Джон Коннор – Иуда

Джон в зените славы

Сегодня утром, продрав глаза, я окинул мутным взором полузатемненное пространство своей комнаты на отшибе мегаполиса. Прислушался к гудкам автомобилей. Сфокусировался на окне: мутное серое небо. И внезапно понял, в чем настоящая драма кино-сериала «Терминатор», в которой вот-вот выйдет четвертая серия — «Тerminator Salvation». Драма, товарищи, в том, что всех терминаторов в прошлое посылал никто иной, как сам Джон Коннор, человек с большими планами.

Да-да. Джон не был идиотом. Он рос талантливым хакером и военно-статегическим гением (спасибо генам папы!), и когда вырастет, хотел одного: покорить мир.

Сразу вопрос: как я догадался насчет Джона? На размышления натолкнули недостающие в финальной версии отрывки обоих фильмов, которые я смотрел вчера допоздна на ю-тюбе. Особенно значимым куском мне показалась альтернативная концовка «Терминатора-2» (где Сара сидит и скучает на скамейке в парке, а дети катаются на карусели – по сути, это альтернативное _начало_ второй серии), а также тот отрывок («Sarah fights back»), где Сара предлагает Рису взорвать нафик Сайбердайн Системс (адрес которого она просто нашла в телефонной книге!), а он говорит, что в его обязанности это не входит, тогда Сара пытается убежать от Риса в лес, где он ее, конечно же, догоняет. Следует дущещипательная сцена, в конце которой Рис, с видом торчка, вернувшегося из долгого и изматывающего трипа, оглядывает окружающую действительность, срывает одуванчик и изрекает, что дескать он чувствует себя не в своей тарелке, потому что «этого ничего уже нет». И правда. Рис – человек из будущего, и для него, по сути, нет ничего, чего нет в _его_ времени – например, прошлогодних одуванчиков – а также людей, которые не периживут Судный день. К последним относится, естественно, и он сам (мы помним, что сказал ему непререкаемый Джон Коннор, отправляя на задание: мой отец «погибнет еще до войны»). Рис наверняка не знает наверняка, что он и есть тот самый отец, но также наверняка немало размышлял на эту тему и надеется им стать – ведь он любит Сару. По сути, Рис – такой же терминатор, как и все остальные – в том смысле, что как и терминаторы, он «запрограммирован» _Джоном Коннором_ на определенное действие. Почему Рис? Скроее всего, Рис – не простой рядовой, а один из лучших (хорошие гены, опять же!) – вероятно, второй человек после самого Джона. Вспомним Фрейда и древнегреческие трагедии – и становится ясно, почему Джон отправляет его на задание, то есть читай на верную смерть. К тому же, если мы вспомним, что Джон в это время уже взрослый матерый мужик – значит, он помнит все, что было в его детстве – события 2-го Терминатора, то есть – и знает, насколько неизбежен выбор Риса для отправки на задание, ведь он все-таки сын своего отца!

Все это немного сложно для понимания, но все проясняется, если держать в уме две вещи: первое, что _все_ события, которые показаны в 1 и 2 фильме, имели место быть (третий «терминатор» — происки агентов смитов), и второе — что все это «от» и «до» спланировал и реализовал сам Джон, с детства компьютерный и стратегический гений, а также просто живучий мальчик с бооольшими амбициями. Мы нигде не видим, как Скайнет отправляет «злого терминатора» в прошлое – почему бы не целую армию, спрашивается, наверняка?? Одинокого – и запрограммированного на поражение – Шварценнеггера – отправляет в прошлое сам Джон, -«захватив»? Нет! Разработав самостоятельно — оборудование по переносу во времени.

Зачем? А кем был бы Джон Коннор, если бы не случился Судный день? Никем. Его бы просто не было! Его отец встретил его мать с его собственной подачи! Таким образом, Джон – настоящий self made man. К тому же, он фактически… спас мир – от скуки! В альтернативной концовке 2-й серии поражает бездарная бессмысленность «мирной жизни», в которой нет места подвигу, героизму, самопожертвованию и всем тем острым эмоциям, за которые «Терминаторы» любит мир (вспомним того же Риса – вот уж правда человек, который горел в два раза ярче любого другого!) Кто погиб в результате всех этих событий? В основном, люди, которых Джон по жизни недолюбливал: копы, приемные родители, какие-то тупые обыватели, пара роботов… Ну и Рис. И и, конечно, несколько миллиардов людей впридачу, но я лично думаю, что Джон не придавал этому большого значения. Просто не брал в голову.

Что приобрел Джон в результате всей этой истории? Он стал первым человеком в поствоенном мире, военным вождем всия планеты, героем и культовой фигурой для современников, одним словом _легендой_, как и его (горячо любимая) мать ( «ты – легенда» — говорит Рис замерзшей и сомневающейся Саре под мостом). Чем не мечта геймера??

Джон, как настоящий гений, все сам придумал и запрограммировал от начала и до конца, всю эту историю: именно он разрабатывает «Скайнет» и развязывает войну людей с машинами, потом выигрывает ее (что нетрудно, если помнить о том, что машины запрограммировал опять же он сам), потом посылает в прошлое «злого» (а на самом деле такого, какого надо) терминатора и своего верного и мало о чем подозревающего, влюбленного в Сару по фотке (вот рыцарь, достойный пера Сервантеса!) дружбана — Риса, — который возможно также и конкурент в управлении планетой, где вот-вот закончится однозначно выигранная война с последними недобитыми терминаторами (об этом говорит Рис Саре) – а где заканчивается война там начинается политика, и друзья могут стать врагами (а может, у Джона и доброе сердце — но, как это ни забавно, у него просто нет выбора! Тут уж быть или не быть, и для Джона это не вопрос); потом опять же четко программирует по всем ситуациям и посылает в прошлое еще двух терминаторов: жидкого и твердого, _просто чтобы поразвлечься_, ну и конечно и вызволить мать из психушки! Точность отыгрывания «пьесы» определяется тем, что практически все события создают терминаторы – подробно (вплоть до реплик) и точно запрограммированные Джоном. И вуаля – «все идет по плану»! Джон рождается у Сары (сохранив ее фамилию!), наслаждается безоблачным детством, потом участвует в событиях 2-й части, потом Сара (благодаря его усилиям) выходит на свободу, а Джон занимается своими делами в Сайбердайн системс. Изобретает Скайнет. Талантливый мальчик. Затем – мы помним, Рис говорит: никто не знает, кто это начал – но скорее всего «это были машины, Сара» — Джон запускает свою ацкую програму, и настает его звездный час: время «спасти» мир и стать «легендой».

Ловко? Да. Цинично и безжалостно? Не факт. У Джона, видимо, доброе сердце, и я допускаю, что он тянет до последнего со «Скайнет» – но он не может ждать всю _жизнь_: ему еще спасать мир своими руками и ногами, а потом ведь еще надо_родиться_! Памятуя характер довоенной деятельности его славной мамаши (торговля оружием, к примеру), и собственные хакерские наклонности Джона, допускаю, что к запуску «программы Судного дня» его подталкивает, скажем, конфликт с властями… Это просто теория. Возможно, Джон долго сомневается, как поступить, перед тем, как нажать кнопку, запускающую, наряду с ядерными ракетами, всю последовательность событий. Но как бы то ни было, Джон (Иуда!) должен сделать свое черное дело по определению. Чтобы мир очнулся ото сна и появилось новое поколение людей – герои военно-компьютерной «игры» в реальном времени, которую придумал Джон.
Более того. Если вдуматься, Джон Коннор должен нажать атомную кнопку «Скайнета» хотя бы для того, чтобы _родиться_. Вспомним его любимую поговорку-присказку: No fate. No fate but what we make – трагикомическое высказывание человека, который организовал свое рождение ценой жизней миллиардов ни в чем не повинных обывателей. Вот такой он, человек-легенда, мать его легенда. «Последний» американский герой. The man who sold the world. Или просто Иуда.

Вот и все. А если копнуть глубже, то получается, что Джон мог спроектировать (и возможно, генетически и событийно переправить!) не только собственное рождение, но и, скажем, рождение собственной матери — по заданным характеристикам. Просто об этом в фильме умалчивается. И еще. Это кажется паранойей, но если вдуматься, то когда у тебя в руках машина времени – почему бы не сыграть по-крупному? Спрашивается, что делал Джон после того, как ему прискучило заправлять миром по окончании «войны»? Остается только догадываться. Я лично сомневаюсь в том, что он уничтожил оборудование по переносу во времени – изобретение, дело, прикол всей своей жизни (и ее необходимое условие!). Хотя стратегически такой ход запечатывают всю созданную им (довольно хлипкую!) структуру, делая ее в какой-то степени «вневременной», гораздо интереснее было бы продолжить игру, учитывая, что возможности Джона практически безграничны: чтобы избежать смерти в своем теле, он может создавать бесконечное количество временных «петель», отправляясь в прошлое и расставляя в нужных местах (и временах!) запрограммированных терминаторов-подстраховщиков…

Отдельного рассмотрения заслуживает Сара – фигура трагическая, со своей короткой любовью и долгим пребыванием в психушке (куда она попала, как мне кажется, не только за «предсказания»). Со своими кассетами, которые она пишет сыну, которого носит в животе – зная, что лично поболтать особо не придется – и который запрограммировал ее смерть, наряду со смертью Риса и еще шести миллиардов людей. Со своими неудачными любовниками (про них Джон рассказывает терминатору во второй части)… Если же мы обратим пристальное внимание на сны Сары – то ее фигура становится совсем психоделичной. Дело в том, что Сара видит вещие сны: первый сон – о Судном дне – так будет на самом деле. А сон, который она видела (загипнотизированная Рисом?!), когда Рис рассказывал ей о будущем – в принципе, не отвечает действительности, потому что этого не будет: во сне терминатор побеждает и, видимо, убивает Риса в будущем, а ведь Рис погибнет в другой схватке – на заводе – в прошлом, то есть в ее времени. Но в целом все так и будет: Рис погибнет от рук терминатора, хотя и другого, и в другом времени, и в другом месте. Но самое главное, из этого сна Сара узнает, что в будущем – после Войны – от нее останется только фотка, в которую влюбится Рис – и отправится в прошлое, чтобы с ней соединиться. Таким образом, Сара видит, что с точки зрения будущего она уже мертва! Она должна погибнуть, когда вырастет ее сын. «Твой мир страшен» — говорит Сара Рису, смутно предчувствуя свою судьбу. В третьем и последнем сне (тот самый вырезанный фрагмент) Сара видит Риса, который приходит (как Оу-би-ван Кэноби к Люку Скайвокеру!) к ней в психушку предупредить, что времени осталось совсем немного – еще чуть-чуть, и грядут события. Какие? Судный день, который она не переживет. Тот самый сон Сары, которым начинается 2-я часть – как она сгорает в тепловой волне атомного взрыва, схватившись за сетку забора – это как раз ее неотвратимое будущее. Сара обречена собственным сыном – и самой логикой событий: иначе бы они встретились с Рисом в реале, и только после войны, а ведь тогда от нее уже осталась только фотка.. Эту логику событий, опять же, задает ее любимый Джон, ради которого Сара готова умереть… Так и будет. Есть от чего сойти с ума, если она хоть немного догадывается, какую роль занимает ее сын в этой истории – она догадывается: недаром первый фильм заканчивается репликой “<...>The storm is coming – I know”. Есть и еще одна пикантная подробность: песня, которая звучит в баре Technoir, пока Сара сидит там: Burning in the 3rd degree – что это, как ни аллюзия на «сгорание» Сары в огне грядущего атомного взрыва?! Первая волна – световая, вторая – тепловая, третья – взрывная.. Вот в третью волну Сара и погибнет, технически – как во сне. «You’ve got me burning» – как бы говорит словами песни Сара своему сыну (а может, обращается к Богу?!)…

Ну и последнее хочется мне. Если Скайнет придумал Джон, если терминаторов (идея, достойная геймера!) по сути придумал опять же сам Джон (а не Дайсон, который вообще проходной песонаж, игра слов: Dyson – die soon, быстро погибает), если все придумал Джон… Спрашивается, _почему_ у «доброго» терминатора лицо Арнольда Шварценнеггера? Ответ до смешного прост. Джону _нравится_ Шварценнеггер. Джону _нравится_ фильм.

Так это что получается, может, он тоже, как и мы, с нетерпением ждет 4-й части?


комментариев 10 на “Джон Коннор – Иуда”

  1. on 01 Апр 2009 at 8:38 пп Глеб Давыдов

    Никогда не думал об этом, но получается, что Коннор не просто Эдип, а сам себе отец… забавно… В этом смысле Dyson – это уже даже скорее die son, то есть «умри сын», а не «умирает скоро». И в итоге все должно превратиться в какой-то странный суицидальный синдром. Посмотрим, чем дело кончится, если кончится когда-нибудь (что было бы с коммерческой точки зрения неправильно).

  2. on 01 Апр 2009 at 10:08 пп kai

    die son :)

  3. on 01 Апр 2009 at 10:22 пп Глеб Давыдов

    или die sun, в конце концов

  4. on 02 Апр 2009 at 1:56 пп kai

    die sun — это уже «Матрица».. дай сон, морфеус..

  5. on 06 Апр 2009 at 12:22 пп volandkit

    Прикольный бред :)
    Поправочка: Burning in the 3rd degree — вовсе не гореть в третьей волне, а получать ожоги третьей степени…

  6. on 06 Апр 2009 at 4:58 пп Херш

    идиотский бред…

  7. on 07 Апр 2009 at 10:09 пп Andrey Kashpura

    Очень интересная и своевременная статья. Вы все наверняка знаете, что четвёртый фильм, это начало новой постапокалиптической трилогии. То что описал Кай, я знал, но хаотично, на уровне подсознания и инстинктов. А он структурировал, молодец.

  8. on 17 Ноя 2012 at 10:51 пп вАСЕК

    Функция американцев: заполнение сознания людей дерьмом, но когда его слишком много надо смыть дерьмо в океан.
    Потупление ведёт к потопу.

  9. on 27 Янв 2015 at 5:25 дп Джон Коннор

    Он меня расколол..

    ))) Надо смыть это дерьмо в океан.

  10. on 22 Сен 2017 at 11:40 пп Azzzy

    Кай наванговал в точку или написал сценарий для Генезиса, где злобная сущность Джона Коннора раскрылась?

НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: