… а СУЩЕСТВА – именно так называют московские художники Анна Орловская и Борис Попов своих персонажей – ирреальны. Снизошедшие до трехмерности, шагнувшие из воображаемой рамы сказочного своего мира в предсказуемую шахматность Homo а-ля Sapiens, они обезоруживают неправильностью и трогательной беззащитностью линий.

Их длинные острые носы на маленькой головке, их большущие животы и тонкие конечности с миниатюрнейшими лапками, их проницательные глазки, обращенные внутрь себя, не удостаивающие двуногого взглядом – суть вещи в себе, искусство для искусства. Впрочем, иногда вполне функциональное. Многие существа показывают, например, время, однако сами часы (с запрятанным в т. н. двойное дно предмета немецким механизмом) замечаешь не сразу. Например, в сюре «Кофейные часы», двое – Он-стоящий, Она-сидящая – сосредоточенно-иронично взирают на чашки (пост-чеховские «подводные течения», если угодно), наверняка замечая на донышках то, что простому смертному глазу – глазу несущества – разглядеть невозможно, немыслимо.

Сюр «Ловец бабочек» – элегантное изображение движения в фарфоровой миниатюре: существо с развевающимся шарфом пытается поймать сачком «ускользающую мечту», намекая, быть может, на один из энтомологических снов г-на Сирина (кто проверит?). Бронзовый же сюр «Слепые» перекликается с небезызвестной картиной Питера Брейгеля Старшего «Притча о слепых», мотив которой – извечное бегство раба от свободы.

Есть и другие существа, которых невольно хочется назвать снусмумриками – вся их сумасшедшая муммитность в кажущейся своей неправильности чрезвычайно гармонична. Очень часто существо-М и существо-Ж образуют тонкий, всегда нестандартный, не отформатированный скучным «так надо», дуэт. Вот они: влюбленные, опечаленные, задумчивые, веселящиеся – но, в отличие от большинства people, лишенные стереотипов. Есть среди них свои клоуны и клоунессы, мудрецы и обыватели, дураки и мечтатели – все так же, как в трехмерности, только чуть-чуть иначе: просто существа живут своей вовсе не понарошной жизнью в иной плоскости, проникнуть в которую нам не дано.

В ответ на вопрос о так называемой концепции Борис Попов только мотнул головой: «Каждый вкладывает в существ собственный смысл». Действительно, «переводить» подобные сюры – все равно что объяснять смысл иного верлибра.

Все работы художники выполняют вручную: никаких шаблонов или форм. Куклы, фарфоровая миниатюра, бронза, часы Орловской и Попова экспонируются в европейских музеях и галереях: в Лувре, Музее декоративного искусства в Париже, лондонской Westminster Gallery. Существа же на постоянной основе прописались в галереях Голландии, Франции и Бельгии, и, надо полагать, неплохо там себя чувствуют…

Они – те самые домовые, пришедшие из волшебных снов и добрых сказок: «Чердак», «Часы с Арлекином», «Четыре ангелочка и такса», «Ловец бабочек»: поселившись в доме, непременно что-нибудь да наколдуют.

«Это всё Анна, всё – она..» – говорит Борис, кивая на странных созданий с голубыми глазами: и существа соглашаются.

Сайт существ: www.borispopov.narod.ru


НА ГЛАВНУЮ БЛОГА ПЕРЕМЕН>>

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: