куском?
    — Завернуть?

    А знаете, как простой русский народ относится к философам? Я разъ скажу… Любой философ, если он где-либо (в ограниченном пространстве); например, в поезде, признается любому дяде о своей профессии… иной раз рискует не доехать до дома.
    — Ну это ты слишком!
    — Переборщил…
    — Почему?! Вот конкретное признание одного из обученных в ВУЗе отечественных философов, Олега М. из его книги «Суверенитет духа»:
    «Помню, когда был студентом, часто ездил в поезде из Екатеринбурга в родной Новокузнецк, и в плацкартном вагоне попутчики спрашивали, на кого я учусь. Пару раз сказал, что на философа… Один раз пришлось всю дорогу объяснять, что это такое, и оправдываться насчёт того, какая от этого «польза». А в другой раз меня натурально чуть не убил какой-то шахтёр, который ехал к сыну на свиданку в зону. Он даже ничего не говорил, просто как услышал про философа, хряпнул пару стаканов и сказал, что я до дома не доеду».

    Если студент-философ всю дорогу пытается разтолковать, объяснить простым людям, что такое философия, а потом вынужден скрывать это; «шифроваться» от обычных людей… вероятно он и сам не знает, какая от неё польза. Но своё Время (единственный ресурс, который не вернуть), студент уже растратил.
    И, заметь: он настырно продолжает этому учиться! Хотя не уверен, что приобретаемая им профессия принесёт процветание его роду; и, главное, пользу людям.

  10. on 15 Ноя 2013 at 6:21 дп Михаил Ефимов

    — Ах, Серебряный век, ах… ах – трах.

    «Однако РУССКИЕ литераторы засомневались «в подлинности того «братства», которого представительницей являлась она», — пишет о разбухшей Минцловой с выпученными глазами Блаватской Мина Полянская. И продолжает: «Однако… если подверглась розенкрейцеровской философской смерти, исчезла на манер розенкрейцеров с «жизненного плана»… то «при таком раскладе Анна Рудольфовна и проснуться может».

    — Мгновенно вспоминается В.Пелевин и его «Священная книга оборотня»: обгоревшие трусы типа неделька лисы А’Хули и трамплин в Битцевском парке.

    — А не уехала ли Минцлова тогда на велосипеде?

  11. on 16 Ноя 2013 at 5:54 дп Ксения

    Михаил Ефимов! Мода скорочтение небезопасна: засомневались «в подлинности того «братства», которого представительницей являлась она». Это слова Андрея Белого. Что касается юмора, то здесь между Вами и автором пропасть. Да представьте себе, именно на велосипеде может объявиться Минцлова. Не велосипеде, вряд ли уехала, но может именно Вам объявиться на велосипеде в чёрном платье. Именно Вам! То-то будет!

  12. on 16 Ноя 2013 at 6:11 дп Ксения

    Ефимов! Не могли бы Вы свой объёмный трактат о тайне происхождениия, крови и расе, хазарах, каганах, притесняющих русичей, опубликовать в другом месте. Зачем к Полянской пристроились?

  13. on 16 Ноя 2013 at 7:57 дп Михаил Ефимов

    Как давно мне никто с таким выплеском энергий не говаривал столько хорошего… — Это развивает и подпитывает! Может даже пробудит интерес к «веку серебряному».
    — Что, зацепили вопросы рода и крови? Это хорошо!
    — А велосипедистов в чёрное я сам одеваю — и делаю это с УДА-вольствием.
    Теперь о минах Мины Полянской, рекламирующей и восхваляющей в своей статье жидо-масонские ордена и их строительство.

    Чтобы освежить в памяти (вздорных, истеричных и явно недалёких девиц) цели и задачи жидо-масонов, процитирую Р.Эпперсона — «Невидимую руку». О которой кое-что есть в местном Осьминоге.

    В главке «Масонство» на с.235 читаем:
    — Пайк указывает и на объект поклонения масонов: «Люцифер, носитель Света! Люцифер, сын Зари! Именно он несёт Свет…».

    Цель масонов, согласно господину Пайку, — стать «властелинами над хозяевами мира». — Тайная власть за властью!

    А вот цели ордена иллюминатов (на с.94) изложены более полно.Это:
    1. Упразднение монархии и всех организованных правительств.
    2. Упразднение частной собственности.
    3. Упразднение наследования.
    4. Упразднение патриотизма (национализма).
    5. Упразднение семьи (т.е. брака и всех нравственных устоев, института современного воспитания детей).
    6. Упразднение всех религий.

    В то же время непосредственно сами теософы, рекламируемые в статье М.Полянской, контролировали и наживались (к примеру) даже на деятельности Кришнамурти. Причём цинично не брезговали за его счёт скупать собственность по всему этому миру.

  14. on 16 Ноя 2013 at 8:09 дп Михаил Ефимов

    P.S. Но Мина и далее бьёт осколочными: «Я полагаю, и не без оснований, что антропософское общество – тайное общество, поскольку в нём присутствуют высшие формы посвящения, связанные с эзотерическими тайнами, не подлежащими разглашению».

    Эпперсон пишет: «ЗАГОВОР – это объединение людей, работающих тайно для осуществления пагубной или незаконной цели».

  15. on 17 Ноя 2013 at 12:31 пп Михаил Ефимов

    P.P.S. «Цель Штейнера – нравственное совершенствование, выявление в человеке (в себе) высшей божественной сущности, а для этого необходимо установить мировое внесословное братство» — пишет Полянская.
    И кумир этой секты некто Штейнер в головках ну просто умнейших, интеллигентнейших особей (шабес-гоев в натуре), заменяет понятие Бога своей идеологией.
    — Да здравствуют волонтёры трудового фронта!
    — Суперъ!

    — Что такое их СВА-бода, равенство и братство познали на себе наши деды, отцы и внуки.

    Именно одну из форм их «братства» — очередной Интер-НАЦИ-о’нал, с 1917 года был навязан России. – При этом уничтожены миллионы русских людей!

    А сотворил это добрейший «богоизбранный» мировой жидовский капитал:
    1. Финансируемый из ЕВР’опы еврейский террорист №1 Бланк-Ульянов-Леночка и компания приехали в запломбированном вагоне из Германии (после обучения в закрытых оккультных кружках Запада).
    2. Финансируемый из Америки еврейский террорист №2 Лейба Бронштейн (прятавшийся под фамилией Троцкий) с ещё большей кодлой притащился из Америки.
    — Находившийся в сибирской ссылке Сталин пришёл из Туруханского края один.
    Без кодлы и без денег.

    Сегодня мало кто помнит, что еврейские деструкторы-разрушители до 1924 года все заседания Совнаркома проводили на идиш. – С одним переводчиком на грузинский. А потом специальный отдел все их решения переводил на русский.

    После 1924 года из мумии иудея Бланка «нравственно просвещённые братья» сделали терафим, размещённый в зиккурате на Красной пл. (г.Москва).
    И назвали его мавзолей ЛЕНИН – получилась магическая машина для подавления воли русского народа (см. статью Владислава Карабанова и Глеба Щербатова http://ruspravliga.org/istorija/52-proekt-mavzolej-mashina-dlja-podavlenija-voli).

    Я не знаю, какую синагогу в Швейцарии и какого толка строил Штейнер, но про подавленное сознание русского народа В.Пелевин пишет:
    «…о том, что именно является источником зла, каждый день спорят все газеты. Это одна из самых поразительных вещей на свете, поскольку человек способен понимать природу зла без объяснений, просто инстинктом. Сделать так, чтобы она стала непонятна, серьёзный магический акт».

  16. on 17 Ноя 2013 at 1:04 пп мария

    прошу редактора оградить читателей от расистских и нацистских высказываний в духе жидомасонства и прочего.
    заранее благодарю

  17. on 18 Ноя 2013 at 8:08 дп Михаил Ефимов

    «— У мусульман пророк! У евреев богоизбранность! У американцев свобода! У китайцев пять тысяч лет истории! А у нас ничего нет. Ничего вообще, за что нормально оскорбиться можно. Пятьдесят миллионов положили — и не считается. Наоборот! Нам ещё и говорят — а ну повинились по-бырому перед английской разведкой!

    Вот как западные халдеи работают! А вы…

    Сколько лет уже ничего в ответ выдать не можете! Даже в тактических вопросах тонем. Просрали все дискурсы. Россия не в состоянии изготовить ни одного ударного симулякра, способного конкурировать на информационном поле боя с зарубежными образцами…
    Ни од-но-го! Позор!»

    (В.Пелевин. Бэтман Аполло)

  18. on 18 Ноя 2013 at 12:25 пп Олег

    А ещё – ну, кроме мыслей Ефимова, надо запретить все книги Пелевина и Основной Закон (Конституцию РФ). По которой «каждый гражданин РФ имеет право на свободу мысли и свободу слова».

  19. on 18 Ноя 2013 at 4:18 пп Борис

    Вот, благодаря таким интпртрепаторам со всей очевидностью становится понятно, что в войне с гитлером и нацизмом Россия проиграла, так как приняла вражескую идеологию.

  20. on 18 Ноя 2013 at 7:37 пп Гари Иванов

    Борис, что же вам понятно. По результатам второй мировой войны СССР получил огромные территории и разгромил фашизм. Мне не понятно как это по вашим словам Россия проиграла да ещё приняла вражескую идеологию? Факты истории и признание мировым сообществом победы СССР были признаны всеми государствами мира а СССР безоговорочно является победителем во второй мировой войне! Смею вам напомнить Россия правоприемник СССР. Я гражданин России и не понимаю о какой вражеской идеологии вы говорите? История России здесь и сейчас делается в России а не за её пределами как бы вам не хотелось представить Россию неким монстром а В.Путина диктатором -это не так и в России нам виднее чем вам за границей мы вполне свободны и защищены!

  21. on 19 Ноя 2013 at 11:14 дп Олег

    Интересно, по какому учебнику Борис (Борух) Шапиро учил историю? У кого это СССР проиграл Великую Отечественную войну?

  22. on 19 Ноя 2013 at 2:25 пп Гари Иванов

    Борис, это не вражеская идеология, скорее это продолжение традиционной геополитической претензии в силу географического, исторического нахождения России, обусловленность прошлым, войны, царизм, крепостное право, исключительное положение высшего сословия до революции отложило свой отпечаток на Россию, мне понятно что вы хотели сказать- скорее это историческая обусловленность особенным положением России в истории, её сложная историческая судьба требующая выживания в мире, своеобразный исторический экстрим общественной а не индивидуальной судьбы. Отчасти вы правы, имея ввиду враждебное отношение среды существования к человеку в России .Наверно это вы хотели сказать?

  23. on 20 Ноя 2013 at 3:14 дп Лариса

    Нынче объявилась новая форма публикаций. Допустим, человека, именующего себя Михаилом Ефимовым, никто не хочет публиковать не только из-за плохого качества текста, но из-за оскорбительного его характера. Чистота крови, жидомасонство и прочее неприличное — такими «понятиями» пестрит текст автора. Вот этот человек пристраивается самым паразитически образом к опубликованному выше тексту, неважно какого содержания, и проповедует свои националистические идеи. А разговоры на национальные темы — они почему-то для многих как медом мазанные. Так и тянет поговорить. Вот и вся комедия.

  24. on 21 Ноя 2013 at 9:48 дп Михаил Ефимов

    Я не буду гадать, что хотел сказать Б.Шапиро – поэт, писатель и представитель лучших слоёв интеллигенции.

    Есть более интересная вещь – ДВА переходящих ОДИН в другой купола Гетенаума.
    «здание имеет ДУАлистическую форму, то есть состоит из двух цилиндров, которые увенчаны куполами, что отвечает общей задаче, поставленной духовной наукой, как мы ее мыслим в Дорнахе» — пишет мастер их ложи Штейнер.
    — Два цилиндра с куполами – это классика!
    «ориентируясь и опираясь не на обычную повседневную логику суждений (хотя на ней, естественно, строится многое) или на обычные правила научных исследований, а претворяя в искусство в душе мерцающие силы», — продолжает он далее в своей АРХИТЕКТУРНАЯ ИДЕЯ Гетеанума.

    Дуа (два) треугольника входят и в Могед Давид – звезду Давида. Которые есть на флаге Израиля. – Причём оба ДВА — голубые.

    — Но при этом дуаALLность (лишь два из all, alles) их реALLности вовсе не означает, что небо и небеса – это одно и то же.

    Небо – место где нет БО (т.е. ничего божественного)!
    НеБЕСА – место, где нет беса (СВАрга Пречистая). Например, на картине «Человек с филином» К.Васильева (1976 г.) она показана выше поднебесной черты, изображённой как граница Мiров в виде рукоятки кнута, через которую вниз перетекает символическая Истина.

    Но вернёмся к дуаALLности.
    Именно против еврейской дуальности и была направленная вся миссия И.Христа. То есть парень из г.Назарета нёс евреям третий элемент (треугольник) белого человека – Духа Святога!

    «Ибо кто обрящет Духа Святога станет как дитя малое и в нём Совесть проснётся» — т.е. 4-й элемент белого человека – соВесть = совместная с Богами весть.

    — А вот уже со-Вестью управляет следующий – 5-й элемент — воля. Лишь после этого можно говорить об эволюции.
    Кстати, сам Назаретянин (и не один раз, например, в канон. еванг. от Матфея) говаривал о главной цели всей своей миссии:
    «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева»!

    Заметь: именно к ним! И ТОЛЬКО к ним!

    «А на пути к язычникам, НЕ ХОДИТЕ» — говаривал он своим ученикам.
    — Почему?
    — Да потому, что у белого человека 3-й элемент (Дух) присутствует изначально – от рождения.

    А вот евреям (ТЕЛО их Адама создано из глины – т.е. на кремневой основе) Назаретянин заявлял: — Отец ваш – сатана!
    Что и подтверждает Иоанн Богослов.

    О дуализме любил поговорить и Абрам Моисеевич Ридигер (он же экс-патриарх Алексий II).
    Например, выступая перед раввинами в Нью-Йорке 13 числа ноября месяца 1991:
    «Мы едины с иудеями, не отказываясь от христианства, ни вопреки христианству, а во имя и в силу христианства; а иудеи едины с нами не вопреки иудейству, а во имя и силу истинного иудейства.
    Мы потому отделены от иудеев, что мы ещё не вполне христиане, а иудеи потому отделяются от нас, что они не вполне иудеи. Ибо полнота христианства обнимает собой и иудейство, а полнота иудейства есть христианство».

    Поэтому (как справедливо отмечено множеством авторов), одна из христианских сект (созданная Сеулом – Савлом – Павлом; жившим через 70 лет после Назаретянина и никогда НЕ БЫВШИМ его апостолом – как врут ПОПы), прямо называется иудо-христианской.
    А все масонские ордена – жидо-масонскими.

    P.S. Теперь, касательно истерий, привычно закатываемых отдельными ксениями, маринами, ларисами и иже с ними – имеющих не две (XY), а лишь одну хромосому (XX).
    Я не буду здесь наращивать текст и приводить пару замечательных цитат из Пелевина: про сок, поднимающийся к сердцу женщины-НЕ-охотницы и брызжущий из её глаз – желающие легко найдут.
    Отмечу только, что неБО (в т.ч. и 7-е небо) – это отнюдь не сексуальный невроз.

    Кстати, как констатировал один из учеников профессора Б.Ф. Поршева (1905 – 1972) — Б.А. Диденко, учёные уже давно пришли к выводу:
    «…человечество не является единым видом. Оно состоит из четырёх видов, у которых различная морфология префронтального отдела коры головного мозга. Два вида – хищные, с ориентацией на людей. Представители этого хищного меньшинства не имеют совести, нравственности. Эти нелюди и превносят во все сферы человеческого общежития безчеловечную жестокость, безчестность, бездуховность».

    — А ещё безпринципность, безолаберность, дисгармонию…
    — Среди нас присутствуют не Творцы – разрушители. Не созидатели, а деструкторы.

  25. on 22 Ноя 2013 at 10:40 дп Олег

    «Русская софиология — это не гнозис: для этого ей не хватает системности, конкретности духовного знания, разработанности пути к нему,— но ее можно охарактеризовать как страстный порыв к гнозису»;
    «прецедент софиологии в истории русской культуры — это идеология МАСОНСТВА XVIII в. вместе с мистическими исканиями эпохи Александра I» – пишет Н.К. Бонецкая в статье «Русская софиология и антропософия» (см. Вопросы философии.— 1995.— №7.— С. 79—97) на сайте http://philosophy.ru/library/vopros/58.html
    «Откровений» Соловьеву было недостаточно: чаяли откровения Св. Духа, Третьей Ипостаси Божества. Пока же — искали принципиально новых духовных путей (Д. Мережковский, Вяч. Иванов), размышляли о новом культе — «апокалипсических» мистериях (переписка Андрея Белого и Флоренского 1904—1905 гг.), стремились по-новому философствовать (экзистенциализм Бердяева). В этих своих исканиях русская религиозная мысль встретилась с антропософией Рудольфа Штейнера.

    В литературе нам до сих пор не попадалась прямая постановка проблем, связанных с этой примечательной встречей. Это была встреча, с одной стороны, новейшей волны немецкой мистики, через фигуру Гете получившей доступ, так сказать, в легальную, светскую культуру,— с другой — тоже обновленной философским и естественно-научным духом XIX—XX вв. русской эзотерики. История этого контакта имеет достаточно отчетливые начало и конец: начинается она в 1909—1910 гг., сближением Андрея Белого в петербургском салоне Вячеслава Иванова с эмиссаром и русской ученицей Штейнера, А. Р. Минцловой,— заканчивается же в 1935 г. выходом в свет в парижской эмиграции сборника статей русских философов под названием «Переселение душ» (при участии Бердяева и С. Булгакова) с глубоко враждебной критикой антропософии.
    Если ранее Бердяев и Булгаков и находили в антропософии какие-то положительные моменты, то теперь их отношение к ней представало чисто негативным,— так что можно говорить о состоявшемся в 1935 г. полном разрыве русской мысли начала века с «духовной наукой».
    И, далее: «С другой стороны, несмотря на всю открытость русских софиологов навстречу новому — новой духовности, новому гнозису — какие-то очень важные, ключевые аспекты антропософии оказались для русского сознания неприемлемыми. Поистине камнем преткновения для него стала христология Штейнера вместе с весьма чуждой русскому уму идеей перевоплощения,— главное же, отталкивало отсутствие Бога в системе Штейнера».

    «При всей богословской свободе софиологов — ориентиры им часто указывал Якоб Беме (как и русским масонам XVIII в.), куда чаще, чем святой Афанасий Александрийский — они не могли принять Штейнера религиозно. В Штейнере и антропософии не находили благодати — особой православной любовной, милующей духовности…».

  26. on 22 Ноя 2013 at 5:40 пп Михаил Ефимов

    Я не знаю, кто прячется за именем Лариса, и пишет в 3 часа ночи, но что неприличного в понятии чистота крови — для меня загадка.

  27. on 22 Ноя 2013 at 8:12 пп TIM ©

    — Как трудно сохранить независимость от устойчивых идей – думалось Ларисе.
    Она опять не спала!
    За стеклом плыла тёмная ноябрьская ночь. С тревожной, закрываемой тучами полной, яркой луной.
    Было за 3 часа пополуночи, когда недремлющая, уже начавшая заметно полнеть Лариса в ужасе с широко открытыми глазами отпрянула от окна.
    В непроглядной ноябрьской ночи она чётко увидела тень маньяка-литератора, который совсем недавно (о, ужас! прямо на асфальте) в одной футболке и грязных русских кроссовках, холодно и цинично пристроился к её знаменитой подруге.
    – И это несмотря на защиту астральных течений.
    Естественно, Лариса могла видеть лишь только отблески истинной картины, но то немногое было не сказка, не миф – а сермяжная правда жизни.
    Ей не спалось. В бес-сильной злобе хотелось рвать, швырять и метать тонко отточенные метафизические стрелы! И хотя подруга была где-то далеко (на другом конце), Лара мысленным взором прямо через центр Земли вникла в ситуацию – на миг ей приоткрылась чёрная сущность русского…
    Ларису обдало вселенским холодом – он опять шёл из этой ужасной России, таки проигравшей войну Гитлеру.
    – С Руси вновь повеяло этим дремучим русским космизмом.
    — Против которого не помогла даже 1000-летняя прививочка «традиционной российской религией» — с родиной в Израиле.
    И реальным ужасом показалась на глазах разорванная маньяком прямо на груди полосатая тряпка. Это была майка русского…
    Дрожа вся в гневе, Лариса метнулась к ещё включённому в 3 часа ночи компу: SOS… SOS… лишь дважды успела пробить она по новейшим цилиндрически-выпуклым клавишам. Её побелевшие губы шептали: — Грiна!
    Грiна-да…
    г… да, г… моя.
    — Откуда в Ларисе заморская грусть? – раздался с не-бес вопрошающий голос.
    — Тьма пришла со Средиземного моря, – с ехидцей ответило ему Абсолютное Нечто.
    — Ох, уж эта дуальность, устало пронеслось в пустеющей голове Ларисы. И тут, прямо за собой, она вновь увидела в очередной раз пристраивающегося ненавистного русского…
    «История – это не совокупность культур, а ожесточённая борьба рас, этносов и религиозно-идеологических систем» — коченея от ужаса, прочла одну из уцелевших полос с его груди.
    «Вера в то, что безсмертие народа в какой-то мере гарантированно, — наивная иллюзия. Из-Торы-Я – это арена, полная жестокостей, и многие расы, как независимые целостности, сошли с неё» — мгновенно облетя взором через центр Земли прочла она афоризм и на спине маньяка.
    — Неужели что-то из Штейнера? – Нет, это пожалуй Второзаконие… – промелькнуло в воспалённом мозгу Ларисы.
    — А куда суки дели 1-й Закон? – уже уносясь сознанием, неожиданно звонко услышала она в след.

  28. on 27 Ноя 2013 at 12:01 пп Михаил Ефимов

    Писателю и поэту Б.Шапиро. — 2-я Мировая война у русского народа называется Великая Отечественная!
    А час Победы, час торжества России стал вместе с тем и временем позора и посрамления всего западного мира – как совершенно справедливо отметил в своих книгах О. Платонов.

    9 мая 1945 года, когда весь русский народ ликовал и праздновал победу, Р. Паркер, американский журналист, находясь в своём посольстве в Москве, наблюдал реакцию на нашу победу главного советника посольства США масона Дж. Кеннана: «Он стоял у закрытого окна так, чтобы его не было видно, чуть отодвинув длинную портьеру. И молча наблюдал за толпой ликующих людей, по праву гордившихся своей страной, армией и их вождём – генералиссимусом. Я заметил на лице Кеннана странно-раздражённое выражение. Бросив последний взгляд на людей, он, отойдя от окна, злобно сказал: «Ликуют. Они думают, что война кончилась. А она только начинается!».

    Вскоре (1948 г.) мир облетел текст злобной доктрины Алена Даллеса (директора ЦРУ США), родившейся вскоре после выигранной нами Великой Отечественной войны (1941 – 1945):
    «Мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю материальную мощь и ресурсы на оболванивание и одурачивание людей. Человеческий мозг, сознание людей способно к изменению. Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые…
    Мы найдём своих единомышленников, своих помощников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного угасания его самосознания.
    Литература, театры, кино – все будут изображать самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства…
    И лишь немногие… будут догадываться или даже понимать, что происходит… но таких людей мы поставим в безпомощное положение, превратим в посмешище, найдём способ их оболгать.
    …Мы будем расшатывать, таким образом, поколение за поколением… Мы будем драться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодёжь, станем разлагать, развращать, растлевать её. Мы сделаем из них космополитов».

    — День великой победы России над Германией стал днём начала нового витка злобной борьбы Запада против всего русского народа.
    — Возникает резонный вопрос: — Почему?

    — Важнейшая стратегическая цель, которую обозначил враг – это подмена наших национальных ценностей.
    — Заметь, на фальшивые!
    — То есть на их.
    – Да!
    — Но здесь кроется что-то ещё… Более глубокое, тайное, тёмное. Спрятанное и шевелящееся в веках! А может и в тысячелетиях. Не разобравшись в этом, мы не найдём причины столь злобной и постоянной ненависти к нам, не поймём природы ИХ лютого противостояния.

    — Вспомним слова П. А. Столыпина (1862 – 1911), бывшего вторым лицом в царской империи. Вспомним его неслучайно сказанное сто лет назад: «ИМ нужны великие потрясения. А нам нужна великая Россия!».

  29. on 29 Дек 2015 at 10:11 пп Непомнящий

    Статью прочитал с интересом. спасибо Мина. Желаю Вам успехов. Жду новых публикаций.

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: